Гуманитарные и педагогические науки



жүктеу 0.64 Mb.
Pdf просмотр
бет1/7
Дата12.03.2017
өлшемі0.64 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7

 

1

ГУМАНИТАРНЫЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ 

 

 

Туксаитова 



Р.О., 

Альбекова 

А.Ш. 

Ключевая 

единица 

билингвистического художественного текста                

 

355 


Серғазина Қ.Ж.  Cтуденттердің  белсенділік  əрекетін тудыру      

360 


Боранкулова Г.А. Өткір ой - көркем тіл 366 

Кочкорбаева  Э.Ш.  Особенности  изучения  проблемного  метода 

обучения 

 

373 


Курбанова  Н.У.  Становление  мусульманского  образования  в 

Кыргызстане                                                 

 

379 


Оспанова  Ш.К.  Применение  модульной  и  кредитной  технологии  в 

учебном процессе  

 

387 


Данилова  Л.В.  Особенности  мотивации  и  стимулирования  учения  в 

условиях вуза 

 

394 


Насыритдинова 

Ə. 

Қазақ 


тілі 

сабағында 

кəсіби 

мəтінді 


этнолингвистикалық тұрғыдан меңгерту 

 

400 



Əлімқұлова  Э.Ж.    Өзіндік  жұмысты  шығармашылық  деңгейде 

ұйымдастырудың    болашақ  мамандарды  оқыту  мен  тəрбиелеудегі 

маңызы 

 

 



404 

 


 

2

КЛЮЧЕВАЯ ЕДИНИЦА  БИЛИНГВИСТИЧЕСКОГО 



ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА 

 

 

Туксаитова Р.О., доцент  

Альбекова А.Ш., доцент  

 КазАТУ им.С.Сейфуллина 

 

В  билингвистических  художественных  текстах  русское  слово  степь 

становится  ключевой  единицей,  метафорой,  вбирающей  когнитивные  смыслы  и 

приращения,  которые  образуют  определенные  образные  параллели,  отражающие 

особенности национального восприятия.  

 Писатели-билингвы  А.Алимжанов  и  С.Санбаев,  используя  русское  слово, 

заполняют  его  смысловыми  ассоциациями,  с  помощью  которых  создается 

стилистический эффект, свойственный билингвистическим текстам. 

Семантическая структура слова степь анализируется по толковым словарям 

русского и казахского языков. В толковом словаре русского языка зафиксировано 

следующее  значение  слова  степь: «обширное,  безлесное,  ровное,  покрытое 

травянистой  растительностью  пространство  в  полосе  сухого  климата» (МАС).  В 

казахском  языке  есть  лексический  аналог  дала – «пространство  с  травянистой 

растительностью;  пастбище».  Как  видим,  семантическая  доля  «травянистая 

растительность»  объединяет  рассматриваемые  лексические  значения.  А. 

Алимжанов  и  С.  Санбаев    используют  только  русское  слово  степь  без 

лексического аналога дала

 Помимо  прямого  значения,  лексическая  единица  степь  в  тексте  имеет  ряд 

значений переносных, не зафиксированных в толковых словарях.  

 В  проанализированных  текстах    слово  степь  в  основном  словарном 

значении  используется 330 раз,  например:  Вся  степь  вокруг,  все  долины  меж 

холмами  до  самых  песков  окрасились    в  глинистый  цвет  (Алимжанов.  Стрела 

Махамбета: 504);  Уже  светало.  Почти  через  каждую  версту  навстречу  Тайлаку 



выезжали  то  дозорные,  то  сотники.  Для  четверых,  попавших  сюда  из  стана 

Санырака,  здешние  места  были  незнакомы.  Собственно,  это  уже  была  не  та 

степь,  к  которой  они  привыкли.  Частые  холмы,  небольшие  леса  и  перелески,  и 

меж  ними  луга,  густая  высокая  трава,  в  которой  могут  укрыться  всадники 

(Алимжанов. Гонец: 319); И опять над степью царствовал  палящий зной, и снова, 



но  теперь  уже  от  колодцев,  брели  старики,  закинув  на  плечи  лопаты  (Санбаев. 

Времена  года  нашей  жизни: 206). Контексты  актуализируют  определенный 

эмпирический  смысл,  обозначающий  место,  пространство.  Степь  как 

пространственная зона может быть представлена в разной географической широте. 

 Слово  степь  в  тексте,  помимо  основного  словарного  значения,  имеет  ряд 

метафорических. Слово как единица языка обладает значительным семантическим 

потенциалом. Несомненно, необходимы определенные условия для его реализации. 

В  художественном  тексте  слово  приобретает  особую  значимость,  актуализируя 

свои  семантические  языковые  возможности.  По  справедливому  замечанию  В.А. 

Кухаренко, «с обычным словом общенародного языка происходят необыкновенные 



 

3

превращения, как только оно попадает в художественный текст. С одной стороны, 



в  нем  сохраняются  лексические,  грамматические,  фонетические,  валентностные 

свойства; с другой стороны, оно приобретает качества элемента искусства» [1, 23]. 

В результате создается определенный художественный образ. 

 Каков  же  механизм  создания  художественного  образа?  Несомненно,  образ  

формируется  при  помощи  определенных  средств  языка,  которые  способствуют 

неадекватному представлению воспринимаемого мира. Как полагает А.И.Федоров, 

«в образном мышлении каждого, кто создает произведение искусства, есть общее. 

Это способность ассоциативно связывать предметы и явления окружающего мира, 

умение  видеть  общие  признаки,  качества  у  разных  предметов  в  результате 

общности  или  близости    впечатлений  от  них» [2, 54]. Целесообразно,  с  одной 

стороны, разграничивать образное мышление поэта, писателя, обладающего ярким 

восприятием  мира  (например,  можно  говорить  об  индивидуально-авторской 

системе  образов  в  поэзии  О.  Сулейменова  и  А.  Вознесенского)  и  национальное 

образное 

мышление, 

обусловленное 

условиями 

народной 

жизни, 

геопространством,  климатом  с  основным  языковым  кодом,  программирующим 



способы словесного образного обозначения того или иного участка денотативного 

пространства.  Билингв,  оперирующий  двумя  словесными  кодами,  может  с 

помощью  образных  средств  языка-основы  передать  как  специфически 

национальное, так и универсальное видение мира и / или его фрагмента. 

 Анализ  текстов  А.  Алимжанова  и  С.  Санбаева  показал,  что  лексическая 

единица  степь  выступает  как  метафора.  Авторы,  используя  русское  слово, 

заполняют  его  смысловыми  образными  ассоциациями,  с  помощью  которых 

создается  стилистический  эффект,  свойственный  билингвистическим  текстам. 

Рассмотрим основные  метафорические переносы в рамках данной лексемы. 

Степь – родная земля, родина 

 Лексическая единица степь образует метафору родной земли в следующих 

контекстах: - Ты слышал  о  батыре  Кобланды? Он жил тысячу лет назад и тогда 

не  признавал  над  собою  власть  ханов  и  нам  завещал. … В  степи  уважали  тех 

правителей, кто достоин уважения. Аблай говорил, что только в бою чувствуешь 

сладость  жизни.  А  ты  говоришь – жизнь  страшна  (Алимжанов.  Стрела 

Махамбета: 540);  – Разве  мало  было  в  степи    известных  музыкантов  и  мало  их 



сейчас? Разве почерневшая от слез, высохшая от ветра, обожженная солнцем и 

опустошенная незваными пришельцами эта земля мало дала музыкантов и певцов? 

Но  кто  из  них  был  таким  упрямым  безумцем  с  детства,  как  сын  Сагырбая? – 

высказывал свои мысли вслух аксакал аула Алдияр? (Там же: 471); - На аркан и к 

седлу  его!  Чтоб  знал,  как  в  степи  усмиряют  пыл  палачей! – закричали  в  толпе 

(Там же: 557).  

Высокой  частотностью  обладает  собственное  имя  Казахия  (25),  

выступающая  в  качестве  функционального  заменителя  метафоры  родины.  Между 

тем  оно  не  соперничает  с  метафорой  степь (547):  Сегодня  здесь  нет  ни  ханов 

казахских, ни султанов, здесь батыры и сыновья всех племен, населяющих Казахию 

от  Джунгарских  гор  до  Арала  и  Тургая.  Сегодня  сами  сарбазы  и  батыры  решат 

исход  боя,  решат  свою  судьбу  (Алимжанов.  Гонец: 325);   На  почетном  месте 

сидели  владыки  всех  трех  жузов  Казахии – ханы  Болат,  Самеке  и  Абулхаир.  

Абулхаир  восседал  в  центре.  Среди  батыров  Кенже  впервые  увидел  Кабанбая, 

прославившегося  в  степи  не  менее,  чем  Богенбай  (Там  же: 371). Употребление 


 

4

древнего  названия  страны  способствует  исторической  точности  повествования, 



мотивирует  уместность  использования  авторами  историзмов  хан,  батыр,  султан, 

племена,  сарбаз,  жуз  и  собственных  имен  исторических  деятелей.  С  помощью 

топонима  Казахия  осуществляется  экскурс  в  древность.  Дальняя  ретроспекция 

углубляет читательское понимание  мировоззрения казахского народа. 

Степь – образ таинственного и прекрасного 

В  тексте  формируется  метафора  таинственного  и  прекрасного,  

воспринимаемая  на  фоне  прямого  значения  слова  степь  и  метафорического  

значения  «родина,  родная  земля».  Образ  незнакомой,  прекрасной,  таинственной 

степи – эстетический центр художественного текста: Кенже впервые ощутил так 

широко  первозданную,  могущественную  красоту  степи,  он  видел  ее  синеву,  ее 

цветенье    и  силу.  Богатая,  щедрая  земля  лежала  у  его  ног.  Небольшие  холмы, 

низкие  зеленые  отроги  напоминали  застывшие  волны  великого  моря;  реки, 

сверкающие  в  лучах  солнца,  уходили  из  одного  края  дали  в  другой.  Но  не  только 

красота  природы  заворожила  Кенжебатыра.  Ему  как  воину  было  ясно,  что 

только  с  этой  точки,  только  с  этой  площадки  можно  увидеть  то,  что  было 

скрыто от посторонних взглядов, от джунгар (Алимжанов. Гонец: 348). Контекст 

эксплицирует смысл «незнакомое в знакомом». Житель степи, ее истинный хозяин 

увидел  нечто  такое,  что  сокрыто  от  вражеского  взгляда,  разгадал  тайну  степи  и 

насладился  ее  красотой.  Метафора  таинственного  и  прекрасного  выполняет 

эстетическую  функцию.  Последняя  служит  основой  межкультурного  диалога  о 

тайнах природы, красоте и притягательности родной земли.                            



Степь  –  арена  битвы 

 Метафора битвы представляет степь как открытое пространство, в котором 

разворачиваются  боевые  действия.  Семантику  битвы  поддерживают  слова  и 

словосочетания,  являющиеся  сигналами  жанра  исторического  романа:  скопище  



врага, сарбазы, армия, конница, лагерь, поле боя, поле битвы, джунгары,  раненые, 

стрелы,  сабли,  предсмертные  крики  и  стоны  людей  и  коней,  отряд,  сражение

Контексты 

раскрывают 

семантику 

метафоры, 

актуализируя 

различные 

эмпирические  смыслы:  Завидев  сарбазов,  преградивших  путь,  джунгары 



остановили  коней.  Две  армии  встали  лицом  друг  к  другу.  В  степи  воцарилась 

тишина,  даже  кони  притихли.  Куда-то  скрылись  и  умолкли  перепуганные  птицы 

(Алимжанов.  Гонец: 326); Джигиты  направили  свои  стрелы  прямо  на  скопище 



врага  и, не сдерживая коней, обошли шатер с тыла, налетели на охрану мынбаши.  

Все смешалось в степи. Трудно было отличить своих от чужих. Кенже вместе со 

всеми катился к этой долине, окровавленной, ощетинившейся пиками, разрезаемой 

саблями,  тесной,  пропахшей  кровью,  потом  и  пылью,  осатаневшей  от  свиста 

стрел,  от  предсмертных  криков  и  стонов  людей  и  коней  … (Там  же: 232); 

Лавина  джунгар  была  плотнее,  она  приняла  в  свои  железные  объятия  все  пять 

тысяч  сарбазов  Тайлака.  Степь  огласилась  торжествующим  воплем, 

предсмертным  ржанием  коней  и  людей,  словно  смерч,  закружился  по  такыру 

(Там же: 381).  

 Формируется  оппозиция  воин  (хозяин  степи) – враг.  Смысл  «воин  (хозяин 

степи)» передается рядом особо значимых национальных единиц: батыр, джигит, 



сарбаз,  сардар.  Данные  лексические  единицы  с  жанровым  и  национальным 

компонентом  в  значении  имеют  общую  сему  «защитники  степи».  Смысл  «враг» 

передается лексическими единицами (джунгарымынбаши, богдыхан, хунтайджи, 

тысячник) и отдельными русскими номинациями «врагов», помещенных автором-


 

5

билингвом в пространство степи, вытесняющей/уничтожающей врагов. Обратимся 



к контекстам: И когда джигиты уже единым потоком, подчиняясь воле батыра, с 

победным кличем бросились за джунгарами, раздался громовой удар в степи. Там, 

где  стоял  шатер,  полыхнули  языки  пламени.  Несколько  всадников  слетело  на 

землю,  два  скакуна  с  перебитыми  ногами  забились  в  предсмертных  судорогах. 

Кони  от  страха  закружились,  не  слушаясь  поводьев.  Ужас  охватил  многих 

сарбазов: джунгары нарочно отошли назад, чтобы заговорили пушки (Алимжанов. 

Гонец:  233); Сарбазы Тайлака скатились с холмов, проскочили заросли, слились в 



плотный,  единый  поток,  выскочили  на  просторный,  чистый  такыр  в  степи  как 

раз  в  тот  момент,  когда  головные  тысячи  джунгар  показались  с  другого  края 

такыра (Там же: 381). 

 Ряд  устойчивых  эпитетов:  проклятая,  чужая,  страшная,  загадочная



пугающая  отражает  специфику  восприятия  джунгарами  степного  пространства  и 

отторжение  чужих  от  пространства  степи – Казахии.  Данные  эпитеты  содержат 

эмоционально-оценочный  компонент  в  семантике,  отражающий  чужую  точку 

зрения: Не только рядовые наемники, даже тысячники уж не те, что год-полтора 



назад, когда они, опьяненные  первыми успехами, ринулись в эту бесконечную, но 

чужую и оттого загадочную и пугающую степь за наживой (Алимжанов. Гонец: 

292). Чужое, хоть и манящее богатством, пространство степи внушает страх. Свое, 

пусть и оккупированное врагом, пространство степи, внушает любовь и глубокую 

привязанность к Казахии, готовность к объединению всех сил для ее защиты.  

                                              Степь – песня 

 Можно сказать о формировании метафорической параллели степь – песня

Образ  печальной  песни,  звучащей  в  степи,  как  отголоски  прошедшей  войны 

напоминают  отцу  о  сыне,  не  вернувшемся  с  войны,  о  годах  ожидания:  Дрогнул 



горизонт, закружилась степь под протяжно-печальную песню сына, меняясь в 

цвете,  превращаясь  в  неприветливую,  серую.  И  по  ней,  до  предела  выгоревшей, 

шумно  дыша,  бежал  старый  Акжигит,  догоняя  отдалившихся  от  повозки  белых 

овец.  Под  кирзовыми,  потрескавшимися,  как  сама  земля,  солдатскими  сапогами 

взлетала пыль.  А песня сына звучала над степью, и ей сиплым, задохнувшимся, 

дребезжащим  голосом  стал  вторить  Акжигит – отец  и    сын,  степь  и  песня… 

(Санбаев. Времена года нашей жизни: 334). Образы печальной степи и печальной 

песни,  связывающие  отца  и  сына  невидимой  нитью,  связью  прошлого  и 

настоящего,  не  отождествляются,  но  соединяются  воедино.  Этот  ассоциативный 

ряд  активизирует  «картинный»  образ  кочевника,  сына  степи,  из  груди  которого 

невольно  вырывается  песня – крик  души.  Данная  образная  параллель  выполняет 

эмоциональную  функцию,  затрагивает  чувства  читателей  ко  всему  родному  и 

близкому.   

 Степь – мечеть 

В билингвистическом художественном тексте формируется индивидуально-

текстовый  национально-эмпирический  смысл  «мечеть»,  задающий  константную 

образную  параллель  степь–мечеть.  В  условиях  советской  атеистической 

действительности  эта  образная  параллель  вселяла  надежду  на  Бога,  который    не 

покидает родину-степь, ее сыновей и дочерей: В мечеть превратилась эта узкая 



долина. Да, собственно, вся степь подобна мечети. Мечети, где просят счастья 

у аллаха, где встречают свою любовь. Бывают годы, когда джут или нашествие 

ханских  карателей  превращают  эту  мечеть  в  обитель  плача  и  смерти  

(Алимжанов.  Стрела  Махамбета: 549). Метафора  степи – мечети  поддерживает 



 

6

мысль о том, что родина – степь и Бог вечны, а отказ от веры эпизодичен. Родина и 



вера интерпретируются как вечные ценности народа. 

Определенные  природные  условия,  особенности  ландшафта  способствуют 

формированию  специфических  наименований  реалий,  связанных  с  данным 

участком  картины  мира  человека.  Для  русского  и  казахского  читателя  степь 

ассоциируется с простором, широтой, необъятностью,  свободой.  

В билингвистическом художественном  тексте русское слово степь является 

транслятором  толерантного  межкультурного  диалога,  связующим  центром  в 

мировосприятии  геопространства.  В  то  же  время  русский  читатель  с  пониманием 

воспринимает  специфику  казахской  степи  с  особым  миром  живых  и  неживых 

существ,  находящихся  в  степи.  Образные  параллели,  возникающие  в  результате 

образного  осмысления  степного  пространства,  связаны  с  национальной 

спецификой  восприятия  данного  степного  края.  Общий  когнитивный  фундамент 

восприятия данного участка картины мира позволяет  установить диалог культур.                 

 

Литература 

 

1.



 

Кухаренко В.Д. Интерпретация текста. Л., 1979. 

2.

 



Федоров А.И. Образная речь. Новосибирск, 1985. 

 

Текстовые источники 



1.

 

Алимжанов А. Собрание сочинение в 3 – х томах. Алма-Ата, 1989.  



2.

 

Санбаев С. Времена года нашей жизни. Алма-Ата, 1985. 



3.

 

Санбаев С. Когда жаждут мифа. Алма-Ата, 1989. 



 

 

 



 

 

Түйін 

 

Берілген мақалада көркем мəтіннің негізгі бірлігі ретінде орыстың дала сөзі 



алынған.  Негізгі  сөз  дала  бейнелі  доминант  ретінде  талданады.  Мəтін  ішінде 

берілген  сөз  бейнелі  жəне  коннотативті  сипатқа  ие  болады,  эмоционалдық  жəне 

семантикалық элементтермен молығып, негізгі сөзге айналады. Жұмыста сөз тілдің 

бірлігі ретінде маңызды мүмкіндіктерге ие болатыны дəлелденеді. 



 

Summary 

 

The Russian word ‘steppe’ (степь) as the key unit of fiction text is considered in 



the given article. The key word ‘steppe’ is interpreted as figurative dominant. 

Within the text the given word has figurative and connotative feature and is 

enriched by emotional and semantic elements, turns into key symbol. It is proved in the 

article that the word as language unit possesses by considerable and potential 

possibilities. 


 

7

CТУДЕНТТЕРДІҢ  БЕЛСЕНДІЛІК  ƏРЕКЕТІН ТУДЫРУ 



 

 

       Қ.Ж.Серғазина   

«С. Сейфуллин атындағы Қазақ  

  агротехникалық университеті»АҚ 

 

Ұсынылып отырған сабақ үлгісі орыс тілді студенттердің  жалғастыру- 

шы  топтарында  жүргізіледі.  Мақсат – С.Сейфуллин  туралы  толық  ақпарат  беру; 

қазақша  сөйлеу  дағдысын,  өзіндік    көзқарасын,  бірігіп  жұмыс  жасай  білуін, 

əркімнің    көзқарасын  бағалай  білуін  қалыптастыру;  сонымен  қатар  патриоттық 

сезімін  дамыту, коммуникацияға шығару. Сабақта ой түрткі, кластер, инсерт, ирек 

стратегиясы  мен    ротация  əдісін  қолдану  арқылы  студенттердің  белсенділік 

əрекетін тудыру. 

Тақырыпты ұсынбай тұрып, студенттердің нені білетіндіктерін еске түсіруге, 

оларды ойландыруға тырысамыз. 



I. Ой түрткі 

1. Рух  деген сөздің мағынасын қалай түсінесіңдер? 

2. «Өлімге жан екенсің қия алмайтын.  

Өлеңнің құшағына сия алмайтын. 

Қазақты көргің келсе, міне, осы деп, 

 Көрсетсе  жер жүзіне  ұялмайтын»  атты өлең шумағы кімге арналған?  

3. Бұл өлеңді Сəкен Сейфуллинге  арнап кім жазған? 

4. С.Сейфуллинді неге ұлттық рухы күшті адам дейміз? Соны тақтаға кластер етіп 

жазайық. (Парақтың  ортасына  дөңгелектің  ішіне  тақырыптың  атауын  жазамыз. 

Берілген  дөңгелектердің  ішіне    идеяларын  жаздыртамыз.  Бұл  жерде  студенттің  

қатесі түзетілмейді. Барлығы жұмыла қатысуы көзделеді.)  

а) Кластер  құрастыру 

 

 



ə)    Тірек  сөздерді  пайдалана  отырып  «С.Сейфуллин»  атты  шағын    əңгіме 

жазғызамыз. Оларға  төмендегідей тірек сөздер беріледі:  

 

Сəкен 



Сейфуллин 

қоғам 


қайраткері 

жазушы 


ақын 

 

8

ұлттық  рух,  асыл  қасиет,  үлкен  жүректі  азамат,  ірі  мемлекет  қайраткері,  ел 



тағдыры,  ұлттық  намыс,  маңызды  мəселе,  оқу-ағарту  ісі,  жоғары  оқу  орындары, 

рухани мұра, ауыз əдебиеті, халық əндері, сын-əдеби мақалалар. 



Бұл  əдіс  білімді  қалпына  келтіруге  жəне  оның  белсенділігін  арттыруға 

бағытталады.  Жазған  шағын  əңгімелерін  топтың  алдында    дауыстап  бірнешеуі   

оқуы  керек.  Содан  кейін  мəтіннің  атауын    айтып,  мəтін  таратылады. 

Тақырыптық  мəтін  таратылған  соң  студенттердің    орындайтын  жұмыстары 

туралы  нұсқау  беремін.  Яғни  студенттер  мəтінді  оқи  отыра «V»-білемін, «+» - 

жаңа, «-» - мəтінде қайшылық бар, «?» - ақпарат сұрақ  немесе  күдік туғызады 

деген таңба қоюлары керек  

Ұсынылатын мəтін мазмұны төмендегідей:  



Каталог: docs
docs -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
docs -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
docs -> Гуманитарлық Ғылымдар кәсіби қҰзыреттіліктің негізінде студенттердің Өзіндік әрекет ету дайындығын қалыптастыру
docs -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
docs -> C m y k газет 2008 жылдың қазан айынан бастап шығады
docs -> Жылдық есебі кафедраның тәрбие жетекшілерінің жұмысы
docs -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет