Еуразия гуманитарлық институтының хабаршысы тоқсандық журнал 2001 ж шыға бастаған 2014



жүктеу 13.92 Kb.

бет3/26
Дата15.03.2017
өлшемі13.92 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

ПАЙДАЛАНЫЛҒАН ӘДЕБИЕТТЕР 
 
1
 
Большая советская энциклопедия. Т.ІІ. - Москва, 1973. - 175-177-бб. 
2
 
Остафьев В. Колонизация степных областей в связи с вопросом о кочевом хозяйстве// 
Записи Западно-Сибирского отдела ИРГО. – Омск, 1895. - Кн. ХVІІІ. 3-б. 
3
 
Қазақстан тарихы. Т.ІІІ. - А, 2002. - 151-б. 
4
 
Катанаев  Г.Е.  Краткий  исторический  обзор  службы  Сибирского  казачьего  войска  с 
1582 по 1908 гг. - Омск, 1908. - 19-20-бб. 
5
 
Россия. Полное географическое описание нашего отечества. - Санкт-Петербург, 1903. 
Книга ХVІІІ. - Киргизский край. - 152-б. 
6
 
Селиванская  Л.А.  Экономическое  положение  и  социальная  дифференциация 
Оренбургского казачества в конце ХІХ – начале ХХ веков. - М., 1962. - 265-267-бб. 
7
 
Абдиров М.Ж. История казачества Казахстана. - Алматы, 1994. - 71-б. 
8
 
Вяткин М.П. Очерки по истории Казахской ССР. - М., 1941. - 170-б. 
9
 
Бекмаханова  Н.Е.  Формирование  многонационального  населения  Казахстана  и 
Северной Киргизии. - М., 1980. - 72-б.  
10
 
Шевченко  С.В.  Развитие  земледелия  среди  казаков  Западной  Сибири  в  первой 
четверти ХІХ в. // Казаки Урала и Сибири в ХVІІ-ХІХ вв.: Сборник научных трудов. – 
Екатеринбург: изд. УрО РАН, Институт истории и археологии. 1993. - 97-98 бб. 
11
 
Царская  колонизация  в  Казахстане  (по  материалам  периодической  печати  ХІХ  века). 
Составил Ф.М.Оразов. – Алматы, 1995. - 6-б. 
12
 
Материалы по истории политического строя Казахстана, т. 1. - А., 1960. - 178-б. 
13
 
Бекмаханов Е. Қазақстан ХІХ ғасырдың 20-40 жылдарында. - Алматы, 1994. - 133-б. 
 
 
РЕЗЮМЕ 
В данной статье рассматривается роль и место казачества в истории колониальной политики 
Российской империи в крае. 
 
RESUME 
In the article the role and place of cossacks in the history of colonial policy of the Russian Empire 
in the region is considered. 

 
18 
УДК 39(574) «17/18» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Н.С. Лапин  
Институт истории государства  
КН МОН РК, к.и.н. 
Численность казахов в 
позднее средневековье 
и раннее новое время в 
современной 
казахстанской 
историографии 
 
Аннотация  
В  статье  раскрывается  вопрос  о  числен-
ности  казахского  населения  в  позднее 
средневековье  и  раннее  новое  время  (XVII-
XVIII).  Автором  проведен  анализ  демографи-
ческих  данных  в  работах  современных 
казахстанских историков, определена динамика 
численности,  ее  особенности  и  выделены 
историографические  группы  по  данному 
вопросу.  
Ключевые  слова:  историческая  демо-
графия,  численность  казахов,  позднее  средне-
вековье,  новое  время,  динамика  численности, 
население. 
 
 
На сегодняшний день историками создан 
ряд работ, частью уже ставших классическими, 
которые  посвящены  вопросам  исторической 
демографии  Казахстана.  Среди  специалистов 
известны 
работы 
Н.Е. 
Бекмахановой, 
Н.В.Алексеенко, А.Н. Алексеенко, М.Х. Асыл-
бекова,  В.В.  Козиной,  М.Б.  Татимова,  А.Б.  Га-
лиева  и  др.  Однако  большинство  сущест-
вующих  работ  тематически  ограничиваются 
исследованием  вопроса  периода  двадцатого  и 
второй  половины  девятнадцатого  века,  весьма 
редко  углубляясь  в  более  ранний  период.  Это 
связано  с  тем,  что  массив  статистических 
источников  по  численности  населения  и  тем 
более  по  другим  демографическим  характе-
ристикам населения казахских степей начинает 
накапливаться только со второй половины или 
даже с конца девятнадцатого столетия.  
Несмотря  на  то,  что  практически  нет 
отдельных 
исследований, 
специально 
посвященных динамике численности казахов за 
весь  обозначенный  период,  в  исторических 
трудах,  исследующих  те  или  иные  аспекты 
истории казахов, встречаются демографические 
данные.  Так,  в  опубликованном  втором  томе 
академического издания «Истории Казахстана» 
в  1997  г.  один  из  параграфов,  написанный 
М.С.Мукановым, содержит  сведения об общей 
численности казахов в конце  XVIII в. В самом 
конце  параграфа,  посвященного  истории 
происхождения 
казахских 
жузов 
и 
формирования этнической территории казахов, 
М.С.  Муканов  ставит  вопрос:  «Какова  же 
численность  казахов  в  конце  XVIII  века  со 
времени великого бедствия?» [1, с. 306]. 

 
19 
Источник,  на  который  ссылается  М.С.  Муканов,  это  «Записка»  Оренбургского 
военного губернатора князя Г.С. Волконского о казахах или, как озаглавлен сам документ, 
«О  киргис-кайсаках,  разделяемых  обыкновенно  на  Большую,  Среднюю  и  Меньшую 
Орды» [2]. Согласно М.С. Муканову, в Младшем жузе насчитывалось 165 700 семей или 
юрт, в Среднем – 159 000, в Старшем жузе – 133 000, а всего – 458 100 юрт (на самом деле 
в  сумме  получается  457  000  юрт)  [1,  с.  305-306].  Автор,  принимая  «коэффициент  3 
человека на юрту» получает численность казахов в конце XVIII в. – 1 374 300 человек [1, 
с.  305-306].  При  этом  М.С.  Муканов  совершенно  обоснованно  отмечает,  что  «сведения 
Г.Волконского нельзя причислить к разряду исчерпывающих», и это во многом связано с 
тем,  что  «нет  сведений  по  таким  крупным  племенам,  как  албан,  шапрашты  и  другим 
(Старшего  жуза),  неполны  сведения  по  Среднеу  жузу  и  т.д.»  [1,  с.  306].  В  связи  с  этим 
М.С. Муканов приходит к следующему выводу: «Количество юрт и проживающих в них 
казахов было больше и можно с уверенностью предположить, что ко времени сообщения 
Г. Волконского казахов было не менее 2 млн. человек» [1, с. 306]. 
В целом, можно было бы согласиться с данными выводами, однако они основаны на 
не  совсем  верных  расчетах,  что  снижает  ценность  этих  данных.  Приводя  общую 
численность  казахских  юрт  –  458  100,  автор  в  примечании  пишет  «у  Г.  Волконского 
неточность  в  подсчете»  так  как  он  указывает  только  «393  100  юрт»  (на  самом  деле  у 
Г.С.Волконского  указано  –  395  100  семей)  [2,  л.  14],  то  есть  получается  существенная 
разница  между  этими  цифрами  (458  100-395  100=63  000),  которая  искажает  конечный 
итог,  по  коэффициенту  применяемому  М.С.  Мукановым,  почти  на  130  тыс.  человек        
(63 000х3).  
Однако  это  у  самого  М.С.  Муканова  неточность.  Говоря  о  числе  семей  казахов 
Старшего  жуза  он,  ссылаясь  на  известный  документ,  прямо  пишет,  что  «согласно 
сведениям Г. Волконского, в Большой орде (Старшем жузе) было 133 тыс. семейств» [1, с. 
305], однако сам князь указывает только «до 70 000 семей» [2, л. 3об]. И если произвести 
расчет  по  всем  указанным  для  Старшего  жуза  позициям,  то  окончательная  цифра  будет 
полностью  соответствовать  расчетам  именно  Оренбургского  военного  губернатора: 
«дулатовскаго роду … до 40 000 семейств… сергамского роду… до 20 000 семей… сара 
усюн  джалигирского  роду…  до  7  000  семей…  канлы  чанклынского  роду  до  3  000»           
(40 000+20 000+7 000+3 000=70 000) [2, л. 3-3об]. 
Вероятно, работая с источниками, М.С. Муканов допустил неточность, он указывает 
что  «племена  сары-уйсын  и  жалаир  в  количестве  70  тыс.  юрт  кочуют  смешанно  с 
племенем сргели» [1, с. 304]. Именно эта цифра в 70 тыс. была включена М.С. Мукановым 
в  общую  численность  семей  казахов  Старшего  жуза  (133  000  семей),  а  затем  всех  трех 
жузов  (458  100  семей)  и,  конечно,  повлияла  на  итоговую  численность  всего  населения 
(1 374 300 человек). Тогда как в источнике не 70 000, а только 7 000 семей, очевидно, по 
ошибке был приписан один ноль, который и привел к появлению этой разницы в 63 000 
семей (70 000-63 000=7000) или в 129 тыс. человек. К сожалению, результаты, полученные 
в  ходе  неверной  интерпретации  источника,  получили  дальнейшее  распространение  в 
исторической литературе (см. далее).  
В  2001  г.  вышла  книга  А.К.  Кушкумбаева  «Военное  дело  казахов  в  XVII-XVIII 
веках».  В  этой  работе  на  основе  источников  из  различных  сборников  документов  и 
опубликованной  исторической  литературы  приводятся  многочисленные  данные  о 
воинской  численности  казахов  за  указанный  период.  А.К.  Кушкумбаев  отмечает,  что  в 
материалах  XVIII  в.  часто  фигурируют  числа  50  и  70  тыс.,  при  этом  сам  полагает,  что 
«объединенное  казахское  войско  (включая  все  жузы)  составляло  приблизительно  60-80 
тыс. боеспособных человек» [3, с. 92-93]. 
Относительно общей численности казахов за тот период автор «Военного дела» со 
ссылкой на известную работу А.И. Левшина указывает, что  «в Казахстане в этот период 
численность  населения  доходила  в  среднем  до  2-2,5  млн.  чел.»  [3,  с.  119].  Необходимо 

 
20 
отметить,  что  в  самой  работе  А.И.  Левшина  указаны  несколько  более  значительные 
цифры – «от 2 500 000 до 3 000 000 душ обоего пола» [4, с.4]. В специальной публикации 
Р.Д. Темиргалиева, посвященной вопросам численности казахов в позднее средневековье, 
(см. ниже) цифры, приведенные А.К. Кушкумбаевым, характеризуются как «вызывающие 
недоумение».  При  этом  верно  подмечается,  что  оценка  общей  численности  казахов 
А.И.Левшиным относится не к XVII или XVIII вв., а к 20-м гг. ХIХ в. [5]. Таким образом, 
эти  данные  без  учета  вероятных  демографических  изменений  экстраполируются  на 
предыдущие два столетия.  
Одна из немногих современных работ, которая специально рассматривает  вопросы 
исторической  демографии  Казахстана,  в  том  числе  раннего  нового  времени  -  это  работа 
М.Н.  Сдыкова  «История  населения  Западного  Казахстана»,  изданная  в  2004  г.  В 
соответствии  с  темой  своей  работы  автор  реконструирует  изменение  численности 
населения  Западного  Казахстана,  а  точнее  казахов  Младшего  жуза  в  XVIII  в.  Исходя  из 
данных  опубликованного  документа  1730  г.,  где,  со  слов  казахских  послов  в  Санкт-
Петербурге, приводится количество подданных Абулхаира в 40 000 кибиток и, используя 
принятое  у  историков  соотношение,  М.Н.  Сдыков  заключает,  что  численность  казахов 
Младшего  жуза  на  тот  период  могла  составлять  200-240  тыс.  человек  [6,  с.  139].  Эта 
цифра  принимается  в  качестве  «начального  размера  численности»  казахов  Младшего 
жуза, при этом автор уточняет, что «других данных, подтверждающих данный результат, 
мы не имеем» [6, с. 139]. Исходя из этого, сам автор далее делает предположение, что все-
таки  «начальный  размер»  численности  (речь  идет  о  начале  XVIII  в.)  казахов  Младшего 
жуза  было  значительно  больше.  Так,  отталкиваясь  от  данных  князя  Г.С.  Волконского, 
работ Л.Л. Мейере, А.И. Добросмыслова, отчета Оренбургской Пограничной комиссии за 
1838г.  приходит  к  выводу,  что  к  концу  XVIII  в.  численность  казахов  региона  могла 
достигать  одного  миллиона  человек  [6,  с.  140],  таким  образом,  устанавливая  динамику 
численности  за  столетие  или  точнее  за  семидесятилетие  от  «200-240  тыс.  до  1  млн. 
человек, или рост в 4 раза»  [6, с. 140]. М.Н. Сдыков, полагая данные в 1 млн.  как более 
достоверные, делает заключение, что начальная цифра не может быть в 200-240 тыс., так 
как  «такой  высокий  прирост  не  характерен  для  того  периода»  и  поэтому  полагает,  что 
«начальная  численность»  должна  быть  в  «400-500  тыс.  человек»  [6,  с.  140].  В  итоге, 
М.Н.Сдыков конструирует следующую динамику численности казахов Младшего жуза за 
сто лет: «в 30-40 гг. – 400-500 тыс., в конце XVIII в. – 800-900 тыс., в 30-40 гг. ХIХ в. – 1 
млн. человек» [6, с. 140]. 
На  наш  взгляд,  это  является  несколько  произвольным,  увеличение  цифры, 
полученной  из  источника  в  два  раза  на  основании  того,  что  «высокий  прирост  не 
характерен  для  того  периода».  Дело  в  том,  что  уровень  прироста  или  вообще 
демографическое движение для того периода нам неизвестно, поэтому сложно говорить о 
том, какой прирост в целом характерен для того периода.  
Хотя  круг  источников  по  вопросам  исторической  демографии  казахов  XVIII  в. 
весьма  ограничен,  однако  источники  все-таки  есть.  Поэтому  сложно  согласиться  с 
утверждением  автора  о  том,  что  нет  «других  данных,  подтверждающих  данный 
результат».  По  первой  трети  XVIII  века,  кроме  данных  Сеиткула  и  Кутлымбета  «с 
товарищами»  [см.:  7,  с.  35],  на  которые  ссылается  М.Н.  Сдыков,  есть  и  другие 
сопоставимые  данные  из  хронологически  близких  источников,  которые  в  целом 
подтверждают  «начальный размер численности» казахов Младшего жуза около 200 тыс. 
человек.  В  качестве  примера  можно  привести  документы,  оставленные  нам 
современниками  тех  событий  –  И.К.  Кирилловым,  А.И.  Тевкелевым  и  др.,  данные 
которых,  конечно,  нуждаются  в  историческом  анализе,  но  на  наш  взгляд  могут  дать 
некоторое представление о демографической ситуации в тот период [см.: 8, с. 91, 126; 9, с. 
92; 10, с. 95; 11, с. 59; 12, с. 107; 13, с. 16; 14; 15, с. 91].  

 
21 
В целом работа, на наш взгляд, имеет важное значение для историографии вопроса, 
так  как  обобщается  вопрос  всей  истории  народонаселения  Западного  Казахстана  в 
ретроспективе  (XVIII  -  начало  XXI  вв.)  и,  по  сути,  предпринимается  одна  из  первых 
попыток обосновать динамику численности казахского населения в раннее новое время в 
одном из регионов Казахстана.  
Вопрос  численности  казахского  населения  в  XVIII  веке  затронут  в  исследованиях 
специалиста  по  истории  Казахстана  нового  времени  К.К.  Абуева,  в  частности,  в  его 
работах, посвященных личности хана Аблая и его исторической эпохи [16, с. 30; 17, с. 30]. 
Отталкиваясь  от  приведенных  данных  и  сделанных  расчетов  А.И.  Левшина, 
Г.С.Волконского,  М.С.  Муканова,  М.Б.  Татимова,  исторического  сочинения  «Тарих-и 
Рашиди»  Мухаммада  Хайдара  Дуглата,  К.К.  Абуев  выстраивает  динамику  численности 
казахского населения на протяжении  XVI - начала XIX вв. По его мнению, численность 
казахов увеличилась с 1 млн. в начале XVI в. до 2 млн. 222 тыс. в первой четверти XVIIIв., 
при  этом  полагая,  что  «два  столетия  были  относительно  благополучными,  когда 
происходило укрепление Казахского ханства. Поэтому вполне допустимо, что за два века 
численность казахов удвоилась» [16, с. 30; 17, с. 30]. Еще через сто лет, к первой четверти 
XIX вв., численность казахов, согласно К.К. Абуеву, достигает до 2,5-3 млн. человек [16, 
с. 30-31; 17, с. 30]. 
Отметим,  что,  по  мнению  К.К.  Абуева,  князь  Г.С.  Волконский  приводит  данные  о 
численности казахов трех жузов в общем количестве 1 374 300 человек [16, с. 30; 17, с.30]. 
В связи с этим отметим, что этот автор, ссылаясь на цифры Г.С. Волконского использует 
вторичные данные, неверно интерпретированные М.С. Мукановым, о чем писалось выше.  
В 2010 г. была опубликована интересная статья Р.Д. Темиргалиева  –  «о некоторых 
цифрах казахской истории». По сути, это единственная из опубликованных за последние 
годы  цельная  работа,  хотя  и  носящая  больше  публицистический  характер,  специально 
посвящена  вопросу  численности  казахов  в  позднее  средневековье  и  начале  нового 
времени.  Р.Д.  Темиргалиев  приводит  многочисленные  данные  о  численности  казахов  на 
протяжении XIV-XVIII вв. При этом если попытаться определить динамику на всем этом 
протяжении  (чего  автор  не  сделал),  то  она  будет  выглядеть  следующим  образом:  в 
середине XIV в. – 200 000 человек, начале XVI в. – «тысяча тысяч» т.е. 1 000 000, в начале 
80-х  гг.  XVI  в.  –  «несколько  тысяч  семей»,  в  конце  XVI  в.  –  400  000,  в  70-е  гг.  XVII  в. 
«численность  казахов  и  каракалпаков»  -  200  000,  начало  XVIII  в.  –  320  000,  30-е  гг. 
XVIIIв. – «примерно в 300 тысяч человек» [5]. 
Отметим,  что  Р.Д.  Темиргалиев  при  обращении  к  источникам  практически  не 
использует данные о количестве казахских семей (кибиток). Редкие приведенные данные 
оставлены без анализа, результаты которого могли бы скорректировать и усилить выводы. 
Все  это,  конечно,  отразилось  в  целом  на  итоговых  результатах,  часть  которых,  на  наш 
взгляд, являются уязвимыми и с которыми нельзя согласиться.  
Например,  одним  из  результатов,  к  которым  приходит  в  своей  статье 
Р.Д.Темиргалиев,  является  расчет  численности  казахов  к  началу  1730-х  гг.,  в  результате 
которого  он  заключает,  что  «на  момент  начала  процесса  присоединения  к  Российской 
империи  мы  можем  оценить  численность  казахского  населения  примерно  в  300  тысяч 
человек»  [5].  При  этом  в  качестве  источника  такого  утверждения  послужили  данные 
известного А.И. Тевкелева. Действительно, в своем журнале русский дипломат приводит 
данные,  полученные  им  в  ходе  разговора  с  Букенбай-батыром  от  16  декабря  1731  г.,  в 
котором утверждается, что «числом-де их, кайсаков, всего 80000» [8, с. 91]. 
Однако,  что  это  за  цифра  –  80  000,  о  чем  непосредственно  идет  речь?  Судя  по 
донесению того же А.И. Тевкелева, которое датируется 20 июня 1732 г., это численность 
не  всех  казахов  или  казахского  ополчения,  а  численность  казахов  только  Младшего  и 
Среднего  жузов.  При  всем  при  этом  данная  цифра  обозначает  не  мужское  военно-

 
22 
способное  население  (ополчение),  а  количество  семей  (кибиток)  –  «а  числом  кайсаков  в 
Средней и Малой орде имеется восемьдесят тысяч кибиток» [15, с. 91]. 
В  исторической  литературе  специалистами  уже  давно  используются  соотношения, 
которые  позволяют  представить  общую  численность  кочевников  на  основе  данных  о 
численности семей. Хотя  в литературе используют  такие пропорции количества семей и 
общего количества кочевников как 1:3 [1, с. 306] или 1:4 [19, с. 35], мы применим другое, 
более 
обоснованное 
соотношение, 
принимаемое 
большинством 
современных 
исследователей – 1:5 и 1:6 [6, с. 139; 16, с. 30-31; 17, с. 30; 18, с. 20-21; 20, с. 153]. В итоге 
получается,  что  к  началу  1730-х  гг.  казахов  насчитывалось  не  «примерно  в  300  тысяч 
человек», а 400 000-480 000 человек (80 000х5(6)) и это без учета родов Старшего жуза. То 
есть  итоговая  цифра,  вероятно,  была  еще  больше  и  фактически  в  полтора  –  два  раза 
превышала результат «в 300 тысяч человек».  
Несмотря  на  допущенные  неточности  и  не  всегда  подтвержденные  частные 
результаты,  Р.Д.  Темиргалиев  сделал  в  целом  правильный  вывод  о  том,  что  в  течение 
XVIII  и  XIХ  вв.  произошло  существенное  увеличение  общей  численности  казахского 
населения,  и  в  целом  его  публикация  является  важным  звеном  в  цепи  исследований 
вопроса о численности казахов в средневековье и раннее новое время.  
Проведенный  анализ  исторической  литературы  позволяет  выделить  несколько 
историографических  групп.  К  первой  группе,  которая  является  основной,  относятся 
работы, в которых специально освещается вопрос о численности казахского населения за 
указанный  период  и  где  в  результате  проведенных  расчетов  прямо  указывается 
численность населения в тот или иной хронологический период, причем указания как на 
общую численность казахов, так и на численность в отдельных регионах.  
Вторую  группу  составляют  работы,  в  которых  приводятся  данные  о  воинском 
потенциале,  то  есть  о  численности  казахов-воинов  в  XVII-XVIII  вв.,  что  позволяет 
предположить общую численность населения.  
И третья группа исторической литературы, в которой исследуются другие научные 
вопросы, при этом вопрос о численности специально не ставится, но попутно указывается 
о численности казахов.  
 
 
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 
 
1
 
Муканов  М.С.  Казахские  жузы.  Этническая  территория  //  История  Казахстана  (с 
древнейших времен до наших дней). В пяти томах. – Алматы: «Атамұра», 1997. – Т. 2. 
– С. 301-311. 
2
 
Записка  Оренбургского  военного  губернатора  Г.С.  Волконского  о  казахах  [О  киргис-
кайсаках,  разделяемых  обыкновенно  на  Большую,  Среднюю  и  Меньшую  Орды].  –  1 
мая 1805 г. // РГИА Ф.1291. – Оп. 81. – Д.23. – Л. 1-16. 
3
 
Кушкумбаев  А.К.  Военное  дело  казахов  в  XVII-XVIII  веках.  –  Алматы:  Дайк-Пресс, 
2001. – 172 с. 
4
 
Левшин  А.И.  Описание  киргиз-казачьих,  или  киргиз-кайсацких,  орд  и  степей: 
Этнографические известия. – СПб: В типографии Карла Крайя, 1832. – Ч. 3. – 304 с. 
5
 
Темиргалиев  Р.Д.  О  некоторых  цифрах  казахской  истории.  –  20  октября  2010  // 
Интернет-газета 
Zona
kz

Режим 
доступа: 
http://http://www.zonakz.net/articles/ 
31424?action&id=author&id=3346 (дата обращения: 13.11.2013). 
6
 
Сдыков М.Н. История населения Западного Казахстана. – Алматы, 2004. – 408 с. 
7
 
Выписка  Коллегии  ин.  дел  о  приезде  в  С.-Петербург  послов  от  хана  Малого  жуза 
Абулхаира для переговоров о принятии российского подданства. – 30 октября 1730 г. // 
Казахско-русские отношения в XVI–XVIII веках (сборник документов и материалов). – 
Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1961. – № 26. – С. 35-37.  

 
23 
8
 
Журнал бытности в Киргиз-кайсацкой орде переводчика Маметя Тевкелева (1731-1733 
гг.)  //  Журналы  и  служебные  записки  дипломата  А.И.  Тевкелева  по  истории  и 
этнографии  Казахстана  (1731-1759  гг.)  /  Составление,  транскрипция  скорописи  XVIII 
в., историографический очерк и комментарии И.В. Ерофеевой. – Алматы: Дайк-Пресс, 
2005. – С. 65-142. 
9
 
Донесение  башкирского  старшины  Кидраса  –  Коллегии  ин.  дел  о  принятии 
российского  подданства  казахами  Малого  и  Среднего  жузов  и  каракалпаками.  –  [… 
июля 1732 г.] // Казахско-русские отношения в XVI–XVIII веках (сборник документов 
и материалов). – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1961. – № 38. – С. 91-93. 
10
 
Выписка  Коллегии  ин.  дел  из  донесения  переводчика  М.  Тевкелева  о  постройке 
крепости  на  р.  Орь  и  о  посылке  в  Хиву  сына  хана  Абулхаира  для  установления 
торговых  отношений.  –  [1732  г.]  //  Казахско-русские  отношения  в  XVI–XVIII  веках 
(сборник документов и материалов). – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1961. – № 40. – 
С. 94-97. 
11
 
[Доношение  переводчика  Коллегии  иностранных  дел  А.И.  Тевкелева  в  Коллегию 
иностранных дел о принятии российского подданства казахами Младшего и Среднего 
жузов от 5 января 1732 г.] // Журналы и служебные записки дипломата А.И. Тевкелева 
по  истории  и  этнографии  Казахстана  (1731-1759  гг.)  /  Составление,  транскрипция 
скорописи  XVIII  в.,  историографический  очерк  и  комментарии  И.В.  Ерофеевой.  – 
Алматы: Дайк-Пресс, 2005. – С. 51-64. 
12
 
Представление начальника Оренбургской экспедиции И. Кириллова на имя имп. Анны 
о  трёх  казахских  жузах  и  о  Каракалпакии.  –  1  мая  1734  г.  //  Казахско-русские 
отношения в XVI–XVIII веках (сборник документов и материалов). – Алма-Ата: Изд-во 
АН КазССР, 1961. – № 50. – С. 107-114. 
13
 
Донесение сибирского губернатора М. Гагарина Петру I о прибытии в Тобольск послов 
от  казахского  хана  и  народа  с  просьбой  о  мире  и  военном  союзе  с  Россией.  –  12 
сентября  1716  г.  //  Казахско-русские  отношения  в  XVI–XVIII  веках  (сборник 
документов и материалов). – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1961. – № 14. – С. 16-18. 
14
 
Заявление послов хана Каипа о желании казахов жить в мире с Россией. – 13 сентября 
1716  г.  //  Казахско-русские  отношения  в  XVI–XVIII  веках  (сборник  документов  и 
материалов). – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1961. – № 15. – С. 18. 
15
 
Донесение  переводчика  М.  Тевкелева  Гос.  коллегии  ин.  дел  о  нападении  султана 
Батыра и старшины Бахтыбая на караван полк. Гарбера, ехавшего в Хиву и Бухару и о 
столкновении казахов с калмыками. – 20 июня 1732 г. // Казахско-русские отношения в 
XVI–XVIII веках (сборник документов и материалов). – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 
1961. – № 37. – С. 88-91. 
16
 
Абуев К. Хан Абылай и его время. – Астана: Елорда, 2006. – 304 с. 
17
 
Абуев К. Абылай Хан. Современники и наследники. – Кокшетау: Әркет, 2013. – 308 с. 
18
 
Султанов  Т.И.  Кочевые  племена  Приаралья  в  XV-XVII  вв.  (вопросы  этнической  и 
социальной истории). – М.: «Наука», 1982. – 134 с. 
19
 
Скоблев  С.Г.  Демография  коренных  народов  Сибири  в  XVII-XХ  вв.:  колебания 
численности  и  их  причины.  Учебное  пособие.  –  Новосибирск:  Новосибирский 
университет, 1998. – 48 с. 
20
 
Томилов  Н.А.  Проблемы  этнической  истории:  (По  материалам  Западной  Сибири).  – 
Томск: Изд-во Том. Ун-та, 1993. – 222 с. 
 
 
 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал