Функциональная



жүктеу 5.91 Kb.

бет1/24
Дата03.03.2017
өлшемі5.91 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

 А.
ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ
ГРАММАТИКА
ИЗДАТЕЛЬСТВО «РУССКИЙ ЯЗЫК»
МОСКВА
2001

 М. А.
Ш45 Функциональная грамматика русского языка. — М.: Рус. яз., 2001. —
288 с.

ОТ АВТОРА
Настоящая книга является пособием по функциональной граммати-
ке современного русского языка. В ней последовательно описываются
грамматические формы и синтаксические конструкции с точки зрения
выполняемых ими функций в речи (семасиологического аспекта). По-
собие предполагает предварительное знание формальной морфологии
и синтаксиса русского языка и основных понятий из области теорети-
ческой грамматики.
Функциональная грамматика (и в целом — функциональная лин-
гвистика) стала одним из ведущих направлений современного языко-
знания, по ее проблемам существует обширная научная и учебная ли-
тература, отражающая различные подходы к функциональному описа-
нию языка. Однако все разновидности функциональной грамматики
объединяются общим пониманием языка как системы языковых
средств, служащих для достижения определенных целей речевого об-
щения. В настоящем пособии акцентируется внимание на подходе к
функциональному описанию грамматики русского языка по принципу
«от формы выражения (средства) к функции», который, несмотря на
длительную традицию в изучении языка, далеко не исчерпал себя и яв-
ляется необходимым этапом для осуществления другого принципа
функционального описания языка — «от функции к форме выра-
жения».
Выбранный подход к функциональному описанию грамматической
системы имеет свои основания. Во-первых, он позволяет представить
специфику русской грамматики в ее системе и функциональном потен-
циале, без чего невозможен переход к выражению заданных смыслов.
Во-вторых, он обеспечивает единство системно-структурного и функ-
ционального аспектов языковой системы, так как языковые единицы и
их отношения между собой выделяются с учетом их функционального
назначения. В-третьих, он является первичным и основным в теорети-
ческом и практическом изучении любого языка.
В отборе и изложении соответствующего языкового материала ав-
тор, опираясь на существующую научную и учебную литературу и соб-
ственные наблюдения, стремился отразить наиболее важные и показа-

тельные, с его точки зрения, функциональные особенности граммати-
ческих форм русских слов и синтаксических конструкций. Этим объяс-
няется неравномерность функционального освещения ряда грамма-
тических явлений и их избирательность для описания. Особенно это
касается синтаксической части пособия, в которой описываются функ-
циональные модели основных типов русских предложений с их се-
мантикой.
Пособие предназначено прежде всего для студентов-филологов, в
том числе для изучающих русский язык как неродной, но уже владею-
щих в той или иной степени практическим русским языком. Оно мо-
жет быть использовано в качестве углубленного и расширенного тео-
ретического курса по грамматике русского языка, а также справочника
по употреблению и значениям грамматических форм слов и синтакси-
ческих конструкций. Пособием могут пользоваться преподаватели
высшей школы при чтении спецкурсов по функциональной грамматике
русского языка.

ВВЕДЕНИЕ В ФУНКЦИОНАЛЬНУЮ
ГРАММАТИКУ
§ 1. ЧТО ТАКОЕ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ГРАММАТИКА?
Традиционно термин «грамматика» как предмет изучения имеет более
общий и более узкий объем значения. В более общем значении граммати-
кой считается структурная организация (строение) всех единиц языка с
правилами их сочетания. С этой точки зрения грамматика включает фоне-
тику, словообразование, морфологию (грамматические формы слов), син-
таксис и противопоставляется лексике как составу слов, обладающих со-
вокупностью фонетических, лексико-семантических, морфологических и
синтаксических свойств и служащих тем самым центральным предметом
грамматического изучения. В более узком значении под грамматикой по-
нимается лишь то, что принято называть морфологией и синтаксисом язы-
ка. Менее традиционно грамматика определяется как взаимодействие раз-
ных уровней языка для выражения определенной информации о внеязыко-
вой действительности в отдельных высказываниях (предложениях). При
таком понимании грамматики ее центральной единицей считается
предложение, которое и служит предметом грамматического изучения, а
сама грамматика называется ономасиологической (греч.
 — назва-
ние), когнитивной (лат. cognitive — знание, понятие о
 активной,
функциональной, интегративной и др. (о чем см. ниже).
В настоящем пособии термин «грамматика» употребляется в узком
смысле по отношению к тем обязательно выражаемым в словах и предло-
жениях значениям, под которые подводятся в данном языке те или иные
лексические значения и синтаксические структуры при организации сооб-
щений о внеязыковой действительности. К таким значениям относятся
морфологические и синтаксические значения словоформ, конструкций,
моделей предложения, взаимосвязанные и взаимодействующие с лексиче-
ским уровнем языка.
Относительно недавно в языкознании стали употребляться термины
«функциональная грамматика», «функциональная лингвистика», отражаю-
щие лингвистические направления, которые возникли под влиянием ряда
лингвистических концепций ХХ-го в., но истоки их лежат глубже, по-
скольку в каждом описании языка и его грамматики всегда присутствовал
в той или иной мере функциональный аспект. Так что функциональная
грамматика и функциональная лингвистика — это не абсолютно новые на-
правления в языкознании, они опираются на длительную традицию, и вме-
сте с тем функциональная грамматика и функциональная лингвистика —
это особые направления в современной науке о языке, специальным пред-
метом изучения которых стали функции и функционирование языковых
единиц и языковой системы в речи. Они являются дальнейшим развитием

системно-структурного изучения языка, но на принципиально новой осно-
ве: система языка понимается не только как некоторое целое, состоящее
из взаимосвязанных элементов, но и как целое, состоящее из элементов,
обладающих определенными функциями в речи человека. Функциональ-
ному подходу к изучению языка и его элементов способствовали и изме-
нения в общей теории систем и развитии кибернетики, в которых стало
обращаться внимание на «поведение» (= функции) систем и их элементов
в окружающей среде. Таким образом, в функциональной лингвистике ме-
няется точка отсчета в исследовании языка, поскольку его элементы выде-
ляются и описываются прежде всего по их функциональному качеству,
что позволяет описать язык и
 элементы в единстве их структурно-сис-
темного и функционального аспектов, а не «разводить» эти аспекты в раз-
ные стороны.
Функциональная грамматика как особая разновидность грамматики
находится в стадии развития и поисков в разработке соответствующей
теории и научно-понятийного аппарата. Поэтому в современной лингвис-
тике существуют разные определения задач функциональной грамматики,
связанные как с неоднозначным истолкованием понятия функции, так и с
неоднозначным пониманием общей стратегии функционального изучения
грамматики. Тем не менее уже можно говорить о ряде новых акцентов и
аспектов в изучении грамматики по сравнению с традиционной (системно-
категориальной) грамматикой.
Функциональная грамматика, во-первых, отличается своей ориентаци-
ей на общую коммуникативную функцию языка, задавая и отвечая на во-
просы «что? как? для чего?» в грамматике языка; во-вторых, ставит перед
собой задачу определить функциональный диапазон (потенциал) своих
единиц, структур, целых классов и др. в системе языка и в речи; в-третьих,
уделяет специальное внимание описанию условий (среды) реализации
каждой функции; в-четвертых, рассматривает каждую функцию в единстве
со спецификой ее знакового носителя; в-пятых, устанавливает связь и
взаимодействие разных функций своих единиц в рамках системы и в речи;
в-шестых, выявляет взаимосвязь и взаимодействие функций своих единиц
с единицами других уровней языка (лексического, фонетического); в-седь-
мых, выделяет однородные типы функций, в пределах которых фиксирует-
ся их дифференциация. Наконец, следует отметить еще одну особен-
ность функциональной грамматики — ее предметом являются функции
языковых единиц не только в предложении, но и в рамках целостных
текстов.
Нельзя сказать, что традиционная грамматика не занимается указан-
ными проблемами. Однако при отсутствии специального и последователь-
ного подхода к функциональному изучению грамматики вне поля ее зре-
ния остаются многие вопросы этого аспекта грамматики. Приведем при-
меры, подтверждающие это положение. Так, традиционная грамматика
обычно описывает грамматические значения слов, частей речи, но не отве-
чает на вопрос, какую функцию они выполняют в системе языка и речи,
для чего они нужны языку как средству общения. В традиционной грамма-
тике инфинитив определяется как исходная форма глагольной парадигмы,
называющая действие без указания на его отнесенность к лицу, времени и

наклонению, но такую же характеристику можно дать и именам действия,
ср. читать — чтение. Традиционная грамматика различает глагольные
формы действительного и страдательного залога, но не раскрывает, когда
и с какой целью они употребляются в речи, обозначая одну и ту же ситуа-
цию. Подобных примеров можно привести много, поскольку традицион-
ная грамматика не ставит перед собой в явном виде перечисленных выше
задач функционального изучения грамматики.
Как уже говорилось выше, в современной функциональной граммати-
ке по-разному определяется стратегия функционального изучения и само
понятие функции. В этом отношении обозначались два взаимосвязанных,
но все же различных направления. Одно из них, ближе всего стоящее к
традиционной грамматике, принято называть семасиологическим (от греч.
 — знак) или формоцентрическим, исходящим из изучения граммати-
ки по принципу «средство выражения (носитель функции) — функция».
Другое направление в функциональной грамматике, часто связывае-
мое с понятием собственно функциональной грамматики и называемое
ономасиологическим (идеологическим, идеографическим и др.), исходит
из изучения грамматики и языковой системы в целом по преимуществен-
ному принципу «содержание (мысль, смысл) — средства выражения».
В основе такой грамматики лежит структура речевого акта, активную роль
в котором играет говорящий, сообщающий партнеру по коммуникации ин-
формацию, состоящую из определенных смыслов. В выражении этих смы-
слов говорящий использует языковые средства всех уровней языка в их
взаимосвязи и взаимодействии. Чтобы понять информацию говорящего,
партнер по коммуникации не только следует принципу «от средств выра-
жения к содержанию», но и должен руководствоваться теми закономерно-
стями отбора и сочетания языковых средств, которые обеспечивают гово-
рящему выражение смыслов информации. Данная стратегия функциональ-
ного изучения грамматики понимает функцию как результат использова-
ния грамматической системы в речи во взаимодействии с другими уровня-
ми языка и носит наиболее «поисковый» и дискуссионный характер.
Основная проблема ономасиологических грамматик состоит в спосо-
бах выделения отдельных речевых смыслов, составляющих семантиче-
скую структуру сообщаемой информации. В этом отношении существуют
разные подходы — от дедуктивного выделения универсальных для всех
языков мыслительных категорий (количества, времени, пространства, при-
чины и др.) до индуктивного выделения категорий на основе наблюдений
над семантической общностью различных языковых средств (например,
категорий побудительности, аспектуальности, персональности, темпораль-
ности и др.). Так, наиболее известной по исходным позициям является
теория функциональной грамматики этого типа, принадлежащая
А. В. Бондарко. Основная суть его концепции заключается в следующем.
На основе синтеза направленности анализа «от средства к функции» и «от
функции к средствам» предлагается выделять функционально-семанти-
ческие поля (ФСП). ФСП — это система разноуровневых средств данно-
го языка, объединенных на основе семантической общности (например,
ФСП модальности,
 аспектуальности). ФСП находятся между
собой в определенной системе, которая включает следующие группировки

взаимосвязанных полей: 1) группировки полей с предикативным ядром
(аспектуальности, темпоральности, модальности,
 и др.);
2) группировки полей с предметным ядром (субъектности, объектности,
одушевленности / неодушевленности, определенности / неопределенности
и др.); 3) группировки полей с преимущественно атрибутивным ядром (ка-
чественности,
 посессивности и др.); и 4) группировку
полей с обстоятельственным ядром (причины, цели, условия, уступки, ло-
кативности и др.). Сами ФСП имеют два основных структурных типа:
I) моноцентрические, опирающиеся на грамматическую категорию (на-
пример, аспектуальность, темпоральность и др.); и 2) полицентрические,
опирающиеся на некоторую совокупность различных средств (например, в
русском языке таковы поле определенности / неопределенности, поле со-
стояния и др.). Каждое поле семантически и формально структурировано,
т. е. состоит из отдельных взаимосвязанных категорий. Например, ФСП
аспектуальности включает семантические категории предельности / непре-
дельности, процессное™, целостности и др. Реализацию компонентов по-
ля в высказывании предлагается называть репрезентацией категориальной
ситуации. А. В. Бондарко специально оговаривает, что описание ФСП дан-
ного языка пока не охватывает
 содержания пред-
ложения.
Не останавливаясь на других подходах к разработке ономасиологиче-
ских грамматик, отметим, что в этой области нет единой точки зрения, по-
скольку за основу берутся различные смыслы сообщаемой информации.
Однако представляется несомненным два основополагающих принципа в
разработке ономасиологических грамматик: 1) они должны иметь опору в
теории порождения предложений и текстов, при которой содержание
информации считается первичным для семантико-синтаксической органи-
зации предложения и текстов; 2) ономасиологическому описанию языко-
вой системы должно предшествовать полное семасиологическое описание
этой системы, позволяющее систематизировать однородные выражаемые
смыслы, составляющие информацию на данном языке.
Некоторые исследователи связывают указанные два типа функцио-
нальных грамматик с понятиями пассивной и активной грамматики, пола-
гая, что семасиологическая грамматика ориентирована на понимание, а
ономасиологическая — на порождение речи. В связи с этим следует заме-
тить, что такое разграничение двух типов грамматик вряд ли оправдано,
поскольку, во-первых, адекватное понимание речевых высказываний со
всеми их функциональными особенностями возможно лишь на основе
усвоения семасиологической грамматики и, во-вторых, говорящий и пони-
мающий в коммуникативном процессе могут взаимно менять свою роль.
Обеспечивает же коммуникативный акт единая для говорящего и слушаю-
щего языковая система, состоящая из плана выражения и плана содержа-
ния ее единиц. Поэтому семасиологическая грамматика первична по отно-
шению к ономасиологической грамматике, и они взаимно дополняют друг
друга, но не представляют собой разные грамматики.
Функциональная грамматика с ее различными направлениями была
подготовлена всем предшествующим развитием науки о языке. В отече-
ственном языкознании функциональный аспект изучения языка в той или
8

иной степени получал отражение в работах Ф. И. Буслаева, К. С. Аксако-
ва, Н. П. Некрасова, А. А. Потебни, И. А. Бодуэна де Куртенэ, А. А. Шах-
матова, А. М. Пешковского и др. Большое внимание уделял функциональ-
ному описанию грамматических форм русских слов В. В. Виноградов.
В современном русском языкознании специально изучают функциональ-
ный аспект системы языка А. В. Бондарко и его ученики, а также Г. А. Зо-
лотова, Н. Ю. Шведова, В. Г. Гак и др. Для разработки теоретических
основ функциональной грамматики важное значение имели труды
Л. В. Щербы, И. И. Мещанинова, С. Д. Канцельсона и др. В зарубежном
языкознании особенно большой вклад в становление функциональной
грамматики внесли языковеды Пражского лингвистического кружка,
французская лингвистическая школа во главе с А. Мартине, существен-
ное значение для теории функциональной грамматики имели также рабо-
ты французских языковедов Г. Гийома, Ф. Брюно, Ш. Балли, датского
языковеда О. Есперсена, немецких исследователей В. Шмидта, В. Бека
и
§ 2. ПОНЯТИЕ ФУНКЦИИ В ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ
ГРАММАТИКЕ
Поскольку функциональная грамматика является особым типом грам-
матики, тесно связанным с понятием функции, то для уяснения сущности,
предмета и задач изучения функциональной грамматики важно раскрыть
понятие функции. Термин «функция» употребляется в разных науках не-
однозначно. Например, функция в математике — это зависимая перемен-
ная величина, функция в физиологии — это проявление жизнедеятельно-
сти органов, тканей, клеток и др., функция в социологии — это деятель-
ность, обязанность (должностного лица, учреждения и др.). Математиче-
ское понимание функции следует отличать от понимания предметной
функции (в дальнейшем оно и будет иметься в виду). Если обобщить при-
менение термина «функция» в нематематических науках, то можно выде-
лить следующие его понятийные признаки:
1) функция — это особое свойство целостного объекта как системы
или ее элемента; понятия системы, системного элемента и функции взаи-
мосвязаны: нет системы или системного элемента без функции, как нет
функции без системы или системного элемента (ср. пружину в часовом
механизме и пружину, валяющуюся на полу); 2) функция — это производ-
ное свойство всей системы или ее элемента в системе; 3) функция всегда
обеспечивает нечто нужное, предназначенное, служит для чего-либо, т. е.
имеет выход за пределы системы или элемента в системе: ср. функцию са-
 движение в воздухе, функции больших и малых стрелок в часах;
4) функция имеет свою среду реализации и носит приспособительный к
среде характер: например, средой для функции самолета является воздух,
для часов — течение времени; 5) функция связывает систему или ее эле-
мент со средой и находится во взаимосвязи с последней; 6) функция и ее
носитель (система, системный элемент) создаются во взаимодействии со
средой; 7) каждая функция находится в системных отношениях с другими

функциями, и функциональная система в целом — это система элементов
с их функциями, подчиненными функции целой системы.
Системную функцию следует отличать от вторичной функции,
допускаемой системной функцией. Например, системной функцией стака-
на является его использование для питья, чему соответствует его структу-
ра, но использование стакана для хранения пойманной бабочки — это
употребление его во вторичной функции.
Понятие функции соотносительно с понятием «функционирование» —
реализованного проявления функции в среде. По функционированию объ-
екта как непосредственно данному для наблюдения определяется его
функция, понимаемая в качестве способности объекта к функционирова-
нию. Обычно термин «функция» употребляется в двух значениях, отра-
жающих два аспекта функции — потенциальный и реализованный.
В науке о языке функция толкуется, как правило, в соответствии с из-
ложенным пониманием, а именно
 языковых элементов
(конструкций, группировок элементов и др.) или языковой системы в це-
лом к выполнению того или иного назначения. Носителями функций счи-
таются языковые означающие (план выражения, экспоненты), обладаю-
щие либо функцией содержания (представления означаемого), либо функ-
цией структурной организации самих знаков. Тем самым, знаковые но-
сители функционально подразделяются на а) содержательно значащие
(семантические) — лексические, словообразовательные, морфологиче-
ские, синтаксические, интонационные и др. и б) структурные (асемантиче-
ские) — фонемы, соединительные морфемы и др. При этом и те и другие
языковые знаки могут быть многофункциональными.
Понимание функции в диаде «языковой знак — функция» не про-
тиворечит общему определению функции: 1) языковой знак представляет
собой целостную системную единицу языка, производное свойство кото-
рой заключается в его соответствующем назначении, выходящем за рамки
знака; 2) имеется среда, в которой реализуется функция и во взаимо-
действии с которой она создается вместе с носителем, — это прежде всего
вышестоящий функциональный класс языковых единиц: для фонемы сре-
дой является морфема или слово, для морфемы — слово, для слова —
предложение, на основании чего выделяются разные функционально одно-
родные (гомогенные) уровни языка, составляющие в целом систему языка.
Рассмотрение функции в указанной диаде кладется в основу системно-
структурного описания языка, которое отражает конструктивное состоя-
ние языковой системы. Этот аспект языка выводится из наблюдений над
речевым употреблением языковой системы, поскольку язык как целост-
ный системный объект остается за пределами прямого наблюдения. При
системно-структурном описании языка учитывается то постоянное (инва-
риантное), что свойственно той или иной речевой функции во всех случа-
ях ее реализации, и противопоставление его другому однородному инва-
рианту речевой функции. Тем самым языковая система в целом представ-
ляется как организованный инвентарь языковых единиц с их инвариант-
ными функциями. Такой аспект языковой системы принято называть сис-
темно-инвариантным, а язык в целом представляется как функциониру-
ющая в речи система взаимодействующих единиц языка и их функций для
10

выражения целенаправленной информации о внеязыковой действитель-
ности.
Кроме системных языковых функций, выделяются речевые функции
языковых единиц, являющиеся частными вариантами системных функций
при их употреблении в речи. Системные и речевые функции языковых еди-
ниц взаимосвязаны между собой: в речевых функциях проявляются систем-
ные функции, в системных функциях представлены речевые функции, обоб-
щенные по инвариантным признакам. Сами же речевые функции — это ре-
зультат взаимодействия системных функций в речи, в которой они и созда-
ются. Например, речевой функцией является переносное значение языковой
единицы, которое создается в условиях определенного контекста. Речевой
функцией является коммуникативная функция языка — употребляемая в ре-
чи организованная совокупность разноуровневых единиц языка.
Речевые функции имеют и дополнительные к звуковым знакам средст-
ва обозначения. Например, таковыми являются речевые функции, носите-
лем которых служит намеренный отбор и особое употребление значащих
языковых единиц: ср. эстетическую функцию речи в художественных про-
изведениях, функции различных языковых стилей. Существуют и другие
системные и речевые функции языковых средств — номинативная функ-
ция слов, функция актуального членения предложения, текстовые функ-
ции отдельных языковых единиц и т. д. Таким образом, понятие функции
в языке и речи зависит, с одной стороны, от той среды, в которой она про-
является и имеет предназначенный характер, и, с другой стороны, от спе-
цифики их носителей. Языковые функции, как и любые другие функции,
не существуют вне их знаковых носителей, которые не сводятся только к
звуковой форме языковых единиц. Одна из задач функциональной грамма-
тики заключается не только в выделении и определении грамматических
функций, но и в выделении и определении их носителей.
Наряду с термином «функция» в функциональной грамматике упот-
ребляется термин «значение» (семантика) по отношению к системной и
речевой функции языкового знака. В широком смысле слова под значени-
ем понимаются информационные корреляты означающих языковых зна-
ков. Эти корреляты отличаются большим многообразием: они содержат
сведения не только о реалиях объективной и субъективной действительно-
сти, но и  речевых действиях говорящего, информационной организации
и коммуникативных установках сообщений и др.: таковы, например, зна-
чения логического ударения, разных типов интонации, актуального члене-
ния предложения, порядка слов, имеющих коммуникативно-прагматиче-
ский характер, отражающий коммуникативные цели соответствующих ре-
чевых действий говорящего.
Языковые значения можно подразделить на: а) когнитивные, отра-
жающие результаты познания внеязыковой объективной и субъективной
действительности в логических формах; б) прагматические, отражающие
точку зрения, отношение, коммуникативные интересы, ориентацию в мире
говорящего в ситуации общения, т. е.
 эгоцентризм; и в) реляционные,
отражающие мыслительные операции говорящего по установлению связей
и отношений между компонентами сообщаемого (например, таковы значе-
ния союзов, отрицательных частиц и др.).



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал