Диссертациялардың негізгі ғылыми нәтижелерін жариялауға арналған басылымдар тізіліміне енгізілген Қр бғм бғсбк 30. 05. 2013 ж



жүктеу 1.62 Mb.
Pdf просмотр
бет4/28
Дата22.12.2016
өлшемі1.62 Mb.
түріДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Список литературы
1. Выступление Лидера нации Нурсултана Назарбаева на церемонии вступления в должность 
Президента Республики Казахстан - Казахстанская правда. Четверг. 30 апреля 2015 года. 
2. См. Новая Философская энциклопедия под редакцией В.С. Степина. – М.: Мысль, 2001.
3. Цитируется по: В.А. Бачинин. Криминография Ф.М. Достоевского. – Государство и право. М., 
2002, № 2. – С. 105. 
4. Адам. - Алматы, 15 мая 2015. - № 10. – С. 27. 
5. Квалификация провокационно-подстрекательских действий сотрудников правоохранительных 
органов. - Уголовное право. - М., 2015. - № 1. – С. 17, 21. 

№ 3 (39) 2015 ж. Қазақстан Республикасы Заңнама институтының жаршысы  
20
Мақалада  қазіргі  өмірдің  ақиқаттары  тұрғысынан  сыбайлас  жемқорлық  феноменін 
әлеуметтік-психологиялық  және  құқықтық  дұрыс  бағалау  есебінен  Қазақстандағы  сыбайлас 
жемқорлыққа қарсы күресуді әрі қарай күшейте түсудің және сыбайлас жемқорлық әрекеттер 
үшін  жауаптылықты  реттейтін  қылмыстық  заңнаманы  жетілдіру  жолдарын  айқындаудың 
өзекті мәселелері қарастырылады. 
Түйін сөздер: сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл; меритократия қағидаты; әділеттілік; 
криминолоидті сыбайлас жемқорлар; арандатушы-айдап салушы әрекеттер.
В статье рассматриваются актуальные проблемы дальнейшей активизации борьбы с коррупцией 
в Казахстане за счет правильной социально-психологической и правовой оценки феномена коррупции 
под углом зрения современных жизненных реалий и поиска путей совершенствования действующего 
уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за коррупционные деяния. 
Ключевые  слова:  противодействие  коррупции;  принцип  меритократии;  справедливость; 
криминолоидные коррупционеры; провокационно-подстрекательские деяния.  
The  article  deals  with  topical  issues  of  further  intensification  of  the  struggle  against  corruption  in 
Kazakhstan due to the correct psycho-social and legal assessment of the phenomenon of corruption from the 
perspective of modern realities of life and the search for ways to improve the existing criminal legislation 
governing responsibility for corruption.
Keywords: combating corruption, the principle of meritocracy, justice, people are prone to corruption, 
provocatively-inflammatory actions.
Рамазан Тұяқұлы Нұртаев, 
Қазақ  гуманитарлық  заң  университетінің  Қылмыстық,  қылмыстық-атқару  құқығы  және 
криминология кафедрасының профессоры, з.ғ.д. 
Қазақстан  Республикасындағы  сыбайлас  жемқорлыққа  қарсы  іс-қимылдың  өзекті 
мәселелері
Нуртаев Рамазан Туякович, 
профессор  кафедры  уголовного,  уголовно-исполнительного  права  и  криминологии  Казахского 
гуманитарно-юридического университета, д.ю.н. 
Актуальные проблемы дальнейшего противодействия коррупции в Казахстане 
Nurtayev Ramazan Tuyakovich,
Doctor  of  Law,  professor  of  criminal  law,  criminal  law  and  criminology  executive  of  the  Kazakh 
Humanitarian Law University
Actual problems of further anti-corruption in Kazakhstan
● ● ● ● ●

21
Сарсембаев Марат Алдангорович,
главный научный сотрудник отдела международного законодательства 
и сравнительного правововедения Института законодательства РК, 
доктор юридических наук, профессор
ЕВРОПЕЙСКИЕ КОНВЕНЦИИ ПО ВОПРОСАМ
 СЕМЕЙНОГО ПРАВА: ВЗГЛЯД ИЗ КАЗАХСТАНА
По  линии  Совета  Европы  принят  ряд 
конвенций,  которые  регулируют  вопросы 
семейных 
правоотношений 
в 
рамках 
преимущественно  европейского  континента, 
к  которым  можно  отнести  Европейскую 
конвенцию об усыновлении детей от 24 апреля 
1967  года,  Конвенцию  о  международном 
порядке взыскания алиментов на детей и других 
форм содержания семьи от 23 ноября 2007 года, 
Протокол  о  праве,  применимом  к  алиментным 
обязательствам,  от  23  ноября  2007  года.  Мы 
бы  хотели  дать  правовую  характеристику  этим 
региональным  европейским  международно-
правовым  документам  и  представить  свои 
предложения  по  улучшению  их  содержания. 
Кроме  того,  нам  бы  хотелось  увидеть,  как 
смотрятся нормы казахстанского семейного права 
на  фоне  норм  европейского  семейного  права, 
а  также,  насколько  можно  усовершенствовать 
некоторые  нормы  казахстанского  семейного 
права в этой связи
Европейская  конвенция  об  усыновлении 
детей  от  24  апреля  1967  года  состоит  из  28-
ми  статей.  Автор  данной  статьи  полагает, 
что  замеченные  им  недостатки  Конвенции 
позволили бы Республике Казахстан поставить 
вопрос  об  усовершенствовании  текста  данной 
Конвенции  после  произведенной  Казахстаном 
ратификации. 
В  преамбуле  данной  Конвенции  записано: 
«Подписавшие  настоящую  Конвенцию  Госу-
дарства  -  члены  Совета  Европы,…  считая,  что 
хотя институт усыновления детей и существует 
во  всех  государствах  -  членах  Совета  Европы, 
однако  в  них  имеются  различные  взгляды  на 
принципы,  процедуру  и  правовые  последствия 
усыновления, и …договорились о следующем:». 
По  мнению  автора  этих  строк,  необходимо 
грамматически  и  юридически  отредактировать 
текст преамбулы данной Конвенции, поскольку 
текст  положения  с  точки  зрения  построения 
предложений  в  русском  языке  достаточно 
громоздкий.  Более  упрощенный  и  понятный 
текст  преамбулы  Конвенции  мог  бы  выглядеть 
так:  «Подписавшие  настоящую  Конвенцию 
Государства  -  члены  Совета  Европы,…  исходя 
из  наличия  различных  принципов,  процедур 
и  правовых  последствий  усыновления  в 
институте  усыновления  (удочерения  )  детей  во 
всех  государствах-членах  Совета  Европы,  …
договорились о следующем:».
В 
анализируемой 
Конвенции 
нет 
специальной  статьи,  в  которой  можно  было 
бы  сконцентрировать  встречающиеся  в  тексте 
самой Конвенции термины, дать им определения 
с  тем,  чтобы  у  всех  исполнителей  данного 
международно-правового 
документа 
было 
примерно  одинаковое  понимание  терминов  и 
через них единообразное понимание всего текста 
данной Конвенции. В такой статье целесообразно 
было  бы  собрать  следующие  термины: 
«усыновление», «акцептование согласия матери 
на  усыновление  ее  ребенка»,  «компетентное 
учреждение», 
«l`obligation 
d`entretenir», 
«l`obligation 
alimentaire», 
«легитимный 
ребенок», 
«идентичность 
усыновляющего 
лица»,  «записи  регистра  актов  гражданского 
состояния»  с  приведением  определения  по 
каждому приведенному термину.
В пункте 1 статьи 7 анализируемой Конвенции 
сказано,  что  «ребенка  разрешается  усыновлять 
лишь  в  том  случае,  если  усыновляющее 
лицо 
достигло 
минимального 
возраста, 
установленного  для  этой  цели,  этот  возраст  не 
может  быть  менее  21  года  и  более  35  лет».  В 
данной статье нет положения о том, какая должна 
быть разница в возрасте усыновителя и возрасте 
усыновляемого ребенка. Усыновитель не может 
быть  ровесником  усыновляемого.  Разница  в 
возрасте  должна  быть,  по  мнению  автора  этих 

№ 3 (39) 2015 ж. Қазақстан Республикасы Заңнама институтының жаршысы  
22
строк,  не  менее  20  лет  и  не  более  35  лет.  Эти 
строки должны быть зафиксированы в статьи 7 
Конвенции.
Статья  12  в  пункте  1  устанавливает,  что 
«законом  не  должно  ограничиваться  число 
детей,  которых  усыновляющее  лицо  может 
усыновить».  Содержание  данной  статьи  не 
совсем логично, поскольку если потенциальный 
усыновитель может захотеть усыновить 50, 100, 
1000 и более детей, вряд ли он сможет обеспечить 
каждому  ребенку  нормальные  условия  жизни. 
В  этой  ситуации  даже  материальные  условия 
менее  важны:  для  усыновляемого  ребенка 
важно  всегда  ощущать  человеческую  близость 
пусть  и  приемных  мамы  и  папы.  Допустим, 
миллиардеры  и  миллионеры  могут  позволить 
себе  усыновить  большое  количество  детей, 
но  даже  у  них  есть  свой  предел.  А  эта  статья 
рассчитана  практически  на  всех  граждан.  В 
этой  связи,  по  мнению  автора  данной  научной 
статьи,  целесообразно  редактировать  данную 
статью в следующем ключе: «1. Усыновляющее 
лицо может усыновить то число детей, которое 
находится  в  рамках  его  возможностей  по 
обеспечению для каждого ребенка материально-
стабильной  и  духовно-гармоничной  жизненной 
среды».
Статья  18  этой  Конвенции  гласит  о  том, 
что  «государственные  учреждения  и  органы 
местного 
самоуправления 
гарантируют 
надлежащую  деятельность  тех  публичных 
или  частных  организаций,  в  которые  лица, 
желающие усыновить ребенка или содействовать 
в  усыновлении  ребенка,  могли  бы  обратиться 
за  помощью  и  советом».  Приведенные 
положения данной статьи таковы, что не могут 
четко  раскрыть  ее  содержание.  Мы  полагаем, 
что  слова  «гарантируют»,  «содействовать  в 
усыновлении  ребенка»  несколько  искажают 
смысл. Поэтому мы предлагаем свое прочтение 
данной статьи: «Государственные учреждения и 
органы местного самоуправления обеспечивают 
надлежащую  деятельность  тех  публичных  или 
частных организаций, в которые лица, желающие 
усыновить  ребенка  или  получить  содействие  в 
усыновлении  ребенка,  могли  бы  обратиться  за 
помощью и советом».
Для  усыновления  по  общему  правилу 
необходимо согласие законных представителей. 
В  общем  виде  это  можно  отразить  в  тексте 
рассматриваемой  Конвенции.  В  отдельной 
статье  или  пункте  статьи  можно  записать 
следующее:  «Усыновление  ребенка  возможно 
только  с  согласия  его  родителей,  если  они  не 
лишены родительских прав. Если нет законных 
представителей  у  несовершеннолетних  роди-
телей  или  если  ребенок  оставлен  несовер-
шеннолетними  родителями  в  медицинском 
учреждении при рождении и его судьбой никто  
не  интересуется  в  течение  установленного 
законом  срока,  должно  быть  дано  согласие 
органа опеки или попечительства».
В  тексте  Конвенции  надо  бы  урегулировать 
или  урегулировать  более  подробно  вопросы 
фамилии,  имени,  отчества  усыновляемого,  не 
только  тайного,  но  и  открытого  усыновления, 
сохранения  права  усыновленного  ребенка 
на  получение  пособия,  последствия  отмены 
усыновления ребенка. В виде отдельных пунктов 
или статей желательно сформулировать вопросы 
фамилии,  имени,  отчества  усыновляемого,  не 
только  тайного,  но  и  открытого  усыновления, 
сохранения  права  усыновленного  ребенка 
на  получение  пособия,  последствия  отмены 
усыновления ребенка.
В  пункте  4  статьи  5  анализируемой 
Европейской  конвенции  сказано:  «Согласие 
матери на усыновление ее ребенка запрещается 
акцептовать, если оно не дано в установленный 
законом срок после рождения ребенка, который 
составляет  не  менее  шести  недель,  или,  если 
такой  срок  не  установлен,  в  такой  период,  во 
время  которого,  по  заключению  компетентного 
учреждения, она смогла достаточно прийти в себя 
от  последствий  рождения  ребенка».  В  Кодексе 
Республики  Казахстан  о  браке  (супружестве) 
и  семье  от  26  декабря  2011  года  вообще 
отсутствует  запрет  такого  акцепта.  По  нашему 
мнению, положение (норма) «согласие матери на 
усыновление ее ребенка не должно быть принято 
во внимание, если оно не дано в установленный 
законом срок после рождения ребенка, который 
составляет  не  менее  шести  недель,  или,  если 
такой  срок  не  установлен,  в  такой  период,  во 
время  которого,  по  заключению  компетентного 
учреждения,  она  смогла  достаточно  прийти  в 
себя  от  последствий  рождения  ребенка»  может 
быть  включено  в  пункт  1  статьи  93  Кодекса 
Республики  Казахстан  о  браке  (супружестве)  и 
семье.
Пункт  2  статьи  6  Конвенции  гласит:  «Закон 
не  должен  разрешать  повторное  усыновление 
ребенка, за исключением одного или нескольких 
из  следующих  случаев:  a)  если  ребенка 
усыновляет  супруг  усыновляющего  лица; 
b)  если  усыновившее  ранее  лицо  умерло; 
c)  если  предыдущее  усыновление  признано 
недействительным;  d)  если  предыдущее 

23
усыновление прекратилось». Понятие повторного 
усыновления  в  Кодексе  Республики  Казахстан 
о  браке  (супружестве)  и  семье  отсутствует.  В 
статье 85 Кодекса Республики Казахстан о браке 
(супружестве) и семье это положение могло бы 
найти  свое  место  в  следующей  формулировке: 
«Закон может разрешать в порядке исключения 
повторное  усыновление  в  следующих  случаях: 
а)  если  усыновившее  ранее  лицо  умерло;  б) 
если  предыдущее  усыновление  признано 
недействительным;  в)  если  предыдущее 
усыновление прекратилось». 
В статье 7 Конвенции говорится, что «ребенка 
разрешается усыновлять лишь в том случае, если 
усыновляющее  лицо  достигло  минимального 
возраста,  установленного  для  этой  цели,  этот 
возраст не может быть менее 21 года и более 35 
лет». В семейном законодательстве Республики 
Казахстан не указаны рамки возраста, в пределах 
которого  лицо  может  усыновлять  ребенка.  В 
статью 92 Кодекса о браке (супружестве) и семье 
желательно внести уточнение о том, что возраст 
для усыновителя устанавливается от 21 года до 
45 лет.
Изучая  преамбулу  Конвенции  о  между-
народном  порядке  взыскания  алиментов  на 
детей  и  других  форм  содержания  семьи  от  23 
ноября  2007  года,  в  частности,  к  9-й  абзац, 
хотелось  бы  обратить  внимание  на  следующие 
строки:  «государства-участники  принимают 
все  необходимые  меры,  включая  заключение 
международных  договоров,  для  обеспечения 
взыскания  содержания  на  ребенка  родителем 
(-лями)  или  другими  ответственными  лицами, 
в  частности,  когда  такие  лица  проживают  в 
государстве отличном от государства проживания 
ребенка,».  В  тексте  абзаца  9  Преамбулы 
Конвенции  нет  уточнения  понятия  «другими 
ответственными  лицами».  Здесь  необходимо 
руководствоваться статьей 3 Конвенции ООН о 
правах  ребенка,  которая  уточняет  это  понятие: 
«родители, опекуны или другие лица, несущие за 
него ответственность по закону». Автор считает, 
что  в  текст  преамбулы  (абзац  9)  необходимо 
ввести  дополнительную,  уточняющую  фразу 
(она  показана  курсивом):  «…для  обеспечения 
взыскания  содержания  на  ребенка  родителем 
(-лями) или другими ответственными лицами по 
внутреннему  закону  государства,  в  частности, 
когда  такие  лица  проживают  в  государстве 
отличном от государства проживания ребенка,».
Статья 2 Конвенции утверждает: «Настоящая 
Конвенция  применяется:  a)  к  алиментным 
обязательствам,  возникающим  из  отношений 
по  линии  родитель  -  ребенок  в  возрасте  до  21 
года;»…  В  данном  случае  надо  учитывать  то, 
что  алименты  взыскиваются  на  содержание 
несовершеннолетних детей и нетрудоспособных 
и  недееспособных  детей  (уязвимых  лиц):  в 
последнем  случае  алименты  взыскиваются 
пожизненно,  поэтому  устанавливать  возраст 
не  целесообразно.  Нежелательно  возраст 
ребенка  указывать  еще  и  потому,  что  возраст 
совершеннолетия в разных странах указывается 
разный.  Мы  считаем,  что  пункт  «а»  статьи  2 
мог  бы  выглядеть  так:  «Настоящая  Конвенция 
применяется:  a)  к  алиментным  обязательствам, 
возникающим  из  отношений  по  линии 
родитель  -  несовершеннолетний  ребенок, 
нетрудоспособный и недееспособный ребенок».
В пункте 2 статьи 2 Конвенции говорится: «2. 
Любое  Договаривающееся  государство  может, 
в соответствии со статьей 62, оставить за собой 
право ограничить сферу применения Конвенции 
в  соответствии  с  подпунктом  «а»  к  лицам,  не 
достигшим возраста 18 лет. Договаривающееся 
государство,  сделавшее  такую  оговорку,  не 
имеет  право  требовать  применение  Конвенции 
к  лицам,  возраст  которых  исключен  указанной 
оговоркой».  Данная  норма  конвенции  лишает 
детей  получать  содержание  нетрудоспособным 
детям  в  период  учебы  в  высшем  учебном 
заведения  или  инвалидам  с  детства  или 
получившие  инвалидность  по  состоянию 
здоровья. Предлагаем пункт 2 статьи 2 Конвенции 
исключить полностью.
Статья 3 Конвенции, посвященная «Основным 
понятиям»,  состоит  из  определений  8-ми 
терминов. В данной статье очень мало терминов 
и,  соответственно,  мало  их  определений.  Даны 
определения всего восьми терминам, хотя сама 
Конвенция  состоит  из  65  статей,  в  которых 
достаточно  много  терминов,  нуждающихся  в 
определениях.  В  разных  государствах,  которые 
являются участниками данной Конвенции, могут 
быть свои представления об основных понятиях, 
связанных  с  алиментными  обязательствами. 
Автор  предлагает  привести  по  возможности 
побольше терминов с определениями с тем, чтобы 
государства-участники  единообразно  понимали 
приводимые  термины  с  определениями,  а 
через  них  всю  Конвенцию  в  целом.  Поэтому 
автор  предлагает  дополнить  данную  статью 
определениями  следующих  терминов,  которые 
встречаются  в  тексте  данной  Конвенции: 
алименты;  содержание  семьи;  центральный 
орган; предварительные обеспечительные меры 
территориального  характера;  специальные 

№ 3 (39) 2015 ж. Қазақстан Республикасы Заңнама институтының жаршысы  
24
меры;  основания,  на  которых  базируются 
заявления;  декларация;  административные 
органы;  альтернативная  процедура  подачи 
заявления; mutatis mutandis; предварительный и 
подтверждающий  приказ;  неунифицированные 
правовые  системы;  региональная  организация 
экономической интеграции. 
Пункт  7  статьи  24  посвящен  статусу 
«компетентного органа»: «Компетентный орган 
своевременно принимает решения в отношении 
признания  и  исполнения,  включая  любые 
апелляции». Необходимо установить конкретные 
сроки принятия решения в отношении признания 
и  исполнения,  включая  любые  апелляции.  Мы 
считаем, что пункт 7 статьи 24 надо бы написать 
в  следующей  редакции:  «Компетентный  орган 
с  момента  регистрации  документов  в  течение 
двухмесячного  срока  принимает  решения  в 
отношении  признания  и  исполнения,  включая 
любые апелляции».
Статья  32  Конвенции  своим  пунктом  2 
указывает,  что  «исполнение  должно  быть 
своевременным».  Сроки  исполнения  решений 
о  взыскании  алиментов  необходимо  брать 
в  определенные  временные  рамки.  Автор 
предлагает  пункт  2  статьи  32  написать  в 
следующей редакции: «Исполнение должно быть 
обеспечено в течение 2-х месяцев», например.
Статья  34  Конвенции  раскрывают  меры 
по  исполнению  решений,  которые  могут  в 
себя  включать:  «a)  удержание  заработной 
платы;  b)  наложение  ареста  на  банковские 
счета  и  прочие  источники  доходов;  c)  вычеты 
из  выплат  социального  страхования;  d)  залог 
или  принудительная  продажа  имущества;  e) 
удержание возмещаемых налогов; f) удержание 
или наложение ареста на пенсионные выплаты; 
g) передача информации в службу по кредитам; 
h)  отказ  в  выдаче,  приостановка  действия 
или  лишение  разных  лицензий  (например, 
водительских  прав);  применение  медиации, 
примирительной  процедуры  или  подобных 
процессов  с  целью  достижения  добровольного 
исполнения». Исполнение решений о взыскании 
алиментов  производится  на  все  доходы 
ответчика, за исключением тех доходов, которые 
обозначены  национальным  законодательством 
государства.  Когда  ответчик  уклоняется  от 
уплаты  алиментов  на  содержание  ребенка, 
образовывается  задолженность  по  ним.  В  этом 
случае применяются специальные меры в целях 
исполнения  решения:  к  примеру,  производится 
арест  на  доходы  ответчика.  Есть  также  меры, 
которые предлагает Конвенция в подпунктах «g», 
«h» пункта 2 статьи 34: они носят специальный 
характер,  не  связанный  с  финансами.  Автор 
предлагает  пункт  2  статьи  34  разделить  на 
2  подпункта:  в  1-  м  подпункте  установить 
удержание  алиментов  из  всех  источников 
доходов  ответчика;  в  подпункте  2  указать 
принудительные меры по удержанию алиментов 
с  применением  санкций,  в  том  числе  ареста 
на  имущество  и  расчетные  счета  должника. 
Желательно подпункты «g», «h» пункта 2 статьи 
34  вывести  из  пункта  2  и  образовать  из  них 
пункт 3 с подпунктами «а» и «b»: «а) передача 
информации  в  службу  по  кредитам;  b)  отказ  в 
выдаче,  приостановка  действия  или  лишение 
разных  лицензий  (например,  водительских 
прав)».
В  рассматриваемой  Конвенции  отсутствуют 
пункты 2,3,4 статьи 20 и тексты статьей 21,22,23. 
Нам  непонятно,  почему  в  тексте  Конвенции 
отсутствуют  ряд  пунктов  и  ряд  статей. 
Необходимо  отсутствующие  пункты  и  статьи 
привести  в  тексте  данной  Конвенции,  либо 
номера пунктов и статей исправить в порядковой 
последовательности. 
Статья  3  Конвенции  о  международном 
порядке  взыскания  алиментов  на  детей  и 
других  форм  содержания  семьи  от  23  ноября 
2007  года  раскрывает  «основные  понятия» 
терминов. Кодекс Республики Казахстан о браке 
(супружестве)  и  семье  от  26  декабря  2011  года 
в  статье  1  содержит  свои  термины  под  таким 
названием «Основные понятия, используемые в 
настоящем Кодексе». В данной статье приведены 
36  терминов  с  определениями,  но  среди  них 
отсутствуют  термины:  «кредитор»,  «должник», 
«уязвимое 
лицо» 
с 
соответствующими 
определениями.  Автор  предлагает  статью 
1  Кодекса  Республики  Казахстан  о  браке 
(супружестве)  и  семье  дополнить  терминами  с 
соответствующими определениями: «кредитор» 
-  означает  физическое  лицо,  которому 
выплачивается содержание или предполагается, 
что  содержание  должно  выплачиваться; 
«должник»  означает  физическое  лицо,  которое 
должно  выплачивать  или  предполагается,  что 
должно  выплачивать  содержание;  «уязвимое 
лицо»  означает  лицо,  которое  по  причине 
инвалидности или состояния здоровья не может 
самостоятельно себя обеспечивать».
Статья 34 Конвенции  содержит в  себе меры 
по исполнению решений: «1. Договаривающиеся 
государства  предусматривают  во  внутреннем 
праве  эффективные  меры  по  исполнению 
решений, предусмотренных данной Конвенцией. 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет