Еуразия гуманитарлық институтының хабаршысы тоқсандық журнал 2001 ж шыға бастаған 2014



жүктеу 13.92 Kb.

бет8/26
Дата15.03.2017
өлшемі13.92 Kb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26

ПАЙДАЛАНЫЛҒАН ӘДЕБИЕТТЕР 
 
1
 
Панченко  М.Ю.  Основные  парадигмы  изучения  международного  порядка  в 
современной политологии. - М., 2008. - 105 б. 
2
 
Григорьев  А.А.  Концептуальные  модели  формирования  социального  порядка  и 
тенденции их развития // Социально-гуманитарные знания.  - 2005. - № 2. - 294 – 307 
бб. 
3
 
Малаян 
Р. 
Международные 
организации 
в 
формирующемся 
миропорядке//Космополис. - 2008. - № 1 (20). - 38-50 бб. 
4
 
Цыганков  П.А.  Теория  международных  отношений:  Учебное  пособие.  –  М.: 
Гардарики, 2004. – 590 б. 
5
 
Барановский  В.  Международные  организации  как  механизмы  регулирования 
международных отношений// http://viperson.ru/wind.php?ID=301163 
6
 
Мировая  политика  и  международные  отношения:  Учебное  пособие/  Под  ред. 
С.А.Ланцова, В.А.Ачкасова. – Спб.: Питер, 2009. – 448 б. 
7
 
Международные  отношения:  теории,  конфликты,  движения,  организации.  Учебное 
пособие/Под ред. П.А. Цыганкова и др. - М.: Альфа-М.: ИНФРА-М, 2008. – 320 б. 
8
 
Лебедева  М.М.  Мировая  политика:  Учебник  для  вузов.  –  2-е  изд.,  испр.  и  доп.  – 
М.:Аспект Пресс, 2007. – 365 б.  
9
 
Снапковский В.Е. Международные организации в системе международных отношений 
// http://evolutio.info/content/view/374/51/. 
 
 
 
РЕЗЮМЕ 
 
Статья  посвящена  исследованию  международных  организаций  как  институтов 
многостороннего взаимодействия в условиях глобального мира. Рассмотрена роль международных 
организаций в процессе международного регулирования. 
 
RESUME 
 
This  article  is  devoted  to  the  research  of  international  organizations  as  institutes  of  multilateral 
interaction in the conditions of the global world. The role of international organizations in the process of 
international regulating has been considerad. 
 
 
 

 
61 
УДК 322:28 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В.Ю. Славецкий 
Казахский университет экономики, 
финансов и международной 
торговли, доктор PhD 
Исламский  
социально- 
культурный 
радикализм:  
история  
и современные  
реалии 
 
Аннотация 
Повышенное  внимание  к  современным 
процессам  в  исламе  в  общественно-политических 
науках  возникло  намного  раньше,  чем  произошли 
печальные  события  11  сентября.  Исламский 
радикализм  сегодня, как  и  многие  другие  явления 
современности,  постоянно  эволюционирует  и 
развивается.  Мировому  сообществу  не  стоит 
забывать,  что  эволюционный  процесс  развития  и 
трансформации 
радикального 
ислама 
не 
остановился,  а  только  усиливается  и  набирает 
обороты, и сложно предположить, какую форму он 
приобретет в своем дальнейшем развитии.  
Ключевые  слова:  Исламский  радикализм, 
политизация,  исламское  государство,  социальная 
направленность, политическая направленность. 
 
 
События  11  сентября  2001  года  стали  во 
многом  знаковыми  в  истории  современного 
развития 
человеческой 
цивилизации. 
Они 
изменили  мир,  который  перестал  быть  таким,  к 
которому  все  уже  успели  привыкнуть  после 
распада 
Советского 
Союза 
и 
крушения 
биполярной системы. Их глобальность принесла с 
собой  и  вывела  на  поверхность  многие 
неизвестные или ранее не замечаемые явления как 
в  сферу  политики  и  экономики,  так  и  в  обычную 
жизнь  простых  граждан.  Одним  из  таких  явлений 
стал исламский радикализм.  
Эксперты еще долго будут решать и спорить, 
какие  факторы  и  явления  оказали  наиболее 
значимое  и  существенное  влияние  на  дальнейшие 
процессы  развития  мирового  сообщества,  но  уже 
сегодня  бесспорно  ясно  одно,  и  современные 
события только подтверждают это фактически, что 
исламский  радикализм  будет  в  числе  таких 
наиболее значимых явлений. 
Перед  мировой  общественностью  исламский 
радикализм  предстал  во  всем  многообразии.  Его 
сложность 
и 
бескомпромиссность 
руками 
многочисленных  СМИ  и  экспертов  различного 
толка 
создала 
в 
общественном 
сознании 
многочисленные  образы,  от  самых  ужасных  и 
кошмарных  до  поистине  героических,  превратив 
его  по  своей  сути  в  своеобразный  легко-
узнаваемый  бренд.  Но  в  этой  многообразной  и 
сложной  полемике  точности  образа  и  его  степени 
влияния  на  происходящие  процессы  на  второй 
план  от  внимания  общественности  ушли  как 
многие  важные  моменты,  которые  несомненно 
помогли     бы     в    понимании    всей    сложности 

 
62 
процессов в современном исламском мире, так и его глубинная природа возникновения. 
Повышенное  внимание  к  современным  процессам  в  исламе  в  общественно-
политических  науках  возникло  намного  раньше,  чем  произошли  печальные  события  11 
сентября.  Это  обстоятельство  было  вызвано  многими  различными  объективными  и 
субъективными  причинами  современности.  На  сегодняшний  день  объективно  ислам  – 
самая  молодая  и  динамичная  мировая  религия.  При  этом  степень  политизации  ее 
приверженцев,  проникновение  в  политическую  жизнь  и  влияние  на  политические 
процессы  в  большинстве  исламских  стран  на  порядок  выше,  чем  в  странах  с 
доминированием  других  конфессий.  Ну  и  самое  главное  –  многочисленные  концепции 
чисто  исламского  пути  развития  государств  и  обществ  еще  не  были  реализованы  на 
практике  в  долговременном  контексте  развития,  не  имеют  как  практической,  так  и 
методологической оценок [1].  
На  сегодняшний  день  специалистов  интересует,  прежде  всего,  процесс 
радикализации  ислама  и  исламского  общества  и  такой  его  политической  активности  на 
современном этапе. Процессы радикализации и, как следствие, политической активизации 
ислама,  в  той  или  иной  степени  происходили  в  истории  ранее  и  не  единожды,  но  их 
воздействие на мировые процессы не было таким существенным как сегодня. 
Истоки  современного  радикального  ислама,  его  политизации,  своеобразного 
противопоставления  и  проникновения  во  все  сферы  жизнедеятельности  государства  и 
общества  исторически  были  заложены  еще  в  средние  века.  По  мнению  некоторых 
специалистов,  значительную  роль  в  его  становлении  сыграл  процесс  жесткого 
противостояния  в  политической  сфере  с  христианством  во  время  крестовых  походов  и 
реконкисты.  Среди  многих  интерпретаций  принципов  функционирования  общества  и 
государства  выделяется  труд  известного  богослова  XIV  века  Таки  ад-Дина  Таймийя. 
Согласно  его  видению  справедливого  общества,  исламское  государство  должно 
основываться  на  консолидирующей  основе  ислама  и  базироваться  на  двух  вещах:  в 
мусульманской  стране  править  должен  глава  государства  –  мусульманин,  а 
основополагающим  законом  для  всех  жителей  должен  быть  шариат  [2].  Так  началась 
политизация  ислама,  которая  в  различных  формах  и  проявлениях  проявлялась  в  такой 
концептуальной основе до середины ХХ века. 
Современный  исламский  радикализм  был  воссоздан  в  Египте  в  40-х  гг.  ХХ  века 
сельским  учителем  аль-Банной  [3],  однако  серьезный  толчок  к  его  развитию  был  дан 
созданием  Государства  Израиль  и  последующими  арабо-израильскими  войнами. 
Длительное  время  основной  удар  радикальных  групп  ислама  был  направлен  против 
Израиля  и  США,  а  также  тех  арабских  правителей,  которые,  по  мнению  радикалов,  в 
недостаточной  степени  прилагали  свои  усилия  на  борьбу  с  этими  странами  [1].  В  то  же 
время именно в этот период закладывается новая составляющая исламского радикализма 
– социальная, которая представляет собой серьезную, трудноразрешимую проблему. 
В то же время необходимо понимать, что исламский радикализм сегодня постоянно 
эволюционирует и развивается. В подтверждение этого факта говорит то обстоятельство, 
что  он  уже давно перестал носить чисто  политическую окраску и приобрел значительно 
выраженную  социальную  направленность,  которую  определенные  политические  силы 
используют  как  инструмент  для  достижения  своих  политических  целей  и  защиты 
интересов.  
Политическая  направленность  любой  формы  радикализма  создается  в  основной 
своей  массе  для  решения  определенной  политической  задачи,  требующей  консолидации 
больших  групп  людей  с  различными  политическими  интересами.  Современный 
исламский  радикализм  создавался  как  объединяющая  система  различных  социальных 
групп  мусульманского  населения  для  освобождения  от  колониальной  зависимости  от 
европейских стран [4]. Проблема колониальной зависимости была решена, но радикализм 
не  только  не  пошел  на  убыль,  а,  наоборот,  стал  только  усиливаться.  В  этом  процессе 

 
63 
наибольшее  влияние  оказывают  две  основные  тенденции,  именно  они  и  определяют 
современное  лицо  исламского  радикализма  и  формируют  направления  его  дальнейшего 
развития.  
На  первом  этапе  тенденцией,  давшей  первый  толчок  дальнейшей  политизации  и 
развитию  радикального  ислама,  стал  политический  компонент  борьбы  за  свободу,  права 
на  самоопределение  и  восстановление  политической  справедливости.  В  его  развитии 
можно  выделить  два  основных  периода,  совершенно  различные  между  собой  по 
политическим  целям,  но  все  они  с  нарастающим  усилием  формировали  те  необходимые 
условия для дальнейшей политической радикализации ислама. Первый период совпадает с 
палестино-израильским  конфликтом  и  многочисленными  арабо-израильскими  войнами  - 
конец  40-х  –  70-е  годы  ХХ  века  [5].  Характерной  особенностью  этого  периода  стало 
формирование  фактора,  который  в  последующем  даст  толчок  развитию  составляющей 
социальной  направленности  исламского  радикализма  –  это  формирование  образа  врага, 
который  мешает  нормальному  развитию  исламского  общества.  Первоначально  в  этой 
роли  выступил  Израиль  и  поддерживающие  его  западные  государства.  Изначально 
арабское,  а  затем  и  исламское  общество  требовало  справедливости  в  рамках  создания  и 
палестинского  государства,  но  образ  внешней  проблематики  был  создан  и  станет 
определяющим. 
Второй  период  приходится  на  афганскую  войну  -  80-е  годы  ХХ  века.  Новый  этап 
дальнейшей  политической  радикализации  ислама  и  принес  с  собой  очень  многое.  Во-
первых, пришло понимание, что в борьбе не существует друзей, а есть только союзники, 
интересы которых совпадают по определенным вопросам. Советский Союз поддерживал 
арабские  страны  в  ближневосточном  вопросе,  но  стал  после  также  врагом  ислама  в 
Афганистане. Во-вторых, для борьбы с врагом можно сотрудничать и с врагами по другим 
вопросам  (США  оказывал  всестороннюю  поддержку  афганской  оппозиции  различной 
направленности, в том числе и радикально-исламистской направленности, создавал такого 
рода  организации,  например  «Аль-Каида»)  [6].  В  этот  период  радикальный  ислам 
полностью  превратился  в  удобный,  универсальный  политический  инструмент  решения 
проблем  в  регионе.  В-третьих,  и  это  самое  главное,  была  создана  вся  необходимая 
инфраструктура  и  концептуально  оформлены  методы  борьбы  за  реализацию  целей,  а 
события  в  Иране  и  Афганистане  показали  возможность  практической  реализации  и 
достижения силовым методом конечной цели, создания чисто исламского государства на 
основе шариата [7].  
Конец  ХХ  века  принес  с  собой  большое  количество  изменений  в  систему 
функционирования  мирового  сообщества,  и  исламский  радикализм  также  существенно 
изменился.  В  начале  90-х  годов  ХХ  века  он  начал  менять  свое  лицо  и  направленность. 
Именно с этого момента он усиленно начинает приобретать социальную направленность. 
Это был объективный процесс, и под воздействием внутренних и внешних факторов в нем 
начались принципиальные изменения. 
Происходящие  процессы  90-х  годов  ХХ  века  поставили  перед  радикальным 
исламом  целый  ряд  принципиальных  вопросов,  от  решения  которых  зависело  само 
существование,  как  формы,  так  и  направления  его  дальнейшего  развития.  Победа  в 
афганском конфликте лишила процесс радикализации ислама не только видимого образа 
врага,  но  и  арены  практического  выплеска  энергии  борьбы  за  правое  дело.  Без  этих 
составляющих  он  не  мог  дальше  развиваться  и  усиливаться.  Третьим  фактором  стала 
острая  необходимость  расширения  социальной  базы.  Выход  на  оперативный 
политический  простор,  приобретение  фактора  глобального  влияния  требовали  мирового 
охвата,  что  возможно  было  только  при  широкой  социальной  поддержке.  Все  это 
обусловило  постепенное  приобретение  социальной  составляющей  и  трансформацию  в 
социально-политическую направленность. 

 
64 
Быстрая  трансформация  радикального  ислама,  приобретение  им  новой  формы 
социальной  направленности  во  многом  были  обусловлены  развитием  в  самом  исламе 
течений  консервативного  толка  под  воздействием  внешних  факторов.  Для  многих 
религиозных направлений этот процесс является весьма естественным и проявляется в той 
или  иной  форме.  Так,  например,  развитие  ярких  форм  консервативного,  радикального 
католицизма  приходится  на  период  реформации  и  ренессанса  [8]  в  российской 
православной  традиции,  -  это  вылилось  в  раскольническое  движение  [9],  что 
демонстрирует  тенденцию  ответной,  защитной  реакции  на  происходящие  изменения  как 
вокруг,  так  и  внутри  самой  религии.  Ислам,  находясь  под  сильным  внешним  давлением 
модернизации  различных  форм  жизнедеятельности  общества,  как  одна  из  мировых 
религий,  не  избежал  подобных  процессов,  сформировавших  различные  религиозные 
направления.  
Одним  из  таких  направлений  выступает  консервативный  тип  салафизма.  Он 
объединяет  различные  течения,  которые  хотят  уберечь  ислам  от  влияний  современной 
жизни,  особенно  из  неисламских  обществ,  абсолютизируя  концепцию  бид‘а  (инновация, 
новшество)  как  абсолютно  неприемлемое  дополнение  к  «исконному»  исламу  [10]. 
Понятие бид‘а консерваторы распространяют как на атрибуты современной жизни, так и 
на  огромное  число  норм,  ритуалов  и  действий,  многие  из  которых  были  очень  давно 
исламизированы и стали неотъемлемой частью мусульманской религиозной жизни. 
В  то  же  время  нельзя  сам  салафизм  воспринимать  как  политизированный 
радикальный  ислам.  До  недавнего  времени  саудовские  салафиты  или  ваххабиты  – 
последователи  Мухаммада  ‘Абд  ал-Ваххаба  (1703/4–1797/8)  -  были  весьма  мало 
политизированы  [11].  Только  в  60-е  годы  ХХ  века  ваххабиты  развернули  активную 
деятельность  за  пределами  королевства.  Созданная  Саудовской  Аравией  Всемирная 
мусульманская  лига  дала  им  удобный  инструмент  для  глубокого  проникновения  в 
исламский мир.  
Изначально ваххабизм, как консервативное религиозное течение в исламе, выступал 
своеобразным  аналогом  европейского  пуританизма.  Политизированный  ваххабизм  (или 
неоваххабизм)  также  называют  «сахвизмом»  [12].  Основой  заблуждения  в  восприятии 
салафизма  и  ваххабизма,  как  политического  или  радикального  ислама,  является 
привлечение  большого  числа  консервативных  идей,  в  том  числе  и  концепции  бид‘а  в 
качестве  новой  социально-политической  направленности  радикального  ислама.  «В 
исламском  мире  существует  глубоко  укоренившееся  чувство  несправедливости  и 
униженности, – писала известный американский специалист по Аль-Каиде Джейсон Бэрк. 
–  Несправедливость  имеет  особую  религиозную  значимость  в  исламе,  она  занимает 
ведущее место в аргументации экстремистов» [1].  
Несмотря  на многие научно-теоретические перипетии и спорные моменты, это как 
раз и представляет собой основную проблему для мирового сообщества. Концептуально и 
практически  отсутствует  та  грань  между  восприятием  окружающей  действительности  с 
точки  зрения  классического  салафизма,  ваххабизма  и  радикального  социально-
политического ислама в системе пассивного сопротивления, что само по себе формирует 
мощную социальную базу рекрутирования радикальных сторонников для практического и 
силового сопротивления.  
Образ  нового  врага  социально-политического  радикального  ислама  очень  быстро 
был найден. По сути им стал принцип войны «против всех, кто мешает или не дает жить, 
как  предписано  священным  писанием  и  предками».  И  этим  осязаемым  врагом  стал 
современный  образ  жизнедеятельности  человеческой  цивилизации.  В  формировании 
образа  именно  в  этом  облике  нет  ничего  удивительного,  также  как  и  то,  что  основным 
направлением 
практического 
сопротивления 
и 
борьбы 
были 
избранны 
западноевропейские и североамериканские страны. 

 
65 
Развиваясь,  человек  за  свою  историю  создал  большое  количество  различных 
институтов, которые,  функционируя, обеспечили  ему современный  уровень достижений. 
Но  если  внимательно  присмотреться  ко  всем  ним,  то  без  труда  удастся  увидеть  одну 
общую  закономерность:  они  все  фактически  созданы  по  биологическому  принципу 
строения  и  функционирования  собственно  организма  человека.  Это  автоматически  по 
своей  сути  наделяет  функциональность  институтов  определенными  характеристиками 
развития и поведения человеческого организма в определенных условиях
Именно  во  многом  исходя  из  этого  принципа,  при  рассмотрении  компонентов 
исторического  развития  британский  историк,  философ  истории,  культуролог  и  социолог 
Арнольд  Джозеф  Тойнби  создал  систему  сравнительной  истории  цивилизаций.  Взяв  за 
основу  основные  принципы  развития  и  функционирования  человеческого  (социально-
биологического)  организма,  он  вывел  первую  тенденцию:  «Успешно  развивающиеся 
цивилизации  проходят  стадии  возникновения,  роста,  надлома  и  разложения»,  что 
объективно  соответствует  биологическим  стадиям  развития  организма  (рождение, 
становление, старость и смерть) [13].  
Социальные  институты,  как  и  биологические  организмы,  всегда  болезненно 
реагируют  на  любое  сильное  внешнее  давление  или  вторжение  инородного  тела  и 
организма.  Медицинская  наука  уже  давно  изучила  и  описала  все  виды  реакции 
биологического  организма  в  такой  ситуации,  и  теперь  остается  политической  и 
социальной  науке  изучить  и  описать  подобного  рода  явления  в  жизнедеятельности 
политических и социальных институтов. 
Ислам,  как  одна  из  крупных  мировых  религий,  по  сути  дела  оказался  в  зоне 
наибольшего внешнего культурно-социального давления со стороны североамериканского 
и  западноевропейского  общества.  Причины  формирования  такого  рода  ситуации 
многочисленны  и,  без  сомнения,  сегодня  известны  всем.  Борьба  за  контроль  над 
ресурсами 
Ближнего 
Востока 
и 
Северной 
Африки 
в  бывших  колониях 
западноевропейских  стран  на  первом  этапе  была  почти  полностью  проиграна,  и 
энергетический кризис начала 70-х годов ХХ века, и исламская революция в Иране стали 
апогеем первого неудачного этапа.  
Все  это  заставило  страны  НАТО  срочно  и  значительно  изменить  тактику  и 
стратегию  своих  действий  в  регионе.  Планомерно  было  начато  создание  целостной 
площадки  культурного  и  идеологического  проникновения  в  сознание  обширных  масс 
населения.  За  основу  был  взят  один  из  существенных  и  эффективных  инструментов 
американской внешней политики – принцип «Soft power» [14]. Выдвинутые за ее основу 
принципы  свободы,  равенства  и  демократии  сформировали  у  больших  масс  людей 
принципиально важное ощущение возможности начала новой жизни.  
Социально-экономический  формат  наиболее  точно  отвечал  поставленным  задачам: 
массовость и легкость восприятия вне зависимости от уровня образованности, культурной 
и  религиозной  принадлежности.  Принятый  на  вооружение  образ  эффективно  работал  на 
внутриполитическом  поле.  Демократический  образ  жизни  соединил  в  себе  несколько 
различных форматов, таких как экономический достаток и возможности, предоставляемые 
демократическим  обществом.  Такой  синтез  принципов  и  ценностей  позволил  успешно 
продвигать демократическую идеологию в исламских традиционных обществах не только 
среди политических кругов, но и самых широких масс населения. 
Исламское  общество,  как  и  весь  остальной  мир,  ощутил  на  себе  действие  новой 
«американской  мечты»  [15],  сформированной  современной  поп  -  культурой, 
ориентированной  на  представителей  молодого  поколения.  Основанная  на  принципах 
быстрого  обогащения  и  жизни-сказки  со  всеми  сопутствующими  этому  атрибутами,  она 
притягивает  к  себе  миллионы  сторонников,  завоевывая  умы  и  сердца  молодежи. 
Современная  массовая  культура  является  самым  полным  отображением  жизненной 
философии общества потребления [16]. В то же время она вступает в резкое противоречие 

 
66 
с имеющимися культурными ценностями и устоями, что объективно создает условия для 
возникновения  консервативных  течений  и  радикального  ответа  на  систему 
проникновения.   
Объективно традиционные общества воспринимают современную поп культуру как 
угрозу,  исходя  из  ее  направленности  на  раскол  общества  изнутри,  рассчитанный  на  так 
называемое  «внутреннее» продвижение. По своей конструктивной сути данный принцип 
рассчитан на удовлетворение не только обычных потребностей, но и прежде всего личных 
амбициозных намерений. Принцип «self-made person» имеет индивидуальную ориентацию 
[17].  В  основной  своей  массе  он  нацелен  на  развитие  индивидуализма,  которому  в 
основном  подвержено  молодое  поколение  общества.  Наиболее  разрушительный  эффект, 
как  показывают  события  на  современном  этапе,  этот  принцип  дает  в  традиционных 
корпоративных обществах.  
С  другой  стороны,  сам  по  себе  этот  принцип  не  может  вызывать  конкретных 
действий,  он  порождает  лишь  различные  искусственные  и  естественные  побудительные 
моменты.  Одним  из  самых  важных  побудительных  моментов  является  поддержание 
протестных  тенденций  возрастного  восприятия  социально  активной  молодежью 
устоявшихся  норм,  понимания  и  восприятия  действительности.  Конфликт  поколений  – 
самая  благодатная  почва  для  раскола  и  его  дальнейшего  продвижения  в  качестве  новой 
общественно-моральной  ценности,  и  от  того  кем,  и  в  какое  русло  будет  направлен  этот 
конфликтный потенциал зависит многое.  
Ответная  реакция  на  столь  жесткое  давление  извне,  идущее  вразрез  с  устоями  и 
нормами  традиционного  исламского  общества,  не  заставила  себя  ждать.  Фактически  мы 
сейчас  наблюдаем  сложную  систему  взаимоотношений  исламского  мира  с  современной 
массовой  культурой  и  ее  усиливающимся  давлением,  которое  и  привело  к  значительной 
трансформации радикального ислама и проявлениям его ответной реакции. Новые нормы 
и  системы  восприятия  действительности,  смысла  жизни  и  бытия  человека, 
пропагандируемые  поп-культурой,  философией  общества  потребления,  демократические 
ценности  вошли  в  жесткое  противостояние  с  существующими  нормами  и  системами 
восприятия определенной части исламского мира.
  
Сложность современной ситуации также в значительной степени была усилена тем, 
что  накопленный  конфликтный  потенциал  различных  взглядов  на  жизнь,  принципов 
организации  общества  среди  широких  масс  населения  нашел  свое  отображение  в 
«Арабской  весне»,  которая  своим  дальнейшим  развитием  демонстрирует  все  более 
усиливающуюся тенденцию радикализации широких масс мусульманского населения под 
воздействием  неблагоприятных  социально-экономических  условий  и  нереализованных 
социально-политических надежд.  
В то же время мировому сообществу не стоит забывать, что эволюционный процесс 
развития  и  трансформации  радикального  ислама  не  остановился,  а,  наоборот,  только 
усиливается  и  набирает  обороты  в  сложившихся  условиях  нестабильности  и 
напряженности  в  различных  сферах  общественного  развития,  и  в  этих  условиях  очень 
сложно предположить, какую еще форму он приобретет в своем дальнейшем развитии.  

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал