Сборник материалов международной научной конференции кипчаки евразии: история, язык и


СВЕДЕНИЯ КЛАССИЧЕСКИХ АРАБСКИХ ГЕОГРАФОВ



жүктеу 4.03 Mb.
Pdf просмотр
бет32/41
Дата15.03.2017
өлшемі4.03 Mb.
түріСборник
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   41

СВЕДЕНИЯ КЛАССИЧЕСКИХ АРАБСКИХ ГЕОГРАФОВ  

О ТЮРКСКИХ ПЛЕМЕНАХ КАЗАХСТАНА 

 

 

Р.Б. Кумекова,  

научный сотрудник МИК  

КазНУ им. аль-Фараби,  

Алматы, Казахстан                                                                                                                                                  

  

      Наиболее  информативным  источником  сведений  по  истории  и  культуре 

Казахстана  IX-XII  вв.  являются  арабские  исторические  и  географические 

сочинения  IX-XV  вв.,  которые  представляют  один  большой  комплекс 

источников, на основании которых современная наука строит историческую 

картину для стран, входивших в круг влияния исламской культуры [1].   

     В  IX  в.  кочевые  тюркские  племенные  группировки  сопредельные  с 

завоеванным  арабами  Мавераннахром  стали  постепенно  исламизироваться. 

Представителей  торговли  мусульманского  мира  и  религии  ислама 

привлекали  не  только  пограничные  земли  Южного  Казахстана,  но  и 

отдаленные  земли  Центральной  Азии,  Восточной  Европы  и  Дальнего 

Востока.  Торговые  пути  из  исламских  городов  направлялись  в  Центры 

кочевых объединений – огузов на Сырдарье, кимеков на Иртыше, кыргызов 

на  Енисее,  булгар  на  Итиле.  Необходимость  закрепления  арабами 

завоеванных земель в Южном Казахстане, на западе Жетысу и обеспечения 

внешней  безопасности  от  воинственных  кочевых  племен  казахстанской 

степной  зоны  способствовали  изучению  их  средневековыми  арабскими 

учеными и путешественниками.   

       Именно  в  период  IX-X  вв.  в  арабских  письменных  памятниках 

появляется  свод  сведений,  отличающихся  широкой  осведомленностью  и 

сравнительно  высокой  точностью  сообщений  о  тюркских  племенах 

Казахстана  и  прилегающих  землях:  кимеках,  кипчаках,  куманах,  огузах, 

карлуках,  чигилях,  кыргызах,  токузогузах.  Появляются  общие  понятия  о 

генетическом  родстве  языков,  на  которых  говорили  тюркские  племена,  и 

генеалогическом родстве самих племен.   

      Десятый  век  является  пиком  развития  арабской  географической 

литературы, 

когда 


создается 

классическая 

школа 

оригинальной 



мусульманской  географии.  Яркими    представителями  данной  школы 

являются  Абу  Зайд  Ахмад  ибн  Сахл  ал-Балхи,  Абу  Исхак  ал-Фариси  ал-

Истахри, Абу-л-Касим Ибн Хаукал ан-Насиби. Их сочинения принадлежат к 

серии  произведений,  отражающих  тип  ал-масалик  ва-л-мамалик  («пути  и 

государства»),  в  основе  которых  лежит  описание  мусульманских  областей, 

каждая  из  которых  сопровождается  географической  картой.  В  сущности, 

текстовая часть сочинений представляет описание этих карт.  

     У истоков арабской географической школы стоял Абу  Зайд ал-Балхи (ок. 

850-934  гг.),  уроженец  города  Балха  в  Иране.  В  молодом  возрасте  он  жил  в 

Иране, где учился у знаменитого ученого ал-Кинди, занимаясь астрономией и 

философией.  В  течение  восьми  лет  пребывания  в  Иране  ал-Балхи  приобрел 

широкие познания в  различных науках.  По  возвращении он  жил  в  г.  Балхе, 



где  пользовался  покровительством  везиря  Саманидского  государства  ал-

Джейхани, известного также своей ученостью, автора, не дошедшего до нас 

известного в то время географического сочинения.     

      Перу  ал-Балхи  принадлежало  значительное  число  трудов  по  разным 

отраслям знаний. Около 920 г. Абу Зайд написал географическое сочинение 

«Сувар  ал-акалим  ас-саб'а»  (Изображение  семи  климатов),  в  источниках 

встречаются и другие названия труда. До сих пор полагали, что эта книга до 

нас  не  дошла.  Однако  его  сочинение  вскоре  было  широко  использовано  и 

дополнено  младшим  современником  ал-Истахри,  около  951  г.,  написавшего 

собственное географическое сочинение «Китаб масалик ал-мамалик» (Книга 

путей стран). В свою очередь труд ал-Истахри лег в основу географического 

произведения Ибн Хаукаля. Именно этой плеяде арабских географов обязана 

арабская 

культура 

громадным 

расширением 

географического 

и 

этнографического  горизонта.  Охвачены  были  как  страны,  входящие  в 



границы  халифата,  так  и  лежащие  вне  их,  вплоть  до  Восточной  Европы, 

Дальнего  Востока  и  Южной  Сибири.  Соотношение  географических 

произведений,  в  особенности  ал-Балхи  и  ал-Истахри,  оставалось 

невыясненным.  Хотя  до  последнего  времени  изучение  их  продолжалось, 

сохраняют  значение  слова  видного  исследователя  арабской  географической 

литературы де Гуе: «Едва ли когда-нибудь существовала большая путаница, 

чем относительно трех арабских географов Абу Зейда ал-Балхи, ал-Истахри и 

Ибн Хаукаля».      

       В Институте арабских рукописей  Лиги арабских стран. (г. Каир, Египет) 

хранится арабская рукопись географического сочинения «Зикр ал-масафат ва 

сувар  ал-акалим»  (Упоминание  о  расстояниях  и  изображение  климатов), 

чьим автором указан Абу Зайд Ахмад ибн Сахл ал-Балхи. Предварительное 

ознакомление с рукописью, связываемой с ал-Балхи, позволяет полагать, что 

мы  имеем  под  рукой  не  редакцию  труда  ал-Истахри,  как  это  раньше 

неоднократно обнаруживалось, а, скорее всего, оригинальное сочинение ал-

Балхи. Сопоставительное источниковедческо-текстологическое исследование 

обнаружило  известное  отличие  контекста  произведения  ал-Балхи  от 

произведения ал-Истахри, во всяком случае, они не идентичны. Их различие 

также  выявляется  при  сравнении  географических  карт,  содержащихся  в  их 

произведениях. Карта ал-Балхи более насыщена этнонимическими деталями, 

чем карта ал-Истахри [2, с. 63-65]. Обнаружились дополнения, исправления, 

изменения,  уточнения,  внесенные  ал-Истахри  (издание  на  основе  полных 

списков его труда: Каир, 1961 г.) при использовании им работы ал-Балхи. Так 

что, как и предполагали ученые ал-Истахри почти полностью включил труд 

ал-Балхи в свое сочинение.  

     Абу  Зайд  в  «Зикр  ал-масафат  ва  сувар  ал-акалим»  описывает  только 

мусульманские 

страны,  распределив  их 

на 

двадцать  климатов, 



представляющих не семь поясов следующих с юга на север, как это было до 

него,  а  географические  округа  -  области,  начиная  с  арабских  стран  и 

заканчивая  Мавераннахром.  Каждую  область  предворяет  географическая 

карта,  в  сущности,  текстовая  часть  сочинения  представляет  описание  этих 

карт.  С  методической  стороны  важно  помнить  о  необходимости 


рассмотрения карт и текста как единого целого. В своем сочинении ал-Балхи 

приводит ценные сведения о тех тюркских племенах, которые находились во 

второй  половине  IX-первой  трети  X  в.  на  вершине  политической  власти.  В 

этой связи арабоязычный автор отмечает: «Что касается всех тюрков (таких) 

как  токузогузы,  хырхызы,  кимеки,  огузы  и  харлуки,  то  язык  у  них  один,  и 

каждый  из  них  понимает  друг  друга».  Из  числа  этих  пяти  этносов 

непосредственное отношение к территории Казахстана имеют огузы, карлуки 

и  кимеки.  Обращает  внимание  сравнительно  высокая  точность 

лингвистической  характеристики  тюркских  племён  Центральной  Азии, 

которая  сводится  к  общему  понятию  о  генетическом  родстве  тюркских 

племён.  Вместе  с  тем,  «страны  тюрков  отличаются  друг  от  друга», 

констатирует  ал-Балхи.  Эти  отличия  сводились,  прежде  всего,  к  различиям 

по  территории  их  обитания.  Из  всех  тюркских  этносов  наибольшая 

информация  в  географическом  труде  содержится  об  огузах.  Пределы 

основных земель огузских племён, как отмечает ал-Балхи, «это то, что лежит 

между владениями хазар, кимеков, землей карлуков, булгарами и границами 

областей  ислама  –  от  Джурдана  до  Бараба  (Фараба)  и  Исфиджаба».  Город 

Джурдан  находился  близ  современного  Куня-Ургенча  и  является 

пограничной  крепостью  Хорезма  с  огузами.  Отсюда  начинался  караванный 

путь  в  страну  огузов.  В  X  в.  аридная  зона, тянувшаяся   на  запад до  страны 

Хазар,  называлась  Огузской  степью.  Фараб  был  известен  как  название 

области и города, расположенного в Южном Казахстане, идентифицируемый 

с  развалинами    Отрар-Тобе,    близ  впадения  р.Арысь  в  Сырдарью.  Вместе  с 

тем  к  городам  огузов  ал-Балхи  относит  Кедер,  Шавгар,  Весидж,  Сабран, 

Дженд,  Янгикент  (Кария  хадиса),  Хувара.  Исфиджаб  являлся  пограничной 

областью между огузами и карлуками.   

      Другой  представитель  эпохи  расцвета  арабской  географической 

литературы,  арабский  географ  и  путешественник  Абу  Исхак  ал-Фариси  ал-

Истахри  был  уроженцем  Центрального  Ирана.  О  его  жизни  ничего 

неизвестно.  Ал-Истахри  принадлежит  географическое  произведение  «Книга 

путей  и  государств»  (Китаб  ал-масалик  ва-л-мамалик),  законченное  в  951  г. 

Сочинение ал-Истахри является обработкой и дополнением географического 

труда Абу Зайда ал-Балхи. Ал-Истахри полностью включил труд ал-Балхи в 

свое сочинение, применил ту же систему описания географических областей, 

вместе с тем несколько расширил объем сведений ал-Балхи за счет данных, 

полученных  в  результате  собственных  путешествий,  во  время  которых  он 

побывал в Сирии, Египте, различных областях Средней Азии [3].  

       Особый  интерес  представляет  вводная  часть    труда,  где  содержится 

ценный материал о тюркских племенах к северу от Мавераннахра – карлуках, 

огузах,  кимеках,  булгарах,  башкирах,  печенегах,  хазарах,  кыркызах, 

токузогузах.  При  этом  указывается  на  отличие  стран  тюрков  друг  от  друга. 

Эти  отличия  сводились,  прежде  всего,  к  различиям  по  территории  их 

обитания.  Достаточно  подробно  обрисована  картина  местоположения 

тюркских племен относительно друг друга и соседних этносов и стран. Так, 

кимеков  он  располагает  к  северу  от  карлуков,  между  областями  огузов  и 

кыркызов.  В  научной  литературе  локализация  карлуков,  в  рассматриваемое 



время, определенно связывается с Семиречьем и частью Южного Казахстана, 

кыргызы  обитали  на  Енисее,  а  огузы  в  основном  расселялись  в  бассейне 

средней  и  нижней  Сырдарьи  и  в  Приаральских  степях.  Следовательно, 

кимеки  согласно  ал-Истахри  занимали  территорию  между  Иртышом  и 

Приаральскими степями, что согласуется со сведениями других письменных 

памятников  мусульманского  круга  [4,  с.  58-68].  Область  огузов  по 

материалам «Книги путей» находилась между хазарами и кимеками, а также 

землей  карлуков  и булгар.  Хазары  в  то  время  жили  на  Итиле  и  к  западу  от 

нее. Что касается основных кочевий булгар, то, как известно, они находились 

на среднем Итиле. Огузы были непосредственными соседями мусульманских 

стран  от  Джурджана  на  Каспийском  (Хазарском)  море  до  Фараба  и 

Исфиджаба, равно как и карлуки от Ферганы до Тараза и Исфиджаба.  

В  разделе  Бахр  ал-Хазар  (Каспийское  море)  ал-Истахри  впервые 

упоминает  гористый  полуостров  Мангышлак,  под  персидским  названием 

Сиях-Кух  (Черная  гора).  Согласно  ал-Истахри  Мангышлак  раннее  был 

необитаем,  лишь  незадолго  до  его  времени  какое-то  тюркское  племя, 

поссорившись с огузами, переселилось и обосновалось там, найдя источники 

и пастбища для своих стад [5, с. 128].  

     Оригинальной  информацией  ал-Истахри  является  тема  переселения 

печенегов:  «Разряд  из  тюрков,  именуемый  печенегами,  изгнанный  со  своей 

земли,  разместился  между  хазарами  и  Румом.  Страна,  где  они  находятся  в 

настоящее  время,  не  их  старая  родина,  они  пришли  сюда  и  захватили  (эту 

землю)» [6, с. 128].    

      На  арабской  почве  продолжателем  ал-Истахри  явился  его  младший 

современник Абу-л-Касим Ибн Хаукал ан-Насиби. О его биографии известно 

немного больше, чем о его предшественниках. Судя по имени, происходил он 

из гор Насибина в Северной Месопотамии. За время своих путешествий Ибн 

Хаукал  объездил  почти  весь  мусульманский  мир.  Интерес  к  географии 

зародился у него рано; важным толчком послужила встреча с ал-Истахри, это 

же  послужило  непосредственным  поводом  для  создания  Ибн  Хаукалем 

географического  сочинения.  Первоначально  Ибн  Хаукал  предполагал 

ограничиться  исправлением  отдельных  неточностей  в  картах  и  описаниях, 

данных  в  «Китаб  ал-масалик  ва-л-мамалик»  ал-Истахри,  но  впоследствии 

обилие  нового  материала  привело  к  созданию  им  нового,  вполне 

самостоятельного  труда.  Значительно  измененными  сравнительно  с  первой 

книгой  оказываются  в  особенности  части,  посвященные  странам  западного 

региона  Арабского  халифата.  В  число  основательно  перередактированных 

отделов  входит  раздел  о  Мавераннахре,  содержащий  ценные  сведения  о 

сопредельных  тюркоязычных  племенах,  которые  обитали  на  территории 

Казахстана [7]. 

      Основой  книги  Ибн  Хаукаля  служат  подробные  дорожники.  Такой  тип 

описания  был  в  X  в.  весьма  хорошо  разработан  в  арабоязычной 

географической  литературе.  Однако,  помимо  этого,  Ибн  Хаукал  уделяет 

значительное  внимание  сюжетам  экономическим,  в  чем,  бесспорно, 

отразились  купеческие  интересы  автора.  Немалое  место  в  его  описаниях 


занимают сведения по физической географии тех или иных областей (рельеф, 

растительность, животный мир, топография населенных пунктов).  

      Несомненно,  что  весьма  значительную  часть  своих  материалов  Ибн 

Хаукал  почерпнул  из  собственного  жизненного  опыта,  приобретённого  во 

время многочисленных путешествий. В то же время Ибн Хаукал определённо 

использовал и материалы своих предшественников - ал-Истахри и ал-Балхи. 

       Пограничные  рубежи  огузов  и  карлуков,  судя  по  данным  Ибн  Хаукаля, 

проходили по Исфиджабской области. В пограничных землях войны велись 

между мусульманскими военными гарнизонами, находившимися в городах и 

укрепленных  крепостях  (рибатах)  и  кочевыми  тюрко-язычными  племенами. 

Наряду  с  этим  в  охране  северных  мусульманских  областей  принимали 

участие  и  отдельные  группировки  принявших  ислам  огузов  и  карлуков.C 

хазарами  огузы  граничили  на  западе.  Хазарская  держава  в  X  в.  достигла 

северо-восточного побережья Каспийского моря. Каспийское море в то время 

в мусульманской географической литературе было известно как море Хазар, 

по названию племён, живших на побережье. При описании Хазарского моря  

Ибн Хаукал со всей определённостью указывает на расселение огузов на его 

восточном  и  северном  побережье,  которые  были  известны  как  «пустыня 

огузов». 

      Согласно  Ибн  Хаукалю,  кимаки  находились  в  сопредельных  с  огузами 

областях.  Мощное  государственное  объединение  кимаков  занимало 

обширную  территорию.  Наиболее  компактно  они  жили  на  среднем  течении 

Иртыша,  Центральном  Казахстане  и  Северо-Восточном  Семиречье. 

Резиденция кагана  (царя) кимаков находилась на Иртыше. 

     Что  касается  сопредельной  огузам  страны  карлуков,  то  последняя 

распологалась к востоку от Исфиджаба, занимая земли Жетысу (Семиречья). 

Карлукские  племена  жили  в  Таласской  и  Чуйской  долинах,  а  также  в 

Фарабской  округе    на  юге  Казахстана.  Наряду  с  этим  они  обитали  в 

Илийской долине, между озерами Иссык-Куль и Балхаш.   

       «Страна  кимаков»  находится  между  владениями  огузов,  кыргызов  и 

областью,  находящейся  за  владениями  саклабов-констатирует  Ибн  Хаукал. 

(Под  саклабами  средневековые  авторы  имели  ввиду  славян).  В 

рассматриваемое  время  кимаки  прочно  укрепились  на  значительной 

территории современного Казахстана. Определённые суждения о расселении 

огузов, кимаков и других народов можно вынести из информации о великой 

тюркской реке Итиле в «Китаб масалик-ал-мамалик». Об этом в тексте Ибн 

Хаукаля сказано следующее: «Что касается реки Итиль, то она, как дошло до 

меня, берет начало близ (земли) хырхызов и течёт между землями кимаков и 

огузов,  представляя  собой  границу  между  кимаками  и  огузами,  затем  она 

течёт  к  западу  позади  булгар  и  возвращается  на  восток,  пока  не  пройдёт 

через  (землю)  русов;  далее  протекает  через  (землю)  булгар,  затем  через 

(землю) буртасов, пока не впадает в Хазарское (Каспийское) море». Исток и 

течение  великой  тюркской  реки  Итиль  отражал  состояние  политического 

возвышения  кимаков,  огузов  и  кыргызов,  завершившегося  созданием  трёх 

мощных государственных объединений в IX-X вв. Таким образом, историко-


этнографические  сведения  Ибн  Хаукаля  о  тюркских  племенах  во  многих 

случаях совпадают с сообщениями ал-Истахри. 

      В  произведениях  классических  арабских  географов  имеется  Круглая 

карта  мира  -  Сурат  ал-ард  (Лик  Земли),  содержащая  интересные 

географические и этнонимические сведения.  

     Специальный  интерес  вызывает  круглая  карта  мира  Абу  Зайда  ал-Балхи, 

которая  несколько  отличается  от  последующих  карт  ал-Истахри  и  Ибн 

Хаукаля.  Для  арабской  картографии  этого  периода  при  показе  стран  и 

областей 

и 

изображений 



географических 

объектов 

характерен 

геометрический  принцип  кругов  и  прямых  линий.  Наряду  с  этим  на  картах 

нет координатной сети, не выдержаны масштабы, страны горизонта обратны 

современной ориентации. Следует отметить, что карта ал-Балхи в сравнении 

с  картой  ал-Истахри  более  насыщена  этнонимическими  данными  и 

отличается  по  их  местоположению.  На  карте  ал-Балхи  рельефно 

представлены  Каспийское  море  (Бахр  ал-Хазар)  и  Аральское  море  (Бахр 

Хорезм). Между этими морями и к северо-востоку  от Каспия расположены 

огузы. С севера в Каспийское море впадает двумя большими рукавами река 

Атиль (Волга). Вполне возможно, что восточное русло Атиля соответствует 

р.  Уралу.  Между  этими  реками  и  к  северо-западу  от  Аральского  моря 

показаны кимеки.  

      Любопытно  месторасположение  печенегов  (ал-Баджанак)  к  югу  от 

кимеков  и  к  северу  от  Аральского  моря.  Данное  расселение  печенегов 

позволяет  наметить  хронологические  рамки  событий.  Известно,  что  во 

второй половине IX в. огузская военно-племенная знать в союзе с карлуками 

и кимеками вытеснила печенежские племена с бассейна Сырдарьи. Печенеги 

расселились  к  северу  от  Аральского  моря.  К  концу  IX  в.  огузы  вновь 

одерживают  верх  над  печенегами  и  вынуждают  основные  их  группировки 

покинуть междуречье Урала и Волги и мигрировать на запад. Следовательно 

область  расселения  печенегов  на  карте  ал-Балхи  отражает,  вероятнее  всего, 

2-ую половину IX в.         

      К  северу  от  Джейхуна  (Амударьи)  показана  область  Мавераннахра,  а 

севернее  от  последней  расположены  карлуки.  В  восточном  направлении  от 

карлуков  указаны  чигили  и  токузогузы,  а  на  западе  от  карлуков  значатся 

печенеги.  Вызывает  интерес  упоминание  чигилей,  одного  из  карлукских 

племен. Очевидно, ал-Балхи отразил время усиления объединения чигилей в 

Жетысу,  когда  они  оказались  на  гребне  политической  волны.  Ни  у  ал-

Истахри, ни у Ибн Хаукаля нет информации о чигилях, они не упоминаются 

на их географических картах. Что касается сведений о печенегах согласно ал-

Истахри,  то  материал  относится  ко  времени  их  пребывания  по  соседству  с 

булгарами,  башкирами,  буртасами,  расселявшимися  к  западу  от  Итиля 

(Волги).  На географической карте ал-Балхи к северо-востоку от карлуков и к 

востоку от кимеков размещены кыргызы, расселявшиеся на Енисее.           

      Таким  образом,  ценные  сведения  плеяды  классических  арабских 

географов,  относящиеся  к  концу  IX-X  вв.,  позволяют  создать  картину 

расселения  тюркоязычных  племенных  объединений  огузов,  карлуков, 

кимеков, отчасти хазаров, кочевья которых занимали в сущности почти всю 



территорию современного Казахстана. Этот период составляет важный этап в 

процессе формирования этнической территории казахского народа.        

           

1.

 



Об 

истории 


изучения 

арабской 

средневековой 

историко-

географической  литературы:  Бартольд  В.В.  История  изучения  Востока  в 

Европе  и  России.  Соч.  Т.IX.  Москва,  1977;  Крачковский  И.Ю.  Арабская 

географическая  литература.  Т.IV.  Москва-Ленинград,  1957;  Rosenthal  F. 

History  of  the  Muslim  Historiography.  Leiden,  1952;  Fück  J.  Die  Arabischen 

studien  in  Europa  (bis  in  den  Anfang des  20. Jahrhunderts). Leipzig, 1955;  Гибб 

Х.А. Арабская литература. Классический период. Москва, 1960; Tarif Khalidi. 

Arabic  historical  thought  in  the  Classical  period.  Cambridge,  1994;  Şeşen  R. 

Müslümanlarda  Tarih-Coğrafya  Yaziciliği.  Istanbul,  1998;  Idem.  Islâm 

Coğrafyacilarina  gore  Türkler  ve  Türk  Ülkeleri.  Ankara,  2001;  Göckenjan  H., 

Zimonyi  I.  Orientalische  Berichte über die  Völker  Osteuropas  und  Zentralasiens. 

Wiesbaden,  2001  (Veröffentlichungen  der  Societas  Uralo-Altaic,  Bd.  54);  Sezgin 

F.Islam׳da Bilim ve Teknik. C.I-V. Ankara, 2007.   

2.

 

Кумекова Р.Б. Карта мира Абу Зайда ал-Балхи (X в.) как источник по 



истории  Казахстана.  Вестник  КазНУ,  серия  историческая  №3  (54),  Алматы, 

2009, С.63-65. 

3.

 

Ал-Истахри. Ал-масалик ва-л-мамалик. Каир, 1961.  



4.

 

Кумеков Б.Е. Государство кимаков IX-XI вв. по арабским источникам. 



Алма-Ата, 1972. 

5.

 



Ал-Истахри. Ал-масалик ва-л-мамалик. Каир, 1961.  

6.

 



Там же.  

7.

 



Ибн  Хаукал.  Сурат  ал-Ард.  Изд.  И.Крамерса.  Лейден,  ч.1,  1938;  ч.2, 

1939. 


 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   41


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет