Филологический аспект 2 ббк 80/83 ф 51 Филологический аспект: международный



жүктеу 1.92 Mb.
Pdf просмотр
бет9/11
Дата03.03.2017
өлшемі1.92 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

 

Библиографический список 

1. Никитин М.В. Курс лингвистической семантики. Спб., 1996.  

2. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. – 

Москва: Наука, 1974. – 470 с. 

3. Попова З.Д. Язык и национальная картина мира / З.Д.Попова, И.А.Стернин.- 

Воронеж, 2003. 

4. Болғанбаев Ә. Қазақ тіліндегі синонимдер. – Алматы: Ғылым, 1970. – 336 б.  

5. Одинцова М.П. Доминантное звено в синонимическом ряду // Слово в 

системе и тексте. Новосибирск, 1988. С. 46-49. 

 

 



 

УДК 


81'276.6

 

Дата публикации 12.12.2016 



 

Минаева А.Ж. К вопросам обучения профессионально-

ориентированному иностранному языку 

 

Минаева Айслу Жулдузгалевна  

Казахская головная архитектурно-строительная академия  

 

The training issues of professionally-oriented foreign language 

 

Minayeva A.Zh.  

Kazakh Leading Academy of Architecture and Civil Engineering 



 

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы формирования языковых 

компетенций, 

а 

именно 


чтения 

при 


обучении 

профессионально-

ориентированному иностранному языку. 


Филологический аспект 

 

70 



 

Ключевые  слова: формирования  языковых  компетенций,  неязыковые 

факультеты, 

профессиональная 

информация, 

профессионально-

ориентированный иностранный язык 



 

Abstract: The  article  deals  with  the  formation  of  language  skills  namely 

reading in teaching of professionally-oriented foreign language. 



Keywords: forming  of  language  competenses,  unlanguage  faculties, 

professional information, professionally-oriented foreign language 

 

Основной 



целью 

курса 


«Профессионально-ориентированный 

иностранный  язык»  является  практическое  формирование  языковой 

компетенции будущих специалистов, т.е. обеспечение уровня знаний и умений, 

который  позволит  пользоваться  иностранным  языком  в  различных  областях 

профессиональной деятельности, научной и практической работе, в общении с 

зарубежными  коллегами,  для  самообразовательных  и  других  целей. 

«При  обучении  профессионально-ориентированному  иностранному  языку 

чтение  имеет  огромное  значение,  являясь  одним  из  средств  коммуникативной 

деятельности  человека.  Поскольку  специалисты  имеют  дело  с  разными 

источниками  информации,  им  необходимо  владеть  разными  стратегиями 

чтения  и,  в  соответствии  с  целями  и  задачами,  извлекать  информацию  разной 

глубины и объема. Важно определить количество необходимых видов чтения в 

неязыковом  вузе,  этапы  их  введения  в  курсе  обучения,  что  определяет 

актуальность» [1]. 

Одной  из  учебных  целей  неязыкового  вуза  является  формирование 

умения  понимать  литературу  по  специальности.  Главное,  по  мнению  многих 

методистов, в обучении студентов неязыковых специальностей «научить читать 

иностранную  литературу  по  специальности  любой  степени  трудности  при 

минимальном  использовании  словаря»  [2].  Для  этого  может  быть  применено 

беспереводное чтение. 

Теория  перевода  по  Р.Г.  Синеву,  различает  два  процесса  перевода: 

интерпретацию  и  собственно  перевод.  Он  говорит:  «Первое  означает 

беспереводное понимание и  осмысление читаемого  текста, затем передача  его 

содержания  на  языке  перевода.  В  другом  процессе  перевод  осуществляется 

посредством непосредственного перехода от одной системе языка к другой по 

установленной  системе  соответствий».  Второй  способ  перевода  был  ранее 

довольно распространенным в неязыковых вузах

Практика показала, что чем лучше студент знает язык, тем лучше у него 

перевод  в  грамматическом  плане.  Беспереводное  чтение  как  раз  и 

подразумевает 

отсутствие 

грамматико-лексического 

анализа. 

Чтение 


практически не предусматривает использование словаря. Разумеется, подобный 

вид чтения возможен только в случае, если основные грамматические понятия 

иностранного  языка  –  усвоены  должным  образом,  то  есть  воспринимаются 

автоматически.  Таким  образом,  мы  можем  констатировать,  что  полноценное 

чтение подразумевает не только умение справляться с такими трудностями, как 

незнакомые слова и словосочетания, но также с непонятными грамматическими 



Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



71 

 

формами. Контекст должен использоваться как опора для понимания. Конечно, 



в  данном  случае,  при  переводе  неоспорима  роль  языковой  догадки, 

предвосхищения, интуиции в грамматическом и семантическом плане. Однако 

подобные  навыки  не  возникают  из  ничего.  Языковой  догадке  необходимо 

учить,  и  здесь  ни  в  коем  случае  не  идет  речь  о  приблизительном  понимании 

текста,  произвольном  соединении  слов,  знакомых  или  найденных  в  словаре. 

Потому  что  он  не  приводит  к  должному  пониманию  текста,  он  неверен.  Мы 

должны  научить  обучаемых  умению  выделять  синтаксические  единицы, 

находить  главные  и  второстепенные  члены  предложения,  познакомить  с 

рациональными  способами  перевода.  В  итоге,  обучаемый  за  время  обучения 

языку 


должен 

научиться 

как 

бы 


видеть 

текст. 


«Также 

большое 


внимание 

в 

содержании 



дисциплины 

уделяется 

социокультурному компоненту, социокультурным знаниям- страноведческим и 

лингвострановедческим знаниям. Цель социокультурных знаний – приобщение 

обучающихся не только  к новому  способу  речевого общения, но и  к культуре 

народа,  говорящего  на  изучаемом  языке.  Страноведческие  знания  включают 

энциклопедические  и  фоновые  знания,  а  также  знание  реалий  страны 

изучаемого  языка.  Лингвострановедческие  знания  предполагают  знание 

обучающимися  лексики,  выражающей  культуру  страны  изучаемого  языка  в 

семантике  языковых  единиц»  [3].  Свою  роль,  конечно,  играет  работа  над 

специальной  лексикой,  которая  должна  проводиться  с  первых  занятий. 

Проверка  понимания  иноязычного  текста  должна  осуществляться  на  всех 

этапах  обучения.  Из  практики  мы  убедились,  что  дословный  перевод  текста  – 

работа,  на  которую  затрачивается  много  времени  и  труда,  и  которая  так 

захватывает читающего, что впоследствии он, как правило не может сообщить 

главной мысли текста. 

Различают три вида беспереводного чтения: поисковое, ознакомительное 

и  сплошное.  При  поисковом  (ориентировочном  чтении),  читающий  ищет 

важную для него информацию, выясняет основные вопросы, рассматриваемые 

в тексте.  Данный  вид чтения мобилизует  к убыстрению темпа чтения, так как 

«читающий  вынужден  охватывать  целые  комплексы,  а  не  читать  слово  за 

словом»  [2].  Ознакомительное  (курсорное)  чтение  подразумевает  быстрый 

охват  языковых  элементов,  несущих  основную  информацию.  Однако,  для 

студента  слабо  владеющим  языком,  будет  затруднительно  понять  разницу 

между  главной  и  неглавной  информацией.  В  связи  с  этим  работа  над  таким 

видом  чтения  должна  проводиться  под  контролем  преподавателя.  Чтобы 

заострить внимание читателя на выяснение тех или иных обстоятельств текста, 

перед  курсорным  видом  чтения  задаются  один-два  наводящих  вопроса. 

Большое распространение получило изучающее (сплошное) чтение. Читающий 

воспринимает  не  только  содержание  текста,  но  и  отношение  автора  к  теме, 

излагаемой в тексте. Ускорение темпа чтения достигается тем, что грамматика 

и  лексика  усваиваются  на  уровне,  не  затрудняющем  восприятие  текста. 

Безусловно,  при  подборе  материала  для  беспереводного  чтения  не  следует 

пичкать 


его 

сложными 

грамматическими 

структурами. 

Одним из сложных вопросов при формировании умений беспереводного чтения 


Филологический аспект 

 

72 



 

является  вопрос  лексики.  В  основном  лексический  запас  у  студентов  меньше, 

чем  необходимо  для  чтения  на  должном  уровне  специальной  литературы.  В 

этой  связи  повышается  значимость  языковой  догадки.  Необходимо 

способствовать её развитию с первых занятий

«Владение  иностранным  языком  —  необходимое  условие  его 

профессионализма,  позволяющее  работать  с  информацией,  доступной 

мировому  сообществу,  а  также  общаться  с  коллегами  по  профессии  в  разных 

странах.  Реальное  вхождение  Казахстана  в  Болонский  процесс  и  участие  в 

европейском рынке труда возможно тогда, когда будущие специалисты получат 

достаточную подготовку по иностранному языку, в том числе и на неязыковых 

факультетах. 

Овладение 

умениями 

просмотрового 

чтения 


является 

предпосылкой  обильной  практики  в  чтении.  Чтобы  много  читать,  нужно 

владеть умениями дифференцированного чтения» [1]. 

В  итоге,  хочется  еще  раз  сказать,  что  после  изучения  курса  студент 

должен  обладать  знаниями  иностранного  языка  в  объеме,  необходимом  для 

получения профессиональной информации из зарубежных источников, ведения 

беседы по основным вопросам своей специальности. 

 

Библиографический список 

1. Федорова М. Л. Просмотровое чтение при обучении профессионально-

ориентированному иностранному языку в вузе // Молодой ученый. — 2016. — 

№9. — С. 1200-1202. 

2. Патиш С.М. От аналитического чтения к беспереводному пониманию 

научной литературы. – Л., 1988 – с. 59, 60. 

3. Ж.М.-А. Асылбекова Глобальные вызовы и современные тренды развития 

высшего образования. – Алматы, 2013. 

 

 

УДК 



811

 

Дата публикации 25.12.2016 



 

Павлов А.И. Иносказательная конкретика, как пример 

ораторского искусства (на материале речи В.В.Путина на 

Генеральной Ассамблее ООН в 2015 году) 

 

Павлов Алексей Игоревич 

канд.филол.наук, старший преподаватель кафедры русского языка как 

иностранного и методики его преподавания, Санкт-Петербургский университет, 

РФ, г. Санкт-Петербург 

bestpava@yahoo.com 

 

 



Allegorical specifics as an example of oratory (on the material of Vladimir 

Putin’s speech at the UN General Assembly in 2015) 

Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



73 

 

Pavlov Alexei Igorevich  

Candidate of Science, Senior teacher of Russian as a foreign language and methods 

of its teaching department 

St.Petersburg State University, Russia, St.Petersburg 

 

Аннотация: В статье рассматриваются языковые методы воздействия на 

слушателя  ораторского  выступления.  Их  особенностью  является,  с  одной 

стороны,  формальная  неочевидность,  то  есть  не  употребляются  конструкции 

прямого  побуждения  к  действию  (например,  императив).  С  другой  стороны, 

яркая внутренняя форма обеспечивает необходимое воздействие на аудиторию. 

В  работе  рассматриваются  средства  разных  уровней  языка:  лексического, 

синтаксиса предложения, синтаксиса текста. 

Ключевые  слова: риторический  вопрос,  кольцевая  сегментация, 

оценочная лексика 



 

Abstract: The  article  examines  the  linguistic  methods  of  influence  on  the 

listener  making  speeches.  Their  peculiarity,  on  the  one  hand  is  a  formal  non-

obviousness  that  is  not  used  design  a  direct  call  to  action  (e.g.  imperative).  On  the 

other  hand,  the  form  provides  the  necessary  impact  o  the  audience.  The  paper 

discusses the means of different language levels: lexical, syntax, sentence, syntax of 

the text. 



Keywords: rhetorical question, annular segmentation, evaluative vocabulary 

 

Настоящая  статья  должна  не  только  рассмотреть  некоторые  особые 



стилистические приёмы конкретной речи определённого оратора, но и провести 

совершенно неочевидные параллели с его предыдущим выступлением на столь 

значимом  международном  форуме.  Это  тем  более  логично  сделать,  так  как 

автор  занимался  вопросом  экспрессивности  и  скрытых  смыслов  в  речах 

В.В.Путина  [9,  с.388-397]  В  той  работе  основное  внимание  было  уделено 

иносказательности.   Президент  России  пользуется  не  только  разговорными 

конструкциями в своей речи для придания ей колорита и яркости, но и подчас 

настолько  углубляется  в  русскую  ментальность,  что  иностранным  гражданам, 

даже  профессиональным  переводчикам,  трудно  следить  за  мыслью  и  целями 

главы  государства.  Тем  интереснее  случаи,  когда  Путин  либо  варьирует 

употребление экспрессивно маркированных и нейтральных конструкций, либо 

вовсе  пытается  обойтись  спокойным  изложением.  Если  мы  следуем 

классификации ораторов от Криса Стюарда и Майкла Уилкинсона [7], то Путин 

для большинства западных политиков представляется гиеной, то есть оратором, 

который  смеётся  по  каждому  поводу,  особенно  над  собственными  шутками. 

Возможно,  это  отчасти  справедливо,  так  как  с  чувством  юмора  у  Президента 

России всё в порядке, но вряд ли мы можем согласиться с тем, что это шутки 

ради шуток. Вне всякого сомнения, они встроены в саму речь, являясь уже её 

отличительной  чертой.  В  таком  случае  Владимир  Владимирович  вполне 

соответствует  характеру  павлина,  который  готов  рассказать  о  мире  всё,  что 

мало  кто  хотел  бы  знать.  Тем  не  менее  мы  ни  разу  не  могли  отметить  за 


Филологический аспект 

 

74 



 

Путиным некомпетентности в высказываниях. Напротив, его  речи отличаются 

подготовленностью и продуманностью. Это касается и любого рода лирических 

отступлений  или  ремарок.  Можно  допустить,  что  Президент,  готовясь  к 

выступлению,  предполагает  не  конкретную  шутку,  а  необходимость  таковой, 

чтобы  разрядить  ситуацию  или  расставить  правильно  акценты.  В  этом  свете 

Путин представляется муравьедом, который не только обладает бронированной 

чешуёй, но и постоянно роется в муравейниках. При этом, сами “муравейники” 

мы  оставим  для  политологов  и  исследователей  внешней  политики,  а  сами 

остановимся на “броне”, то есть языке оратора. 

К  типичным  чертам  ораторской  речи  отнесём  цитирование,  повторы  и 

другие синтаксические фигуры, анекдоты или житейские истории, которые, как 

правило,  заполняют  образующийся  вакуум,  собственно  лексика,  к  которой 

отнесём также и вводные слова и выражения, так как в речи они нужны, чтобы 

удержать  внимание  слушателей.  Таким  образом,  нас  интересуют  функции 

конкретных слов в речи. 

Так, вводные слова “… вовлекают то лицо, к которому обращена речь, в 

круг  желательных  или  нужных  модальных  оценок  и  квалификаций 

высказывания.”[1.  с.71]  Речь  на  Генеральной  Ассамблее  ООН  из  тех,  что  не 

требует  слишком  большой  завуалированности.  Напротив,  она  должна  быть 

понятна  всем  и  каждому,  а  намёки  в  этой  связи  оказываются  абсолютно 

прозрачными.  Для  достижения  этой  цели  вводные  слова,  как  один  из 

компонентов  ораторского  искусства,  становятся  незаменимыми,  так  как 

позволяют выступающему быть в постоянном контакте с аудиторией, передавая 

ей  необходимые  интенции.  Что  касается  вводных  компонентов  по  их 

принадлежности к разным синтаксическим группам, то отметим присутствие в 

речи Путина вводно-контактных компонентов. 

Например:    Мы  все  знаем,  что  после  окончания  “холодной  войны”  все 



это знают – в мире возник единственный центр доминирования. 

Подобные  выражения  обращаются  к  реме  высказывания,  то  есть 

актуализируют  важное  для  повествования  [3,с.130-132]  В  случае  с 

приведённым  примером,  ко  всему  прочему,  перед  нами  есть  и  повтор, 

выделенный  синтаксически.  Иными  словами,  Путин  использовал  приём 

двойного  выделения  семантически  важного  компонента  текста.  Если  в  других 

выступлениях  Президента  России  нам  приходится  много  додумывать,  чтобы 

понять  правильную  интенцию,  то  в  данном  случае  противоположная  картина, 

когда  нам  навязывается  очевидная  идея.  Употребление  единственного 

устойчивого  выражения  экспрессивного  плана,  кстати,  приходится  именно  на 

этот  фрагмент  выступления,  что  дополнительно  указывает  на  его 

исключительность. Само оно, в добавлении к сказанному, выделено кавычками, 

то есть формально: 

“А  следовательно,  не  нужно  считаться  и  с  ООН,  которая  зачастую 

вместо  того,  чтобы  санкционировать,  узаконить  нужное  решение,  только 

мешает, как у нас говорят, “путается под ногами”. 

Более  того,  сам  Владимир  Владимирович  даёт  пояснение  этому 

выражению, чем окончательно упрощает восприятие, исключая саму языковую 


Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



75 

 

игру  со  слушателем.  Одновременно  модификатор  “следовательно”  маркирует 



тему. 

Таким  образом,  проявляется  своеобразный  стиль  данного  выступления: 

намеренно  демонстрировать  отсутствие  подводных  камней  с  точки  зрения 

смысла  и  восприятия,  но  другими  средствами  манипулировать  сознанием 

слушающих  речь.  Подобный  приём  мы  называем  “иносказательной 

конкретикой”  и  считаем  высшим  проявлением  ораторского  искусства.  В  этом 

смысле  российский  Президент  следует  основополагающему  принципу 

ораторского  искусства.  Согласно  ему  необходимо  искать  самые  простые 

решения  для  передачи  своих  идей,  если  выступление  не  предполагает 

идеологических  выводов  [7].  Эту  закономерность  подтверждает,  в  частности, 

употребление  вводных  конструкций.  В  большинстве  случаев  они  заменяют 

непонятные  для  иностранцев  устойчивые  выражения  русского  языка  или 

примеры, основанные на русской ментальности и образе жизни. В этом смысле 

функция  вводных  слов  указательная  и  выделительная,  которая  привлекает  и 

удерживает  внимание  читателя  [8,с.256].  Иными  словами,  функция  в  разных 

типах  выступления  Путина  у  вводных  и  идиоматических  схожая,  если  не 

сказать идентичная. 

Конечно, политические,  социальные проблемы в этом регионе назревали 

давно, и люди там, конечно, хотели перемен. 

В  данном  случае  контактные  повтор  одного  вводного  слова  можно 

объяснить эмоциональным настроем оратора, который в подобных случаях, как 

правило,  употребляет  завуалированные,  но  яркие  по  своей  сути  примеры  из 

жизни  или  языковые  выражения.  Речь  на  Генеральной  Ассамблее  таких 

примеров  не  предполагала,  но  повышенный  уровень  экспрессивности  должен 

был  найти  своё  выражение.  Повтор,  естественно,  не  является  единственным 

материальным  его  выражением.  Он,  в  частности,  находится  в  тесном 

взаимодействии  с  риторическим  вопросом,  в  котором  “…конфликт  между 

значениями  утвердительности  и  вопросительности  приводит  к  ограничению 

вопросительных  функций  высказывания  и  резкому  повышению  его 

экспрессивности”[4].  Риторический  вопрос  не  предполагает  иного  ответа  от 

слушателя,  чем  тот,  который  уже  определил  для  себя  оратор.  В  этом  смысле 

происходит конструирование необходимого массового отношения к проблеме, 

при котором вводные выражения и экспрессивно выделенная лексика являются 

актуализаторами идей. 



Так  и  хочется  спросить  тех,  кто  создал  такую  ситуацию:   “Вы  хоть 

понимаете теперь, чего вы натворили?” 

Весь  предшествующий  вопросу  монолог  достаточно  точно  указывает  на 

адресата, так что слушающий легко понимает, к кому обращается оратор. При 

этом сам вопрос включает в себя экспрессивную конструкции синтаксиса –  Так 

и  хочется  спросить.  Она  передаёт,  с  одной  стороны,  большое  желание 

говорящего  задать  вопрос,  а,  с  другой  стороны,  указывает  на  бесполезность 

вопроса или достаточно высокую степень возмущения спрашивающего. Кроме 

того,  глагол  “натворить”  экспрессивно  выделенный  и  имеет  семантику 

совершённого преступления или серьёзных ошибок, которые имеют место быть 


Филологический аспект 

 

76 



 

в  существенном  количестве.  Родительный  падеж  в  этом  случае  усиливает 

значение и придаёт предложению ещё большую разговорность. 

Как  правило,  риторический  вопрос  сопровождается  частицами,  которые 

по большей части носят усилительный характер. Например, частица “же”.  Она 

не  только  близка  по  значению  с  частицей  “даже”,  но  и  обладает  одинаковой 

функций с вводными словами в тексте. [2,c.277-280] При этом, удаление частиц 

из  текста  влечёт  за  собой  обеднение  речи,  а  также  лишение  её  определённых 

смысловых  интенций,  которые  важны  для  передачи  идейной  базы  оратора.  В 

этом  также  находим  сходство  с  устойчивыми  конструкциями  и  анекдотами, 

которые являются, как правило, в речах Путина такими же актуализаторами его 

идей. В случае с их отсутствием в тексте жизнь переводчиков на другие языке 

станет  легче,  но  сами  выступления  Президента  потеряют  многое  из  своего 

колорита. 

Сама структура речи Путина на Генеральной Ассамблее ООН выстроена 

согласно  принципам  экспрессивного  текста.  В  частности,  он  применяет  метод 

Кольцевой Сегментации.[6] Естественно, она не является доминантой в тексте, 

а описывает наиболее значимые идеи оратора. 





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет