Қазақстан Республикасы Мәдениет және спорт министрлігі Тілдерді дамыту және қоғамдық-саяси жұмыс комитетіінің тапсырысы бойынша



жүктеу 4.99 Mb.

бет7/41
Дата15.03.2017
өлшемі4.99 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   41

-ла  не  придает  речи  говорящего  вежливый  тон,  как  это  имело  то  выше,  а  как  бы  сближает 

условие с действием, т. е. характеризует действие, которое последует сразу же, как только будет 

обеспечено условие, необходимое для этого. На рус ский язык этот оттенок передается оборотом 

«как только», «сразу же после» и т. д.



77

Обороты  «раст  дәйдила»,  «каримамдила»  можно  выразить  и  «раст 

дәйсиз», «каримамсиз», где -дила передается формой -сиз. Но последняя в 

уйгурском языке является первичной формой веж ливости, тогда как -дила 

оттеняет  более  вежливое  отношение  говорящего,  чем  -сиз.  Отсюда  всем 

очевидна  усилительная  функ ция  показателя  III  лица  будущего  времени  в 

сочетании с частицей вежливости -ла.

В таких примерах, как: немә дәйдилә, качан келидила, қаяққа баридила

нәдин  кәлдила  и  т.  д.,  где  глагол  с  формой  -ди+ла  стоит  после  слов  с 

вопросительным значением и выражает в целом идею вопроса, частица -ла 

по-прежнему привносит в значение пос ледних оттенок вежливости.

5.  Своеобразное  модальное  отношение  выражает  частица  -ла  в 

сочетании с глагольной формой будущего времени I и III лица ед. и мн. числа 

изъявительного наклонения. Например:

Мән барайла. – Мне бы идти.

Биз барайлила.– Нам бы идти.

У (улар) барсинла.– Пусть идет он (они).

В  этом  случае  частица  -ла  изъявленному  желанию  придает  оттенок 

убедительной просьбы: Бизму берип келәйлила театрға. – И нам бы сходить 

в театр.


  6.  Несколько  дифференцированное  значение,  но  все  же  близкое  к 

указанному оттенку модальности, может быть выражено части цей -ла в таких 

сочетаниях, как: мәйлила – да пусть; боптила – да ладно; ятивәрсинла – да 

пусть лежит (ложится); орнида туривәрсинла – да пусть стоит на своем месте. 

Здесь  убедитель ная  просьба  говорящего  переходит  в  его  снисходительное 

согласие, позволение и допущение.

  7.  Оттенок  интенсивности  передается  частицей  -ла  в  сочетании  со 

словами  с  временным  значением.  Так,  если  она  находится  при  словах 

с  значением  будущего  и  настоящего  времени  (әтә  –  завтра,  әтөгүн  –  в 

ближайшее время, һазир – сейчас, бүгүн – сегодня и т. д.), то привносит в 

их значение оттенок интенсивности, указываю щий на сравнительно быстрое 

протекание действия во времени. На русский язык передается частицей «же» 

и «только что». Например: Мән әтила йетип баримән. – Я завтра же приду. 

Иштин һазирла кәлдим. – Только что я пришел с работы, һазирла оқуветәй. 

– Сейчас же я прочту. Бүгүнла түгүтиветимән. – Сегодня же я за кончу и т.д.

Если  частица  -ла  находится  при  словах  с  значением  прошед-

шего времени, то она указывает, что действие произошло не совсем 

давно  по  отношению  к  данному  моменту  и  что  оно  совсем  еще 

свежо  в  памяти  говорящего.  Например:  Түнүгүнла  у  бизниң  өйгә 


78

келип кәткән еди. – Он только вчера приходил к нам домой. Әтигәнла йенип 

кәпсәнғу? – Что так рано вернулся?

8.  Частица  -ла,  находясь  при  глагольных  повторных  образова ниях 

типа:  чиқа-чиқмайла,  қача-қачмайла,  ичә-ичмәстинла,  обыч но  извещает  о 

немедленном совершении второго действия, которое в обязательном порядке 

должно последовать за первым, до его полного совершения. Например: ...чай 

ичә-ичмәстинла,  еғинап  татлиқ  уйқиға  кетисән  (ӨМуһ.).  –  ...не  успеешь 

выпить чайку и тут же, завалившись, уснешь крепким сном. Или:

Чүнки әву оттуз кәдәм

Қача-қачмайла,...

–  «Тохта!»  –деди  чин  ун 

билән

Бир чегаричи (И. Сат.).



–  Потому,  что  тот  не  успел 

убежать  и  на  расстояние 

тридцати  шагов,  как  (вдруг) 

остановил 

его 

какой-


то  пограничник,  властно 

крикнув «Стой!».

Атам  маңа  жавап  бәрмәйла,  һөкүрәп  жиғлавәтти  (ӨМуһ.).  –  Отец, 

не  ответив  мне,  заплакал  навзрыд.  Как  видно,  частица  -ла,  помимо  этого 

значения, одновременно выполняет определенную синтаксическую функцию 

в системе сложного предложения.

Итак,  частица  -ла  является  таким  служебным  элементом,  кото рый 

способен выражать множество модальных, семантических и др. оттенков в 

зависимости от того, с какой категорией слов она употребляется.

Частица -му//-ма

К разряду семантически и грамматически дифференцированных частиц 

в уйгурском языке следует отнести частицу -му//-ма (других фонетических 

вариантов не имеет). 

1. Частица -му//-ма, присоединяясь к словам самой различной категории, 

выражает идею вопроса; ее грамматическим эквива лентом в русском языке 

является частица ли. Например: Адәмдинму улуө нәрсә барму, билмәймән? 

(И.  Сат.).  –  Не  знаю,  есть  ли  величественнее  [существо],  чем  человек? 

Чүшүмдиму, өңүмдиму...? (ӨМ

у

Һ.) – То ли во сне, то ли наяву..? Бу кәлген 



Әхмәтму, Савутму? – Пришедший Ахмет или Савут? Яркәттә аман барму

бизни туққан анимиз? (фольк.). – Благополучна ли в Джаркенте родившая 

нас мать? Әнди мени ишләтмәкчиму силәр? – дәп вақиридим (ӨМуһ.). – Вы 

хотите теперь заставить работать меня? – кричал я.

Частица  -му//-ма,  употребляясь  с  глагольной  формой,  обычно 

является  замыкающим  элементом.  Например:  Мән  алдимму?  –  Я  что  ли 

взял? Сән бардиңму? – Ходил ли ты? У кәлдиму? – При шел ли он? Мән 


79

баримәнму? – Я что ли пойду? и др. Однако в формах глагола II, III лица 

будущего и настоящего времени вопросительная частица -му//-ма ставится 

непосредственно перед личными глагольными окончаниями, при этом, ввиду 

ударности предшествующего этой частице слога, гласный звук ее исчезает 

и  получает  орфографическое  оформление  как  м.  Например:  Бизниң  өйдә 

қаламсиз? – Останетесь ли у нас дома? Йолдашлириңдин каламсән әнди? – 

Отстанешь ли ты теперь от своих товарищей?

Надо заметить, что эта частица в некоторых других языках, например в 

казахскам (ма//ме, ба//бе, па//пе, мы//мі), в аналогич ной позиции сохраняется 

полностью: Үйге барамысың? (в уйгур ском: өйгә барамсән?). – Пойдешь ли 

ты домой? В связи с этой формой уместно также отметить, что в казахском 

допускается  пе рестановка  вопросительной  частицы  и  личного  окончания. 

Напри мер: вместо «барамысың» можно употребить и «барасыңба». Точ но 

также в уйгурском языке, вместо обычной формы «барамсән» (>бар+ар+му 

+  сән)  допустима  и  форма  «барасәнму»  (>бар+ар+сән+му).  Однако 

перестановка  вопросительной  частицы  на  последнее  место  в  уйгурском 

языке влечет за собой и некоторое семантическое изменение в значении того 

глагола, с которым она употребляется, т. е. идея вопроса получает оттенок 

сожаления. Например: Шундақ ишниму қиласәнму? – Как же ты такое дело 

мог сделать?

Оттенок сомнения и неуверенности в выполнении того или ино-

го  действия  другими  лицами  может  передать  также  глагол  в  при-

частной форме на -ар//-әр с вопросительной частицей -му. Н ап р и -

мер: У бизниң ейтқиннмизни ишләп берәму? – Сделает (выпол нит) 

ли он то, что мы сказали?

2. Частица -му может выражать усилительный оттенок. Напри-

мер: Қийип кәткән пүрүм чоруғум һелиму бар өйимдә (ӨМуһ.). – Все 

еще имеются дома лапти, которые я, уходя, надел. Өйгә янсам, өй көзүмгә 

яманму  соғ  көрүнди  (ӨМуһ.).  –  Когда  вернулся  домой,  он  показался 

моим  глазам  страшно  холодным.  «Дәм  ал  бовай!»  –  дәпму  бирдәм 

ухлатмидуқ  (ӨМуһ.).  –  Не  дали  поспать,  сказав  даже  «отдохни, 

дед!». Көңлимгә техиму коркунч салиду (ӨМуһ.). – Вселяет в мою 

душу еще больше страха.

В отличие от других усилительных частиц, частица -му оттенок 

усиления  привносит  в  значение  глагола,  наречия,  прилагатель-

ного и может служить иногда смысловым эквивалентом некоторых 

усилительных слов или аффиксов. Например: Униң билән убданму 

сөзлишәмидим.  –  Не  мог  с  ним  даже  хорошенько  поговорить. 


80

«Убданму»  является  как  бы  смысловым  эквивалентом  «убданрақ».  Надо 

также  отметить,  что  эта  частица  не  универсальна  в  смысле  употребления 

с  той  или  иной  категорией  слов:  она  имеет  опреде ленный  круг  своего 

употребления. Очень часто она находится, например, при таких словах, как: 

һелиму, техиму, хойму (или хойма), толиму, көпму.

Элемент -му в этих двух указанных значениях выступает как частица, 

которую  необходимо  дифференцировать  от  аналогичного  по  своему 

фонетическому  облику  элемента  -му,  функционирующе го  в  одном  случае 

(Чайдин  кейин  дадамму,  анамму...  үгидәшкө  башлайду  (ӨМуһ.).  –  После 

чая и отец и мать... начинают дре мать) как повторительный союз, а в другом 

–  энклетика  (өйму-өй,  қолму-қол),  выполняющая  грамматическую  роль. 

Когда  элемент  -му  выступает  как  частица,  то  ударение  обычно  падает  на 

предшествующий ей слог, а в других двух случаях она принимает его на себя.



Частица -ду//-ту

Грамматический элемент -ду



7

 в уйгурском языке выражает идею вопроса, 

обращенного к III лицу, с некоторым оттенком вероятности, неуверенности и 

неубежденности в совершаемом или совершившемся факте, о лице, качестве 

или признаке предмета, о которых шла речь или будет идти. Поэтому частицу 

можно  было  бы  назвать  предположительно-вопросительной.  Например: 

Яркәтниң базирига кәлгәнду улақ саман? (фольк.). – Вероятно, посту пил на 

базар Джаркента воз соломы? Мениң бу сөзүмгә чоңанамниң жени чиққанду

мән уни көрмидим (ӨМуһ.).– Видимо, эти мои слова взбесили мою старшую 

тетку, этого я сам не видел. Китапни алған Шавдунду? – Видимо, Шавдун 

взял книгу? Хошал болғиниға қариғанда бир яшхи хәвәр барду? – Судя по 

тому, как [он] радуется, наверно, имеется хорошая весть? Бизниң балилар 

һазир биллиду? – Наши дети сейчас, вероятно, вместе. Синип ичи йоруқту

– В классе, наверно, светло?

Для особого подчеркивания оттенка сомнительности, вероятности как 

неделимой семантической части идеи вопроса зачастую слово с частицей 



-ду сопровождается такими вводными словами, как: бәлким (Шәпрәңду, 

бәлким? – деди у, Көңли бәқарар. И.Сат. – Летучая мышь это, может быть? 

–  сказал  он,  успокаивая  себя);  әтималим  (Шуниң  үчүндү,  әтималим, 

өйимиз көзүмгә яманму соғ көрүнәтти? ӨМуһ: –Видимо, поэтому дом наш 

казался моим глазам страшно холодным?); мүмкин (У кочида жүргәнду, 

мүмкин? – Может быть, он на улице ходит?); тайлиқ (Тайлиқ, у өйидә 

олтурудиғанду?  –  Наверно,  он  дома  сидит?)  и  др.  Как  видно,  все  эти 

обороты передаются на русский язык с помощью соответ ствующих слов со 

7-Ду  в  слове  буду  кетим  (на  этот  раз)  не  имеет  ничего  общего  с  рассмат риваемым 

элементом -ду. Надо полагать, что оно связано со словом до – черед: мениң дойим – мой черед.



81

значением вероятности, предположения: по всей вероятности, вероятно, 

наверно, может быть и т. д.

В  своем  употреблении  частица  -ду  постпозитивна.  Лишь  в  двух 

случаях она допускает употребление после себя других грамматических 

форм. 1) Өйгә кәтмәмдила? – Не соизволите ли Выидти домой? Здесь 

после частицы -ду (-ди)

8

 стоит частица вежливости -ла. 2) Мәнму шәһәргә 



баридиғандимә?  –  Вероятно,  я  то же  поеду  в  город?  Здесь  частицу  -ду 

(-ди)  замыкает  усеченная  форма  личного  окончания  глагола  I  лица  ед. 

числа.


В  генетическом  отношении  предположительно-вопросительная 

частица -ду//-ту, а также и показатель III лица будущего времени восходят 

к  глагольной  форме  -дур  //-тур,  которая  в  далеком  прошлом  звучала 

как  -дурур//-турур.  Форма  -дур//-тур  в  современном  уйгурском  языке 

употребляется сравнительно реже, чем -ду//-ту, тогда как в памятниках 

уйгурской  классической  литературы  прош лых  веков  (XVII  -XIX), 

наоборот, она была часто употребительной.

Частица-чу

Частица  -чу  в  уйгурском  языке  выполняет  три  грамматические 

функции.

1. -Чу функционирует как вопросительная частица и, в отличие от 

других  вопросительных  частиц,  она  ограничивает  свое  употребление 

рамками  имен  существительных  иместоимений.  К  тому  же,  идея 

вопроса  в  ней  выражается  в  некотором  обратно-сопоставительном 

плане.  А  поэтому  частица  -чу,  главным  образом,  появляется  в  таких 

вопросительных, вопросительно-повествовательных предложениях или 

в диалогических речах, где говорящий, сообщая о своих действиях или 

действиях  других  лиц  (или  предметов),  осведомляется  о  намерении 

других  в  форме  контрвопроса.  Например:  Мән  бүгүн  саәт  алтиғичә 

ишләймән, сәнчу? – Я сегодня работаю до шести часов, а ты?

– Студентлар «Бирлик» колхозға ярдәмгә баридиған бопту.



–  Бизчу?

–  Студенты едут помогать колхозу «Бирлик».

–  А мы?

В  передаче  оттенка  контрвопроса  или  обратного  вопроса 

небезучастна  и  интонация,  с  которой  произносится  слово  с  частицей 

-чу.  Как  правило,  в  таких  случаях  интонационное  ударение  падает  на 

8 Переход -ду в -ди последовал не из-за твердости или мягкости присоединяемой основы, 

а из-за взаимных влияний соседних звуков. Отсюда, естественно, -ди – не есть фонетический 

вариант -ду, а ее измененная форма.



82

слог,  предшествующий  частице.  Например:  мәнчу,  өзәңчу,  Әхмәтчу

силәрчу. Перенос ударения на самою частицу -чу (сәнчý, мәнчý) придает 

совершенно другой смысловой оттенок.

  2.  Частица  -чу  выражет  уточнительно-побудительный  оттенок  и 

своим  присутствием  придает  речи  некоторую  эмоциональную  окраску. 

Большей частью она употребляется в живом разговорном языке и языке 

детей. Например: Мәнчу бүгүн киноға берип кәлдим. – Я-то сегодня в 

кино  сходил.  Һезимахун,  сән  өйгә  берипчу  дадаңға  қаришип  бәргин, 

мақулму? – Хезимахун, иди-ка ты домой и помоги папе, ладно? Иногда 

эта частица в одном предложении можетповторяться несколько раз, что 

не является нормой языка.

Как уже говорилось, в этом случае частица принимает ударение на 

себя.


3.  Частица  -чу  в  другом  своем  значении  выражает  утверждение  с 

подчеркнутым  тоном  уверенности.  Она  обычно  находится  при  словах, 

которые  являются  как  бы  прямым  ответом  на  поставлен ный  вопрос. 

Например:

– Сән чапсан оқуп берәләмсә?

–  Отрицательной  форме  глагола  на  -май//-мәй.  Она  встречается 

также при именах:

– 

Ким ишләп берә бу ишни?



– 

Өзәмчу...



– 

Кто сможет сделать эту работу?

– Почему же не мне самому.

4. В своем более дифференцированном императивном значении -чу 

относ бәрмәйчу.

–Ты сможешь быстро прочитать?



– 

А почему же нет.

Бақи: 

Назугум халамду?



Назугум: Халимайчу (Қ. Хас.).

Баки: Пожелает ли Назугум?

Назугум: Как же не пожелать.

Примеры  показывают,  что  частица  -чу  большей  частью  находится 

к  разряду  модально-волеизъявительных  частиц.  Императивно-

побудительное  значение  этой  частицы  сопровождается  просьбой, 

упрашиванием. Например: Сән болсаңму су әкелип бәрсәңчу? (ӨМуһ.). 

–  Хоть  и  ты  принеси  мне  воду?  Соримаяқ  қойсиличу,  қийин  екән...  – 

Что уж там говорить (или не спрашивайте, пожалуйста), очень трудно, 

оказывается.



83

В  отличие  от  такой  же  императивной  частицы  -а,//-ә,  частица  -чу 

императивное  значение  выражает  гораздо  яснее,  тогда  как  у  первой 

частицы  оттенок  просьбы  и  умоления  выступает  на  передний  план,  а 

императивность выражается лишь в общих чертах.

Частица -а//-ә

 1. Императивная частица -а//-ә, употребляясь обычно при глаголе-

сказуемом  с  формой  повелительного  наклонения  (-ғин//-гин,  -қин//-

кин,  -иң//-ң),  привносит  в  его  значение  дополнительный  модальный 

оттенок, выражающийся в упрашивании, уговаривании и убедительной 

просьбе. Например: Қолуңға алгина. – Возьми-ка, пожалуйста, на руки. 

Өйгә берип кәлгинә. – Сходи-ка, пожалуйста, домой. Кол қоюп бериңа

–  Будьте  любезны,  подпишите.  Бешимни  қатурмаңа.  –  Не  морочьте, 

пожалуйста, мне голову.

  2.  При  глаголах,  имеющих  вдвойне  вежливую  форму  личного 

окончания  сили>сизли>сизлири,  частица  -а//-ә  также  указывает  на 

вежливую  убедительную  просьбу,  причем  последний  гласный  личного 

окончания опускается. Например: Бүгүн әтигәнрәк кәлсилира (кәсила –



разг.). – Сегодня приходите, пожалуйста, пораньше.

3. Частица -а//-ә иногда придает усилительный оттенок заданному 

вопросу. Например: Ялғуз ишләватамсиза? – Вы одни что ли работаете?

Что касается «-ә» в таких сочетаниях, как «ухлимаймизә?», «оқуп 

болимизә?» и т.д., то она генетически восходит к частице «-һә».

Частица -ғу//-қу

1. Частица -ғу//-қу указывает на отношение говорящего, в котором 

выражается  его  собственное  убеждение  и  осведомленность  о  том  или 

ином факте, о том или ином лице или предмете. Напри мер: Бу келиватқан 

Һаширғу. – Ведь это идет Хашир. Көрмәйватәмсән, анлиңдики ериққу. – 

Не видишь что ли, перед тобой же – арык.

Эта частица употребляется почти при всех категориях слов. Иногда 

она допускает перестановку от подлежащего к сказуемо му, в связи с чем 

меняется  и  интонация  в  предложении.  Например:  Өзәнғу  бармаймән 

дегән. – Сам же, ведь, сказал, что не пойдешь. Өзәң бармаймән дегәнғу 

(перевод  тот  же).  На  русский  язык  этот  оттенок  частицы  -ғу//-қу 

переводится частицами «ведь», «же». Ее грамматическим эквивалентом 

в других языках, в частности казахском, является частица -ғой, видимо 

генетически родственная с -ғу//-қу.

2. Второе значение частицы -ғу//-қу имеет оттенок конкретизации, 

уточнения. Например:



84

Кизил сақчиғу

Бунин бәрлиқ сирлирини

Билип қойған у (И. Сат.).

Яркәтниң балилирини...

Һаҗи тоңғузғу сатти... (фольк.).



– 

Краснй  пограничник-

то уже узнал все его тайны.

Что  же  касается  Хаджи-

подлеца  [свиньи],  то  он 

продал джаркентских ребят.

Әхмәтқу һелиғичә йетип барди. – Ахмет-то, наверняка, уж доехал. 

Бу техи яхшиғу. – Это еще ничего. Бу китапни оқуп чиқишқиғу болуду... 

– Эту книгу прочитать-то уж можно.

К  особенностям  частицы  -ғу//-қу  можно  отнести  то,  что  она  в 

системе  одного  предложения  может  стоять  и  при  подлежащем  и  при 

сказуемом.  В  этом  случае  она  носит  характер  повторного  уточнения  и 

конкретизации как действующего лица, так и его действия. Например: 

Хизмәтқу жиғинға баридиғу. – Хизмет-то на собрание пойдет уж.

Как  видно  из  примеров,  оттенок,  привносящийся  частицей  -ғу//-

қу, передается на русский язык частицами «уж», «то». Что же касается 

вышеуказанной  частицы  -ғой  в  казахском  языке,  то  она  является  ее 

грамматическим эквивалентом.

3.  Частица  -ғу//-қу  при  некоторых  формах  глагола  выражает 

побудительно-желательный  оттенок.  Например:  Чанамни  берип 

турсаммуғу  болаттикән.  –  Можно  было  бы,  пожалуй,  дать  (на  время) 

сани.  Шәһәрдә  ишләп  турсаңмуғу  боптукән  (болупту  екән).  –  Можно 

было бы поработать и в городе.

4.  Частица  -ғу//-қу  дифференцированно  выражает  оттенок 

сожаления, что передается на русский язык частицей «бы» при «если». 

Например:  Һазир,  ақчам  болсиғу,  мону  китапни  сетивалаттим.  –  Если 

сейчас были бы у меня деньги, я купил бы эту книгу. Әтигәнрәк кәлсәңғу

киноға бараттуқ. – Если пришел бы ты пораньше, то мы сходили бы в 

кино.


Частица -зә

Частица -зә как по своему звучанию, так и по своей семантике носит 

оригинальный характер. Эта или подобная ей частица в других тюркских 

языках нами не обнаружена.

Частица  эта  чаще  всего  встречается  в  речи  уйгуров  старшего 

поколения и является таким служебным элементом, при помощи которого 



85

передается  логическая  пауза,  что  в  свою  очередь  подчеркивает особую 

манеру  говорящего.  Например:  Шуни  ейтивзә,  у  бир  пәс  чоңқур  ойлунуп 

қалди. – Сказав, таким образом, это, он некоторое время глубоко задумался.

В  речи  отдельных  людей  частица  -зә  может  повторяться  несколько 

раз, а иногда она проскальзывает и в вдвойне повторной форме. Например: 

Мәнзә бүгүн базарға беривзә... Или: беривзизә, еливзизә, әңгизизә, дәвзизә и 

т.д. Однако чрезмерно частое употребление частицы -зә не является нормой 

литературного языка, а скорее всего приобретает характер слов-паразитов.

Частица -миш//-емиш

В  разряде  модальных  частиц  -миш//-емиш  является  более 

дифференцированной  и  по  своему  образованию  имеет  общее  с  частицей 



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   41


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал