Сборник статей по материалам XLVII международной научно-практической конференции №3 (46) Март 2016 г



жүктеу 2.5 Mb.
Pdf просмотр
бет3/14
Дата24.03.2017
өлшемі2.5 Mb.
түріСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Список литературы: 
1.
 
Иванова Г.Ф.,  Левицкая Н.Г.,  Шаталова О.В.  Влияние  экстремальных 
проявлений  климатических  изменений  на  продуктивность  сельскохо-
зяйственных  культур // Изв. Сарат. Ун-та.  Нов. сер. Сер. Науки о Земле. 
2011. Т. 11, вып. 2. С. 41–47. 
2.
 
Левицкая Н.Г.,  Шаталова О.В.,  Иванова Г.Ф.  Обзор  средних  и  экстре-
мальных характеристик климата Саратовской области во второй половине 
XX  –  начале  XXI века  //  Аграрный  вестник  Юго-Востока.  2009.  № 1. 
С. 30–33. 
3.
 
Иванова Г.Ф., Левицкая Н.Г., Демакина И.И. Изменчивость многолетнего 
хода  зимних  и  летних  температур  воздуха  в  Саратовской  области  // 
География  и  регион:  материалы  междунар.  науч.-практ.  конф.  (23–
25 сентября 2015 г.) в 6 т. / Перм. гос. нац. исслед. Ун-т. – Пермь, 2015. – 
Т. IV: Гидрометеорология. Картография и геоинформатика. – 251 с. 
4.
 
Научно-прикладной справочник по климату СССР. Серия 3. Многолетние 
данные. Части 1–6. – Л.: Гидрометеоиздат, 1988. – 647 с. 
5.
 
Иванова Г.Ф.,  Левицкая Н.Г.  Изменение  годовой  структуры  осадков 
и водного режима почв в Саратовской области // Изв. Сарат. Ун-та. Нов. 
сер. Сер. Науки о Земле. 2015. Т. 15, вып. 1. С. 11–15. 

29
 
СЕКЦИЯ 9.  
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ 
 
ВЕЩНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ПРАВА 
ОГРАНИЧЕННОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ ЧУЖИМ 
ЗЕМЕЛЬНЫМ УЧАСТКОМ 
Бакирова Ильнура Илдаровна 
магистрант Института права  
Башкирского государственного университета,  
РФ, Республика Башкортостан, г. Уфа 
Барков Алексей Владимирович 
д-р юрид. наук, проф. Московской академии экономики и права, 
РФ, г. Москва 
 
Аннотация.  Статья  посвящена  вещно-правовым  способам, 
применимым  к  защите  права  ограниченного  пользования  чужим 
земельным 
участком, 
разрабатываются 
научно-практические 
рекомендации  по совершенствованию законодательства. Исследуются 
вопросы  применения  конкретных  способов  при  защите  прав 
сервитуария,  анализируется  судебная  практика  и  тенденции  развития 
законодательства  о  защите  права  ограниченного  пользования  чужим 
земельным участком. 
 
В  Российской  Федерации  государством  гарантируется  защита 
прав  граждан  (ст. 45  Конституции  РФ),  каждый  имеет  право 
на судебную  защиту  своих  прав  (ст. 46  Конституции  РФ). 
В соответствии со сложившейся в цивилистике традицией под способами 
защиты  гражданских  прав  понимаются  закрепленные  законом  меры 
принудительного  характера,  посредством  которых  производится 
восстановление 
(признание) 
нарушенных 
(оспариваемых) 
прав 
и воздействие  на  правонарушителя.  Основные  способы  защиты  прав 
граждан  приведены  в  ст. 12  Гражданского  кодекса  РФ.  Обладатель 
нарушенного  права  может  воспользоваться  не  любым  способом  защиты 
права,  а  вполне  конкретным  способом,  который  зачастую  определен 
специальным  законом,  регламентирующим  конкретное  гражданское 

30
 
правоотношение.  Основные  положения  о  защите  вещных  прав 
закреплены  в  главе 20  Гражданского  кодекса  РФ.  Сервитут  в  силу 
принадлежности к вещным правам (ст. 216 Гражданского кодекса РФ) 
обладает  всеми  свойствами,  присущими  вещным  правам.  Одним 
из таких  свойств  является  абсолютный  характер  защиты,  предпола-
гающий,  что  вещные  права  не  собственника,  защищаются 
от их нарушения любым лицом, в том числе и от собственника (ст. 305 
Гражданского  кодекса  РФ)  в  предусмотренном  законом  порядке, 
то есть  владелец  вещи  находится  в  абсолютном  правоотношении 
со всеми третьими лицами.  
Особенность 
защиты 
права 
ограниченного 
пользования 
земельным  участком  заключается  в  том,  что  сервитут  в  отличие 
от иных ограниченных вещных прав не предполагает владение вещью. 
Большинство вещно-правовых способов защиты вещных прав исходят 
именно  из  того,  что  потерпевшая  сторона  владеет  вещью. 
Для сервитута  характерно  только  пользование  вещью,  причем 
ограниченное,  границы  которого  определяются  договором  (частный 
сервитут) и актом органа государственной власти или органа местного 
самоуправления (публичный сервитут) или судом.  
Признание права как один из способов защиты гражданских прав 
реализуется  только  в  юрисдикционной  судебной  форме  защиты. 
Признание  права  в  случаях  отличных  от  сервитута  предполагает  его 
подтверждение,  а  не  наделение  таким  правом  субъекта.  Признание 
права  как  способ  защиты  права  ограниченного  пользования  напротив 
предполагает  наделение  субъективным  правом  истца,  когда 
«… отсутствует  иная  разумная,  справедливая  и  целесообразная 
возможность  обеспечения  нормальной  эксплуатации  недвижимости 
…» [1], «… когда предоставление этого права является единственным 
способом обеспечения основных потребностей истца как собственника 
недвижимости  …» [2],  «…  установлена  невозможность  защиты  права 
собственника  недвижимости  иным  путем,  кроме  установления 
сервитута …» [3].  
Как  правило,  его  применение  подразумевает  наличие  спора 
между  заинтересованными  лицами  относительно  наличия  или 
отсутствия субъективного права, для разрешения которого необходимо 
наличие  специальной  властной  (судебной)  компетенции.  Так 
в судебной практике условиями для установления сервитута являются 
«наличие  между  собственниками  земельных  участков  спора, 
препятствующего  подписанию  соглашения  о  сервитуте,  а  также 
выявленная  судом  в  ходе  рассмотрения  этого  спора  объективная 
невозможность  удовлетворения  потребностей  истца  иным  образом, 

31
 
кроме  как  путем  наделения  его  правом  ограниченного  пользования 
чужим  земельным  участком» [4],  «…  когда  интересы  истца  не  могут 
быть  обеспечены  как  путем  добровольного  подписания  собствен-
никами  господствующего  и  обслуживающего  земельных  участков 
соглашения  о  сервитуте,  так  и  если  между  этими  лицами 
не достигнуто  такое  соглашение  или  имеются  разногласия  по  его 
отдельным  условиям  …» [5].  Суды  в  разрешении  споров,  связанных 
с установлением  сервитута  придерживаются  позиции  «исключительного 
случая»,  но  при  условии,  что  лицо,  требующее  установления  сервитута 
подтвердит  необходимость  предоставления  ему  права  ограниченного 
пользования  чужим  земельным  участком  для  обеспечения  своих  нужд. 
В действительности  согласно  ст. 55  Конституции  РФ  права  могут  быть 
ограничены, только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты 
прав и законных интересов других лиц.  
Сервитуты  особая  категория  ограниченных  вещных  прав 
установление,  которых  диктуется  интересом  лица,  не  являющегося 
собственником 
обременяемого 
земельного 
участка, 
которое 
в действующем  законодательстве  называется  «необходимостью». 
Так в существующей  практике  суды  руководствуются  тем,  что  лицо, 
требующее  установления  сервитута  «…  должно  обосновать 
необходимость предоставления ему ограниченного права пользования 
соседним участком для определенных целей …» [6], «… истец должен 
доказать  невозможность  использовать  принадлежащую  ему  недвижи-
мость  без  установления  права  ограниченного  пользования  чужим 
имуществом …» [7], «… когда потребности одного из них, связанные 
с использованием  принадлежащего  ему  имущества,  не  могут  быть 
удовлетворены иным образом …» [8].  
«Необходимость»  установления  сервитута  всегда  диктуется 
обстоятельствами, в гражданском законодательстве разрешение  таких 
обстоятельств достигается соглашением сторон, в земельном – прямым 
указанием закона или нормативно-правового акта. К обстоятельствам, 
повлекшим  необходимость  установления  сервитута  является, 
например,  отсутствие  доступа  к  своему  земельному  участку,  в  этом 
случае  появляется  необходимость  установления  сервитута  для 
прохода,  проезда  через  соседний  земельный  участок;  необходимость 
ремонта  коммунальных,  инженерных,  электрических  и  других  линий 
и сетей,  которые  в  действительности  представляют  общественный 
интерес и необходимы для нормальных условий жизни человека и т. д. 
То  есть  «необходимость»  установления  сервитута  на  земельный 
участок означает обстоятельства, наступившие к настоящему моменту 
и  разрешение,  которых  невозможно  иным  образом.  Необходимость 

32
 
в установлении  сервитута  появляется  тогда,  когда  происходит 
«столкновение»  законного  права  и  интересов  одного  собственника, 
с таким  же  равным  законным  правом  и  интересом  другого 
собственника.  Отсюда  и  появляется  необходимость  ограничить  право 
одного  из  них  в  пользу  другого,  ввиду  отсутствия  иного  разрешения 
такой  проблемы.  Здесь  имеет  место  частный  сервитут,  публичный 
же сервитут  предполагает,  когда  с  одной  из  сторон  на  чашу  весов 
ставятся  общественные  интересы.  Таким  образом,  обоснование 
необходимости  является  основополагающим  принципом,  которым 
следует  руководствоваться  при  установлении  сервитута,  который 
закреплен  в  гражданском  законодательстве  ч. 2  п. 1  ст. 274, 
в земельном  –  п. 2  ст. 23,  и  в  п. 1  ст. 301  Проекта  ФЗ  «О  внесении 
изменений  в  части  первую,  вторую,  третью  и  четвертую  ГК  РФ, 
а также  в  отдельные  законодательные  акты  РФ»  (далее  по  тексту  – 
Проект).  
С  учетом  изложенного,  можно  сделать  вывод  о  том,  иск 
об установлении  сервитута  является  способом  защиты  права 
собственника господствующего земельного участка и является вещно-
правовым  способом  защиты  как  признание  права  ограниченного 
пользования  чужим  земельным  участком.  Так  в  Проекте  предлагает 
законодательно закрепить признание права одним из способов защиты 
вещных прав (ст. 232).  
Положения  ст. 304,  305  Гражданского  кодекса  РФ  наделяют 
собственника  (иного  обладателя  вещного  права)  правом  требовать 
устранения  всяких  нарушений  его  права,  хотя  бы  эти  нарушения 
и не были соединены с лишением владения. То есть собственник (иной 
обладатель  вещного  права)  для  защиты  своих  законных  прав  может 
воспользоваться  негаторным  иском,  под  которым  понимается  иск 
обладателя вещного права, направленный на защиту его права от таких 
нарушений, которые не соединены с лишением истца владения вещью. 
Этот  иск  направлен  на  устранение  помех,  которые  препятствуют 
обладателю вещного права реализовывать свое право в полном объеме. 
При этом он может требовать устранения всяких нарушений его права, 
но  именно  тех,  которые  не  связаны  с  лишением  владения.  Так 
в Постановлении [9]  приводится  ряд  условий,  при  наличии  которых 
негаторный  иск  может  быть  удовлетворен:  во-первых,  истец  должен 
доказать,  что  он  является  собственником  или  иным  законным 
владельцем; во-вторых, имеет место реальная угроза нарушения права 
собственности или законного владения. В данном случае акцент снова 
делается  на  владении  вещью,  как  отмечалось  ранее,  сервитут 
не предполагает  владение  вещью,  отсюда  возникает  вопрос 

33
 
о применимости  негаторного  иска  для  защиты  права  ограниченного 
пользования 
чужим 
земельным 
участком. 
В 
соответствии 
с разъяснениями,  данными  в  п. 4  информационного  письма [10]  лицо, 
владеющее  земельным  участком,  в  пользу  которого  установлен 
сервитут  имеет  право  требовать  устранения  нарушения  его  права. 
Отсюда  делаем  вывод,  что  для  защиты  сервитута  негаторный  иск 
может  применяться  в  случае,  когда  собственник  или  иное  лицо 
препятствуют  сервитуарию  реализовать  свое  право,  то  есть  право 
ограниченного 
пользования 
чужим 
земельным 
участком 
в установленных  пределах.  И  разъяснения  данные  в  Постановлении 
также могут быть применимы и к сервитуту. Однако в данном случае 
опять  возникают  вопросы,  решение  которых  возможно  только 
на законодательном  уровне.  Так  если  сервитут  является  частным, 
и между истцом и ответчиком имеется соглашение о его установлении, 
то в этом случае имеет место нарушение  условий такого соглашения, 
а в  определении [11]  позиции  судов  свидетельствуют  о  непримени-
мости негаторных требований к договорным отношениям.  
Совершенно  иная  ситуация  складывается,  когда  сервитут 
является  публичным  и  установлен  законом,  иным  нормативно 
правовым  актом  РФ,  нормативно-правовым  актом  субъекта  РФ  или 
нормативно-правовым  актом  органа  местного  самоуправления  (ст. 23 
Земельного  кодекса  РФ).  В  этом  случае  соглашение  об  установлении 
отсутствует  и  негация  как  защита  сервитута  с  одной  стороны 
применима,  но  с  другой  стороны,  как  указывалось  ранее,  такой  иск 
может  быть  предъявлен  только  собственником  или  иным  законным 
владельцем.  Однако  согласно  положениям,  ст. 23  Земельного  кодекса 
РФ  публичный  сервитут  устанавливается  в  общественных  интересах, 
в пользу  неопределенного  круга  лиц  и  снова  нерешен  вопрос 
о применимости  негаторного  иска  как  способа  защиты  сервитута,  так 
как,  учитывая  позиции  судов  в  Постановлении  негаторный  иск 
подлежит  удовлетворению,  если  доказано,  что  истец  является 
собственником  (законным  владельцем)  или  лицом,  действующим 
от его  имени.  Проектом  предполагается  исключить  установление 
сервитута  в  пользу  неопределенного  круга  лиц  (п. 2  ст. 301),  то  есть 
в дальнейшем  институт  публичного  сервитута  прекратит  свое 
существование. 
Таким  образом,  в  силу  принадлежности  сервитута  к  ограничен-
ным  вещным  правам  эффективное  применение  вещно-правовых 
способов  защиты  не  всегда  возможно.  В  связи  с  этим  представляется 
необходимым  на  законодательном  уровне  решить  вопросы  о  защите 
права  ограниченного  пользования  чужим  земельным  участком 

34
 
в соответствии  с  разработанными  в  настоящей  статье  научно-
практическими рекомендациями.  
 
Список литературы: 
1.
 
Апелляционное  определение  Алтайского  краевого  суда  от  05.08.2014 
по делу № 33-6116/2014 // СПС «Консультант Плюс». Версия Проф. 
2.
 
Постановление 
Третьего 
арбитражного 
апелляционного 
суда 
от 05.05.2015  по  делу  № А74-7831/2014  //  СПС  «Консультант  Плюс». 
Версия Проф. 
3.
 
Постановление  Четырнадцатого  арбитражного  апелляционного  суда 
от 02.09.2011  по  делу  № А13-585/2011  //  СПС  «Консультант  Плюс». 
Версия Проф. 
4.
 
Постановление 
Третьего 
арбитражного 
апелляционного 
суда 
от 17.08.2015  по  делу  № А33-13212/2013  //  СПС  «Консультант  Плюс». 
Версия Проф. 
5.
 
Постановление 
Третьего 
арбитражного 
апелляционного 
суда 
от 17.08.2015  по  делу  № А33-13212/2013  //  СПС  «Консультант  Плюс». 
Версия Проф. 
6.
 
Постановление  Четырнадцатого  арбитражного  апелляционного  суда 
от 23.12.2008  по  делу  № А66-2956/2008  //  СПС  «Консультант  Плюс». 
Версия Проф. 
7.
 
Постановление  Девятнадцатого  арбитражного  апелляционного  суда 
от 25.03.2011 по делу № А08-11890/2009-15 // СПС «Консультант Плюс». 
Версия Проф. 
8.
 
Постановление 
Третьего 
арбитражного 
апелляционного 
суда 
от 17.08.2015  по  делу  № А33-13212/2013  //  СПС  «Консультант  Плюс». 
Версия Проф. 
9.
 
Постановление  Пленума  ВС  РФ  № 10,  Пленума  ВАС  РФ  № 22 
от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике 
при  разрешении  споров,  связанных  с  защитой  права  собственности 
и других вещных прав» // СПС «Консультант Плюс». Версия Проф. 
10.
 
Определение Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной 
практики  по  некоторым  вопросам  защиты  прав  собственника 
от нарушений, не связанных с лишением владения» // СПС «Консультант 
Плюс». Версия Проф. 
11.
 
Определение Верховного Суда РФ от 19.08.2008 № 5-В08-77, Верховного 
Суда  РФ  от  24.07.2007  № 5-В07-77  //  СПС  «Консультант  Плюс».  Версия 
Проф.
 
 
 

35
 
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ В ПОНИМАНИИ ОХРАНЫ  
И ЗАЩИТЫ ИНСТИТУТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ  
В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ 
Ибраимов Рахатбек Турсанович 
канд. юрид. наук, доц. кафедры Гражданского и семейного права 
КГЮА, 
 Кыргызская Республика, г. Бишкек 
 
Право  собственности  занимает  одно  из  важнейших  мест 
в совокупности  прав  человека,  представляя  собой  одну  из  основ  его 
правового  статуса.  В  то  же  время  собственность,  как  категория 
многоплановая и содержательная, имеет непреходящее значение и для 
государства  в  целом,  составляя  экономическую  основу  производства, 
обеспечивая базу осуществления гражданского оборота. 
В  Кыргызской  Республике  признается  разнообразие  форм 
собственности  и  гарантируется  равная  правовая  защита  частной, 
государственной,  муниципальной  и  иных  форм  собственности  (ст. 12 
Конституции 
Кыргызской 
Республики). 
Многообразие 
форм 
собственности  в  конечном  итоге  предопределяет  политический 
и идеологический  плюрализм;  институт  частной  собственности 
в современных  правовых  государствах  является  основой  становления 
и функционировании гражданского общества.  
Таким образом, важность защиты собственности как важнейшего 
элемента экономических, политических, правовых отношений сложно 
переоценить.  Защита  права  собственности  граждан  и  организаций 
является  неотъемлемой  обязанностью  государства.  Для  этого  оно 
должно  обеспечить  полноценную  правовую  базу,  создавать  адек-
ватные, эффективно действующие  механизмы  и институты, развивать 
деятельность уже существующих институтов. 
Как известно, основой любой экономики является собственность 
и его защита. От того, каким образом осуществляется конституционно-
правовое  регулирование  государственного  управления  вопросов 
защиты  права  собственности,  зависит  природа  экономической 
системы [2, c. 54]. Более того, зачастую порядок такого регулирования 
существенно влияет на политическую, социальную, демографическую 
и другие сферы жизнедеятельности общества. Можно говорить о том, 
что  конституционно-правовое  регулирование  вопросов  собственности 
является  одним  из  наиболее  ключевых  моментов  регулирования 
общества вообще. 

36
 
В  советских  конституциях  формы  собственности  четко 
не разграничивались,  тем  более  не  предполагался  равный  статус  всех 
собственников.  В  последующем  во  всех  конституциях  постсоветских 
стран стали выделять несколько форм собственности, общепринятыми 
из  которых  являются  публичная  (государственная)  и  частная. 
В большинстве  конституций  зарубежных  стран  признается  принцип 
неприкосновенности частной собственности, однако данный принцип, 
как  правило,  имеет  ряд  ограничений,  связанных  с  изъятиями 
собственности 
для 
общественных 
нужд 
при 
справедливой 
компенсации собственникам. 
Конституциями  обычно  устанавливается  степень  вовлеченности 
государства  в  экономическую  жизнь.  Необходимо  отметить,  что 
государство  всегда  осуществляет  экономическую  политику,  что 
означает  ту  или  иную  степень  публичного  регулирования  вопросов 
собственности.  Это  касается  и  Конституции  КР.  В  современных 
условиях,  когда  директивная  экономика  практически  не  применяется, 
а формы  собственности  в  большинстве  стран  признаны  равными 
по статусу,  применяются  новые,  современные  формы  государственного 
экономического  регулирования:  налоговые,  бюджетные,  денежно-
кредитные,  причем  такое  регулирование  всегда  производится 
с использованием  планового  метода.  Кроме  того,  регулирование  в  иных 
сферах  общественной  жизни  (социальной,  политической)  существенно 
сказывается на экономических отношениях, делая их более или менее 
цивилизованными, развитыми и стабильными [3, c. 14]. 
Из  изложенного  с  неизбежностью  следует,  что  эффективная 
экономическая  политика  не  может  осуществляться  только  путем 
собственно  экономического  регулирования.  Напротив,  развитые 
экономические  отношения  возможны  только  при  комплексном 
и взвешенном  подходе,  гарантирующем  стабильность  общественных 
отношений.  Так,  неспособность  государства  правильно  организовать 
работу  правоохранительных  органов  (политическая  сфера)  будет 
нивелировать  само  существование  развитых  экономических  норм 
в силу  безнаказанности  экономических  преступлений,  что  неизбежно 
повлечет снижение качества экономики в целом [3, c. 16]. 
В  свою  очередь,  стабильность  отношений  собственности 
напрямую  зависит  от  существующих  механизмов  ее  защиты,  что 
подтверждается  приведенным  частным  примером  о  правоохрани-
тельных органах. Эти  основополагающие  механизмы  защиты  должны 
устанавливаться конституцией государства. 
Современные  конституции,  как  правило,  провозглашают  защиту 
всех  форм  собственности  в  равной  степени.  Как  уже  было  отмечено, 

37
 
в соответствии  с  ч. 1  ст. 12  в  Кыргызской  Республике  признается 
разнообразие  форм  собственности  и  гарантируется  равная  правовая 
защита  частной,  государственной,  муниципальной  и  иных  форм 
собственности.  Это  означает,  прежде  всего,  что  публичные  субъекты 
в имущественных  отношениях,  если  они  выступают  в  качестве 
участников  хозяйственного  оборота,  должны  действовать  на  равных 
с частными.  Важно  при  этом  заметить,  что  признаками  публичности 
в данном  случае  обладает  не  только  собственно  публичная  власть 
(государство,  муниципальные  образования),  но  и  формально  частные 
элементы, связанные с властью (в частности, за счет государственной 
собственности на доли и акции и пр.). Несоблюдение принципа равной 
защиты  зачастую  выражается  в  преференциальном  отношении  к  тем 
или  иным  связанным  с  государством  организациям.  Особенно 
губительно  это  для  экономической  системы  при  установлении 
«особых»  отношений  между  государством  и  убыточными  организа-
циями. Несомненно, значительная часть из этих компаний полностью 
или  в  части  принадлежит  государству.  В  то  же  время,  очевидно,  что 
многие  из  них, несмотря на свою убыточность, не могут быть просто 
ликвидированы, поскольку представляют собой огромную социальную 
значимость.  Но  такие  организации  также  не  должны  быть  «черной 
дырой», в которой бесследно исчезают значительные денежные потоки 
(это  напрямую  следует  из  принципа  равной  защиты  всех  форм 
собственности).  
Таким образом, единственный выход, который подсказывает нам 
современная 
конституция, 
– 
эффективная 
реструктуризация 
и оптимизация  деловых  процессов  в  таких  «государственных» 
организациях,  приводящая  к  выходу  на  рентабельность  (государство 
должно проводить их не как публичный регулятор, а как эффективный 
собственник) [4, c. 3]. Только это может поставить подобные компании 
в  равные  условия  с  частными  субъектами.  Иначе  рассматриваемый 
принцип 
будет 
нарушаться, 
убыточные 
«государственные» 
предприятия  будут  паразитировать  за  счет  здоровых  экономических 
сегментов. 
Итак, мы приходим к выводу о необходимости равноудаленности 
публичной  власти  от  всех  частных  субъектов  как  одному 
из конституционных критериев равной защиты собственности.  
Кроме того, государство (это обычно выражается в современных 
конституциях)  обязано  возмещать  вред,  причиненный  незаконными 
действиями  (бездействием)  органов  власти  и  должностных  лиц. 
Как уже  указывалось,  предусматривается  возможность  изъятия 
собственности  для  общественных  нужд.  При  этом  в  конституциях 

38
 
устанавливаются гарантии собственников (прежде всего, справедливое 
возмещение),  и  это  также  является  дополнительным  механизмом 
конституционной  защиты.  Так,  согласно  п. 3  ч. 2  ст. 12  Конституции 
КР  изъятие  имущества  для  общественных  нужд,  определенных 
в законе, может быть произведено по решению суда со справедливым 
и  предварительным  обеспечением  возмещения  стоимости  этого 
имущества и других убытков, причиняемых в результате отчуждения. 
Важным  аспектом  гарантий  прав  собственников  являются 
ограничения,  устанавливаемые  по  отношению  к  налоговому 
регулированию, поскольку оно позволяет напрямую направлять властную 
волю  на  изъятие  части  собственности.  Конституционные  принципы 
налогообложения  предъявляют требования о  неретроактивности  налогов 
и  установленное  их  только законом [5, c. 15].  Кроме  того, выработанные 
международно-правовые и доктринальные принципы призывают к тому, 
что налог должен соответствовать ряду разумных критериев, основной 
из которых – экономическая обоснованность.  
Необходимо  отметить,  какими  бы  ни  были  конституционно 
установленные  гарантии  защиты  собственности,  они  не  будут  иметь 
практического 
значения 
без 
адекватного 
и 
продуманного 
правоприменения.  Конечно,  основным  защитным  механизмом 
в современном  государстве  является  суд.  Как  правило,  именно  в  его 
компетенцию  входит  ограничение  права  собственности,  например, 
в целях общественных нужд. 
Наиболее  сложные  и  противоречивые  проблемы  консти-
туционно-правового  регулирования  права  собственности  и  его 
ограничения  обычно  встают  перед  судами.  При  разрешении  вопроса 
о соотношении  прав  собственника  и  общественных  целей  и  задач 
суды,  как  правило,  руководствуются  принципами  ограничения 
конституционных прав, установленными конституциями. В частности, 
в  Конституции  КР  установлено,  что  права  и  свободы  человека 
и гражданина  могут  быть  ограничены  Конституцией  и  законами 
в целях  защиты  национальной  безопасности,  общественного  порядка, 
охраны  здоровья  и  нравственности  населения,  защиты  прав  и  свобод 
других  лиц.  Вводимые  ограничения  должны  быть  соразмерными 
указанным целям (ч. 2 ст. 20 Конституции КР). 
Таким образом, обычного закона, неподкрепленного указанными 
целями, недостаточно для ограничения права собственности. 
В  ряде  случаев  в  ходе  решения  сиюминутных  задач  или 
по другим  причинам  в  законодательство  вносятся  положения, 
позволяющие  чрезмерно  или  произвольно  ограничивать  права 
собственников  (изымать  имущество,  принудительно  передавать  его 

39
 
в пользование  и пр.).  Когда  такая  норма  обжалуется  в  орган 
конституционного  правосудия,  перед  последним  встает  задача 
определить наличие или отсутствие указанных общественно значимых 
целей в подобных ограничениях. 
Иными словами, к примеру, Конституционная палата Верховного 
суда КР должна установить: достаточно ли важны публичные цели для 
общества,  чтобы  явиться  основанием  для  ограничения  прав  частных 
собственников.  Надо  заметить,  что  решение  вопросов  о  балансе 
частных  и  публичных  интересов  является  наиболее  сложным 
и ответственным  в  процессе  конституционного  регулирования 
толкования  права.  Только  взвешенные  решения,  подкрепленные 
высочайшей  квалификацией  и  жизненным  опытом  судей  органов 
конституционного  правосудия,  позволяют  обеспечить  политико-
экономическую стабильность в государстве. Если допустить «перекос» 
в  сторону  интересов  собственников,  не  будут  реализовываться 
важнейшие  задачи  (строительство  дорог,  объектов  инфраструктуры 
и другие задачи). Если же нарушить баланс в «пользу» общественных 
интересов,  то  власть  может  приобрести  репрессивную  манеру 
поведения  по  отношению  к  собственности,  что  повлечет  отток 
инвестиций,  придание  рынку  характеристики  нестабильности  и  т. д. 
Следовательно,  суд,  может  и  должен  быть  основным  «стражем» 
конституционно-экономических  принципов  собственности,  от  которого 
порой  может  зависеть  вся  политическая  и  социальная  система 
государства, уровень общественного доверия к власти [2, c. 94]. 
Проблема  соотношения  частных  и  публичных  интересов  встает 
перед  правоприменителем  и  при  разрешении  вопроса  о  справедливой 
компенсации за  изымаемое в общественных  целях имущество [6, c. 123]. 
Является ли справедливой компенсацией рыночная стоимость, или же это 
должна быть та цена, с которой согласится сам собственник? Это лишь 
один  из  вопросов,  который  необходимо  разрешать.  Представляется, 
что  при  изъятии  имущества  наиболее  важную  роль  играет 
его рыночная  цена  (принцип  соразмерности).  Тем  не  менее,  нельзя 
забывать  об  особых  свойствах  некоторых  видов  имущества  (принцип 
эквивалентности).  
При  решении  вопроса  о  справедливой  и  равноценной 
компенсации  за  изъятие  имущества  необходимо  также  помнить,  что 
недопустимо устанавливать чрезмерно высокие размеры компенсации. 
При  таком  установлении  право  конкретного  собственника  более  чем 
защищено,  однако  права  других  собственников  нарушаются.  Ведь 
выплата  возмещений  за  изымаемое  имущество  производится  за  счет 
средств  налогоплательщиков,  чрезмерное  расходование  которых 

40
 
вступает  в  противоречие  с  конституционным  правом  этих 
налогоплательщиков  и,  помимо  прочего,  по  сути,  представляет  собой 
растрату  и  карается  уголовным  законодательством.  Кроме  того, 
у собственника 
появляются 
стимулы 
искусственно 
завышать 
субъективную  ценность  изымаемого  имущества,  чтобы  получить 
от государства максимально возможную компенсацию. 
Представляется,  что  для  определения  наличия  ограничения 
самого конституционного права необходимо исходить из следующего. 
Общепринятое 
естественно-правовое 
положение 
большинства 
конституций  предусматривает  недопустимость  злоупотребления 
правом,  т. е.  случаев,  когда  осуществление  прав  одним  лицом 
приводит  к  нарушению  прав  других  лиц.  Само  по  себе  то  или  иное 
право  может  предполагать  наличие  естественных,  разумных 
и дозаконодательных пределов его осуществления.  
Помимо вопросов об объеме и ограничениях прав собственников 
конституционная  экономика  в  области  регулирования  собственности 
сталкивается  с  другими  проблемами.  Так,  экономические  реалии 
сегодняшнего 
дня 
показывают 
необходимость 
определенной 
социализации частного сектора. Субъекты-собственники, обладающие 
средствами  производства  или  оперирующие  денежными  средствами 
граждан,  должны  управлять  этой  своей  собственностью  разумно, 
взвешенно  и  с  учетом  общественного  мнения,  т. е.  позиции  лиц, 
которые  от  данных  собственников  зависят  (работники,  вкладчики 
и пр.).  Это  означает,  что  в  целях  социально-экономической 
стабильности  (которая  есть  общественный  интерес)  необходимо 
ограничивать  свободу  подобных  собственников  идти  на  чрезмерные 
риски, в ряде случаев нарушающие права других граждан.  
По  сути,  эти  ограничения  следуют  из  основополагающего 
принципа  социального  государства.  В  ряде  случаев  они  отражаются 
в специальном  законодательстве,  однако  сегодня  становится  очевидным, 
что  этого  недостаточно.  Значит,  необходимо  вырабатывать  новые 
экономико-правовые  модели  социализации  собственности.  Это  не  озна-
чает,  что  конституционная  экономика  призывает  к  социализму 
и национализации, а значит лишь, что агрессивное или недобросовестное 
(со  стороны,  например,  менеджеров)  владение,  пользование 
и распоряжение  имуществом  может  нарушать  права  третьих  лиц 
и общества в целом, и такое поведение нужно не допускать.  
В  Кыргызстане  подобные  дополнительные  механизмы  защиты 
общества  от  недобросовестной  или  агрессивной  политики  при 
управлении  собственностью  практически  отсутствуют  в  законода-
тельстве, хотя и разрабатываются в теории, что приводит к упрощению 

41
 
рейдерства,  мошенничества,  присвоения,  растраты,  преднамеренных 
и фиктивных банкротств и пр. Вывод: необходимо данные механизмы 
вносить,  искать  экономико-правовые  причины,  порождающие 
перечисленные  негативные  явления,  и  устранять  их.  Кстати, 
устранение  причин,  ведущих  к  нарушению  закона,  представляется 
наиболее  разумным  средством  предотвращения  этого  нарушения, 
особенно  в  Кыргызстане,  с  особенностями  менталитета  ее  населения. 
Усиление  ответственности,  расширение  штата  правоохранительных 
органов  –  все  это  может  привести  к  определенным  положительным 
результатам  в  экономике.  Выявление  и  доказывание  преступления 
в любом  случае  дольше  и  сложнее,  нежели  его  совершение,  каким 
бы сложным  оно  не  было.  Таким  образом,  если  для  ведения 
незаконной  деятельности  остаются  веские  экономические  причины 
и достаточные законодательные пробелы, никакая правоохранительная 
система «не угонится» за нарушителями. 
Наконец, необходимо отметить, что конституционная экономика 
в 
области 
собственности 
призвана 
регулировать 
вопросы 
приватизации.  Как  известно,  частная  собственность  является  одной 
из основ развитого правового государства. Ее  защищенность  –  гарант 
стабильности 
и  развития  социально-экономической  системы. 
В Кыргызстане право частной собственности, по сути, крайне молодо, 
так  как  в  советском  союзе  такого  института  в  чистом  виде 
не признавали. 
Экономическая 
потребность 
развития 
нашего 
государства  вызвала  разработку  и  внедрение  законодательства 
о приватизации,  которое  является  неотъемлемой  частью  любой 
правовой  системы,  принятой  в  современном  и  развитом  государстве. 
Масштабная  приватизация  90-х  в  Кыргызстане  происходила  не  без 
изъянов,  но  было  бы  не  совсем  правильно  говорить  о  том,  что  она 
полностью  имела  грабительский  характер.  Ее  восприятие  должно 
происходить  с  учетом  экономических  реалий  и  исторического 
контекста, существовавших на момент ее реализации. Ни одна другая 
страна  мира  не  сталкивалась  с  такими  масштабными  приватиза-
ционными  процессами,  притом,  что  в  экономике  Кыргызстана  после 
распада  Советского  Союза  наблюдались  существенные  нарушения 
социально-экономических  и  торговых  связей.  При  всех  своих 
недостатках приватизация конца прошлого века и тысячелетия создала 
в  Кыргызстане  институт  частной  собственности,  без  которого,  как 
было замечено выше, невозможно создание правового государства. 
 
 
 

42
 
Список литературы:  
1.
 
Конституция 
Кыргызской 
Республики. 
Принята 
референдумом 
(всенародным голосованием) Кыргызской Республики 27 июня 2010 года. 
2.
 
Гаджиев Г.А.  Защита  основных  экономических  прав  и  свобод 
предпринимателей  за  рубежом  и  в  Российской  Федерации.  –  М.,  1995.  – 
С. 54. 
3.
 
Горюнова Т.А.  Конституционные  основы  равной  защиты  форм 
собственности в Российской Федерации // Автореф. дис.канд. юрид. наук. 
Саратов, 2006.  
4.
 
Царикаева Ж.М.  Конституционно-правовой  режим  права  собственности 
в Российской Федерации // Автореф. дис.канд. юрид. наук. – М., 2007.  
5.
 
Ильичева О.А. 
Конституционное 
право 
частной 
собственности 
гражданина  на  землю.  Проблемы  теории  и  судебной  защиты  //  Автореф. 
дис.канд. юрид. наук. – М., 2007. 
6.
 
Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 2008. 
 
ВЛИЯНИЕ ЗАПАДНОЙ КУЛЬТУРЫ  
НА СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ  
В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
 
Муратбекова Салтанат Муратбековна 
канд. юрид. наук, доц. кафедры Конституционного и муниципального 
права Кыргызской государственной юридической академии 
при Правительстве Кыргызской Республики, 
Кыргызская Республика, г. Бишкек 
 
На  протяжении  всей  своей  жизни  человек  входит  в  различные 
группы.  Но,  на  наш  взгляд,  только  семья  занимает  уникальное 
положение в жизни каждого. Уникальность положения семьи в жизни 
человека  и  общества  всегда  привлекала  внимание  исследователей, 
начиная  с  античных  философов  и  кончая  современными 
специалистами в различных областях гуманитарного знания,  включая 
социальную  работу.  Это  внимание  стало  еще  более  пристальным 
в последние  годы,  когда  специалисты  заговорили  о  кризисе 
современной  семьи,  поставившим  под  вопрос  ее  способность 
эффективно  выполнять  свои  основные  функции [2].  В  этой  связи 
следует заметить, что в развитии общества роль семьи становится все 
значимее.  Особенно  роль  семьи  сегодня  очевидна  во  взаимосвязи 
с таким понятием, как Глобализация.  

43
 
Это,  по  сути,  современное  слово,  отражающее  реалии 
сегодняшнего  дня,  содержит  в  себе  не  просто  определение  каких-то 
новшеств,  происходящих  во  всем  мире,  но  и  охватывает  целую 
систему  явлений,  которая  оказывает  свое  негативное  влияние  на  все 
складывающиеся  общественные  отношения,  в  том  числе  оставляет 
свой отпечаток и на такой важный институт как семья. 
Глобализация 
– 
процесс 
всемирной 
экономической, 
политической и культурной интеграции и унификации [6].  
Сегодня  интенсивное  развитие  современной  экономической 
среды  –  доказательство  тому,  что  глобализация  –  явление, 
оказывающее  существенное  влияние  практически  на  все,  и  в  первую 
очередь, на семью. 
Глобализация 
охватывает 
не 
только 
экономическую, 
но и политическую,  технологическую,  культурную  сферы.  Больше 
всего  на  семью  повлияли  события,  связанные  с  развитием  систем 
коммуникаций  (радио,  телевидение,  интернет,  мобильная  связь, 
нанотехнологии  и  т. д.).  С  каждым  развитием  инновационных 
медийных  технологий  этот  процесс  ускоряется,  они  становятся  более 
доступными, и потому все сильнее укореняются в нашу повседневную 
жизнь. 
В  этой  связи,  становится  очевидным,  что  самые  важные 
перемены, происходящие во всем мире, затрагивают и интересы семьи. 
Семья подвергается влиянию такого явления, как глобализация.  
При  этом  не  менее  важным  аспектом  становится  вопрос 
об определении роли мусульманской семьи, и какая форма характерна 
для нынешней семьи – традиционная или современная.  
Особой характерной чертой традиционной мусульманской семьи 
являлось  то,  что  важными  нравственными  принципами  выступали 
такие  ценности,  как  уважение  старших,  забота  о  близких 
и главенствующая  роль  мужчины  в  семье.  Сегодня  же  складывается 
такое  ощущение,  что  все  эти  ценности  унеслись  куда-то  вдаль. 
Демократизация  как  глобальный  процесс,  привнесла  свои  принципы 
в отношениях между мужчиной и женщиной, мужем и женой в семье, 
и  практически  изменив  ролевые  отношения  между  мужем  и  женой, 
установив  так  называемый  принцип  гендерного  равенства,  устранив, 
на наш взгляд, устои традиционной семьи. 
Каждый  из  членов  семьи  сегодня  стремится  удовлетворять  свои 
индивидуальные стремления, при этом важные моральные принципы, 
характерные для традиционной семьи стираются. Свидетельство тому, 
то,  что  отходят  на  второй  план  такие  принципы,  как  уважение 
и почитание  старших,  забота  и  содержание  своих  престарелых 

44
 
родителей. Более того, во многих мусульманских семьях имеет место 
явление,  когда  взрослые  совершеннолетние  трудоспособные  дети 
сдают  своих  родителей  в  дома  престарелых,  отказываясь  заботиться 
и содержать  своих  престарелых  и  нетрудоспособных  родителей.  Все 
больше  и  больше  деградирует  молодежь,  в  основном  те,  которые  без 
дела  и  без  работы  злоупотребляют  наркотики  и  алкоголь,  совершают 
преступления  и  ведут  аморальный  образ  жизни.  Все  это  далеко 
не полный  перечень  тех  явлений,  которые  возникли  и  возникают 
вследствие влияния Запада, и это очевидно. 
Следовательно,  необходимо  отметить,  что  в  настоящее  время 
мы переживаем  кризис  ценностей,  и  прежде  всего,  духовных. 
При этом  социально-политический  кризис  в  стране  становится  менее 
значимым  по  сравнению  с  такими  порочными  явлениями  как  распад 
семьи,  возрастающее  число  разводов,  беременность  несовершенно-
летних, проституция, насилие и др.  
Вполне  можно  согласиться  с  мнением  известного  ученого. 
Согласно  его  концепции,  существуют  западная,  синская,  японская, 
индуистская, 
исламская, 
православная, 
латиноамериканская 
и (возможно)  африканская  цивилизации,  но  только,  как  считает  он, 
«Запад  –  единственная  из  цивилизаций,  которая  оказала  огромный 
и временами разрушающий эффект на все остальные цивилизации» [7].  
В этой связи следует отметить, что набравший сегодня активные 
обороты  Глобализация  не  может  не  затронуть  мир  религии.  Вполне 
естественно,  что  в  стороне  от  глобализационного  аспекта  не  может 
находиться и мусульманское сообщество.  
Безусловно,  задача  формирования  глобальной  цивилизации 
с новым миропорядком порождает серьезные вызовы для религиозного 
сознания  индивидуума  и  религиозных  институтов  в  целом, 
т. к. мусульмане,  в  какой  части  света  они  бы  не  проживали,  не  могут 
не  быть  задеты  элементами  культурной  глобализации.  Поэтому 
практически все страны традиционного Востока сталкиваются, сегодня 
с  тяжелейшим  процессом  внутренней  трансформации,  вызванной 
изменить  присущие обществу ценностные ориентации. Тем более что 
сами  мусульманские  общества  становятся  открытыми  миру,  за  счет 
чего  добро  на  вещание  получают  зарубежные  теле-  и  радиоканалы 
с круглосуточным культивированием «западных ценностей» в области 
«свободы личности» [5].  
Ряд  экспертов  именно  этими  «новшествами»  обосновывают 
некоторый отход мусульманской молодежи от соблюдений исламских 
ценностей  (не  только  в  странах  Европы,  но  и  ближневосточном 
регионе). По их мнению, Ислам очень быстро оказался подверженным 
«прелестям  западной  свободы».  Вопрос,  однако,  значительно  шире, 

45
 
чем просто констатация факта восприятия определенным количеством 
мусульман  «открытого  образа  жизни».  Более  того,  имеет  место  тот 
факт,  что  эти  изменения  религиозного  характера  не  приводят  к  тому, 
что «нарушители» предписаний перестают считать себя мусульманами 
(даже оказавшись на Западе). Т. е., если даже существует вероятность 
того,  что  молодые  мусульмане  отходят  от  традиций  Ислама, 
придерживаясь  прозападного  настроения,  но  даже  при  этом  данная 



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет