Қазақстан Республикасы Мәдениет және спорт министрлігі Тілдерді дамыту және қоғамдық-саяси жұмыс комитетіінің тапсырысы бойынша



жүктеу 4.99 Mb.

бет8/41
Дата15.03.2017
өлшемі4.99 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   41

-екән.  «-Емиш»  (как  и  «-екән»)  образовалась  от  недостаточ ного  глагола 

е-  и  причастной  формы  -миш.  В  своем  историческом  развитии  -емиш  в 

уйгурском, казахском и др. языках приобрела также усеченную форму -миш.

Частица  -миш//-емиш  в  уйгурском  языке  имеет  модальное  значение, 

указывающее на то, что говорящий, ввиду личной неосведомленности и за 

неимением  точных  сведений,  констатируя  факт,  высказывает  о  нем  лишь 

свое  предположительное  отношение.  Например:  Бизниң  колхозға  чәтәл 

делегатлири кәлгидәкмиш. – Говорят, что в наш колхоз приедет иностранная 

делегация.

Оттенок  предположительности  и  неопределенности  иногда 

переплетается с оттенком пренебрежения и иронии.

Частица  -миш//-емиш  зачастую  употребляется  с  причастной  формой 

глагола  будущего  времени  -ғидәк//-гидәк  или  универсального  аффикса 



-дәк//-тәк,  которые  сами  по  себе  имеют  значение  предположительности, 

поэтому их совместное употребление (ғидәк + миш, дәк + миш) лишний раз 

подчеркивает  оттенок  предположительности  и  неопределенности  смысла. 

Например: аттәкмиш – якобы как лошадь; китаптәкмиш – вроде как книга. 

Частицу -миш//-емиш в уйгурском языке принято писать вместе с глагольной 

основой.


Частица -екән

Частица -екән, как и -миш, образована из недостаточного глагола е- и 

причастной формы -кән. Отличительной чертой «-екән» является то, что она 

может находиться и при глагольных, и при именных формах.

Частица -екән имеет значение, констатирующее факт, совершенный 

в различное время, и большей своей частью встречается в фольклорном 

жанре – сказках, сказаниях и т.д. Например:


86

Бар екән, йоқ екән өтмүш заманда.

Инсаилар йәнчилгән зулмәт жаһанда.

Уйғурлар шәһридә бар екән бир шаһ,

Tәкшүрүш қиләркән кочилар ара («Гадай билән шәһ»).

Частица  -екән  в  уйгурском  языке  имеет  двоякое  написание  – 

раздельное и слитное. При слитном произношении «-екән» с основой 

глагола  и  имен  наблюдается  некоторое  изменение  в  ее  фоне тическом 

облике  (чередование  «е»  с  «и»,  выпадение  «е»  ит.  д.).  На пример: 

барикән, йоқикән, ачикән, тоқикән... (екән<икән). Или қалдимикин

йәтмидимикин,  дадаммикин,  биллимикин.  В  послед них  примерах 

«-екән» приобрела форму -кин. Подобное явление в других тюркских 

языках почти не наблюдается, и эта частица во всех случаях сохраняет 

свою полную форму.

Частица -әй

Частица -әй употребляется обычно в вопросительных предложениях 

для  большего  усиления  оттенка  вопроса  и  придания  речи  особой 

эмоциональной  окраски  –  непосредственности,  побудительности. 

Например:  Сән  нәгә  барисәнәй?  –  Куда  же  ты  идешь,  а?  Качан 

келисиләрәй? – Когда же вы придете, а?

Частица эта свойственна живому разговорному языку

9

 и отнюдь не 



является признаком культурной речи, поэтому в обращениях к старшим 

почти не допускается. Отсюда надо полагать, что ча стица -әй в своем 

происхождении связана с междометным сло вом -һәй, которым обычно 

окликают  людей  младшего  возраста,  т.к.  пo  отношению  к  старшим 

опять-таки  она  звучит  грубо;  для  этого  есть  -һай.  Например:  һай

балиларниң дадиси. На русский язык частица -әй передается частицей 

«-а».

Частица -уй

Побудительно-восклицательный оттенок придает речи частица -уй

однородная по своей природе с частицей -әй. Надо пола гать, что она 

восходит также к междометному слову -һуй (Һуй, сән нәдин чиқтиң? – О, 

откуда ты вышел?), которое первоначаль но служило в целях побуждения 

и привлечения внимания собесед ника, но постепенно перешло в разряд 

частиц. Например: Кәлсәңчуй биз тәрәпкә. – Приходи, слушай, в наши 

края.  Немә  дәйсәнуй.  –  О  чем  ты,  слушай,  говоришь.  Абдулмуй  бу 

келиватқан. – Неужели этот Абул идет. Тартқинәуй бешиңни. – Убери, 

слушай, голову. Немә(р)уй?! – Что такое?!

9  Элемент  -әй  также  употребляется  в  песнях,  где  играет  роль  восполнителя 

недостающего слога или звуковой рифмы: Вайәй Насиргаң. Җанәй Насиргаң... (фольк).



87

Частица һә

  «һә»,  связанная  по  своему  происхождению  с  междометными 

словами, как частица выполняет двоякую функцию.

1.  Частица  һә,  употребляясь  (отдельно)  в  конце  предложения, 

привносит в его общее значение побудительно-утвердительный оттенок, 

т.е. говорящий при ее помощи как бы желает получить положительное 

подтверждение об излагаемом им факте, побуждает другое лицо ответить 

на его вопрос. Поэтому эта частица вносит и некоторый вопросительный 

оттенок. В русском языке ей соответствует частица «да». Например: Сән 

техи бармидиңғу дәймән, һә? – Ты, наверно, еще не ходил, да? Сән һазир 

иштин кәлдиң, һә? – Ты сейчас с работы пришел, да?

2.  Частица  һә,  находясь  в  препозитивном  положении,  придает 

предложению  некоторый  эмоциональный  оттенок,  положительность 

или отрицательность которого определяется тем или иным контекстом. 

Например: һә, яхши бопту кәлгиниңла! – Что же, хорошо, что пришли! 

В  этом  случае  говорящий,  констатируя  факт,  подчеркивает  свое 

положительное  отношение  к  нему.  Или:  һә,  не мо  болуп  қалди  яна?  – 

Что, опять что-нибудь случилось? Һә, немә демәкчи едиңиз? – Так что 

же вы хотели сказать? В этих примерах частица һә выражает некоторую 

настороженность  и  недоброж лательное  отношение  говорящего  к 

излагаемому факту. Надо думать. что тон упрека и иронии, заключенный 

в  общем  смысле  этих  предложений,  также  связан  с  эмоциональным 

оттенком частицы .

Частица -дә//-тә

Частица -дә//-тә придает словам модальный оттенок, выражающийся 

в констатации и уточнении факта. Например: Шундақ һерип кәттимдә

–  (Представьте  себе),  я  так  устал.  Сенің  кәлгиниң  яхши  болдидә.  – 

Как  хорошо,  что  ты  пришел.  Униңға  қариғанда  бу  чирайлиқтә.  –  Это 

красивее,  конечно,  чем  то.  Сени  рас  алдавалдимдә.  –  Я  сумел  как 

следует  тебя  обмануть.  В  этом  случае  частица  -дә//-тә  указывает  на 

утвердительно-одобрительное,  а  так же  оценочно-определительное 

отношение  говорящего  к  сообщаемому  факту.  Или:  Буни  қилған 

Бавдундә.  –  Это  сделал,  конечно,  Бавдун.  Институттин  өзәң  кетіп 

қапсәндә.  –  Из  института  ушел,  оказывается,  сам.  В  этих  примерах 

отношение говорящего к фак там выражается в плане предположительно-

уточнитёльном, т.е. говорящий далек от прямого утверждения, он лишь 

уточняет  и  подтверждает  свое  интуитивное  предположение  об  исходе 

того или иного факта.


88

Частица йә

Частица  йә  относится  к  разряду  таких  служебных  элементов, 

которые  играют  как  бы  сопутствующую,  дублирующую  роль;  она,  как 

правило, находится при вопросительной частице -му и тем самым особо 

подчеркивает, уточняет идею вопроса. Например:

Униң кәстлик мудайнға,

Кетилдинму йә?

Полға селип, пул елишқа 

Сетилдинму йә? (И. Сат.).

–  Иль  причастен  ли  ты  к  его 

злому умыслу, иль продался 

ли  ты  за  деньги,  указав  ему 

дорогу?


Частица йә генетически связана с противительным союзом йә//я – «или». 

Например: Я сән барисән, я мән баримән. – Или ты пойдешь, или я.



Частица мә

Частица мә как грамматически, так и семантически дифференцирована 

и в своем употреблении носит относительно самостоя тельный характер, т. е. 

она не связана с какой-либо формой слов, а употребляется отдельно во всех 

позициях речи. Ее грамматиче ским адэкватом в русском языке может быть 

частица на. Напри мер: Мә, алғинә балаңни. – На, возьми-ка ребенку. Алғйнә, 



мә,  балаңни.  –  Возьми-ка,  на,  ребенка.  Алғинә  балаңни,  мә!  –  Возьми-ка 

ребенка, на. Частица мә, как и русская на, иногда приобретает производную 

форму: мәң, мәңа – нате, нате-ка.

Частица ва//вай

В целях придания речи некоторой эмоциональной окраски употребляется 

частица ва//вай, которую можно назвать частицей одобрения. Например: Ва

бәлли! – Браво! Вот здорово! Вай, баркалла! – О, благодарю! Вай, яшап кәт, 

қизим! – Да будет радостной твоя жизнь, дочка!

Частица  ва//вай  по  своей  природе  связана  также  с  междомет ными 

словами. Поэтому в отдельных контекстах можно их разли чить только по 

значению; определенную роль играет в этом и ударение. Например: Ва, бу 

немо дегән параң!? – О, что это за разго воры!? Вай, шор пешәнәмәй! – О, моя 

несчастная участь! В этих примерах ва, вай – междометно-восклицательные 

слова, и в речи они произносятся с особой интонацией, принимая ударение 

на се бя, тогда как частица ва//вай произносится с меньшей интонацией.



Частица -(қ)ида, -(к)идә

Частица  -(қ)ида,  -(к)идә,  употребляясь  в  основном  при  именах 

прилагательных,  наречиях  и  подражательных  словах,  выражает 

различные семантические оттенки. Так, например, находясь при таких 

словах, как жиқ – много, лиқ – полно, тик – прямой и т. д., она привносит 


89

в их значение усилительный оттенок. Например: маңдийидин сөйдидә, 

көзинә  жиққида  яш  алди  (Ө.Муһ.).  –  Поце ловав  в  лоб,  прослезилась 

обильными  слезами.  Клубниң  ичи  ки шигә  лиққида  толди.  –  Клуб 

переполнен людьми. Ләгләк асманға тиккидә көтүрүлүп чиқти.– Змейка 

прямо  поднялась  вверх.  На ходясь  при  образной  звукоподражательных 

словах,  частица  эта  указывает  на  интенсивность  и  мгновенность 

протекания  образных  действий  и  звуковых  представлений.  Например: 

У олтарған җайидин ликкидә сәкрәп туруп кәтти. – Он со своего места 

быстро (и с особой легкостью) соскочил на ноги. У йәргә поккида чүшти. 

Он  (слетел)  упал  наземь.  Таш  келип  бешимға  таққида  қилип  калди.  – 

Камень (вдруг) стукнулся об мою голову и т. д.

При детальном рассмотрении нетрудно заметить, что данная частица 

фактически  имеет  форму  -идә//-ида,  а  қ  и  к  являются  фонетическим 

удвоением последнего звука слов, к которым она присоединяется: тақ+қ+ә 

җиқ+қ+қидә  и  т.  д.  Подтверждением  этого  могут  служить,  например, 

следующие слова: зиччидә (зич+ч+идә), ваччида (вач+ч+ида), ғаччида 

(ғач+ч+ида),  гаччида  (гач+ч+ида),  лассида  (лас+с+ида),  валлида 

(вал+л+ида)  и  др.,  где  в  качестве  фонетического  удвоения  выступает 

именно тот звук, на который оканчивается корень слов, (-ч-, -с-, -л-).



Частица  -қина

Частица -қина ( с фонетическими вариантами -қинә, -ғинә//-гинә, 



-гина),  употребляясь  при  именах  прилагательных,  существительных, 

наречиях,  привносит  в  их  значение  усилительный  оттенок.  Например: 

Иссиққина  бир  чини  чай  ичивалдим.  –  Выпил  чашку  горяченького 

чайку. Чирайлиққина олтуруп параң селиштуқ. – По беседовали в весьма 

приятненькой  обстановке.  Таң  нахшисини  хошалғина  машинилар 

ейтар  (ӨМуһ.).  –  Песню  утренней  зари  веселенько  запоют  машины. 

Җенимғинә  шу  атам  Қайқа  үстидә  ялғуз  (фольк.).  –  Родненький  мой 

отец  одинок  на  (перевале)  Кайка.  Қосақ  ачқанда  кирип,  бәхудиккинә 

нан елип йәләлмәйсән (ӨМуһ.) – Когда захочешь кушать, то не сможешь 

преспокойненько дос тать хлеб, чтобы поесть. Кичиккинә пиннас, әләмни 

кезип тинмас (заг.). – Маленький «сверчок», облетая весь мир, не устает.

Как  видно  из  примеров,  частица  -қина,  смысловым  эквивалентом 

которой  являются  «весьма»,  «очень»,  «особенно»  и  т.д.,  пере дается 

на  русский  язык  аффиксами  -енько,  -онько,  -пре,  -пере  и  т.  д.  В  слове 

с  частицей  -қина  обычно  ударение  падает  не  на  саму  частицу,  а  на 

предшествующий  ей  слог.  В  других  тюркских  языках,  в  частности  в 

казахском, частица -ғана имеет несколько иной семантический оттенок.


90

Частица қай

В  разряде  препозитивных  частиц  қай-  характеризуется  некоторой, 

свойственной только ей, особенностью. Обладая всеми свой ствами частиц, 

она может иметь иногда относительную самостоя тельность, функционируя 

при  этом  как  вопросительное  местоиме ние.  Например:  Қай  мәлиниң 

балисисән? – Из какой ты деревни, парень? Другой ее характерной чертой 

является  то,  что  она,  как  самостоятельное  слово,  способна  подвергаться 

морфологическому изменению. Например: қайсиси, қайсисидин, қайсиниңға, 

кайсииндин, кайсилириң, кайсиңла и др. Все это говорит о том, что «қай-» 

претерпевает стадию перехода от самостоятельного слова к формам частицы, 

но  в  некоторой  степени  она  успела  уже  вполне  дифференцироваться  как 

частица, выполняя при этом только слу жебную роль. Например: Қаяқтин – 

откуда, қай тәрәптин – с какой стороны и др. Как служебный элемент қай- 

служит также ос новой образования новых слов: қайси – который, қайда – 

где, ку да, қаян – куда, қайдин – откуда и др. Во всех случаях қай, имеющая 

уточнительно-вопросительний оттенок, выступает как частица, но частица, 

связанная с формой словообразования.

Частица һеч

Частица  һеч,  употребляясь  в  основном  при  именах,  привносит  в  их 

значение  отрицательный  оттенок,  а  в  словах  с  отрицательным  значением 

–  усиливает  это  значение.  Например:  һеч  қачан  –  никогда;  һечбир  – 

никакой; һечким – никто; һеч вәқәси йок – ниче го зазорного нет; һеч хапа 

болмаң – нисколько не огорчайтесь и др. Частица һеч, так же, как и қай-

обладает некоторой словообразовательной способностью. Грамматическим 

эквивалентом  һеч  в  русском  языке  является  отрицательная  частица  ни.  В 

уйгурском  языке  наиболее  целесообразным  следует  признать  раздельное 

написание частицы һеч.



Частица әң

Частица  әң

10

  относится  к  числу  грамматически  дифференцированных 



препозитивных  частиц.  Она  никогда  самостоятельно  не  употребляется, 

во  всех  возможных  сочетаниях,  функционируя  как  служебный  элемент 

качественного определения, выражает интенсивную степень прилагательных. 

Например: әң яхши – самый хо роший, әң тазиси – чистейший, чистый из 

чистых; алминиң әң убдини апорт – наилучший из яблок – апорт.

Таким  образом,  среди  служебных  элементов  уйгурского  языка  по 

совокупности формальных и семантико-функциональных признаков четко 

выделяются так называемые частицы.

10    Әң  в  сочетании:  әң  болмиғанда  –  хотя  бы  выступает  как  один  из  компонентов 

устойчивого сочетания и лишена прямого значения.



91

К  разряду  частиц  уйгурского  языка  обычно  относятся  те  служебные 

слова, которые характеризуются прежде всего своей неса мостоятельностью и 

неизменяемостью форм, способностью присое диняться к разным частям речи 

и разным их формам, входить в сос тав различных членов предложения, но 

не менять их синтаксиче ской позиции, а вносить в высказывание различные 

дополнитель ные  смысловые  эмоционально-экспрессивные  или  модальные 

оттен ки: выделения, ограничения, усиления, уточнения, умоления, прось бы, 

неопределенности, категоричности и другие.

Однако языковые факты требуют более дифференцированного подхода 

к  разряду  частиц.  По  ряду  формально-функциональных  и  семантико-

структурных  признаков  и  свойств  следует  разграничивать  собственно 

частицы  от  модальных  и  прочих  служебных  слов,  выступающих  в  роли 

частиц.


В  нашей  статье  рассматриваются  в  основном  собственно  частицы 

современного  уйгурского  литературного  и  живого  разговорно го  языка, 

которые характеризуются следующими особенностями.

1.  В  фонетическом  отношении  собственно  частицы  выделяются 

односложностью и реже двусложностью своего состава, а также, тем, что они 

не принимают на себя специального ударения.

2.  В  генетическом  отношении  собственно  частицы,  как  и  аффиксы 

восходят  к  самостоятельным  словам.  Причем,  наиболее  вероятным 

путем  превращения  самостоятельных  слов  в  частицы  следует  признать 

фонетическую  деформацию  (выпадение  отдельных  звуков,  стяжение  и 

т.д.),  происходящую  в  результате  их  постепенного  развития.  Процесс 

фонетического изменения структуры слов и их семантического перерождения 

достигает такого предела, что отдельные частицы трудно связать с природой 

какого-нибудь слова, с его номинативным значением.

3. К семантическим особенностям собственно частиц следует отнести то, 

что их дополнительные оттенки не замыкают в рамки значения лишь одного 

слова, к которому они примыкают, а имеют более широкое распространение, 

влияют на всю семантику целого предложения или высказывания.

4.  Наконец,  собственно  частицы  как  синтаксический  элемент  носят 

тотальный характер распространения и применения по отношению к ряду 

морфологических категорий слов.

В разряде служебных слов выделяются такие элементы (әмисә//-әмсә, 



әмди//әнди,  техи,  әйтәвир,  чеғи,  һәтта,  әлвәттә,  пәқәт.  болупму,  қени, 

худди  и  др.),  которые  в  формально-структурном  от ношении  относятся  к 

самостоятельным словам, но в функционально-семантическом отношении 



92

представляют  собой  частицы.  Эти  так  называемые  функциональные 

частицы уйгурского языка тре буют специального исследования.

АН КазССР

 

Сектор востоковедения. Том I, 1959.

Орфография уйгурского языка

На современном уйгурском (новоуйгурском) языке в настоящее время 

говорят уйгуры, основная масса которых – 4 200 000 чел. – живет в Сияьцзян-

Уйгурском автономном районе КНР

11

, а незначительная их часть – 95 200 



чел. – на территории Советского Союза

12

. Из них в пределах Казахской ССР 



живет 59 800 чел., в Киргизской ССР – 13 800 чел., в Узбекской – 19 400 

чел., в Туркменской ССР – 800 чел., в Таджикской ССР – 400 чел. Из числа 

советских уйгуров 85% считают своим родным языком уйгурский.

Современный  уйгурский  литературный  язык,  в  одинаковой  степени 

обслуживающий как синьцзянских, так и советских уйгуров, базируется на 

живых диалектах единого разговорного общенародного языка. Но развитие 

уйгурского литературного языка, который условно можно дифференцировать 

как  «литературный  язык  советских  уйгуров»  и  «литературный  язык 

«синьцзянский уйгуров», в настоящее время происходит в разных условиях 

и на основе двух письменностей: арабской графики в Синьцзян-Уйгурском 

автономном  районе  КНР  и  русской  графики  в  СССР,  что,  естественно, 

отражается не только на тенденции их развития, но и на орфографических 

нормах.

Арабский  алфавит,  которым  пользовались  уйгуры  и  на  котором 



издавались некоторые религиозно-дидактические, историко-филологические 

и  художественно-поэтические  произведения  уйгурских  авторов,  не  мог 

полностью  отразить  специфические  особенности  строя  уйгурского 

языка.  При  таком  положении  о  каком-то  последовательном  развитии 

и  усовершенствовании  орфографических  норм  литературного  языка, 

естественно, не могло быть и речи. Поэтому реформа и возможная унификация 

арабско-уйгурского алфавита стали одним из актуальных вопросов в языковом 

строительстве советских уйгуров в послеоктябрьский период. Этот вопрос, 

вызывавший живой интерес у уйгурской интеллигенции и учительства, стал 

предметом  широкого  обсуждения  на  страницах  первой  уйгурской  газеты 

(«Голос  бедняков»),  а  в  1925  г.  на  совещании  работников  просвещения  в 

Казахстане  был  одобрен  значительно  реформированный  вариант  арабско-

уйгурского  алфавита,  состоящего  из  27  букв,  вместо  прежних  35.  Эта 

1  «Численность и расселение народов мира». Под ред. С.И.Брук. М., 1962, стр. 176.

2  Там же, стр. 85-89.


93

унификация  и  реформа  в  основном  коснулись  количественной  стороны 

алфавита, т.е. из функционировавшего до сих пор арабского алфавита были 

исключены восемь буквенных знаков, которыми обозначались специфические 

звуки арабского языка, а в уйгурском – употреблявшиеся лишь по традиции и 

фактически не выполнявшие никаких орфографических нагрузок.

К практически важным моментам реформы следует отнести введение 

дополнительных  знаков  (из  арабско-персидского  алфавита)  для  передачи 

некоторых специфических (согласных и гласных) фонем уйгурского языка.

Реформированный  арабско-уйгурский  алфавит  в  усовершенствовании 

письменности  литературного  языка  советских  уйгуров  считался  в  свое 

время  значительным  шагом  вперед.  На  этом  алфавите  издавались  первые 

уйгурские  газеты,  учебные,  пособия  и  художественные  произведения 

уйгурских авторов. Однако он тоже имел свои серьезные недостатки. К ним 

прежде  всего  относится  передача  одним  графическим  знакам  нескольких 

самостоятельных  гласных  фонем  уйгурского  языка.  Всё  это  составляло 

значительную трудность как в выработке прочных орфографических норм 

литературного  языка,  так  и  в  повышении  грамотности  широкой  массы 

трудящихся  уйгур.  Поэтому  вскоре  после  принятия  реформированного 

арабско-уйгурского алфавита на повестку дня встал вопрос о создании новой 

письменности на основе латинской графики.

I  Уйгурская  лингвистическая  конференция,  состоявшаяся  в  1928  г. 

в  Самарканде,  одобрила  проект  нового  уйгурского  алфавита  на  основе 

латинской  графики  из  31  буквы.  Впоследствии  в  данный  алфавит 

дополнительно была введена буква f для передачи соответствующего звука в 

русско-интерноциональных терминах.

Таким образом, с мая 1930 г. в практику литературного языка советских 

уйгуров была введена новая письменность на основе латинского алфавита из 

32 букв: a, b, c, ç, d,e, ә, t, g, ɡ, h, i, j, k, l, m, n, ŋ, o, ө, p, q, r, s, ş, u, v, x, y, z, ƶ, f.

Переход уйгуров на латинский алфавит продолжался в течение шести-

семи лет. Даже в 1936 г., например, значительная часть материала уйгурской 

газеты «Шәрқ һакиқити», вы ходившей в Ташкенте, печаталась на арабско-

уйгурском алфавите.

Уйгурский  алфавит  на  основе  латинской  графики  по  сравнению  с 

реформированным арабско-уйгурским алфавитом не только  относительно 

точнее отражал специфические особенности звуковой системы уйгурского 

языка,  но  и  благоприятствовал  унификации  и  усовершенствованию 

системы  орфографии  и  повышению  грамотности  широких  масс 

трудящихся.


94

Однако и этот алфавит имел свои недостатки, которые выявились главным 

образом  при  передаче  огромного  количества  советско-интернациональных 

слов и терминов. Эти труд ности, естественно, выдвинули на повестку дня 

вопрос о пересмотре письменности. В 1947 г. советские уйгуры перешли на 

русский алфавит.

Проект  нового  алфавита  на  основе  русской  графики  был  разработан 

А.Ш.Шамиевой

31

 при активном участии С.Шакирджанова и К.Хасанова. В 



обсуждении проекта непосредственное участие принимали И.И.Мещанинов, 

С.Е.Малов, А.К.Боровков, С.К.Кенесбаев, Н.Т.Сауранбаев и другие ученые.

Новый  уйгурский  алфавит  был  утвержден  Указом  Президиума 

Верховного Совета Казахской ССР от 4 февраля 1947 г. Он состоял из 41 

буквы: а, б, в, г, д, е, ё, ж, з, и, й, к, л, м, н, о, п, р, с, т, у, ф, х, ц, ч, ш, щ, ъ, ы, ь, 

э, ю, я, қ, ң, ғ, ү, ө, җ, ә, һ.

Этот  алфавит  уже  20  лет  успешно  обслуживает  литературный  язык 

советских уйгуров. За это время изменению подвергся лишь его порядок. 

Изменения  были  официально  утверж дены  Президиумом  Академии  наук 

и  Коллегией  Министерства  просвещения  Казахской  ССР  в  1960  г.  вместе 

с  ныне  действующими  правилами  орфографии  современного  уйгурского 

литературного языка

4

.

2



Вопросы  орфографии  уйгурского  литературного  языка  всегда 

рассматривались и решались в связи с созданием и усовершенствованием 

письменности и письменных норм. Так, впервые этот вопрос более или менее 

последовательное  освещение  получил  в  специальной  работе  уйгурского 

языковеда  А.Мухаммади.  Автор  объясняет  наиболее  сложные  моменты 

правописания  на  основе  реформированного  арабско-уйгурского  алфавита, 

в частности, особенности чередования, звуковых соответствий, выпадения 

и слияния звуков. Однако, несмотря на это, многие практические стороны 

уйгурской орфографии в тот период все же остались до конца не решенными.

Создание  письменности  и  ее  усовершенствование,  разработка 

орфографических  норм  и  принципов  терминотворчества  в  20-30-х  годах 

явились практически неотложными вопросами языкового строительства среди 

советских  уйгуров.  Решение  этих  вопросов  потребовало  неоднократного 

созыва спецальных лингвистических конференций и совещаний.

Несмотря  на  некоторые  предпринятые  в  этот  период  шаги  многие 

вопросы  уйгурской  орфографии  оставались  нерешенными  и  спорными. 

3

 

 А.Шәмиева. Рус графикиси асасида түзалгән уйғур әдәбий тилиниң еңи әлипбә һәм 



имлә қаидилири (лайиһә). Алмута, 1946, стр. 10-11.

4 См.: Ғ.Садвақасов. Уйғур әдәбий тилиниң имла қайдилири. Алмута, 1961, стр. 10.



95

Поэтому в 1935 г. Центральный комитет нового алфавита и терминологии 

Узбекистана  поручил  К.Ашурову,  разработать  проект  новой  уйгурской 

орфографии.  По  рекомендадии  совещания  уйгуроведов  проект  был 

опубликован в сентябре 1936 г. в уйгурской газете «Şаrq hәqiqiti»

5

,



3

 а уже в 1937 

г. – издан отдельной брошюрой

6

.



4

 Узаконение этого проекта первоначально 

предполагалось на III Уйгурской лингвистической конференции, проведение 

которой планировалось осенью 1936 г

7

.

5



В феврале 1937 г. в Алма-Ате была созвана конференция работников 

культурного  строительства  среди  трудящихся  уйгуров  СССР,  на  повестке 

дня  которой  также  стоял  вопрос  об  уйгурской  орфографии.  Подготовкой 

проекта к утверждение занималась специальная комиссия под руководством 

С.Е.Малова.  Таким  образом,  утверждению  в  1937  г.  проект  новой 

орфографии уйгурского литературного языка на основе латинской графики 

без унификации и изменения обслуживал язык до принятия уйгурами новой 

письменности на основе русской графики в 1947 г.

В связи с переходом советских уйгуров на русскую графику в 1947 г. 

был разработан новый проект уйгурской орфографии

8

,

6



 который официально 

утвержден  Указом  Президиу ма  Верховного  Совета  Казахской  ССР  от  4 

февраля  1947  г.  В  1957  г.  Ч.Г.Сайфуллин  делает  попытку  пересмотреть 

функционирующие  орфографические  правила  и  внести  в  них  некоторые 

изменения

9

.



7

 Тем временем этот вопрос специально разрабатывался в секторе 

уйгурско-дунганской  культуры  АН  КазССР  Г.Садвакасовым.  В  результате 

чего  на  суд  общественности  были  представлены  два  новых  варианта 

орфографических правил, авторы которых по разному подходили к решению 

спорных моментов действующей орфографии. Обсуждение их происходило 

на страницах уйгурской газеты «Коммунизм туғи»

10

.



8

Неотложность  практического  решения  спорных  вопросов  уйгурской 

орфографии,  естественно,  привела  к  созыву  специального  совещания, 

которое  состоялось  25-28  ноября  1958  г.  в  Алма-Ате.  На  этом  совещании 

обсуждались  два  последних  проекта  новой  уйгурской  орфографии 

5  Q.Aşurov. Jeɳi ujgur adibij tili va imlasiniɳ asaslir (1936 nei jil Kyzda boludugan III ujgur 

til-imla konferensijisiga material). «Şarq haqiqiti», 9, 12, 14, 16, 18, 20, 22, 24 sentәbr 1936 jil.

6   Q.Aşurov. Jeɳi ujgur adibij tili va imlasiniɳ asasliri. Proekt, Taşkәnt, 1937.

7  См.: «Şarq haqiqiti», 9 sentәbr 1936 jil.

8  Cм.: А.Шәмиева. Рус графикиси асасида түзәлгән уйғур әдәбий тилиниң еңи әлипбә 

һәм имл қаидилири (лайиһә).

9   Ч.Г.Сайфуллин. Уйғур имласиниң асаслири. Алмута, 1957.

10  См.: например: Ғ.Садвақасов. Уйғур тили имласиниң бәзи мәсилилири. «Коммунизм 

туғи», 5 мая 1957.; Он же: Уйғур имласиниң асаслири һәққида. «Коммунизм туғи», 30 января 

1958 г. и др.


96

–  Г.Садвакасова

119

и  Ч.Г.Сайфуллина



12

.

10



  Одобрение  получил  проект, 

представленный Г.Садвакасовым. Окончательный вариант новой уйгурской 

орфографии

1311


  после  предварительного  обсуждения  в  секторе  тюркских 

языков  Института  языкознания  АН  СССР  в  1955  г.  был  официально 

утвержден совместным решением Президиума Академии наук и Коллегии 

Министерства просвещения Казахской ССР в 1960 г. и введен в практику 

уйгурского литературного языка.

Новые  правила  орфографии  уйгурского  языка  от  правил  орфографии 

1947 г. отличаются прежде всего полнотой охвата орфографических явлений, 

что  способствует  устранению  орфографического  разнобоя  и  ничем  не 

оправданного параллелизма в письменной практике.

Орфографические нормы уйгурского языка, таким образом, имеют свою 

историю.  Среди  специалистов,  более  или  менее  постоянно  занимавшихся 

вопросами уйгурской орфографии, – Л.Ансари, А.Мухаммади (20-е годы), 

К.Ашуров (30-е годы), А.Ш.Шамиева (40-е годы) и Г.Садвакасов (50-е годы).

По  орфографии  уйгурского  языка  за  последнее  время  появился  ряд 

новых работ

14

.



12



1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   41


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал