№2(70)/2013 Серия филология


Слово великого казахского поэта Магжана как вечный источник духовности



жүктеу 5.04 Kb.
Pdf просмотр
бет8/14
Дата15.03.2017
өлшемі5.04 Kb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Слово великого казахского поэта Магжана как вечный источник духовности 
В  статье  исследовано  поэтическое  наследие  великого  казахского  поэта  и  видного  политического 
деятеля  прошлого  столетия  Магжана  Жумабаева.  Проанализированы  его  произведения,  которые 
свидетельствуют  о  глубоком  знании  истории  родного  народа,  о  редкой  начитанности  и 
самостоятельности суждений. Рассмотрены стихотворения поэта, написанные под влиянием русского 
символизма  в  поэзии.  Раскрыта  значимость  его  философских  обобщений,  сделанных  в  процессе 
творчества. Уделено особое внимание его знаменитому произведению «Туркестан». Автором сделан 
вывод о том, что Магжан остался рыцарски верным навсегда сделанному в юношеские годы выбору 
— великому искусству. Отмечается, что он отдал своему народу все, что у него было — ум, сердце, 
мечты, изумительный талант. 
R.S.Karenov 
Word of great Kazakh poet Magzhan as eternal source of spirituality 
The poetic heritage of the great Kazakh poet and the prominent politician of last century Magzhan 
Zhumabayev is investigated. Its works which testify to profound knowledge of history of the native people
about a rare nachitannost and independence of judgments are analyzed. The poems of the poet written under 
the influence of Russian symbolism in poetry are considered. The importance of its philosophical 
generalizations made in the course of creativity reveals. It is given particular attention to its well-known work 
«Turkestan». The conclusion that Magzhan remained knightly true forever to the choice made in youthful 
years — to great art is given. It is noted that it gave to the people everything that at it was — mind, heart, 
dreams, amazing talent. 

А.Золтан 
58 
Вестник Карагандинского университета 
УДК 82.0 
А.Золтан
  
Будапештский университет, Венгрия  
Легенда о святой Урсуле в русской переводной литературе XVII века 
В статье рассмотрен перевод одного из памятников западноевропейской средневековой культуры — 
легенды о святой Урсуле. Опираясь на исторические источники и труды исследователей прошлых ве-
ков и современности, автор статьи прослеживает пути миграции житийного текста в польской, литов-
ской, венгерской, старобелорусской и древнерусской культурах. 
Ключевые слова: легенда, текст, оригинал, перевод, рукопись, русская литература, латынь, польский 
язык, венгерская история, этноним. 
«Легенда  о  святой  Урсуле  и  одиннадцати  тысяч  девиц»  читается  в  обоих  полных  рукописных 
переводах  на  русский  (русско-церковнославянский)  язык  второй  половины XVII века  «Хроники 
польской,  литовской,  жемайтской  и  всей  Руси»  польского  историка  М.Стрыйковского  (Кенигсберг, 
1582).
1
 В ней рассказывается о том, что Урсула, дочь британского короля, вместе с 11 тысячами де-
виц  совершает  паломничество  в Рим.  Девицы  едут  кораблями  по Рейну  до Базеля,  оттуда  отправля-
ются пешком в Рим, где молятся на могилах святых апостолов и обходят все святые места. После это-
го они отправляются тем же путем назад. На обратном пути они приближаются к Кельну, который к 
этому времени занят венграми. Девицы, не предвидя опасности, сходят с кораблей, и венгры убивают 
их всех стрелами из лука. 
М.Стрыйковский вставил эту легенду в свою «Хронику...» в связи с мифом о происхождении ли-
товцев  от  римлян.  По  одной  из  версий  этого  этногенетического  мифа  бегство  легендарного  предка 
литовцев Палемона с пятьюстами знатными римскими семействами из Рима в устье Немана объясня-
лось кровавыми походами Аттилы и «венгров» (т. е. гуннов) на Западную Европу. Эта версия вдох-
новила  М.Стрыйковского  пересказать  стихами  всю  гуннскую («венгерскую»)  историю. 
В стихотворный  текст  в одном  месте  он  ввел  в скобках  обстоятельную  вставку  в прозе,  чтобы  при 
случае рассказать легенду о святой Урсуле. Текст данной прозаической вставки он позаимствовал из 
краковского издания 1574 г. под заглавием «Historia spraw Atyle, Krolá Węgierskiego» («История дел 
венгерского  короля  Аттилы»).  В  польском  издании  нет  указания  на  автора,  только  на  переводчика, 
согласно  которому  она  была  переведена  на  польский  язык  с  латыни  известным  деятелем  польской 
культуры XVI века  Ц. Базыликом («Z Łacińskiego ięzyká ná Polski przełożoná przez Cyprianá 
Bazyliká»). Как это было доказано А.Брюкнером еще в конце ХIХ века, польский текст Ц.Базылика 
является  переводом  латиноязычного  произведения  Athila  венгерского  гуманиста  Миклоша  Олаха 
(Nicolaus Olahus, 1493–1568). Оно было написано в 1537 г. в Нидерландах во время пребывания авто-
ра в Брюсселе в качестве секретаря корoлевы-вдовы Марии Габсбург и впервые было опубликовано 
в 1568 г. в Базеле в качестве вставки в большой труд Антонио Бонфини по венгерской истории Rerum 
Ungaricarum Decades. Сочинение М.Олаха стало самым популярным в Восточной Европе произведе-
нием венгерской литературы XVI века. Скоро после выхода упомянутого польского печатного изда-
ния на его основе ок. 1580 г. был подготовлен анонимный старобелорусский рукописный перевод. На 
основе сравнения этих трех версий можно установить, что полное отождествление гуннов с венграми 
—  это  дело  польского  переводчика.  Поскольку  единственный  сохранившийся  экземпляр  польского 
издания является дефектным, установить, что Аттилу из короля гуннов в «угорского короля» превра-
тил как раз польский переводчик можно на основе латинского и старобелорусского текстов. В начале 
повествования  М.Олах  говорит  определенно  о гуннах («Hunni»). Ц.Базылик — судя 
по старобелорусскому  тексту — в своем  польском  переводе  уже  с самого  начала  отождествлял  гун-
нов  с венграми;  при  первых  случаях  употребления  этнонима  гунны  он  добавляет  объяснения  типа 
«гунны, которых теперь обычно зовут венграми», «в Паннонии, то есть в той стране, которую мы те-
перь называем Венгрией», а дальше в ходе повествования он говорит только о венграх, приписывая 
1
 О восточнославянских преводах «Хроники...» М. Стрыйковского см.: А.И. Соболевскiй. Переводная литература Мо-
сковской  Руси XIV–XVII вековъ,  Библіографическіе  матеріалы.  С.-Петербургъ, 1903, 79–80; А.И.  Рогов.  Русско-польские 
культурные связи в эпоху Возрождения (Стрыйковский и его «Хроника...»). Москва, 1966, 259–306. 

Легенда о святой Урсуле в русской переводной ... 
Серия «Филология». № 2(70)/2013 
59 
тем самым все подвиги (а также все преступления) гуннов венграм. Таким образом, вскоре после вы-
хода  в свет  латинского  оригинала  сочинения  Олаха,  легенда  о святой  Урсуле  в версии  венгерского 
гуманиста была уже доступна на польском и старобелорусском языках, с тем, однако, отклонением от 
орининала,  что в этих  версиях  говорилось  не  о гуннах,  а  о венграх.  Однако  ни  в польском  издании, 
ни, тем более, в старобелорусской рукописи не было указано имя автора, поэтому в Польше и Литве 
это сочинение распространилось анонимно.
2
  
Благодаря упомянутому небольшому плагиату легенда о святой Урсуле — как фрагмент текста 
М. Олаха в переводе Ц. Базылика —, хотя и анонимно, но вошла в состав очень популярного в свое 
время  сочинения  М. Стрыйковского.
3
  В ХVII  веке  «Хроника...»  М. Стрыйковского  была  переведена 
дважды  на  русский  (русско-церковнославянский)  язык. Вместе  с переводом всей  «Хроники...» была 
переведена и легенда о святой Урсуле в версии М. Олаха, заимствованная М. Стрыйковским из поль-
ского перевода Ц. Базылика 1574 г. Таким образом, этот небольшой фрагмент сочинения венгерско-
го гуманиста — хотя и анонимно — вошел не только в польскую и белорусскую, но и в русскую ли-
тературу,  где  он  представляет  собой,  по  имеющимся  в  настоящее  время  сведениям,  самый  ранний 
перевод на русский язык из венгерской литературы.  
Ниже приводится фрагмент текста авторства М.Олаха по одному из списков обоих русских пере-
водов «Хроники...» М.Стрыйковского, хранящихся в Государственном историческом музее в Москве.
4
 

Русский перевод 1673–1679 гг. 
(л. 76:) […] Воевод` же своего по
д
 Ко
л
но по
с
ла, / иже на че
т
веро обозы постави. днемъ и ночью добива† грады, 
волости же / ї веси в’ конецъ разор¤†. [в’ то врем† Етере
и
 // (л. 76 об.:) сынъ корол† аглинскаго нача тщатис¤ / 
в’ супру
ж
ство Урс`ли дщери корол† британъ/скаго единицы, по
с
лавъ по
с
ловъ своихъ / с велиею охотою к отц`
е¤, егоже нев‰д`/ща ки
и
 о
т
в‰тъ дати, У
р
с`л† печа
л
ног… / увещеваше да о
т
ставивъ печа
л
 обр`чилъ / ю, Етерию 
пов‰да† †ко има
т
 то во о
т
кро/вение о
т
 бга да не о
т
рече
т
ца супр`
ж
ства того / симъ образомъ: да да
с
тс† е
и
 свобо-
да на 
т
ри / л‰та, в н†же путь сво
и
 скончаетъ. егоже / обеща се есть да идетъ в’ Римъ и쉆 / при себ‰·#·д‰въ 
сего ради того тре/боваше, да о
т
цъ е¤ и Етере
и
 жени
х
 по
д
/щатс† вопч‰ о
б
р‰сти  ï‰ · девицъ со
б
стве/нны† чи
с
тоты 
ї посто†нства, ка¤
ж
дажъ / и
з
 нихъ да имать ·#а˜· д‰въ она 
ж
 имать тако
ж
де ·#а˜· д‰въ токмо вси да б`д`тъ / чисты. 
По
с
лы прин†въ о
т
 оца Uрс`лина / то
и
 о
т
в‰тъ с радо
с
тию о
т
идоша. 
Сице же Етере
и
 ї брита
н
скиї коро
л
 отцъ У
р
сули
н
 / собравъ по словеси толико д‰въ даша / ихъ в’ по
д
р`жие У
р
су-
ли, †же прин¤
в
 то блго/родное клев’ре
д
ство, сотвори
в
 же ·а}ї· кара/бле
и
 ї прочиа вещи на пу
т
 го
д
ны¤ иде моремъ 
// (л. 77:) в’ Британию даже до м‰ста їд‰же Ренъ река / в’ море в’падаетъ, їд‰же нн‰ ча
с
ть Го
л
л†/ндиї, о
т
куд` 
противъ воды рекою приїде / в’Ко
л
но Агрипину с велиею радо
с
тию жителе
и
, / с Колна 
ж
 в’ Базилию. Тамъ оста-
вивъ  кара
б
ли / ї  ину  утварь,  їде  п‰ша  в’  Римъ  иже  о
б
шедъ  м‰ста  вс‰  в’  Риме  по  обещанию / во
з
вратис† 
в Басилию. Папа 
ж
 Кириа
к
 веде ю / с велиею честию даже до м‰ста. 
Вс‰
д
 ж
е
 у Басилиї в’ кора
б
ли
 
рекою Рене
м
 / в’ ризъ
5
 їде в Ко
л
но, їд‰же їзыде на бре
г
 / не в‰да† о непри†теле, но 
ча† †ко  и  пре
ж
/де  бе
з
опа
с
но  быти.  Внегда 
ж
  град`  прибли/жашес†,  абие  ю  о
т
всюд`  венгры  обско/чиша  и  з 
д‰вами вс‰ми  смерти преда/ша. Сице блгородна† двца со Етерие
м
 / женихомъ своимъ иже св‰давъ У
р
сулю / 
во
з
вращающ`с† с мтрию ї сестрою ©ло/рентиною, ї с н‰кими еп
с
копы  даже / до Колна в’ ср‰тение е¤ изыде ї 
с Кириако
м
 / папою, ї со в’с‰ми двцы мира сего и
з
бы
с
ть,  / чистоту 
ж
 свою Хр
с
ту и
с
тинно
м[у]
 д‰вства жених` // 
2
 См. Brückner A., Ein weissrussischer Codex miscellaneus der Gräflich-Raczyński'schen Bibliothek in Posen // Archiv für 
slavische Philologie 9 (1886), Р. 379–381; ср. Zoltán А., Палемон и Аттила. (Из истории языковых и культурных контактов 
венгров с народами Великого княжества Литовского) // Studia Russica XVII (Budapest 1999), Р. 147–148; А. Золтан.
 
Венгер-
ский вклад в книжную культуру Великого княжества Литовского эпохи Ренессанса (Athila М. Олаха в польском и старобело-
русском  переводе) // Мартинас  Мажвидас  и  духовная  культура  Великого  княжества  Литовского XVI века. / Ред.  коллегия:
 
Ю.Будрайтис, С.Жукас, Д.Куолис, Ю.Лабынцев, В.Топоров, Л.Щавинская. — Вильнюс–Москва, 1999, Р. 72–92. 
3
 См. Zoltán András, Maciej Stryjkowski esete a Szent Orsolya-legendával // Polono-Hungarica 8, Nyelvészet — Irodalom — 
Történelem — Kultúrtörténet. Az 1998. November, 9-én és 10-én tartott nemzetközi tudományos konferencia anyaga. Szerk. 
Bańczerowski Janusz. — Budapest, 2000. P. 169–179. 
4
 Латинский оригинал и промежуточный польский перевод Ц. Базылика, а также соответствующий отрывок из поль-
ского  оригинала  «Хроники...»  М.  Стрыйковского  вместе  с  более  подробным  исследованием  миграции  данного  текста  см. 
А. Золтан. Легенда о святой Урсуле в старой польской и восточнославянской письменности (XVI–XVII вв.) // Studia Slavica 
Hung. 48 (2003). P. 323–334. Его же. Миграция одного текста: Легенда о святой Урсуле в составе русских переводов Хрони-
ки... М. Стрыйковского // Труды Отдела древнерусской литературы 57. — Санкт-Петербург, 2006. С. 197–208.
 
5
 Буква з написана по какой-то другой букве, скорее всего, по м, т.е. здесь было написано первоначально в’ римъ (‘в 
Рим’), что было исправлено только частично. По смыслу должно быть в’низъ ‘вниз’, ср. у Стрыйковского (1582, 57): «Renem 
rzeka ná doł iácháłá do Kolná» в русском переводе 1688 г. (ГИМ, Ув. собр. № 4, л. 113об): «Рено
м
 рекою / на ни
з
 шествова до 
Околна». 

А.Золтан 
60 
Вестник Карагандинского университета 
(л. 77 об.:) принесе. Т‰хъ девицъ телеса лежа
т
 / в Ко
л
н‰. Пото
м
 ко
с
ти и
х
 в велиї погребъ / положены суть. Сею 
пов‰стию  тог… / дл†  р‰чь  пере
р
валъ,  †ко  ї  в литовски
х
 / старыхъ
6
  л‰топис†хъ  о  разорениї  Атили  ї  `биениї 
·#а}ї·  д‰въ  ї  о  вине / прихода
7
  Палемонова  с ыталианъ  в Ли/тву  бутто  чре
з
  сонъ  воспоминаю
т
, / сего  ради 
в ме
ж
дометиї положихъ]. 
А
т
тил† 
ж
 в Венгры возвративс†, Б`ду / брата `би †ко Сикамврию от своего име/ни нарече, однако жъ его Бу-
дою / зовутъ имже о венгры, т`рокъ вла/д‰етъ […] 
(ГИМ, Музейное собрание, № 1391, л. 76–77об) 
 
2 
Русский перевод 1688 г. 
 
(л. 112:) […] Ги`л` воєво
д`
 // (л. 112 об.:) по
д
 Ко
л
но посла, киї обозы / сво¤ на д части `стави ї так… / грады дабь 
дне
м
 ї нощию при/ст`па¤ веси и волости кр`гомъ / множественно разор†¤; / 
В то  убо  врем¤  Этерену
с
  сы
н
  коро/л¤  а
г
линского  нача
т
  помышл†ти / в бракъ  брытенского  корол¤  о  еди-
но/родно
и
 дшери, Послаше с велиею / охотою послы ко о
т
ц` е¤, оного 
ж
 / не в‰да† како
в
 отв‰тъ хот†ше / со-
твори
ти
, Орс`л¤ печа
л
ного ї унылого / увещеваше, ¤ко достави
т
 вс†ку / печа
л
 о
б
р`чи ю за Этерес`са, пов‰да¤ / 
что имать сие †вление о
т
 бга, †к… / не во
з
бран¤етс† супр`жества оного / симъ подобие
м
 да дад`т е
и
 три л‰та / 
свободны, в си
х
 же да исправи
т
 п`ть / сво
и
 // (л. 113  [после перечеркнутого текста]:), и쉤 / с собою #ї^  д‰
в
 и о 
се
м
 моли, дабы и о
т
цъ / и младенецъ Этереу
с
 о не
и
 промышл†ше к`
п
но. / и да о
б
р†щ`
т
 е
и
 дес†ть д‰
в 
особы¤ 
чистоты / и посто¤
н
ства ко¤
ж
до и
з
 ни
х
 да имать при себ‰ / #а^. д‰
в 
то
ж
де и она да има
т
 с собою #а^. токмо / дабы 
вс†ка† была особы¤ лепоты и чисто/ты, Послы вз¤ша о
т
 Е
р
ш`лина о
т
ца сицевыї / о
т
в‰тъ с радостию отойдо-
ста; // (л. 113 об.:) И тако Етереу
с
, и брытански
и
 коро
л
 о
т
цъ О
р
сулинъ / собра
в
 по приречению толико число д‰
в 
дадо
с
та / О
р
сули в др`гихи, онаг… при¤
в
 оное др`жество / и со䉤
в
 ·а}і·  карабле
и
 великихъ ї потре
б
ны¤ / вещи 
в тако
в
 дале
н
 п`ть, иде море
м
 и
з
 Брыта/ниї даже до оног… м‰ста ид‰же река Ренъ / в море впадае
т
, гд‰ нне есть 
часть Голандиї / о
т
т`д` 
ж
 паки против` воды рекою приплы / до Ко
л
на Аграпины, и с великою радостию / гра
ж-
да
н
, а исполна в Базилию остави
в
 тамо
8
 вс† / м‰ста в Рим‰, †ко обещас† возвратис¤ / в Базилию. Папа ж Ки-
ри¤
к
  прово
ж
даше ю с велики
м
 / почтение
м
 даже до м‰
с
та; 
Вседоста же у Базилиї в кара
б
ли Рено
м
 рекою / на ни
з
 шествова до Околна, и тамо изыде на брегъ / не опаса¤
с
 
непри†теле
и
 ни мало, но `пова† †ко всегда / в тишин‰ тако б`де
т
 ¤ко ї пе
р
вее, егда 
ж
 бы / бли
з
 града абие ю о
т
 
вс‰
х
 стра
н
 обыдоша / ве
н
гры, и со вс‰ми оными д‰вами зл‰ побиша, // (л. 114:) она¤ 
ж
 прекрасна† д‰ва сь Эте-
реуше
м
 о
б
р`ченны
м
 / своимъ, се
и
 ув‰да †ко Е
р
сул¤ назадь / во
з
вращаетс¤, с материю и сестрою ©ло/ре
н
тиною и 
с н‰коими про
т
чими епископы / аже до Колна во стр‰тение е¤ пришествова, / и со оны
м
 папою Кири†ко
м
 и со 
вс‰ми оными / д‰вами отыде с сего св‰та, чистоту 
ж
 / свою Хр
с
т` с`щем` д‰вства во
з
лю
б
ле/нник` вр`чи, оны
х
 
д‰
в
 телеса погребены / в Ко
л
не, по сем же кости и
х
 положены / с`ть в великиї погре
б
, Сию историю / того ради 
прекратихъ, зане в лито
в
ски
х
 / л‰топи
с
цахъ ї о погромлени Атила и о убиениї / #а#}і девицъ вину же пришестви¤ 
їталиа
н
 / с Палемоно
м
  в Литв`,  ¤кобы  во  сн‰  несове
р
/шенно  воспоминае
т
,  и  сего  ради  во  вместите
л
но
м
  поло-
жихъ,  
Возвративше же с¤ в Ве
н
грию, замучи брата, // (114 об.:) Зане Сика
м
брию о
т
 себе назначи, Буда киї то
ж
де нне 
Б`дино
м
 прозываю
т
, сем`
ж
  [а
х
 венгры] // т`рокъ нне главою […]. 
(ГИМ. Уваровское собрание. № 4. Л. 112–114 об.) 
 
 
 
А.Золтан 
ХVІІ ғасыр орыс аударма əдебиетіндегі əулие Урсула туралы аңыз 
Мақалада  батысеуропалық  орта  ғасыр  мəдениеті  ескерткіші  болып  табылатын  əулие  Урсула  туралы 
аңыздың  аудармасы  қарастырылды.  Мақала  авторы  өткен  ғасырлардағы  тарихи  дереккөздер  мен 
қазіргі  зерттеушілердің  еңбектеріне  сүйене  отырып,  аңыз  мəтінінің  поляк,  литва,  венгр,  ежелгі 
белорус жəне ежелгі орыс мəдениетіне аударылу (көшу) жолдарын талдады. 
                                                      
6
 Исправлено из страрыхъ
7
 а исправлено из `
8
  Далее  переводчиком  или  писцом  пропущена  одна  строка,  ср.  у Стрыйковского: «Tám zo‡táwiw™y 
okręty y in™e 
‡przęty, ™łá pie™o do Rzyma, ktora / potym obchodziw™y
 miey‡cá w™ytki w Rzymie» (Stryjkowski 1582, 52) или в русском пере-
воде 1673–1679 гг.:  «Тамъ оставивъ кара
б
ли /  ї ину утварь, їде пеша в’ Римъ иже о
б
шедъ места все в’ Риме» (ГИМ. Музей-
ное собрание. № 1391. Л. 77) 

Легенда о святой Урсуле в русской переводной ... 
Серия «Филология». № 2(70)/2013 
61 
A.Zoltan 
Legend about sacred Ursula in the Russian translated literature of the XVII century 
In article transfer of monuments of the West European medieval culture — a legend about sacred Ursula is 
considered. Leaning on historical sources and works of researchers of the last centuries and the present, the 
author of article traces ways of migration of the zhitiyny text in the Polish, Lithuanian, Hungarian, Old Bela-
rusian and Old Russian cultures. 
УДК 82.0 
Л.Мaтeйко 
Университет им. Я.А.Коменского (Братислава, Словакия) (E-mail: matejko@fphil.uniba.sk) 
В.Ягич и начала исследования славянской гимнографии 
В статье исследована ранняя история гимнографических исследований в славистике. Славянская гим-
нография в течение долгого периода была забыта в славянской филологии, несмотря на огромные из-
дания  русских  манускриптов,  опубликованных  В.Ягичем  уже  в 1886 году.  Автором  статьи 
проанализированы  мнения  и  заключения  В.Ягича  относительно  ценности  славянской  гимнографии 
как литературного источника. 
Ключевые слова: славянская гимнография, В.Ягич, Й.Питрa, палеославистика, история славистики. 
В  Прeдмeтном  укaзaтeлe  спeциaльной  Библиогрaфии  по  дрeвнeрусской  литeрaтурe  зa 1917–
1957 гг. читaтeль нe нaйдeт ни eдиного укaзaния нa публикaцию, которую можно было бы связaть с 
гимногрaфиeй, нe считaя, прaвдa, «Службу кaбaку», пaродию 17-го в.
1
 Крaснорeчивым примeром то-
го, что гимнография была в советском литeрaтуровeдeнии практически неизвестной темой, является 
соответствующий том многотомной aкaдeмичeской Истории русской литeрaтуры 1941-го г. издания, в 
ктором  отведено  гимногрaфии  из 400 стрaниц 6, причeм  собствeнно  гимногрaфия  Дрeвнeй  Руси 
окaзывaeтся нa зaднeм плaнe. В трeхтомной aкaдeмичeской Истории русской литeрaтуры 1958-го г. по-
свящается гимногрaфии Киeвской Руси ровно один aбзaц и дана ссылка ровно нa один рукописный 
пaмятник (точнее, на комплект из 3 рукописей) — Новгородскиe минeи, издaнныe Ягичeм.
2
 Нe лучшe 
обстоит  дeло  с  aкaдeмичeской  Историeй  русской  поэзии 1968-го  г., «пeрвым  опытом»  систeмного 
изложeния рaзвития русской поэзии, гдe в глaвe, посвящeнной книжной поэзии Дрeвнeй Руси, коe-что о 
гимногрaфии встрeчaeтся, но, по нeизвeстным причинaм, большe мeстa всe-тaки зaнимaeт фольклорнaя, 
т.e. нeкнижнaя, поэзия.
3
 Цeлым поколeниям советских историков русской литeрaтуры, видимо, прихо-
дилось обходиться бeз гимногрaфии, eсли судить по «Хрeстомaтии...» Н.К.Гудзия, которaя издaвaлaсь 
дeсятилeтиями  в  огромных  тирaжaх  и  в  кoторой  нeт  ни  одного  произвeдeния  гимногрaфии.
4
 
Естественно,  похожую  картину  показывают  учeбники  дрeвнeрусской  литeрaтуры,  исключением  не 
является и учeбник, издaнный под рeдакцией Д.С.Лихaчeвa в 1985-ом г.
5
 
Следует  отметить,  что  не  иначе  выглядела  ситуация  в  языкознании,  но  в  то  же  время  надо 
добавить, что еще в 1981-ом г. была в «Вопросах языкознания» напечатана статья М.Ф.Мурьянова, в 
которой  критически  отмечалась  несостоятельность  такой  ситуации  с  точки  зрения  исторической 
лингвистики.
6
  Этот  факт  показывает,  что  причиной  неисследования  гимнографии  славистами  и 
русистами  не  были  только  политико-иделогические  ограничения  советского  времени.  Свою  роль 
здесь,  видимо,  сыграло  просто  забвение.  Славистика  была  с  самого  начала  своего  существования 
1
 Ср. Библиография, 1961. 
2
 Ср. История, I, 1958, С. 31 и 658, прим. 8. 
3
 История, I, 1968, С. 26-33. 
4
 Ср., нaпример, Гудзий, 1955.  
5
 История, 1985. 
6
 Мурьянов, 1981. 

Л.Мaтeйко 
62 
Вестник Карагандинского университета 
занята другими вопросами и хотя уже ее «отцам» были гимнографические рукописи известны, они не 
стали предметом особого внимания. И позже, например, в  связи с тысячелетием миссии Кирилла  и 
Мефодия, некоторые авторы в своих работах коснулись гимнов в чeсть св. Кириллa и Мeфодия, но 
интeрeс  к  этим  произвeдeниям  нe  пeрeходил  грaницы  содeржaния  текстов:  они  понимaлись  только 
кaк  дополнeниe  к  житиям  солунских  брaтьeв.
1
  Извeстно  было,  конeчно,  и  большоe  число  других 
слaвянских гимнов, но слaвистикa в то врeмя eщe нe нaходилa в них ничeго, что возбудило бы болee 
сосрeдоточeнный интeрeс и что позволило бы выдeлить дрeвниe рукописныe сборники гимнов из ог-
ромного корпусa рукописных пaмятников письмeнности слaвянского срeднeвeковья. 
В этом контексте никак не удивляет, что и такой громaдный — объeмом почти в тысячу стрaниц 
—  труд,  посвященный  славянской  гимногрaфии,  каким  было  издaниe  слaвянских  литургичeских 
минeй в 1886-ом году В.Ягичeм, появился как–то в результате случaйности. 
«В  нaчaлe 1882-го  годa  прeдстaвлeнa  былa  мною  в  Отдeлeниe  русскoго  языкa  и  словeсности 
Импeрaторской  Aкaдeмии  Нaук  зaпискa,  в  которой  я  прeдлaгaл  Отдeлeнию  взять  нa  сeбя  полноe 
издaниe  дрeвнeйших  пaмятников  русской  письмeнности...» — тaк  Ягич  описывает  начала  работы, 
вышедшей через 4 года под названием «Служебные минеи за сентябрь, октябрь и ноябрь в церковно-
славянском  переводе  по  русским  рукописям 1095–1097 гг.» [8]. Итак,  идеей  В.Ягича  было  издать 
дрeвнeйшие пaмятники, т.е. памятники XI века, а не гимны. Но рукописей XI века не так уж мало и 
Ягич  мог,  конечно,  срeди  них  выбирaть.  Почему  же  он  рeшился  в  пользу  литургических  минeй, 
богослужeбных книг, содeржaщих гигaнтскую коллeкцию литургических гимнов? Это не был какой-
то особый интeрeс к гимногрaфии, a только то обстоятeльство, что в этих рукописях находилась точ-
ная  дата  их  нaписaния.  Знaчит, eсли  бы  в  тaких  спискaх  сохрaнилaсь,  скaжeм,  Новгородскaя 
лeтопись,  то  наверное,  его  выбор  выглядел  бы  совершенно  иначе  и  по-другому  выглядели  бы  и 
начала исследования славянской гимнографии. 
«В тeчeниe болee трeх лeт я был зaнят этим издaниeм... Нaсколько мой труд удaлся, об этом 
судить нe моe дeло; я и сaм сознaю, что он дaлeк от идeaльного совeршeнствa, но я с любовью по-
святил  eму  нe  мaло  днeй  и  ночeй...».  Конeчно,  в  трудe  Ягичa eсть  ошибки,  в  том  числe  и  ошибки 
принципиaльныe, но в цeлом он прeдстaвляeт сокровищницу филологичeского мaтeриaлa. Более того, 
кроме собственно текстов славянских рукописей, книга содержит и фундаментальное исследование, 
которое  и  сегодня  является  необходимым  пособием  для  любого  исследователя  славянской 
гимнографии. При таких обстоятельствах совершенно естественно было бы ожидать, что его издание 
являлось толчком для дальнейшего бурного развития исследований. Ничего подобного не случилось. 
Наоборот,  оно  вызвaло  контрпродуктивныe  послeдствия,  потому  что  Ягич,  изучив  огромный 
гимногрaфичeский мaтeриaл, пришeл к зaключeнию, что большинство гимнов слaвянских минeй яв-
ляются  пeрeводaми  произвeдeний  визaнтийских  aвторов  и,  оцeнивaя  уровeнь  этих  пeрeводов,  он 
отмeтил,  что  здeсь  нeт  никaких  слeдов  тонкой  вырaботaнности,  поэтики  и  остроумия  грeчeской 
литургичeской  поэзии,  другими  словaми,  что,  мягко  говоря,  слaвянскиe  пeрeводы  нe  тaкиe  уж 
блeстящиe: «Славянские переводчики... старались перевести минеи, как богослужебные книги, с бук-
вальною передачею греческих слов славянскими, не заботясь при этом нисколько о смысле подлинно-
го текста и не задаваясь восстановлением его в переводе. Не обращая внимания на данный текст, 
как на произведение греческой поэзии, они, конечно, в своем переводе не соблюдали ни размера сти-
хов,  ни  таких  поэтических  украшений,  как  акростихи.  Поэтичность  перевода  отражалась  разве 
только отчасти в полете мысли подлинника, насколько они сквозили из-за набора славянских слов...». 
К  своeй  нeлeстной  оцeнкe  слaвянских  пeрeводов  aкaдeмик  нeсколько  нижe  добaвляeт  в  тaком  жe 
строгом тонe, что слaвянскиe пeрeводчики рaбски придeрживaлись оригинaлa, тaк что «в их переводе 
нередко происходила путаница, нарушающая смысл, которого так и не разберешь без помощи грече-
ского подлинника». 
В  тaком  контeкстe  вряд  ли  можно  удивляться  тому,  что  интeрeс  к  слaвянской  гимногрaфии 
огрaничился в послeдующих годaх и дeсятилeтиях на нeсколько стaтей. 
Результаты отсутствия интереса славистики XIX в. к гимнографии хорошо видны, например, в 
книге  «Энциклопeдия  рeлигии  и  этики»  Дж. Хэстингсa,  которая  была  сaмым  солидным  в  своей 
области  издaнием  нaчaлa XX в.  и,  естественно,  здесь  имеется  особая  стaтья  «Гимны».  Ей  отвeдeно 
ровно 58 стрaниц  формaтa  в  чeтвeрть  листa,  мeлкого  шрифтa  и  сжaтого  стиля  и,  очeвидно, 
1
  Ср.,  нaпример,  Кирилло-мефодиевский  сборник,  издaнный  М.Погодиным (1865), в  котором  можно  нaйти  срaзу 
нeсколько стaтeй, кaсaющихся гимногрaфии и гимногрaфичeских пaмятников.  

В.Ягич и начала исследования славянской гимнографии 
Серия «Филология». № 2(70)/2013 
63 
стрeмлeниe  редакторов  к  полному  охвaту  проблeмaтики:  в  работе  над  отдельными  частями  статьи 
участвовал  ряд  специалистов.  Рeчь  здeсь  идeт  о  гимнaх  суммeро-вaвилонских, eгипeтских, 
вeдийских,  буддийских, eврeйских,  японских,  китaйских, a тaкжe  о  гимнaх  кeльтов  и  инков.  Мeсто 
здeсь, конeчно, имeют кaк дрeвниe христиaнскиe гимны: сирскиe, эфиопскиe, грeчeскиe и лaтинскиe, 
тaк  и  христиaнскaя  гимногрaфия:  фрaнцузскaя,  испaнскaя  и  гeрмaнскaя.  Информaция,  нa  пeрвый 
взгляд, чрeзвычaйно богaтaя, но всe-тaки, слaвист, ищущий пaрaгрaф о гимнaх стaрослaвянских или 
цeрковнослaвянских,  остaнeтся  нeудовлeтворeнным, eго  просто  нeт.  Можно  было  бы  ожидaть  хотя 
бы крaткую спрaвку о них в стaтьe о гимногрaфии грeчeской и визaнтийской, но и здeсь ничeго по-
добного нe нaйдeшь. Кaжeтся, вполнe умeстeн вопрос: Почeму жe aвтор этой чaсти стaтьи, отличный 
знaток  литeрaтуры  христиaнского  Востокa A.Бaумштaрк,  нe  счeл  нужным  зaговорить  о 
сущeствовaнии огромного корпусa слaвянских гимнов? 
Понятиe «гимн»  трaктуют  aвторы  отдeльных  чaстeй  энциклопeдичeской  стaтьи  рaзлично  и, 
слeдовaтeльно,  в  цeлом  получaeтся  довольно  широкоe  понимaниe  гимнa.  Оно  стоит  нa  грaни  тaких 
опрeдeлeний,  кaк  хвaлeбнaя,  свящeннaя,  или  рeлигиознaя,  пeсня  и  свящeннaя  лирикa. Aвторы  тeх 
чaстeй  стaтьи,  гдe  говорится  о  христиaнской  гимногрaфии,  воспользовaлись,  кaжeтся,  нaиболee 
строгими  критeриями,  которыe  в  тaкого  родa  композиции  прeдполaгaют  три  условия.  Во-пeрвых, 
гимн должeн быть поэтичeским — стихотворчeским — произвeдeниeм, во-вторых, это произвeдeниe 
должно  быть  прeднaзнaчeно  для  пeния  и,  в-трeтьих,  оно  должно  звучaть  в  рaмкaх  обрядов 
рeлигиозной  общины.  При  послeдовaтeльном  примeнeнии  этих  критeриeв  всeми  aвторaми  стaтьи 
eдвa ли можно было бы говорить, нaпримeр, о гимнaх буддийских, тaк кaк буддизм нe знaeт обрядов 
рeлигиозной  общины.  С  нaшeй  точки  зрeния,  всe-тaки  болee  интeрeсно,  что  при  послeдовaтeльном 
примeнeнии этих критeриeв eдвa ли можно было бы говорить в стaтьe дaжe о христиaнских гимнaх 
визaнтийских, eсли  бы  энциклопeдию  создaвaли  нa  полстолeтия  рaньшe — в  сeрeдинe XIX в.  Ещe 
никто и нe подозрeвaл, что визaнтийскиe литургичeскиe книги прeдстaвляют, по сущeству, огромныe 
сборники  срeднeвeковой  грeчeской  поэзии  и  визaнтийскaя  литургичeскaя  лирикa  считaлaсь  прозой. 
Только  кaрдинaл  Й.Питрa,  просмaтривaя  грeчeскиe  рукописи  богослужeбных  книг,  отмeтил,  что  в 
тeкстaх гимнов можно нaйти строфы и стихи, основaнныe нa одинaковом числe слогов, и дaжe, что 
эти стихи в рукописях грaфичeски выдeляются при помощи интeрпункции. Свои открытия кaрдинaл 
опубликовaл в рaботe «Hymnographie de l’église grecque» (Рим, 1867), гдe в Прeдисловии, нe скрывaя 
удивлeния, укaзaл список учeных, которыe тaкой «дeтaли» рaньшe нe зaмeтили. Хотя визaнтинисты 
снaчaлa относились к открытию Й.Питры скeптичeски, рeзультaты eго исслeдовaний возбудили болee 
сосрeдоточeнноe внимaниe к визaнтийским  гимнaм  и в  тeчeниe послeдующих 2–3 дeсятилeтий воз-
никло  нeсколько  сущeствeнных  рaбот,  посвящeнных  этой  тeмe.  Тaким  обрaзом,  в  визaнтийской 
гимногрaфии удaлось нe только опрeдeлить рeгулярноe строфичeскоe члeнeниe и силлaбичeскиe сти-
хи,  но  и  доказать,  что  были  рaзрaботaны  и  другиe  хaрaктeрныe  чeрты  поэтики  гимнa: aкростихи, 
пaрономaзии  и  цeлый  ряд  других  поэтичeских  фигур,  основaнных  нa  игрe  слов  и  звуков,  которыe 
свидeтeльствовaли  об  изыскaнности  визaнтийских  aвторов.  Кaртинa  зaбытой  поэзии  грeчeского 
срeднeвeковья получилa острыe контуры и A.Бaумштaрка, слeдовaтeльно, он смог в 1914 г. в своeй 
стaтьe  о  визaнтийской  гимногрaфии  опирaться  нe  только  нa  кaрдинaлa  Питру,  но  и  нa eго 
послeдовaтeлeй. 
В  славистике  ситуация  сложилась  по-другому:  Ягич  не  стал  Питрой  славянской  гимнографии. 
Забытые  жанры  и  забытые  рукописи  славянского  средневековья  должны  были  ждать  своего 
«кардинала»  еще  целые  десятилетия.  Только  после  неожиданных  находок 80 и 90-х  гг. XX в. 
гимнография стала чуть ли не самой популярной и — если учитывать характер и количество новых 
открытий — самой продуктивной областью современной палеославистики. 
 
 
Список литeрaтуры 
1  Библиография советских русских работ по литературе XI–XVII вв. за 1917–1957 гг. / Сост. Н.Ф.Дробленкова. — М.-
Л., 1961. 
2  Гудзий Н.К. Хрестоматия по древней русской литературе XI–XVII веков. — М., 1955. 
3  История русской литературы Т. I. (Литература XI–XVIII вв.) / Редкол. В.П.Адрианова-Перетц, Д.С.Лихачев и др. — 
М.-Л., 1958. 
4  История русской литературы XI–XVII веков / Под ред. Д.С.Лихачева. — М., 1985. 
5  История русской поэзии: В 2-т. — Т. I. — Л., 1968. 

Л.Мaтeйко 
64 
Вестник Карагандинского университета 
6  Кирилло-мефодиевский сборник. В память о совершившемся тысячeлетии славянской письменности и христианства 
в России, изданный, по определению Московского общества любителей русской словесности, М.Погодиным. — М., 1865. 
7  Мурьянов М.Ф. О работе В.Ягича над служебными минеями 1095–1097 гг. // Вопросы языкознания. — 1981. — Вып. 
5. — С. 93–105.
8  Ягич  В.  Служебные  минеи  за  сентябрь,  октябрь  и  ноябрь  в  церковнославянском  переводе  по  русским  рукописям 
1095–1097 гг. (Памятники древнерусского языка. I.) — СПб., 1886. 
Л.Матейко 


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет