Сборник статей по материалам XLVII международной научно-практической конференции №3 (46) Март 2016 г



жүктеу 2.5 Mb.
Pdf просмотр
бет2/14
Дата24.03.2017
өлшемі2.5 Mb.
түріСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Список литературы: 
1.
 
Концепция 
долгосрочного 
социально-экономического 
развития 
Российской  Федерации  на  период  до  2020 года  –  [Электронный  ресурс]. 
URL: http://ifap.ru/ofdocs/rus/rus006.pdf (Дата обращения: 05.01.2015). 
2.
 
Ларина Е.Б.  Цели  и  задачи  и  обучения  иностранному  языку  в  магис-
тратуре в условиях внешнеэкономических связей региона на современном 
этапе // Перспективы Науки и Образования, 2013, № 6. 
3.
 
Попова Н.В.,  Степанова М.М.  Междисциплинарный  подход  к  препода-
ванию  иностранного  языка  в  непрофильной  магистратуре  //  Материалы 
второй  международной  научной  конференции  «Актуальные  проблемы 
науки и образования». Ставрополь: СевКавГТУ, 2010. – С. 76–81. 
4.
 
Друцко Н.А.  Кейс-технологии  и  проектное  обучение  как  инструмент 
формирования межкультурной компетенции у студентов вуза // Научный 
журнал Общество: социология, психология, педагогика. Выпуск 1. 2014. – 
С. 79–83. 
5.
 
Степанова М.М. Современные подходы к обучению иностранному языку 
в  магистратуре  неязыкового  вуза  //  Научно-технические  ведомости 
СПбГПУ. Гуманитарные и общественные науки. 2/111/2010. – С. 109–114. 
6.
 
Марсова С.Е.  Специфика  реализации  индивидуального  маршрута 
на уровне  магистратуры  //  Научный  журнал  КубГАУ,  № 85  (01),  2013.  – 
С. 72–79. 
 
 

18
 
К ВОПРОСУ О ТАК НАЗЫВАЕМОМ  
АГРЕССИВНОМ ДИСКУРСЕ 
Хильковская Ася Александровна 
старший преподаватель Харьковского гуманитарного университета 
«Народная украинская академия», 
Украина, г. Харьков 
 
Термин  «дискурс»  в  лингвистике  является  многозначным, 
он обозначает  и  высказывание,  и  группу  высказываний,  связанных 
по смыслу, и диалог, и связный текст (в устной и письменной форме), 
однако  в  последние  десятилетия  этот  термин  употребляется  и  в  еще 
более широком смысле.  
Поскольку  текст  выражает  ментальность  не  только  конкретной 
языковой  личности,  но  и  той  социокультурной  общности,  к  которой 
эта  личность  принадлежит,  в  нем  актуализируются  определенные 
черты 
языка 
(особая 
лексика, 
грамматика, 
синтаксические 
конструкции), а значит тексты, принадлежащие к одному временному 
срезу, созданные представителями одной социокультурной общности, 
образуют  единый  контекст,  т. е.  общий  дискурс,  выделяются 
«политический»,  «экономический»,  «педагогический»,  «военный», 
«юридический»  и  другие  разновидности  дискурса,  «созданные 
в результате  речевой  деятельности  представителей  определенной 
лингвокультурной  общности,  рассматриваемые  в  совокупности 
лингвистических  параметров  и  социокультурного  контекста» [8; 152]. 
В этом смысле  дискурс  определяется как интерактивное  явление, тип 
коммуникативной  деятельности,  речевой  поток,  регулируемый 
стратегиями и тактиками участников общения и являющийся синтезом 
когнитивных,  языковых  и  внеязыковых  факторов,  как  «особое 
использование  языка  для  выражения  ментальности,  которое  влечет 
за собой активацию некоторых черт языка» [6; 38–39].  
При  этом  в  зависимости  от  характера  речевого  поведения 
коммуникантов и их коммуникативных целей в рамках каждой из этих 
разновидностей 
различают 
конструктивный 
(направленный 
на сотрудничество) и конфликтный (агрессивный) дискурс.  
Психологи [3; 7]  считают,  что  агрессивное  речевое  поведение 
возникает  как  результат  эмоций,  испытываемых  коммуникантами. 
Если  коммуникант  воспринимает  адресата  или  его  действия  как 
препятствие  для  достижения  своих  целей,  последний  становится 
объектом  враждебности.  В  этом  случае  нередко  грубая  по  форме 
речевая  реакция  адресанта  является  средством  выплеска  эмоций, 

19
 
направленным  на  нанесение  адресату  психологического  ущерба, 
неаргументированное  принуждение  его  к  определенным  действиям 
или  изменению  поведения,  что,  по  замыслу  «речевого  агрессора», 
должно  привести  к  реализации  его  желания [1].  С  другой  стороны, 
речевая 
агрессия 
может 
быть 
и 
сознательно 
избранной 
коммуникативной  стратегией  в  случае  отсутствия  или  недостаточной 
весомости  аргументов,  недостатка  времени  для  аргументирования, 
когда коммуникант пытается навязать собеседнику свою точку зрения 
или не желает вступать с ним в отношения сотрудничества. 
Лингвистами  предпринимаются  попытки  систематизировать 
коммуникативные 
стратегии, 
используемые 
в 
агрессивном 
дискурсе [5]. Среди наиболее часто встречающихся «агрессивных» РА 
(речевых  актов)  называют:  директивы  (приказы,  наставления, 
запрещения,  инструкции);  репрезентативы  (требования,  суждения, 
упреки, хвастовство); коммиссивы  (предупреждения,  угрозы,  отказы); 
отрицательнооценочные  РА  (упреки,  выражения  неодобрения). 
Различаются  также  прямые  (эксплицитные)  и  непрямые  (имплицитные) 
способы  выражения  речевой  агрессии [5],  рассматривается  влияние 
грамматических  конструкций  на  обострение  или  снижение  речевой 
агрессии [5]. 
Существуют 
также 
исследования, 
направленные 
на рассмотрение  речевого  конфликта  как  «деятельностной  ситуации» 
и определение роли в нем каждого участника [10]: доказано, в частности, 
что такие признаки агрессивного дискурса, как навязывание жанра и тона 
беседы, нарушение очередности высказываний, перебивание собеседника, 
выбор  длительности  речевого  высказывания,  являются  прерогативой 
более  «сильного»,  т. е.  обладающего  более  высоким  статусом  члена 
коммуникативной пары.  
Наряду  с  этим  есть  потребность  в  интегративном  подходе 
к анализу  агрессивного  дискурса,  включающем  все  вышеупомянутые 
аспекты.  Заслуживает  внимания  также  изучение  того,  каким  образом 
коммуникативные функции, выполняемые РА, соотносятся с принципом 
кооперации [11]  и  стратегиями  вежливости [9]  и  к  каким  средствам 
прибегает говорящий с целью нанести урон «лицу» собеседника, создавая, 
таким  образом,  асимметричную  коммуникативную  ситуацию.  Несом-
ненный интерес представляет также вопрос о том, каким образом агрес-
сивное речевое поведение говорящего влияет на его собственное «лицо». 
Приведем  примеры  такого  анализа.  В  следующем  фрагменте 
дискурса представлена сцена семейной ссоры из романа Сью Таунсенд 
«Женщина, которая легла в постель на год»: 
- “What the bloody hell has happened to your chair?”  
Адресант,  казалось  бы,  следует  максиме  такта  (демонстрируй 
интерес к потребностям и чувствам собеседника), однако ругательство 

20
 
(“the 
bloody 
hell”) 
превращает 
вопрос 
в 
его 
полную 
противоположность:  выражение  псевдоинтереса  и  вполне  реального 
гнева и раздражения. 
 - “There’s soup all over the bloody thing!”  
Отвечая,  собеседник  использует  только  что  адресованное  ему 
ругательство, как бы возвращает его, тем самым демонстрируя, что его 
негативные  чувства  столь  же  сильны,  но  при  этом  избегает  прямого 
обвинения  (в  пролитии  супа)  сводя  к  минимуму  ущерб  лицу 
собеседника,  используя  имперсонализацию  –  стратегию  негативной 
вежливости и сохраняя тем самым собственное «лицо». 
Рассмотрим еще один образец агрессивного дискурса.  
-  “I  admit  I’m  a  little  annoyed,  that  I’m  sharing  my  space  with  the 
culmination  of  junk,  you’ve  collected  over  years,  but  have  I  once 
complained? No. Will I be pleased when it’s gone? Yes.”  
Выражая  свое  неодобрение,  говорящий  реализует  стратегию 
негативной  вежливости  (минимизируй  принуждение,  выражайся 
косвенно)  и  максиму  предупредительности  (смягчай  болезненные 
и неловкие ситуации), вместо императива («Убери мусор!») мы видим 
серию  вопросов  обращенных,  как  бы  к  самому  себе  и  серию  кратких 
ответов. Что же делает данное высказывание агрессивным?  
Как  правило,  чем  меньше  социальная  дистанция  между 
коммуникантами,  тем  реже  они  используют  в  своей  речи  стратегии 
негативной  вежливости  и  непрямых  РА,  и  наоборот,  использование 
их в  разговоре  с  близкими  является  инструментом  дистанцирования, 
а значит, неодобрения близкого человека. Контрастирует с формально 
вежливой  конструкцией  только  слово  “junk”,  именующее  вещи 
адресата  и  демонстративно  нарушающее  максиму  одобрения.  Это 
контраст  и  делает  высказывание  саркастическим,  выражающим  гнев 
и возмущение. 
Адресат 
критического 
высказывания 
мгновенно 
берет 
на вооружение ту же стратегию: 
 - “If you ask a question and answer it yourself again? Will I go mad 
and do you serious harm? Yes, yes I will!” 
При  этом  его  ответная  реплика  содержит  также  ничем 
не митигированное  выражение  отрицательных  эмоций  (“go  mad”) 
и имплицитную угрозу – конфликт развивается по нарастающей: 
 - “Go on! Why not kick all my lovely things to pieces! You’re nothing 
but  a  bully!  На  этом  этапе  участник  конфликта  отбрасывает  даже 
формальную  вежливость,  прямо  квалифицируя  адресата  как  лицо, 
способное на агрессивные действия (“bully”).  
- “You can’t bully furniture, woman!!!”  

21
 
Говорящий  стремится  снизить  уровень  агрессии,  снять  остроту 
конфликта  с  помощью  имперсонализации  (“You  can’t  bully  furniture”) 
и номинализации  (“woman”)  –  стратегий,  обычно  ведущих 
к деескалации конфликта. 
Выводы:  таким  образом,  использование  теории  речевых  актов, 
теории вежливости и принципов кооперации в качестве интегративной 
методологической  базы  для  анализа  агрессивного  дискурса 
представляется многообещающим и целесообразным. 
 
Список литературы: 
1.
 
Бублик И.  Вербальная  агрессия  в  диалогической  речи  //  Виды  языковой 
деятельности: Тезисы научной конференции и 3-го Украинско-немецкого 
симпозиума  /  Харьковский  государственный  университет.  –  Харьков: 
1995. – С. 60–62. 
2.
 
Зернецкий П.В. Речевое общение на английском языке (коммуникативно-
функциональный анализ дискурса). – К.: Лыбидь, 1992. 
3.
 
Ишмератов А.Т.  Конфликт  и  согласие.  Основы  когнитивной  теории 
конфликтов. – К.: Наукова думка, 1996. 
4.
 
Кравченко Н.К.  Методика  анализа  разговорного  дискурса  в  ракурсе 
теории  лица  и  вежливости  /  Электронная  библиотека  научно-
образовательной,  финансовой  и  художественной  литературы.  Режим 
доступа: http://bo0k.net/index.php?p=achapter&bid=9994&chapter1. 
5.
 
Рудякова В.М.  Стратегии  авторитарного  дискурса  //  Романо-терманская 
филология/  Вестник  Харьковского  университета  № 435.  –  Харьков: 
Константа,1999. – С. 135–139. 
6.
 
Степанов Ю.С.  Альтернативный  мир,  дискурс,  факт  и  принцип 
причинности // Язык и наука конца 20 в. / под ред. Ю.С. Степанова. – М.: 
Ин-т языкознания РАН, 1995. – С. 35–72. 
7.
 
Фадеева Е.В.  Основные  виды  конфликтного  речевого  взаимодействия  // 
Вестник Харьковского университета № 435. – Харьков: Константа,1999. – 
С. 143–149. 
8.
 
Шевченко И.С.  К  определению  понятия  дискурса  в  исторической 
прагмалингвистике  //  Романо-терманская  филология  /  Вестник  Харьков-
ского университета № 435. – Харьков: Константа,1999. – С. 150–154. 
9.
 
Brown P.,  Levinson S.  Politeness:  Some  Universals  in  Language  Usage  / 
P. Brown, S. Levinson. – L., N.Y.: CUP, 1987. – 345 p. 
10.
 
Fraser B.  the  domain  of  pragmatics  //  Language  and  Communication  / 
Longman: 1993. – С. 29–61. 
11.
 
Grice P. Logic and Conversation // Syntax and Semantics. Speech Acts. 1995. – 
Vol. 3. – P. 41–52. 
12.
 
Holmes J.  The  Structure  of  Teachers  Directives  //  Language  and 
Communication. – Longman: 1993. – P. 89–117. 

22
 
СЕКЦИЯ 8.  
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАУКИ 
 
СИНОПТИКО-КЛИМАТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ 
АНОМАЛЬНОЙ ПОГОДЫ В САРАТОВЕ В ОСЕННЕ-
ЗИМНЕМ СЕЗОНЕ 2015–2016 ГОДА 
Иванова Галина Федоровна 
канд. геогр. наук, доц., Саратовский госуниверситет, 
РФ. г. Саратов 
Левицкая Нина Григорьевна 
канд. с.-х. наук, доц., Научно-исследовательский  
Институт сельского хозяйства Юго-Востока, 
РФ. г. Саратов 
 
SYNOPTIC AND CLIMATIC CONDITIONS OF ABNORMAL 
WEATHER IN SARATOV IN AUTUMN-WINTER SEASON 
2015–2016 YEAR  
Galina Ivanova 
associate professor, Saratov State University, 
Russia, Saratov 
Hina Levitskaya 
associate professor, Saratov Agricultural Research Institute 
for South-East Region, 
Russia, Saratov 
 
Аннотация.  В  статье  показаны  тенденции  изменения 
среднемесячной  температуры  воздуха  и  осадков  осенне-зимнего 
сезона  в  Саратове  за  1981–2015 годы.  Дан  подробный  анализ 
синоптических  и  метеорологических  условий  аномальной  погоды 
за каждый месяц с сентября 2015 по февраль 2016 года. 

23
 
Abstract.  Tendencies  of  change  of  average  monthly  air  temperature 
and  rainfall  of  an  autumn  and  winter  season  in  Saratov  for  1981–2015  are 
shown  in  article.  The  detailed  analysis  of  synoptic  and  weather  conditions 
of  abnormal  weather  for  every  month  from  September,  2015  to  February, 
2016 is given. 
 
Ключевые  слова:  среднемесячная  температура  воздуха, осадки, 
снежный  покров,  климатическая  норма,  аномалия,  тренд,  циклон, 
антициклон. 
Keywords:  average  monthly  air  temperature,  rainfall,  snow  cover, 
climatic norm, anomaly, trend, cyclone, anti-cyclone. 
 
Глобальное  потепление  климата  наиболее  ярко  проявляется 
в аномальных  условиях  погоды  и  климата  на  региональном  уровне. 
Проведенные  ранее  исследования  показали,  что  наиболее  всего 
подвержены  изменениям  температура  и  осадки  в  зимний 
период [1; 2; 3].  
Целью  настоящих  исследований  является  оценка  тенденций 
в многолетнем  ходе  среднемесячных  и  сезонных  температур 
по станции  Саратов  ЮВ  в  осенне-зимний  период,  а  также  анализ 
сложившихся  агрометеорологических  и  синоптических  условий 
в осенне-зимнем сезоне 2015–2016 года.  
Анализ  среднемесячных  значений  температуры  на  станции 
Саратов  ЮВ  показал,  что  во  все  месяцы  осенне-зимнего  сезона 
температура  за  исследуемый  период  1981–2015 гг.  оказалась  выше 
норм  за  1912–1980 гг.,  представленных  в  справочнике [4]:  в  осенние 
месяцы на 0,4… 1,5
0
, а в зимние месяцы это отклонение было намного 
существеннее 3,1 … 3,3
0
 (табл. 1). 
Таблица 1. 
Средняя месячная температура воздуха (Т

С) на станции Саратов 
ЮВ за 1981–2015 гг. и ее отклонение (∆) от климатической нормы 
за 1912–1980 гг. 
Период Сентябрь Октябрь Ноябрь Осень Декабрь Январь Февраль Зима 
Т
0
 С 
14,4 
6,9 
-1,1 
6,7 
-5,0 
-7,9 
-8,3 
-7,1 
Норма 
14,0 
5,4 
-2,0 
5,8 
-8,3 
-11,0 
-11,4 
-10,2 
∆ 
0,4 
1,5 
0,9 
0,9 
3,3 
3,1 
3,1 
3,1 
 
Для  оценки  временной  изменчивости  температуры  в  Саратове 
были  рассчитаны  линейные  тренды  среднемесячной  и  сезонной 
температуры за период 1981–2015 гг. Оказалось, что тренды в осенний 

24
 
и  зимний  периоды  отличаются  по  их  знаку.  В  осенние  месяцы 
значения  температурных  трендов  положительные  и  изменяются 
от 0,47 град/10 лет  (сентябрь)  до  0,97 град.  /10 лет  (ноябрь).  Осенью 
тренды  положительные  и  значимые  в  сентябре  и  ноябре  и  в  целом 
за осенний  сезон,  в  то  время  как  в  зимние  месяцы  тренды 
отрицательные:  от  -0,05 град/10 лет  (февраль)  до  -0,72 град.  /10 лет 
(декабрь)  и  незначимые.  Значимыми  тренды  оказались  только 
в декабре.  
При  изучении  долговременных  тенденций  осадков  в  Саратове, 
было выявлено, что в целом за осенний сезон наметилось уменьшение 
их количества. Тренды осадков составляют в сентябре – 3,2 мм/10 лет, 
в  ноябре  –  2,3 мм/10 лет,  и  в  целом  за  осенний  сезон  также 
отрицательный  –  3,4 мм/10 лет.  Лишь  только  в  октябре  тренд 
положительный,  2,3 мм/10 лет.  В  зимний  период  только  в  декабре 
тренд  отрицательный,  -3,7 мм/10 лет.  В  январе  и  феврале  тренды 
положительные, как и в целом за весь зимний период. Надо отметить, 
что  величины  трендов  осадков  во  все  месяцы  осенне-зимнего  сезона 
статистически  незначимы.  Для  сравнения  можно  оценить  тренды 
за предыдущий более короткий период [5].  
 Синоптические  условия  формирования  аномальных  условий 
погоды  рассмотрены  с  использованием  ежедневных  карт  погоды 
и карт барической топографии на различных уровнях тропосферы.  
Таблица 2. 
Аномалии средней месячной температуры воздуха (∆tºС) и сумм 
осадков (в % нормы) на станции Саратов ЮВ в осенне-зимний 
период 2015–2016 года 
Показатель  Сентябрь  Октябрь  Ноябрь  Декабрь  Январь  Февраль 
∆t 
3,8 
-0,3 
3,6 
7,4 
1,6 
10,2 
Σ ос. 
12 
102 
320 
110 
264 
250 
 
В  сентябре  2015 года  в  Саратове  стояла  экстремально  теплая 
погода. Практически в течение всего месяца сохранялся экстремально 
высокий уровень температуры воздуха. Самая высокая среднесуточная 
температура  +25,1
0
  отмечалась  6 сентября.  7  и  20 сентября  температура 
за сутки  также  была  также  достаточно  высокая,  +24,5
0
.  Лишь  только 
по  4 дня  в  начале  первой  и  второй  декадах  сентября  среднесуточная 
температура  воздуха  оказалась  ниже  нормы  на  2–5 градусов.  Самая 
низкая  за  месяц  суточная  температура  +11,8
0
  отмечалась  4 сентября 
и была  ниже  нормы  на  5,7
0
.  Однако  в большинстве  дней  сентября 
температура  превышали  текущую  норму  на  2–8 градусов  в  первой 

25
 
и во второй  декаде  и  на  7–12 градусов  в 3 декаде.  В  результате 
среднемесячная температура сентября превысила норму на 3,8
0

Осадки в сентябре выпадали очень слабые и только в отдельные 
дни  первой  декады.  Общая  сумма  осадков  сентября  всего  4,8 мм, что 
составило  12 %  от  месячной  нормы.  Среднемесячная  температура 
сентября в Саратове, +17,8
0
 на 3,8
0
 выше нормы (табл. 2). 
Экстремально  теплая  и  сухая  погода  сентября  в  Саратове  была 
обусловлена  антициклональной  погодой,  сложившейся  под  влиянием 
азорского антициклона, который длительное  время блокировал выход 
атлантических  циклонов  на  восточную  часть  Европы.  Лишь  только 
в самом  начале  1  и  2 декад  сентября  на  территорию  Саратовской 
области  осуществлялись  вторжения  атмосферных  фронтов  с  севера, 
которые  сопровождались  похолоданием,  а  в  1 декаде  временами 
слабыми осадками. 
Таким  образом,  сентябрь  2015 года  по  характеру  погоды 
и синоптическим  процессам  был  похож  на  летний  месяц.  Переход 
среднесуточной температуры воздуха через +15
0
 в сторону понижения, 
который в среднем отмечается 14–15 сентября и знаменует конец лета 
и начало осени, был сдвинут на 1 октября.  
Начало  октября  оставалось  сухим  и  теплым,  что  определялось 
областью 
высокого 
давления, 
расположенной 
в 
широтном 
направлении,  которая  препятствовала  прохождению  фронтальных 
циклонов  на  территорию  Нижнего  Поволжья.  Однако  7 октября 
на территорию  Саратовской  области  осуществилось  вторжение 
полярного,  а  вслед  за  ним  арктического  фронта,  которые  принесли 
резкое 
понижение 
температуры 
и 
незначительные 
осадки. 
Сложившаяся  синоптическая  ситуация  обусловила  быстрый  переход 
температуры  от  лета  к  осени.  В  условиях  аномально  низкого 
температурного  режима  в  Саратове  7 октября  (на  10 дней  позже 
обычного)  произошел  устойчивый  переход  температуры  через  +10
0

А 8 октября,  что  на  10 дней  раньше  обычных  сроков,  наблюдался 
устойчивый  переход  температуры  через  +5
0
,  что  означало 
прекращение вегетации озимых культур. Аномально холодная и сухая 
погода  октября  были  обусловлены  влиянием  антициклона,  который 
образовался  в  тылу  циклона  за  арктическим  фронтом  и  определял 
погоду  до  середины  третьей  декады  октября.  Затем  осуществился 
выход  южного  циклона,  который  принес  кратковременное  тепло 
и существенные осадки.  
Октябрь  2015 года  оказался  аномально  холодным  и  преиму-
щественно  сухим  месяцем.  Среднемесячная  температура  октября 
в Саратове  была  ниже  нормы  на  0,3

С.  Осадки  выпадали  лишь 

26
 
в третьей декаде, но в сумме за месяц их количество составило 102 % 
климатической нормы (табл. 2). 
В  ноябре  прохладная  погода  сменилась  экстремально  теплой 
с выпадением  значительных  осадков,  особенно  во  второй  половине 
месяца.  Аномально  теплая  погода  ноября  определялась  зональным 
воздушным потоком с Атлантики, в области которого формировались 
западные  циклоны,  приносящие  тепло  и  осадки.  Особенно  мощные 
западные  потоки  во  всей  толще  атмосферы,  наблюдались  в  третьей 
декаде  ноября,  что  и  обеспечивало  экстремально  высокий 
температурный  режим  на  территории  области.  Западный  перенос 
усиливался за счет полярных циклонов, направляющих свои ложбины 
к  югу.  В  результате  практически  вся  территория  Европы  была 
охвачена зоной осадков, значительной интенсивности. И лишь в конце 
месяца,  образовавшийся  заключительный  антициклон,  обусловил 
прекращение  осадков  и  обеспечил  ясную  погоду,  которая  привела 
к радиационному 
выхолаживанию 
подстилающей 
поверхности 
и понижению температуры воздуха. В результате 27 ноября в Саратове 
произошел устойчивый переход среднесуточной температуры воздуха 
через  0
0
,  что  было  почти  на  20 дней  позже  средних  многолетних 
сроков. 
Ноябрь  2015 года  был  не  просто  аномальным,  а  экстремально 
теплым  и  экстремально  влажным.  Аномалия  средней  месячной 
температуры  воздуха  в  Саратове  оказалась  3,6

С,  а  месячная  сумма 
осадков составила 320 % нормы 
В  декабре  на  территории  области  сохранялась  экстремально 
теплая  погода,  определявшаяся  активностью  Азорского  антициклона, 
который  своей  восточной  периферией  в  течение  почти  всего  месяца 
прикрывал  южную  территорию  Европы,  в  отдельные  периоды 
объединяясь  с  Сибирским  антициклоном.  В  результате  активная 
циклоническая  деятельность,  развивающаяся  по  северной  территории 
Европы, не доходила до Нижнего Поволжья.  
В  третьей  декаде  декабря  прошедшая  серия  атлантических 
циклонов  способствовала  дополнительному  выносу  теплого  воздуха, 
что и определило пик высокой температуры воздуха в начале третьей 
декады.  Лишь  в  последние  дни  декабря  через  территорию  области 
прошел  полярный,  а  затем  арктический  фронт,  которые  принесли 
постепенное понижение температуры и снегопады.  
Таким  образом,  декабрь  2015 года  отличался  экстремально 
высоким  температурным  режимом  с  осадками  близкими  к  норме. 
Аномалия среднемесячной температуры воздуха в Саратове составила 
7,4
0
С.  Сумма  осадков  составляла  110 %  климатической  нормы. 

27
 
Снежный  покров,  высота  которого  в  Саратове  достигала  в  первой 
декаде  14 см,  под  влиянием  оттепельной  погоды  к  середине  3-ей 
декады  практически  весь  растаял  и  начал  восстанавливаться  лишь 
в последние дни декабря. 
Январь  2016 г.  отличался  неустойчивым  температурным 
режимом  с  резкими  перепадами  температур  и  обильными  осадками 
в течение  всего  месяца.  В  начале  января  наблюдалась  аномально 
холодная  погода,  связанная  с  прохождением  арктического  фронта, 
который  обострялся  за  счет  мощного  очага  холода  в  тылу  циклона. 
Однако  к  концу  первой  декады  очаг  холода  на  высотах  ослабел, 
произошла  перестройка  воздушных  потоков,  которые  приобрели 
западно-восточную  ориентацию,  и  под  их  влиянием  на  территорию 
Нижнего  Поволжья  начали  выходить  атлантические  циклоны, 
приносящие  потепление  и  осадки.  Достигнув  территории  Нижнего 
Поволжья,  циклоны  замедляли  свое  движение  и  на  несколько  суток 
оставались  малоподвижными,  задержанные  мощным  антициклоном, 
образованным  над  Западной  Сибирью.  Этот  мощный  стационарный 
сибирский  антициклон  блокировал  движение  воздушных  масс 
с запада.  В  третьей  декаде  января  территория  области  оказалась 
под влиянием  западной,  а  затем  юго-западной  периферии  этого 
антициклона, что вызвало сначала понижение, а к концу месяца новое 
резкое повышение температуры.  
Январь  2016 года  характеризовался  неустойчивым  темпера-
турным  режимом  и  большим  количеством  осадков.  Среднемесячная 
температура  воздуха  в  Саратове  превышала  климатическую  норму 
на 1,6
0
С.  Месячная  сумма  осадков  составила  264 %  нормы.  Довольно 
частое  выпадение  осадков  в  январе  обеспечило  постепенное 
увеличение  снежного  покрова,  высота  которого  в  Саратове  к  концу 
месяца достигла 37 см. 
В феврале 2016 года в области сохранялся экстремально высокий 
температурный  режим  с  осадками,  превышающими  средние 
многолетние значения. Аномально теплая погода в начале месяца была 
обусловлена  выходом  серии  южных  циклонов,  которые  приносили 
на территорию  Саратовской  области  теплый  воздух  из  центральных 
районов  Средиземного  моря.  Затем  теплый  воздух  стал  поступать 
с западными 
потоками 
по 
северной 
периферии 
Азорского 
антициклона.  В  середине  февраля  на  территорию  Нижнего  Поволжья 
стали  прорываться  атлантические  циклоны,  несущие  в  теплых 
секторах  еще  более  теплый  воздух.  16–17 февраля  в  большинстве 
районов  области  прошли  ливневые  дожди.  В  отдельных  районах 
(Петровск,  Хвалынск)  прогремели  грозы.  К  середине  третьей  декады 

28
 
в тропосфере  сохранялся  западный  перенос,  который  способствовал 
выносу  теплых  воздушных  масс  из  центральных  районов  Атлантики. 
Аномально  теплая  погода  февраля  способствовала  таянию  снежного 
покрова,  высота  которого  уменьшилась  к  концу  месяца  на  станции 
Саратов ЮВ до 18 см. 
Февраль  2016 года  оказался  экстремально  теплым,  с  весенним 
проявлением  погоды  в  виде  дождей,  грозовых  явлений  и  ранним 
таянием  снега.  Аномалия  среднемесячной  температуры  в  Саратове 
составила  10,2
0
С.,  а  сумма  осадков  февраля  –  250 %  климатической 
нормы. 
Результаты  проведенных  исследований  указывают  на  рост 
экстремальности климатических условий в осенне-зимний период. Для 
снижения  негативных  последствий  изменений  климата  необходим 
постоянный  мониторинг  аномальных  погодных  явлений  и  своевре-
менная  адаптация  сельскохозяйственного  производства  к  новым 
климатическим  условиям  путем  правильного  подбора  возделываемых 
сортов  озимых  культур  и  оптимального  их  размещения  в  различных 
почвенно-климатических зонах региона. 
 


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет