Редакционная коллегия: В. В. Тулупов — главный редактор



жүктеу 4.07 Mb.
Pdf просмотр
бет2/16
Дата06.01.2017
өлшемі4.07 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

'6

Не «корочки» ради

журналисту иметь соответствующее образование? 

Мне кажется, что нет. Сегодня среди работающих 

журналистов выпускники журфака не преоблада-

ют.  Хотя журналистское образование дает доста-

точно широкий спектр знаний, в  первую очередь 

филологической направленности, никто не меша-

ет математику или физику стать журналистом. 



Радин: Журналисту надо иметь высшее образо-

вание. Желательно гуманитарное. С  каждым го-

дом все чаще приходят студенты с вопиющей без-

грамотностью. Иногда они меня просто шокируют, 

в слове «ёжик» могут допустить пять ошибок. Когда 

я принимал людей на работу, на диплом я не смо-

трел. Учился человек на журфаке или нет, для меня 

не было важным. Важно, горит у него глаз или нет. 



Васюков: Некоторые руководители деловых 

СМИ говорят, что они предпочитают иметь дело 

с  выпускниками экономических вузов, а  не жур-

факов. Честно говоря, принимая на работу новых 

сотрудников,  мы вообще не обращаем внимания 

на диплом. Однако это совершенно не значит, что 

не надо получать высшее образование. Просто для 

работодателя абсолютно неважно, какая у  вас «ко-

рочка». Гораздо важнее, что вы из себя представля-

ете и какой у вас опыт. А если опыта нет, то важны 

ваши адекватность, энергия и готовность обучать-

ся. Получать высшее образование нужно для себя, 

а не для работодателя. В нашей редакции работают 

совершенно разные люди, очень большое разноо-

бразие дипломов, хотя факультет журналистики 

СПбГУ все-таки доминирует.



Насколько журналистское образование 

пригодилось в работе?

Агапитова: Многие предметы были чисто по-

знавательными. Мы изучали, например, эконо-

мику сельского хозяйства, промышленность. Такие 

предметы всегда побуждали осознавать, что журна-

лист  –  это дилетант, который должен разбираться 

практически во всем. Понятно было, что не каж-

дый мог на первых курсах сказать, в какой области 

он в  дальнейшем будет работать.  Пригодилась во 

многом история журналистики. Начиная работать 

на телевидении, мы все думаем, что можем изо-

брести передачу, которой раньше никогда не было. 

Когда я стала заниматься историей журналисти-

ки, выяснилось, что, в общем-то, все уже было. Не 

надо стремиться изобретать велосипед, есть много 

нового, которое хорошо забытое старое.  Факультет 

журналистики Ленинградского государственного 

университета дал мне друзей, знакомых, препо-

давателей, которые сегодня являются моими кол-

легами по педагогической работе. Кроме того, мне 

нравится ощущать, что факультет, на который я 

решила поступить когда-то в  детстве, есть в  моей 

жизни и в зрелом возрасте. 

Система преподавания на факультете по-

менялась. Стало больше общих дисциплин. Мне 

кажется, раньше мы были больше заточены на 

практическую часть. Семинары проходили на 

телевидении, за студентами были закреплены ре-

дакторы, которые давали хороший практический 

опыт. Сегодняшним студентам больше повезло 

в том, что у факультета есть хорошо оборудованная 

студия. В мое время она только начинала работать, 

а у предыдущих поколений такой возможности во-

обще не было. Люди, которые видят свою дальней-

шую жизнь на телевидении, теперь обладают пре-

красной возможностью практиковаться.

Радин: Что пригодилось потом в  работе? Не-

многое. Тогда время было такое. Советская жур-

налистика уже закончилась, а российская еще не 

началась. Учебный процесс еще не перестроили, 

и все, что было нужно, мы получали самостоятель-

но или слушали старших коллег. Но даже то, что 

они нам говорили, сильно отличалось от того, что 

давали в  университете. У нас было мало практи-

ков. Сейчас стало лучше. Я вижу, что на журфаке 

появляются люди, которые работают в  профес-

сии – в информационных агентствах, на телевиде-

нии, радио, в пиаре.

Мне  факультет дал понимание того, что если 

чего-то очень хочется, то обязательно этого до-

бьешься. Я благодарен преподавателям, которые 

даже в те годы находили силы и возможности раз-

глядеть в студенте то, что он сам в себе не видел. 

Артеменко: Для тех, кто действительно хочет 

стать журналистом, факультет  – это отличное ме-

сто. Я абсолютно не жалею, что окончил журфак. 

Первые пару лет студенту дают навыки ремесла: 

какие-то базовые вещи в  журналистике, которые 

тем, кто не знаком с профессией, приходится объ-

яснять. Жаль, что не очень хорошо учат писать но-

вости в Интернете. Но сейчас эта проблема посте-

пенно решается. Думаю, что такой предмет введут 

в программу. В этом году меня позвали читать се-

минары для студентов международной магистра-

туры. Там фокус абсолютно практический: как раз 

на том, как делать новости в Интернете. Что каса-

ется двух последних лет на журфаке, то, если вы 

хотите работать, учеба помехой не будет. Если пре-

подаватель видит, что вы работаете, у вас не будет 

проблем. На сессии мне, конечно, выговаривали, 

но в  итоге я без проблем все сдавал и  шел дальше 

работать.

Мне кажется, журналистов обязательно нуж-

но учить программированию, объяснять, как де-

лать простейшие сайты, писать скрипты и верстать 

странички. Потому что медиа – это не только напи-

сание текстов. Это умение донести информацию 

до читателя в максимально удобном виде. Внятно 

рассказать историю доступными способами. А спо-

собов сейчас масса  –  это не только текст и  фото. 

В  базовом журналистском образовании как раз не 

хватает более широкого взгляда на то, как устроены 

медиа. 


Васюков: Думаю, что журналистское образова-

ние мне пригодилось. Помогли знания, получен-

ные на журфаке. Навыком конструирования но-

востного текста я овладел на занятиях. Кроме того, 

у  меня появились какие-то общие представления 

о  дизайне  –  как газет, так и  сайтов. Полученные 



С. Корконосенко

Н Ó в о е   в   м á с с о в о й   к о м м у н и к á ц и и



'7

Не «корочки» ради

знания сформировали мой кругозор. Во время уче-

бы я ездил в Германию, где стажировался в немец-

ком информационном агентстве DPA. Знакомство 

с  настоящей журналистикой состоялось именно 

в студенческие годы.

До поступления на журфак я хотел быть журна-

листом. После окончания журфака тоже хотел быть 

журналистом, но уже имел какой-то опыт. Навер-

ное, это говорит о  том, что факультет со своей за-

дачей справился. По крайней мере, я точно не был 

разочарован. 

Приходится слышать, что образование уйдет 

в Интернет. Не думаю, что это произойдет. Мало-

вероятно, что человеческое общение будет полно-

стью исключено из сферы коммуникаций. Будущее 

журналистского образования, состоит, наверное, 

в  том, чтобы еще больше приближаться к  практи-

ке. Начинать работать с первого курса, а желатель-

но еще и до поступления на факультет журналисти-

ки, чтобы понять, есть ли у  вас склонность к  этой 

довольно тяжелой работе. 



◆◆◆

Трудно составить обобщающее резюме к  этим 

суждениям: они заметно различаются между собой 

по углу зрения на поставленные вопросы, оценкам 

и предложениям. Тем не менее нельзя не заметить 

преобладающей тональности высказываний: фа-

культет журналистики воспринимается с благодар-

ностью, как памятная страница личной истории, 

но – в удалении от своей профессиональной биогра-

фии и сегодняшних производственных забот. Если 

до крайности заострить этот вывод, то получится, 

что в сознании профессионалов образование и ре-

альная журналистика существуют в параллельных 

мирах. Преподавателям не надо разубеждать своих 

партнеров и  доказывать обратное, надо признать 

как данность, что с этих позиций практики будут 

оценивать полезность университетской школы для 

производства, в том числе и в ходе экспертизы об-

разовательных программ и выпускных работ.

г. Санкт-Петербург


Н Ó в о е   в   м á с с о в о й   к о м м у н и к á ц и и

'8

Приглашение к дискуссии



А. Тертычный

«Черные рецензенты»: 

достижение или анахронизм?

Об авторе: Тертычный Александр Алексеевич – доктор фило-

логических наук, профессор кафедры периодической печати 

факультета журналистики Московского госуниверситета.

В последние годы одним из основных изме-

рителей эффективности работы исследователей, 

преподавателей вузов (в том числе и  обучающих 

журналистов), становятся, как известно, статьи 

в  рецензируемых научных журналах. Они учиты-

ваются при составлении различных рейтингов, 

индексов и пр. Соответственно, растет число жела-

ющих попасть на страницы таких изданий. Одна-

ко для этого, как известно, надо преодолеть барьер 

рецензирования. А  барьер этот становится все бо-

лее жестким. Но становится ли он более объектив-

ным? Этот вопрос, думаю, задают многие авторы 

(по крайней мере, не преодолевшие подобную пре-

граду).

Объективность рецензирования, ясное дело, 



один из важнейших факторов, способствующих 

развитию научного знания. Если же такая объ-

ективность не достигается, то это может способ-

ствовать деградации научной сферы. Априори 

предполагается, что объективность оценки статей 

напрямую связана с  квалификацией рецензентов 

и  их беспристрастностью. Предполагается также, 

что и  то, и  другое, и  третье проявляется в  макси-

мальной мере, если оценку статье выносит «чер-

ный» рецензент, который не знает ее автора и оста-

ется неизвестным ему. 

Действительно ли «черное» рецензирование 

выступает залогом объективности оценки? В  этом 

отношении существуют разные мнения. Если за-

глянуть в Интернет, где перманентно обсуждается 

этот вопрос, то здесь можно прочитать, например, 

следующее: «Разговоры российских (и не только) 

академических знакомых по поводу публикаций 

в рецензируемых международных журналах (пред-

полагающих процедуру «слепого» рецензирова-

ния) немного напоминают байки студентов об 

экзаменаторах  – будто бы те при приеме устных 

экзаменов очень сурово задают каверзные вопросы, 

а  то и  вовсе норовят «завалить» всех, кого ни по-

падя… Почему-то многие авторы убеждены в том, 

что рецензенты, во-первых, не склонны разбирать-

ся в  сути рецензируемых работ, а, во-вторых, за-

ранее настроены на то, чтобы, если не «завалить» 

рукописи под тем или иным предлогом, то навя-

зать авторам удовлетворение своих претензий at 

any cost. Спору нет, в  академическом мире, как 

и  везде, можно нарваться на очевидно неадекват-

ные требования, но чаще приходится сталкиваться 

с  другим  – рецензенты (и я сам здесь не исключе-

ние) видят в  аргументах авторов слабые стороны, 

пытаясь порекомендовать тот или иной способ их 

улучшения. Иногда эти способы могут оказаться 

весьма трудоемкими и требующими от авторов не-

малых усилий. Но при этом возникает дилемма – 

объем требуемой рецензентом переделки работы 

может оказаться неоправданно велик… В целом же, 

хотя рецензии не всегда способны улучшить каче-

ство работ, они все же повышают барьеры на пути 

публикации плохих текстов  – собственно, в  этом 

и состоит их функция, пусть она и не всегда выпол-

няется должным образом»

1



Но, такого рода позитивные оценки деятель-



ности рецензентов,  – относительно редкое явле-

ние. По большей мере, в объективность отзывов ре-

цензентов, судя по имеющимся данным, не верит 

большая часть людей (по крайней мере, достаточ-

но большая их часть). И для этого есть основания. 

Вот что сообщает, например, другой пользователь 

глобальной сети: «Сегодня у  меня состоялся инте-

ресный разговор с  одним моим коллегой. Среди 

прочего обсуждали дела, связанные с  публикаци-

ями. Я рассказал ему историю о  том, как я полу-

чил отзыв «черных рецензентов» на мою статью, 

которую я послал в один международный журнал. 

Среди прочих замечаний было одно, откровенно 

меня позабавившее. Они просили дать статью на 

проверку носителю английского языка, неважный, 

мол, в  этой статье английский. Прикольно: ведь 

перед тем, как ее послать, я дал рукопись на про-

верку двум носителям языка и  внес те небольшие 

исправления, которые они предложили. Видимо, 

в этом журнале такая практика ответов – как толь-

ко видят фамилию и  страну из которой прислана 

статья, то сразу же стандартно отвечают, что, мол, 

неважный английский…»

2

.



Конечно, автору этого текста можно сказать, 

что язык  – дело тонкое, независимо от того, ан-

глийский он или русский, или еще какой-то дру-

гой. Возможно, что степень грамотности или вла-

1

 Ещё раз о черных рецензентах // http://grey-dolphin.



livejournal.com/402230.html

2

 Вересов Н. О tempora, о нравы! // http://nikveresov.



livejournal.com/415092.html

А. Тертычный

Н Ó в о е   в   м á с с о в о й   к о м м у н и к á ц и и



'9

«Черные рецензенты»: достижение или анахронизм?

дение научной терминологией теми носителями 

английского, к  которым он обращался, оказались 

не на высоте, и рецензент мог вполне обоснованно 

попросить автора дополнительно проверить ста-

тью у того, кто знает английский на более высоком 

уровне. Показателен для нас другой случай, прои-

зошедший со статьей некоего профессора, о чем тот 

же автор сообщает далее: «Он послал свою статью 

на финском языке в  финский журнал «Kasvatus» 

(Воспитание). И вот получил ответ от «черного» ре-

цензента. Статью отвергли по двум причинам: (1) 

Плохой финский язык (рецензент так и  написал, 

что автор статьи, видимо, иностранец и плохо вла-

деет финским языком) и (2) автор статьи цитирует 

некоторые работы финского профессора Пентти 

Хаккарайнена, но не понимает идей Хаккарайне-

на. А  теперь догадайтесь с  одного раза, как зовут 

автора статьи в  «Kasvatus»? Правильно, его зовут 

Пентти Хаккарайнен. Профессор Пентти Хаккарай-

нен. Такие вот дела …». И, добавим, такая вот мо-

жет быть объективность рецензирования.

Что касается незаинтересованности и  беспри-

страстности «черных» рецензентов, то здесь тоже 

есть вопросы. Предполагается, что, если редакция 

не сообщает рецензенту, чью статью он оценивает, 

то это делает его беспристрастным и  незаинтере-

сованным. Поверить в  это может только наивный 

человек. Ведь если рецензент действительно высо-

коклассный специалист, то, во многих случаях, он 

с  первой строки определит, кто ее автор (либо он 

очень слабый эксперт). Ибо настоящий специалист 

знает «авторский почерк», образ мысли практи-

чески всех более-менее известных специалистов 

в своей сфере, или, по крайней мере, проблемати-

ку, над которой они работают, принадлежность их 

к  той или иной научной школе. Может узнать об 

авторе он и каким-то иным образом. 

Конечно, будучи порядочным человеком, он 

будет судить о  статье по существу. Но иногда, как 

говорится, нечто затмевает его разум. Что это мо-

жет быть? Ну, например, нетерпимость к  конку-

рирующей теории. Так получилось, что мне лич-

но пришлось наблюдать борьбу двух известных 

теоретиков журналистики, у которых были разные 

взгляды на происхождение и предмет публицисти-

ки. Это была борьба не на жизнь, а на смерть, и не 

снившаяся гоголевским Ивану Ивановичу Ивану 

Никифоровичу! И длилась она до конца их жизни, 

на самых разных уровнях. Доставалось (и очень 

даже немало) и аспирантам этих теоретиков, в том 

числе, и на уровне «черного» рецензирования пу-

бликаций. А ведь люди они были не только выдаю-

щиеся, но самые что ни на есть порядочные. 

Есть рецензенты, которые не пропускают ста-

тьи лишь по признаку каких-то идеологических 

разногласий с  их авторами, «разнося» их в  пух 

и  прах (разумеется, так, чтобы не была видна ис-

тинная причина «разноса»). Здесь никакая «не-

известность автора» никак не поможет беспри-

страстности и  объективности оценки. Это может 

быть и  желание «притормозить» рецензируемую 

статью, поскольку она опережает готовящуюся по-

добную публикацию «своего» аспиранта, которому 

надо быстрее выйти на защиту. 

Если говорить об авторе статьи, то, при жела-

нии, и  он может определить «черного» рецензен-

та, вопреки «гарантиям», даваемым последнему 

редакцией. Причем «засвечивают» рецензентов 

не только при прохождении статей, но и  в  более 

серьезных случаях, например, когда речь идет 

о  диссертациях. Вот что сообщает аудитории еще 

один осведомленный человек: «Со мной защищал-

ся проректор по АХЧ ГИТИСа, недоброжелателей 

у  него было много, а  кандидатская была, как это 

помягче сказать, уж совсем слабая. Ну назначили 

рецензента, ну дал он отрицательный отзыв, ну 

вышли потом на него, забрал рецензент свой отзыв 

обратно. Нет у нас в стране института независимо-

го рецензирования»

3

.

«Черное» рецензирование, если оно вдруг про-



водится кем-то, не отягощенным «комплексами», 

типа, норм морали, может принести и  еще один 

нежелательный результат. Ваши идеи могут эле-

ментарно стибрить! Можно не верить в  подобные 

«байки». Но где гарантия того, что это невозмож-

но? Когда не знаешь, кто занимался твоей рукопи-

сью, не можешь даже предположить, кто и как мог 

бы ею воспользоваться. Это подтверждает и  лич-

ный опыт. Так, эннoе число лет назад, я, тогда еще 

молодой кандидат наук, передал рукопись своей 

статьи, размером более двух печатных листов, над 

которой работал более года, редактору научного 

журнала. Он направил ее неизвестному для меня 

рецензенту. Рецензент написал отрицательный 

отзыв. Шло время, я оставил затею со статьей, ре-

шив подготовить на ее основе книгу, и  уже стал 

забывать о  неудачной попытке опубликоваться. 

И вдруг, будучи в Ленинской библиотеке, случайно 

натыкаюсь на диссертацию, недавно защищенную 

в одном южном вузе (в то время, еще – советском), 

в которой, с огромным удивлением обнаруживаю, 

изложенную ранее в  моей неопубликованной ста-

тье, концепцию. Правда, немного «расширенную 

и  углубленную». Теперь ни о  какой моей книге, 

разумеется, уже не могло быть и  речи. Заинтере-

совавшись, естественно, тем, как это произошло, 

я предпринял определенные усилия и  выяснил, 

кто был тот рецензент, который забраковал мою 

статью. Им, как ни странно, оказался хорошо зна-

комый мне работник нашего факультета, который 

был в курсе моих научных изысканий. Неприятное 

чувство, вызванное данным открытием, еще боль-

ше усилилось, когда выяснилось, что он давал не-

гативные отзывы и на другие работы, с которыми 

потом происходили странные кульбиты (подобные 

тому, что случился с моей статьей). Не знаю, прав-

да или нет, но кое-кто утверждал тогда, что «за-

бракованные» статьи он пристраивал в  «хорошие 

руки» и, очевидно, не безвозмездно. Незабвенный 

«товарищ Бендер» в  этом случае, очевидно, вос-

3

 Klikunov N. D. Зачем нужен ВАК // http://klikunov-nd.



livejournal.com/123144.html

А. Тертычный

Н Ó в о е   в   м á с с о в о й   к о м м у н и к á ц и и



'10

«Черные рецензенты»: достижение или анахронизм?

кликнул бы: «Кто скажет, что этого в принципе не 

может быть, пусть бросит в меня камень!».

Разумеется, в  редакциях научных журналов 

знают об этой проблеме. Поэтому во всех обнару-

женных нами в  глобальной сети правилах рецен-

зирования, принятых в  разных редакциях, гово-

рится примерно так: «Рецензентам не разрешается 

делать копии статей для своих нужд. Они не долж-

ны использовать знание о содержании работы до ее 

опубликования в  своих собственных интересах»

4



Очевидно, редакторы надеются на то, что все ре-

цензенты будут обязательно руководствоваться 

этим грозным требованием и  никогда не станут 

присваивать себе чужие идеи. Однако, на деле, 

невыполнение подобных предупреждений ничем 

не грозит рецензенту. И не только потому, что не-

добросовестного оценщика очень трудно поймать 

за руку. Ведь, надо иметь в виду и то, что согласно 

статье 146 УК РФ «Устанавливая факт присвоения 

авторства или незаконного использования объек-

тов авторских и смежных прав, суды должны иметь 

в виду, что на идеи, методы, процессы, системы, 

способы, концепции, принципы, открытия автор-

ское право не распространяется, а, следователь-

но, на них не распространяются и  предусмотрен-

ные статьей 146 УК РФ средства уголовно-правовой 

защиты»

5

. Обвинение в  плагиате, наказание за 



него, может последовать, согласно требованиям за-

кона, только в том случае, если некто использовал 

форму изложения материала (в определении по-

добного обстоятельства, собственно говоря, лишь 

и  может помочь система «Антиплагиат»). Но этот 

момент похитители чужих идей легко обходят. 

Но, предположим, что всех негативных прояв-

лений, возможных при «черном» рецензировании, 

не существует. И  вот, независимый и  компетент-

ный рецензент пытается дать объективную оценку, 

направленной ему статьи. Может ли он ошибиться? 

Статья, как и любое явление, имеет определенные 

плюсы и минусы. Причем, то, что будет определе-

но как плюсы, а что, как минусы, во многом зави-

сит от самого рецензента, хотя в его распоряжении 

и  есть некие критерии. Однако они достаточно 

неопределенны. Возьмем для примера такой из 

них как «актуальность работы». Что такое актуаль-

ность? Вряд ли кто сумеет дать неоспоримое, еди-

ное определение этого критерия. Каждый раз его 

можно толковать по-разному. Если понимать под 

нею востребованность знания в  данный момент, 

то трудно определить ее границы. И  потом, что 

не востребовано сегодня, может быть востребовано 

завтра. История науки содержит множество таких 

4

 Правила, направления рецензирования и  опубликова-



ния научных статей, поступающих в редакцию журнала «На-

уковедение» // https://www.google.ru/webhp?sourceid=chrome-

instant&rlz=1C1LENN_enRU453RU454& naukovedenie.ru/?p=journal

5

 Пленум Верховного Суда Российской Федерации. Поста-



новление от 26 апреля 2007 г. N 14. «О практике рассмотрения 

судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изо-

бретательских и патентных прав, а также о незаконном исполь-

зовании товарного знака.

примеров. Скажем, было ли актуальным для жур-

налистики открытие радио? Отнюдь нет. В России 

оно рассматривалось как средство связи для войск. 

В Америке о нем поначалу вели речь как о средстве 

передачи на дом религиозных проповедей т. д. 

Или «новизна» работы. В  чем она состоит? 

Если есть явный повтор уже кем-то освещенного, 

говорить о новизне нет смысла. Но в подавляющем 

числе работ новизна обязательно присутствует. 

Только проявляться она может в  разных аспектах 

работы. Что заметит рецензент, зависит от него. 

Подобное можно сказать и о других критериях ра-

боты. Таким образом, существует реальная основа 

для того, чтобы рецензент сказал, то ли, что «ста-

кан наполовину полный», то ли, что «стакан напо-

ловину пустой». 

В большинстве случаев, следуя модному ныне 

тренду «ужесточения» рецензирования, «черный» 

рецензент выбирает второй вариант. Хотя неко-

торые апологеты высоких требований к  научным 

статьям утверждают, что отечественные «черные» 

рецензенты все еще излишне благожелательны. 

А вот, мол, «если бы в нашей стране работал инсти-

тут анонимного «слепого» рецензирования с  при-

влечением международно признанных рецен-

зентов, то многие журналы в  социальных науках, 

вполне возможно, поменяли бы свой формат из-за 

резкого уменьшения числа публикуемых статей  – 

из ежемесячных стали бы ежеквартальными, а  из 

ежеквартальных и  вовсе  – ежегодниками. Впро-

чем, это было бы только к лучшему...»

6



В какой-то мере это так. Но уменьшение чис-

ла журналов неумолимо влечет за собой опасность 

снижения общего объема опубликованных новых 

идей, новых подходов (пусть и «не дотянутых» по-

рой). Преднамеренное ужесточение требований 

наверняка приведет к тому, что у немалого числа 

исследователей «опустятся руки». А  значит, мно-

гие «гадкие утята» так и  не станут «белыми лебе-

дями». Оправдает ли, в  таком случае, заветное 

«лучше меньше, да лучше» подобную потерю? Это 

вопрос. Надо учесть еще и то, что и в целом, судя по 

рейтингам РИНЦ, уже сейчас публикационная ак-

тивность теоретиков журналистики заметно ниже, 

чем представителей других направлений соци-

ально гуманитарного знания. И  как раз одной из 

причин этого является то, что «в России критиче-

ски мало научных журналов, посвященных теории 

журналистики и  средствам массовой информа-

ции. В каталоге Электронной библиотеки, по кото-

рой составляется рейтинг РИНЦ, зарегистрировано 

по отраслям науки: «Политика. Политические нау-

ки» − 1033 изданий, «Психология» – 1093, «Социоло-

гия» – 1067, «История. Исторические науки – 1120», 

«Культура. Культурология», «Литература. Литера-

туроведение»  – 592, а  в отрасли «Массовая комму-

никация. Журналистика. Средства массовой ин-

формации» – всего 214!»

7

.



6

 Ещё раз о черных рецензентах // http://grey-dolphin.

livejournal.com/402230.html

7

 Демина И. Н. Сравнительные характеристики публикаци-


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет