1 iутыж борис поэт, писатель, драматург 2 3



жүктеу 2.02 Mb.
Pdf просмотр
бет7/19
Дата06.03.2017
өлшемі2.02 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
3. Публицистика
Данный жанр занимает значительное место в творчестве писателя. 
Это вполне естественно, ибо Б. Утижев несколько десятилетий занимал 
активную гражданскую позицию по многим вопросам жизни общества
Диапазон  его  интересов  весьма  разнообразен.  Это:  язык,  литература, 
культура, театр, политика, идеология, история и т.д. Сама жизнь адыгов 
дает обильную пищу для тревог и размышлений. Вот уже два столетия 
наш народ разбросан по многим странам, да и на исторической родине 
адыги  оказались  в  четырех  субъектах:  Адыгея,  Кабардино-Балкария, 
Карачаево-Черкесия, Лазаревский (бывший Шапсугский) район Крас-
нодарского  края.  Адыгов  разделили  и  дали  им  разные  имена,  чтобы 
не путать названия субъектов Советской Империи.  В истории каждо-
го народа есть трагические периоды, взлеты и падения. У адыгов этот 
период был одним из продолжительных по времени (XVIII–XIX вв.) и 
по  жестокости.  Трагедия  Русско-Кавказской  войны,  продолжавшаяся 
целый век, надолго затормозила экономику и культуру народа, привела 
к потере многими родного языка, родины. Это была настоящая нацио-
нальная катастрофа.
В  этих  условиях  публицистика  вышла  на  передовые  позиции  с 
XIX  века.  Она  связана  с  творчеством  просветителей.  Особо  плодот-
ворно она развивалась во второй половине XIX и в начале XX века [52, 

144
с. 4–5]. Именно первые адыгские писатели-просветители XIX века по-
ведали  миру  о  трагедии  адыгов,  о  проблемах  возрождения  культуры. 
Некоторые проблемы, поставленные ими, до сих пор актуальны. Так, 
например, проблема обучения детей на родном языке в младших клас-
сах, о  которой  говорил  Кази Атажукин  еще в  60-е  годы  XIX  века,  на 
сегодняшний  день  остается  актуальной  и  нерешенной.  Эти  и  другие 
вопросы заново поднимаются в публицистике Б. Утижева.
В  нашей  науке  не  всегда  ученые  дают  четкое  определение  сути 
публицистики. Иногда  за публицистическое произведение выдают  со-
вершенно  нейтральные  по  содержанию,  описательные  и  просто  по-
знавательные  труды.  Публицистику,  прежде  всего,  отличает  острота, 
актуальность поставленных проблем, их значимость для общества, ав-
торская позиция. Публицист своего рода барометр человеческих стра-
даний,  он  не  только  ставит  проблемы,  но  и  пытается  найти  выход  из 
создавшегося положения. Русская литература вышла на мировую арену 
во многом благодаря ее близости к маленькому человеку, к социальным 
и нравственным проблемам. Публицист всегда должен знать «темпера-
туру» организма общества, амплитуду ее колебаний и настроений.
Здесь  надо  оговорить,  что  занятие  публицистикой  представляет 
известную  опасность  для  карьеры  писателя,  ибо  мнение  публициста 
не так часто совпадает с мнением официальных властей. В известной 
степени Б. Утижеву, позже Народному писателю Кабардино-Балкарии, 
в молодости активная гражданская позиция мешала выходу в свет его 
произведений.  Он  приобщился  к  литературному  творчеству  будучи 
еще  школьником,  а  в  студенческие  годы  весь  университет  знал  его 
рисунки и дружеские шаржи, стихи, которые печатались в стенгазете 
филологического факультета, его эпиграммы ходили по рукам. Еще в 
1967 году он сдал рукопись первого сборника произведений в издатель-
ство «Эльбрус». Она там пролежала шестнадцать лет и вышла в свет 
только в 1983 году, когда автору уже было 43 года. Еще более странной 
является судьба статьи Б. Утижева «Родной язык сродни матери», кото-
рая с весьма компетентным и убедительным отзывом – статьей Хачима 
Теунова,  одного  из  патриархов  национальной  литературы,  дошла  до 
читателя лишь 40 лет спустя. Эти факты говорят о том, что Б. Утижев 
на протяжении многих лет является не только значительным поэтом и 
драматургом, но также одним из ведущих и плодовитых публицистов 
республики. Эта тема является актуальной, и этим продиктован ее вы-
бор для данной главы.

145
В 2007 году вышел сборник публицистических работ Б. Утижева 
на кабардинском языке «Лъэужь» («След»), объемом в 33 п.л. [53]. В 
этот  сборник  вошли  в  основном  публицистические  статьи,  но  в  нем 
есть и выходящие за рамки  этого  жанра  работы. Их не много, но  как 
говорит автор в предисловии, они в какой-то степени показывают «ин-
дивидуальную историю» автора, особенности его дум и чаяний. Есть 
в книге и зарисовки на русском языке, научно-познавательные статьи. 
Однако  главное  в  ней  –  актуальные  произведения  публицистики,  на-
писанные Б. Утижевым в период с шестидесятых годов прошлого века 
до последних лет жизни.
Попытаемся провести анализ публицистики Б. Утижева как одной 
из сторон его многогранной творческой деятельности. Все ссылки будут 
сделаны на названный сборник с указанием лишь страницы. В исследо-
вании используем тематический принцип по основным проблемам, ко-
торые поднимаются в книге. Большинство статей Утижева посвящено 
вопросам родного языка, и это вполне естественно, т.к. Б. Утижев про-
фессионально занимался вопросами языкознания на протяжении поч-
ти двадцати пяти лет, будучи старшим научным сотрудником отдела ка-
бардинского языка Кабардино-Балкарского научно-исследовательского 
института. Он прошел до этого очную аспирантуру в Тбилиси, бывшем 
тогда  главным  центром  по  изучению  иберийско-кавказских  языков. 
Успешно защитил кандидатскую диссертацию по лингвистике. Самое 
активное участие Б. Утижев принимал в создании «Толкового словаря 
кабардино-черкесского языка», как один из соавторов. (Москва, 1999). 
Все это  обогатило язык писателя и  язык его  персонажей.  Писатели и 
критики отмечают, что у Б. Утижева язык колоритный, с большим за-
пасом слов. Мы здесь коснемся других вопросов, которые волнуют пи-
сателя. У любого языка проблемы развития и функционирования явля-
ются вечными. Самые острые проблемы встают ежедневно, ежечасно 
перед «новописьменными языками», к которым относят и кабардино-
черкесский,  на  котором  создавал  свои  художественные  произведения 
Б.  Утижев.  Если  китайский  язык  имеет  пятитысячелетнюю  историю 
непрерывной письменной традиции, то для многих языков народов Се-
верного  Кавказа  эта  дорога  в  сотни  раз  короче.  Последние  обделены 
терминологией.  Это  большая  проблема,  но,  как  считает  Б.  Утижев  в 
одной из маленьких статей в «Газете Юга», «терминология, тем более 
современная, если образно выразиться, не кровь, не мозг, не душа языка. 

146
Она  –  что-то  вроде  пестрого  театрального  костюма,  сшитого  для  ис-
полнителя какой-то главной роли. Кабардинский язык поистине велик 
и могуч изобразительными средствами всех уровней языка… с помо-
щью  которых  можно  выразить  самые  мельчайшие  нюансы  мыслей  и 
чувств... Вот это качество как раз должно быть очень дорого для писа-
телей и поэтов» [53, с. 623–624]. Данные мысли высказаны автором в 
последней статье вышеназванного солидного издания. Надо заметить, 
что оно открывается также словами о проблемах родного языка.
Книга  публицистики  начинается  со  статьи  «Цемент  народа» 
(«Лъэпкъым и шхэпс»), в ней поднимаются проблемы развития пись-
менного языка. Автор глазами писателя обозревает пути создания пись-
менности, современное состояние литературного языка, возможности 
для сохранения языка адыгов, рассеянных чуть ли не по всему свету, 
живущих во многих диаспорах в зарубежных странах.
Общеизвестно,  что  идеологи  большевизма  «уравняли»  историю 
народов,  для  которых  точкой  отсчета  во  всех  областях  жизни  была 
определена Великая Октябрьская Социалистическая революция. Дату 
создания письменности народов Северного Кавказа, в том числе и ады-
гов,  тоже  привязали  к  ней,  хотя  они  много  веков  назад  пользовались 
греческим письмом во  времена  рабовладельческого государственного 
образования  Синдика.  Много  времени  спустя  были  созданы  разные 
формы собственной письменности. Арабская графика лежала в основе 
письменности, составленной Умаром Берсеем, Мажидом Фанзиевым, 
Нури Цаговым. На русской графике были созданы алфавиты Кази Ата-
жукина  (он  издал  книгу  на  кабардино-черкесском  языке  в  60-е  годы 
XIX века), Татлостана Шеретлокова и т.д.
Действительно,  письменность  стала  достоянием  масс  в  начале 
XX века, но нельзя это увязывать жестко с самим появлением пись-
менности. 
После создания письменности иногда проходят века, для того что-
бы  она  стала  достоянием  широких  масс  народа.  Вряд  ли,  например, 
армянские  крестьяне  переписывались  в  четвертом  веке.  Таких  аргу-
ментов много. 
Б.  Утижев  не  сильно  углубляется  в  историю  в  этом  вопросе,  он 
анализирует письменность последнего  периода. Во второй части ста-
тьи он говорит о преимуществах и недостатках современного письма.
Вот уже несколько десятилетий время от времени поднимается во-
прос о недостатках адыгского письма на русской графической основе. 

147
Лет 10–15 назад шли споры филологов, одни говорили, что нужно ре-
формировать алфавит, другие советовали не трогать его, а третьи тре-
бовали перехода на латинскую основу. Б. Утижев пишет, что у всех оп-
понентов  есть  существенные  аргументы,  но «алфавит  нельзя  менять, 
как пультом переключают программы телеканалов» [53, с. 18]. Адыги 
состоят  из  двенадцати  племен,  каждое  из  них  имеет  свою  звездочку 
на  национальном  знамени.  После  установления  советской  власти  в 
20-е годы ХХ века был шанс создания единого алфавита и, что очень 
важно,  одного  литературного  языка  для  всех  адыгов.  Об  этом  писал 
один  из  известных  адыгских  ученых  Рамазан  Трахов  (он  закончил  в 
20-е  годы  Институт  языкознания  и  работал  там  же  вместе  с  профес-
сором Н.Ф. Яковлевым. В войну попал в плен, не вернулся на родину 
из-за  возможных  преследований  сталинского  режима,  жил  в  Турции, 
а затем в Германии, умер в Мюнхене в 1964 году). Идеологи больше-
визма не только разобщили адыгов по разным субъектам, но разделили 
по  диалектам,  чтобы  ускорить  процесс  ассимиляции.  Действительно, 
с  тех  пор  появились  два  литературных  адыгских  языка:  адыгейский 
и  кабардино-черкесский.  Б.  Утижев  размышляет,  что  если  создавать 
единый литературный язык, то кабардино-черкесский окажется более 
предпочтительным.  Писатель  не  одинок  в  этих  мыслях.  Кстати,  сам   
Р. Трахов, еще тогда предвидел лучший вариант языкового строитель-
ства  через  кабардино-черкесский,  хотя  сам  не принадлежал  к  кабар-
динскому племени. Это говорит о его объективности.
Б. Утижев при создавшемся положении, когда в зарубежных диа-
спорах  тоже  нет  единого  мнения  о  способах  создания  единого  языка 
для всех диалектов, советует использовать опыт басков.
Баски, живущие в Испании и Франции, создали новый язык, опи-
раясь на один из диалектов собственного языка. Таким для адыгов, как 
считает Б. Утижев, мог бы стать бесленеевский диалект, пограничный 
между  адыгейским  и  кабардинским.  На  нем  говорит  не  очень  много 
людей, поэтому он не вызовет ревности у носителей других диалектов, 
соперничающих за влияние в адыгском мире. В порядке эксперимен-
та  наряду  с  существующим  литературным  языком  писатель  советует 
через  Интернет  популяризировать  общеадыгский  язык.  В  качестве 
альтернативы такой графики предлагается вариант, созданный для Ин-
тернета Хасаном Журтовым. Писатель возлагает большие надежды на 
такие  проекты,  к  осуществлению  которых  должны  приложить  силы 
общественные организации, ученые, интеллигенция.

148
Статья злободневная,  она  написана  в  1992  году  и  содержит  много 
серьезных наблюдений и полезных советов. В ней отражается тревога ав-
тора за будущее нашей словесности. Возможно есть будущее у этого про-
екта, хотя не все бесспорно в этих высказываниях. На мой взгляд, переход 
на латинскую графику будет губительным для нашей словесности.
Около  трех  лет  назад  нас,  филологов  из  Адыгеи,  Карачаево-
Черкесии  и  Кабардино-Балкарии,  пригласили  в  Анкару  (Турция)  для 
обсуждения вопроса об алфавите. В международной конференции при-
нимали  участие  турецкие  адыги,  представители  черкесских  диаспор 
Иордании,  Сирии  и  других  мест  компактного  проживания  наших  со-
отечественников, в том числе абазины и абхазы.
Конференция проходила на базе хасы «Кафдер». Были рассмотре-
ны все варианты алфавитов, действовавшие в Советском Союзе и в на-
стоящее время функционирующие в Адыгее, Черкесии и Кабарде. Как 
известно, адыгейский и кабардино-черкесский языки поочередно поль-
зовались арабской, латинской, а с 30-х годов ХХ века по сегодняшний 
день – русской графической основой.
Наши соотечественники из Турции настаивали для создания своей 
письменности непременно использовать латинский алфавит. Конечно, 
для  этого  есть  веские  аргументы:  их  детям  легче  выучить  латинский 
алфавит, т.к турецкий язык функционирует на латинице. Этой графи-
кой пользуются многие мировые языки. Но есть и аргументы, идущие 
в разрез с общеадыгскими интересами.
Я об этом говорил, настойчиво предлагая оставить письмо, которое 
используется в нашей стране, ибо у нас на этом языке создано многое: 
издательства,  школы,  учебники,  методики  преподавания,  профессио-
нальная литература, театр и т.д. Все это будет потеряно для турецких 
адыгов, если они возьмут латиницу. Они не смогут читать выдающиеся 
произведения  Али  Шогенцукова,  Тембота  Керашева,  Алима  Кешоко-
ва и т.д. Во-вторых, кириллица наиболее полно отражает наши звуки, 
используя  добавочные буквы для передачи адыгских сложных звуков 
из  того  же  алфавита.  При  некоторых  неудобствах  здесь  не  требуется 
дополнительных знаков. В мире нет совершенных алфавитов. Англий-
ский язык – мировой, он доминирует сейчас, но и в нем написание не 
всегда соответствует буквам. На сей счет англичане шутят: «Написано 
Манчестер  –  читай  Ливерпуль».  Эти  недостатки  есть  и  в  немецком, 
французском и во многих других языках. У самих турок есть печаль-
ный опыт перехода от османского к современному турецкому языку.

149
В выборе алфавита, как и в переходах на другой, чаще всего до-
минирует не здравый смысл, а политические амбиции. И в Татарстане 
несколько лет шли споры о переходе на латиницу, но вопрос утратил 
актуальность, и татары сохранили преемственность своей культуры.
Мою позицию поддержали доктора наук З. Блягоз (Адыгея), Б. Би-
жоев (Кабардино-Балкария), представители Сирии и Иордании. Турец-
кая  сторона,  напротив,  желала использовать  латиницу.  После  жарких 
трехдневных  споров  создали  два  варианта,  обсуждая  каждый  звук  и 
букву, и разъехались, пожелав больше настойчивости турецким черке-
сам  для  внедрения нашей  системы.  Если в  нашей  стране с  1917  года 
просвещение и образование стали делом государства, то в Турции этот 
вопрос возник только в последние три года, для вступления страны в 
европейские структуры.  Отрадно, что  лед тронулся,  уже  там есть не-
большие передачи на телевидении на родном языке огромной адыгской 
диаспоры, не имевшей с середины XIX века возможности ни читать, ни 
писать на своем языке.
По  моему  глубокому  убеждению,  общий  литературный  язык 
для всех адыгов, необходимость которого осознает общественность, 
целесообразно создавать на базе диалекта, которым владеет большин-
ство, как на исторической родине, так и в диаспоре. Объективно легче 
переучивать меньшинство. Таким, на мой взгляд, является кабардино-
черкесский. На нем говорят на исторической родине кабардинцы в КБР, 
черкесы в КЧР (это те же кабардинцы, вошедшие в историю под име-
нем  «беглые  кабардинцы»),  четыре  селения  в  Адыгее.  Очень  близки 
к  ним бесленеевцы,  которых осталось  несколько аулов. И  в  диаспоре 
в  Турции  кабардинское  наречие  сохранилось  у  черкесов,  живущих  в 
области «Кайсери». Другие диалекты подверглись, к сожалению, боль-
шей ассимиляции. Что касается вариантов «компьютерного» языка на 
латинице, то он будет полезен только как язык для знакомств и пере-
писок, но не более.
В последней книге Б. Утижева («След», 2007) наряду с публици-
стикой есть несколько статей о родном языке, носящих чисто научный 
характер: («Наши  имена», с. 31–33; «Язык  и  письмо»,  с.  33–42; «Три 
мечты», с. 45–64; «Как пишет академик», с. 64–66; «Наши фамилии», 
с.  64–69)  и  др.  В них  разнообразная тематика  по  проблемам  истории 
языка, ономастике, обогащении языка, нормам языка и т.д.
Интересна  судьба  статьи,  написанной  Б.  Утижевым  в  1967  году,  
когда он был еще студентом университета. Она называлась «Бзэр-анэ 

150
пэлъытэщ» («Язык как мать»). Студент Б. Утижев отнес эту статью в 
кабардинскую  газету  «Ленинский  путь»,  там  ее  одобрили.  Главный 
редактор  «переадресовал»  ее  известному  писателю  и  литературоведу 
Хачиму Теунову. Последний, к его чести, не только одобрил статью, но 
и добавил к ней свои мысли о тревогах за судьбу родного языка, прило-
жив свою статью «Дело большой важности». Обе статьи попали на стол 
функционеров  из  тогдашнего  Обкома  КПСС.  Статья  ходила  по  кругу 
несколько месяцев, после чего вернулась к автору. Как говорит автор, 
журналист,  отдавший  ее,  показал  резолюцию  обкома,  адресованную 
газете.  Она  гласила:  «Фи  пIэщхьэгъ  къуэщIий  щIэвмылъхьэж!»  («Не 
кладите себе щепки под подушку»). Утижев утверждает, что такую ка-
бардинскую  пословицу  никогда  не  слышал.  Она  означала  примерно: 
«От греха подальше», или же «Не создавайте сами себе проблемы».
Что  испугало  местных  партийцев?  С  позиции  сегодняшнего  дня 
в статье нет ничего крамольного, резкого, необдуманного. Студент от-
деления кабардинского языка Б. Утижев выражает беспокойство за со-
стояние  и  положение  родного  языка.  Он  утверждает:  «Родной  язык  – 
совесть  народа,  его  сердце  и  душа.  Пока  жив  народ,  будет  жить  и 
язык его. Мы не разделяем мнения тех, кто считает, что кабардинский 
язык исчезает». «Людей, которым внушают: «Родной язык не доведет 
дальше  Прохладного»;  «На  нем  не  заработаешь  кусок  хлеба»,  жал-
ко. Их сделали несчастными. На земле нет лишних или бесполезных 
языков» [53, с. 39–40].
Автор  говорит  о  роли  русского  языка  в  обогащении  кабардинского. 
Хорошее знание родного языка – не помеха для усвоения государственного 
языка, как и наоборот. Далее Б. Утижев показывает причины снижения 
интереса к родному языку, в чем повинны не только некоторые недаль-
новидные родители, но и учителя, и чиновничество. Есть и недостатки 
в преподавании родного языка в университете: мало учебников и ме-
тодических  пособий. Они же в основном написаны на русском языке 
авторами-кабардинцами.
Странно и то, что поступающие на отделение  «русского языка и 
литературы и кабардинского языка и литературы» сдают письменные 
экзамены только на русском языке, а по второй специальности они не-
обязательны.
Б. Утижев пишет и о том, что если выйти за рамки филологии, что 
«мы изучаем историю Египта и индейцев Америки, но о родном народе 
ничего не знаем, будто мы упали с неба» [53, с. 41].

151
Не все осознают важнейшую роль родного языка в воспитании и 
обучении подрастающего поколения. Б. Утижев считает ненормальным, 
когда некоторые великовозрастные отпрыски национальных писателей 
не владеют языком, на котором создают произведения их родители. 
Будущий писатель  Б.  Утижев призывает объединить усилия сту-
дентов,  интеллигенции,  учащихся  для  развития  родного  языка,  осо-
знав, как в прошлом отсутствие письменности тормозило нашу куль-
туру,  приносило  много  бедствий.  Сейчас  есть  все  возможности  для 
улучшения состояния преподавания и изучения родного языка. 
Вот, в сущности, основные мысли молодого публициста. В них нет 
ничего необдуманного, но партийные функционеры «перестраховались», 
следуя  выражению  русской  классики  «как  бы  чего  не  вышло».  Как  ни 
странно, некоторые положения этой статьи актуальны в настоящее время.
Будучи уже маститым писателем, Б. Утижев опубликовал в 2005 г. в 
журнале «Слово» (Майкоп) статью, вернее, эссе, под названием «Мыс-
ли  о  родном  языке».  В  начале  данного  произведения  автор  подробно 
говорит о том, что знание родного языка начинается от матери, родите-
лей, а затем дело продолжает школа, общество. 
Затем писатель затрагивает весьма щепетильный вопрос. Во мно-
гих  случаях  родной  язык  перестает  функционировать  из-за  того,  что 
кто-то не говорит на нем, якобы из-за уважения к меньшинству. Таких 
эпизодов в жизни много: на работе, за праздничным столом, когда из-за 
одного-двух, несколько десятков человек вынуждены разговаривать на 
русском. Этого требуют законы приличия, культуры. Но автор резонно 
задает  вопрос:  почему  ради  приличия  этим  двоим-троим  не  выучить 
местный язык, признанный государственным в своей республике?
Автор с болью в душе говорит и о тех наших соотечественниках, 
которые здесь обучаются уже несколько десятилетий. Они приезжают 
из  Сирии,  Иордании,  Турции,  где  практически  не  изучается  родной 
язык.  В  прошлые  времена  студенты-адыги  здесь  осваивали  и  кабар-
динский и русский языки. В последнее время большинство из них уже 
не утруждают себя изучением своего родного языка.
Еще одно неутешительное обстоятельство, отмеченное Б. Утиже-
вым. Родной язык больше сохраняется в селах. И это естественно. Там 
среда  более  однородная.  А  в  городе  проживают  люди  многих  нацио-
нальностей, говорящих в основном на языке межнационального обще-
ния. Вместе с тем, как считает автор, «Можно считать, что у нас есть 

152
настоящая  интеллигенция,  занимающаяся  развитием  художественной 
культуры,  что  литературный  язык  достигнет  хорошего  уровня  только 
тогда, когда актеров, писателей, преподавателей родного языка, его ис-
следователей,  журналистов  в  адыгскую  культуру  будут  представлять 
городские  жители».  Действительно,  пока  основным  источником  на-
циональной  культуры  является  кабардинское  село.  В  городе  пока  на-
циональная культура почти не находит подпитки.
Острые проблемы, мешающие развитию родного языка, указаны и 
в статье «Давайте беречь свет народа», опубликованной в газете «Адыг-
ское слово» (19. 02. 2004 г.). Автор во вводной части утверждает, что 
дело сохранения языка малых народов во все времена было тяжелым, а в 
нашу эпоху глобализации проблема стала еще острее. Положение языка 
«сравнимо с состоянием учащегося человека, о котором адыги говорят: 
… он уже не светит», «у него иссякают лучи света». Б. Утижев, будучи 
ряд  лет  заместителем  Председателя  Международной  Черкесской  Ас-
социации,  получал  много  писем,  звонков  по  телефону,  в  которых  со-
держалось беспокойство людей за судьбу родного языка. Эти вопросы 
поднимались  и  в  личных  беседах  писательской  общественной  орга-
низации. Писатель решил вместе с ними искать причины, мешающие 
развитию языка. Всех взволновали сообщения о готовящемся проекте, 
по которому наполовину сокращались уроки родного языка в школах.
Б.  Утижев  говорит,  что  найдутся  чиновники,  которые  «не  заме-
тят»  эту  мину  замедленного  действия.  Как  говорится  в  притче,  «ни-
чего  не  случилось,  только  и  всего,  что  убили  сторожа  и  увели  всю 
скотину»  [53,  с.  86–87]  (Ср.:  «Все  хорошо,  прекрасная  маркиза…»). 
Не без влияния выступлений Утижева и ряда его единомышленников 
были сделаны некоторые позитивные шаги. По сравнению с учителями 
русского языка, естественных дисциплин преподаватели кабардинско-
го, балкарского и других младописьменных языков ограничены мето-
дическими пособиями и другими разработками, поэтому были введены 
дополнительные виды материального поощрения. Это дало некоторый 
толчок, и дело начинало улучшаться. Но вновь это перечеркивается в 
новом проекте. Б. Утижев ставит вопрос, зачем нужно ухудшать дело 
преподавания родного языка.
Наступление на национальную культуру пошло и в сторону радио 
и телевидения. Появление телевидения – явление революционное для 
всей планеты. Его функционирование на новописьменных языках имеет 

153
огромное  значение  для  развития  языка,  выработки  его  норм. Именно 
телевидение собирает самую большую аудиторию. Публицист Б. Ути-
жев  говорит,  что  несмотря  на  имеющиеся  недостатки,  кабардинское 
телевидение полюбилось зрителям, оно стало эффективным средством 
развития национальной словесности, да и всей культуры в целом. Поя-
вились успешные тележурналы, проекты и т.д.
Национальное телевидение работало в составе второй программы 
общероссийского второго государственного канала, который с 1994 года 
сменил идеологию канала. На РТР появились коммерцконцерты, без-
дарные  телепроекты,  его  захлестнула  реклама,  увеличилась  частот-
ность новостей, в которых стало больше негативного и т.д. Сдвинулись 
сроки передач на языках субъектов РФ. Резко сократились передачи на 
национальных языках, объявленных государственными в своих респу-
бликах. Почти в пять раз сократились передачи на кабардинском и бал-
карском языках. Обо всем этом писатель и профессиональный журна-
лист, главный редактор журнала Б. Утижев пишет с болью в сердце. Он 
осознает все трудности работы журналистов, но, тем не менее считает, 
что доля их вины есть в том, что понизилось качество передач на теле-
видении. И то малое количество передач, что осталось на современном 
телевидении, используется не всегда эффективно. Публицист ставит и 
такой щепетильный вопрос, как гонорары на телевидении. Как говорят 
адыги,  «бесплатно  поднимать  молоток  всегда  тяжело».  Нельзя  рабо-
тать бесплатно.
Не лучше обстоит дело и на радио, которое появилось задолго до 
телевидения. Б. Утижев напоминает читателю, сколько пользы принес-
ло  развитию  языка,  литературы  радио.  Радиоспектакли,  постановки, 
художественное чтение произведений и т.д. Сейчас радио тоже потеря-
ло слушателей. Оно стало недоступным для масс.
В  данной  статье  Б.  Утижев  отдельно  анализирует  и  проблемы 
книжного  издательства.  И  здесь  мало  утешительного  для  националь-
ной культуры. Если в 2002 г. издательство «Эльбрус» выпустило на ка-
бардинском языке 300 п.л. книжной продукции, то в 2003 г. – 354 п.л., 
а в 2004 г. дошли до 309 п.л. В последующем году доля произведений 
поэтов и писателей составляет лишь 120 п.л. Писатель задается вопро-
сом: а не дойдет дело до полного прекращения печатания книг на ка-
бардинском и балкарском языках?
Б. Утижев заключает разговор о судьбах родного  языка, нацио-
нальной  культуры,  которая  должна  функционировать  через  книги,  

154
телевидение,  радио.  Просвещение  и  образование  должны  стать  забо-
той всей интеллигенции. Есть опасные симптомы и потери, с которыми 
мы  не  должны  мириться,  если  мы  хотим  жить  как  «все  народы,  ува-
жающие свое достоинство» [Там же. С. 95].
Как видим, тема родного языка Б. Утижева волнует более всего, она 
проходит красной нитью через все формы его творчества, поэзию, прозу, 
драматургию и публицистику. Его вклад в лингвистику тоже весом. Язы-
кознанию писатель отдал четверть века профессиональной работы.
Есть еще один жанр, в котором плодотворно выступает Б. Утижев. 
Это  –  драматургия.  Его  достижения  здесь  весьма  значительны.  Тема 
театра,  вопросы  кабардинской  драматургии  заняли  важное  место  и  в 
публицистике писателя. Обратимся опять к книге Б. Утижева, вышед-
шей в 2007 г. в издательстве «Эльбрус» под названием «Следы».
Б.  Утижев  еще  в  1978  году  написал  статью  «Сцены  народа» 
(«Лъэпкъ утыку»), которую передавали по республиканскому радио. В 
ней он рассуждает о том, что кабардинскому театру нет еще пятидеся-
ти лет, но его успехи несомненны. Однако у него много проблем, перед 
ним много  вопросов, ответы  на которые найдут находящиеся у  очага 
театра: актеры, режиссеры, художники, администраторы. Автор говорит, 
что есть еще люди, считающие себя не чужими для театра – драматурги. 
«Если не ошибаюсь, – как всегда вежливо изрекает Б. Утижев, – между 
действом и зрителями находится драматург, который больше, чем кто-
либо, видит их взаимоотношения». Чтобы обсудить проблемы театра, 
Б. Утижев придумал интересный диалог воображаемой актрисы и дра-
матурга, придав некоторую сценичность разговору.
После некоторых формальных фраз участники дискуссии вступа-
ют в разговор о театре. Первое слово актрисе: «Театр, как самостоятель-
ная часть искусства, не должен обходить конфликты. Без этого он будет 
танцевать на месте. Однако у нашего современного театра есть свои про-
блемы, главная из них – убывание зрителя. Все знают огромное значение 
театра для народа. При жажде все реки несут вкусную воду, но я бы срав-
нила театр с родником, где все реки берут свое начало [53, с .249–251]. 
Далее актриса рассуждает о том, что зритель уходит в кино, особенно 
телевидение, возможности которого огромны. Бесполезно враждовать 
с ними. Необходимо использовать «эти средства для пропаганды теа-
тра. Где причина: уменьшение числа людей, волнующих театр, или не-
способность самого театра привлекать зрителя» [Там же].

155
Актриса надеется обсудить все это с драматургом, который не толь-
ко пишет пьесы, но и следит за всем тем, как идет постановка, как играют 
актеры, как используются сценические возможности режиссером и т.д.
В разговор вступает персонифицированный драматург. Драматург: 
«Я начну с того, как театр и его зрители находят друг друга. Каждый ра-
ботник театра и его руководители хотят ставить хорошие пьесы, мечта-
ют о полных залах. Не правда ли? (Актриса подтверждает эти мысли и 
говорит, что есть даже официальные планы у руководителей)… Мечтать 
о полных залах, конечно, хорошо. Однако руководители театра исполь-
зуют все возможности, чтобы как-то пополнить кассу, унижаясь, ищут 
зрителя. Людей, которые платят за зрителя. Зачастую в театр приходят 
зрители поговорить, убить время. Нужны ли театру такие зрители?»
Актриса: «И я согласна, что театр не должен делать ставку на слу-
чайных  зрителей,  понижающих  его  авторитет.  Однако  большинство 
зрителей приходят в театр, купив билет на свои кровные, с надеждой 
увидеть то, что его радует, волнует, заставляет думать.
Во время театрального действа зал делится на зрителей и актеров. 
У них различные задачи. Актеры используют все возможности, чтобы 
убедить зрителя, вовлечь их в происходящее. Актер видит «молнии» 
в  глазах  зрителей,  чувствует  воздействие  магнита  мастерства,  видит 
нити этого  магнита, связывающего их всех. Для  этих мгновений жи-
вет актер, это его лучшая зарплата. В эти минуты зритель забывает то, 
что он находится в театре …Но бывает и другое, когда в напряженные 
минуты  кто-то  бросает  глупую  реплику.  А  кто-то  совершенно  равно-
душен. Это равносильно оскорблению, на что ты не можешь ничем от-
ветить. Необходимо зрителю осознавать, что он идет в клуб, театр. Для 
этого необходим определенный уровень культуры». 
Снова в диалог вступает драматург: «Как и ты свидетельствуешь, 
в театре некоторые ведут себя не совсем культурно, но я заметил, что 
многие  из  них  не  такие  бескультурные  люди  по  жизни.  Не  лежит  ли 


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет