МеМлекеттік басҚаРу жӘнe МeМлeкeттік ҚызМeт халықаралық ғылыми-сараптама журналы халықаралық тoқсан сайын шығатын журнал



жүктеу 2.95 Mb.

бет25/35
Дата15.03.2017
өлшемі2.95 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   35

заРубежный опыт

томас херрманн

Об установлении размера возмещения ущерба 

при дорожно-транспортных авариях – обзор 

немецкой судебной практики



ÌÅÌËÅÊÅÒÒІÊ

ãîñóäàðñòâåííîå

óïðàâëåíèå è

ãîñóäàðñòâåííàÿ

ñëóæáà

134


135

В заключение еще несколько слов относительно ущерба, нанесенного какому-либо лицу 

(Personenschäden).  Если  во  время  аварии  кто-то  получил  повреждение,  он  имеет  право 

требования  к  причинителю  на  возмещение  расходов  на  лечение.  К  этому  относятся,  в 

частности, амбулаторное лечение или лечение в стационаре, а также на реабилитационные 

мероприятия. Это требование Германии согласно закону переходит на медицинскую страховку 

пострадавшего, если она взяла на себя сначала расходы по его лечению – что в большинстве 

случаев  и  имеет  место.  К  необходимым  для  возмещения  ущерба  расходам  на  лечение 

относятся  согласно  постоянной  судебной  практике  также  и  расходы  на  посещение  жертвы 

аварии в больнице близкими родственниками, в любом случае тогда, когда такие посещения 

производятся  по  медицинским  показаниям,  чтобы  смягчить  психическую  нагрузку  жертвы 

аварии, когда она обусловлена аварией. 

Если  пострадавший  в  аварии  имеет  из-за  нее  ущерб  для  своей  профессии  или  вообще 

становится  нетрудоспособным,  то  и  этот  вред  должен  быть  возмещен.  Так,  на  время  его 

нетрудоспособности вследствие аварии пострадавший имеет право на возмещение в потере 

своей  зарплаты.  Если  по  причине  аварии  он  становится  нетрудоспособным  на  длительное 

время, то он может потребовать выплату пожизненной пенсии. 

Наряду с материальным ущербом, пострадавший может потребовать также возмещения 

нематериального  ущерба,  т.  е.  выплаты  соразмерной  выплаты  за  боли.  В  казахстанском 

праве это не иначе, как я это понял из ст. 951 ГК РК. Согласно немецкому правопониманию, 

деньги  за  боль  имеют  в  принципе  две  задачи:  в  первую  очередь,  пострадавшему  должна 

быть предоставлена компенсация за понесенные физические и душевные боли. Кроме того, 

это  должно  служить  удовлетворению  за  причиненную  несправедливость,  что,  однако,  при 

дорожно-транспортных происшествиях будет играть роль только при тяжелых, умышленных 

нарушениях  правил  дорожного  движения  или  при  грубой  неосторожности.  Размер  ущерба 

определяется  в  зависимости  от  вида,  объема,  длительности  и  последствий  причиненных 

повреждений,  от  необходимых  мер  по  лечению,  понесенной  боли,  возраста  и  личных 

жизненных условий пострадавшего, а также степени вины причинителя. Как примерные, но не 

обязательные руководящие правила для размера ущерба за боль служат для немецкого судьи 

по гражданским делам другие судебные решения со схожими фактическими обстоятельствами 

и видами повреждений. Они публикуются регулярно в виде таблиц, которые служат для судей 

вспомогательными средствами. 

Для  того,  чтобы  дать  Вам  небольшое  представление  о  немецкой  практике,  я  приведу 

несколько  примеров  из  очень  обширной  и  уже  едва  ли  обозримой  судебной  практики,  не 

останавливаясь  при  этом  более  подробно  на  отдельных  факторах  измерения:  1000  евро 

за  контузию  лица  или  верхней  части  тела,  3.000  евро  при  переломе  ноги  с  длительными 

жалобами,  4000  евро  за  повреждение  глаз  без  длительного  повреждения,  7.000  евро  за 

перелом одного плеча или контузии колена, 20.000 евро за потерю левой ноги, 90.000 евро 

за поперечный миелит. Эти суммы, конечно, не могут быть просто так перенесены на другие 

страны. Так как в других странах, как правило, существуют иные прожиточные минимумы, и 

иная система медицинского обслуживания, а также вероятно и представление населения о том, 

что является соразмерным для возмещения понесенного нематериального вреда в отдельном 

случае.  Вообще  можно  в  каждом  отдельном  случае  долго  спорить  о  соразмерности.  Если 

более внимательно посмотреть на немецкую судебную практику, то быстро можно установить, 

что нет рациональных способов измерения, но вероятно их и не может быть. При измерении 

ущерба влияют не только конкретные обстоятельства отдельного случая, но также и личные 

представления о жизненных ценностях каждого отдельного судьи. Часто также и в судебном 

решении  не  имеется  более  конкретного  обоснования,  а  исключительно  аподиктически 

устанавливается, что сумма, определенная в решении, является «соразмерной, учитывая все 

имеющиеся обстоятельства». Так как какое-то пострадавшее лицо, в конечном счете, никогда 

не может быть уверено, какой размер суммы за боль суд посчитает соразмерным, и тем самым 

существует опасность, что если требование будет завышенным, его иск может быть частично 

отклонен,  и  потом  из-за  этого  возникнет  пропорциональное  обременение  расходами,  то 

немецкий гражданско-процессуальный кодекс позволяет в таких делах в качестве исключения, 

чтобы  пострадавший  выдвигал  иск  без  конкретной  суммы  иска,  и  чтобы  размер  денежной 

суммы за боль находился в усмотрении суда. 

В заключение я хотел бы коротко затронуть еще один интересный вопрос:

Имеют  ли  право  самостоятельного  требования  на  возмещение  ущерба  или  ущерба  за 

боль и третьи лица, которые не участвуют непосредственно в происшествии аварии, но «со-

пережили» его в качестве пешехода, или были проинформированы о нем как члены семьи 

позже и пережили от этого сильный шок? 

Немецкая судебная практика принимает здесь требования только тогда, если во-первых, 

шок – например, причиной которого было непосредственное присутствие и со-переживание 

смертельного  случая  аварии,  –  был  столь  существенным,  что  он  сделал  необходимым 

медицинское  или  психологическое  лечение,  и  во-вторых,  если  третье  лицо  было  близким 

лицом/родственником. Просто в целом отрицательное восприятие, как боль и печаль, напротив, 

относятся  к  общему  жизненному  риску  и  с  ними,  поэтому  необходимо  смириться.  Поэтому 

немецкая  судебная  практика  в  этом  вопросе  относится  в  Европе  к  имеющей  ограничения 

(«рестриктивной» ). Напротив, это совершенно иначе в вопросах, касающихся возмещения 

ущерба,  нанесенного  транспортным  средствам.  (Доклад  на  семинаре  Верховного  суда 



Республики Казахстандля судей, 9–11 июля 2012 г., Петропавловск.)

 Дата поступления статьи в редакцию: 10 сентября 2012 г.

удк 342(4/9) 

 

о. н. диордиева, судья в отставке;

 

 

 

а. д. пронякин, профессор, 

судья в отставке, заслуженный юрист РФ, 

кандидат юридических наук, 

доценты кафедры организации судебной 

и правоохранительной деятельности 

Российской Академии правосудия (Россия) 

соблЮдение законодательства о РазуМных сРоках 

судопРоизводства пРи РассМотРении судебных дел

аннотация

Статья посвящена проблемам соблюдения процессуальных сроков и необходимости законодательного 

закрепления разумного срока судопроизводства.

Ключевые слова: срок, разумный срок, суд. контроль за сроками, ускорение процесса, причины 

нарушения  сроков,  председатель  суда,  компенсация  за  нарушение  разумного  срока,  возмещение 

вреда, право на судебную защиту.

аңдатпа

Мақала  процессуалдық  мерзімді  сақтау  және  сот  өндірісін  реттік  мерзімде  жүргізу  қажеттілігі 

мәселелеріне арналған.

Тірек сөздер: мерзім, реттік мерзім, сот, мерзімді бақылау, процесті жылдамдату, мерзімді бұзу 

себептері, сот төрағасы, реттік мерзімді бұзу үшін өтемақы, зардаптың орнын толтыру, соттық 

қорғауға құқығы.

Abstract

The article deals with the problems of compliance with procedural deadlines and the need for legislative 

recognition of a reasonable duration of the proceedings.

Keywords: time, a reasonable time, court, monitoring of deadlines, speeding up the process, the reasons 

of  violation  of  terms,  the  chief  justice,  compensation  for  breach  of  a  reasonable  time  redress,  the  right  to 

judicial protection.

Вопросы соблюдения законодательства о сроках рассмотрения дел в судебных инстанциях, 

всегда  имели  актуальный  характер  в  практической  деятельности  судов,  а  также  детально 

исследовались в правовой науке. Однако с переходом российского государства и общества на 

новый этап исторического развития, связанного с установлением рыночных отношений, сроки 

рассмотрения дел стали значительно актуальнее для судебной практики.

Это объясняется следующими причинами. С установлением новых общественных отношений 

возросло количество судебных дел, вызванных тем, что многие социальные и общественные 



заРубежный опыт

о. н. диордиева,

а. д. пронякин

Соблюдение законодательства о разумных 

сроках судопроизводства при рассмотрении 

судебных дел



ÌÅÌËÅÊÅÒÒІÊ

ãîñóäàðñòâåííîå

óïðàâëåíèå è

ãîñóäàðñòâåííàÿ

ñëóæáà

136


137

конфликты,  по  сравнению  с  советским  периодом,  были  признаны  преступлениями  либо 

административными  правонарушениями.  Так,  количество  статей  о  преступлениях  в  УК  РФ 

1996  года,  по  сравнению  с  УК  РСФСР  1962  года  увеличилось  на  88  статей,  а  количество 

административных правонарушений в КоАП РФ 2001 года, по сравнению с КоАП РСФСР 1984 

года  увеличилось  на  178  правонарушений.  Большинство  споров,  связанных  с  публичными 

отношениями  рассматривается  в  судебном  порядке.  Все  имущественные  споры  и  иные 

неимущественные конфликты, связанные с правом владения, распоряжения и пользования 

собственность  разрешаются  в  судах.  Фактически  в  настоящее  время  любой  спор,  любой 

конфликт, в некоторых случаях, даже возникающий, из отношений морали и нравственности 

(защита чести и достоинства), должен обязательно рассматриваться в суде.

Суды  общей  юрисдикции  рассмотрели  судебных  дел  и  материалов:  в  2009  году  более 

22 миллионов, в 2010 году более 23 миллионов, в 2011 году – 25 миллионов, что примерно 

составляет около 800- 1000 судебных дел и материалов на одного судью в год. Приведенные 

цифры  свидетельствуют  о  неуклонном  повышении  судебной  нагрузки,  в  том  числе  и  об 

увеличении сроков рассмотрения судебных дел. 

Так,  судебная  статистика  свидетельствует,  что  уголовные  дела  в  производстве  судов  в 

2009  году  находились:  свыше  3  месяцев  –  10,3  %,  свыше  года  –  5,9  %,  свыше  двух  лет  – 

0,4 %, свыше трех лет – 0,1 %. Гражданские дела в 2009 году рассмотрены с нарушением 

сроков, предусмотренных ГПК РФ: мировыми судьями – 1,2 %; районными судами – 4,5 %, 

судами  уровня  субъектов  Федерации  –  2,5  %.  Примерно  такие  же  проценты  нарушения 

процессуальных сроков рассмотрения дел имели место и в 2010 и 2011 годах.

Поскольку в судебной практике имеют место случаи нарушения сроков рассмотрения дел в 

судах, в связи с чем, граждане РФ вынуждены обращаться с жалобами на судебную волокиту 

в  вышестоящие  судебные  инстанции  государства,  а  также  в  Европейский  суд  по  правам 

человека.

Поэтому проблема разумного срока судебного разбирательства дела, является актуальной 

и  значимой,  как  с  точки  зрения  теории,  так  и  судебной  практики.  Актуальность  данной 

проблемы нашла свое воплощение в Федеральных законах от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ 

«О  компенсации  за  нарушение  права  на  судопроизводство  в  разумный  срок  или  права  на 

исполнение судебного акта в разумный срок» и № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные 

законодательные  акты  Российской  Федерации  в  связи  с  принятием  Федерального  закона 

«О  компенсации  за  нарушение  права  на  судопроизводство  в  разумный  срок  или  права  на 

исполнение судебного акта в разумный срок». Целью принятия указанных изменений является 

ускорение  процесса  судопроизводства  и  сокращение  судебной  волокиты,  компенсация  в 

случае нарушения права на судопроизводство в разумный срок. Но также данное изменение 

должно служить и повышению качества судебных актов, и реальному исполнению судебных 

постановлений.

Следует  отметить,  что  понятие  разумный  срок  впервые  используется  в  процессуальном 

законодательстве.  Но  само  понятие  «разумный  срок»  как  таковое  законодательно  не 

определено. В п. 5 и 7 ст. 3 Федерального закона № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права 

на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный 

срок» закреплено, что заявление о присуждении компенсации за нарушение разумного срока 

может быть подано до окончания производства по делу, если продолжительность рассмотрения 

гражданского дела превысила три года, а уголовного дела четыре года и заявители обращались 

ранее с заявлением об ускорении рассмотрения дела. Данные сроки не раскрывают понятия 

разумного срока, а являются лишь той «планкой времени», когда можно просить компенсацию 

за нарушение разумного срока.

В этой связи, возникает настоятельная потребность, изучить правовую природу разумного 

срока и выделить проблемы, связанные с исполнением законодательства о разумном сроке 

судопроизводства. 

Процессуальный срок – это период времени, в течение которого должно быть совершено 

процессуальное действие, завершено производство в отдельных стадиях процесса и в целом 

рассмотрено дело по существу. Разбирательство дел в судах обусловлено также временным 

периодом. При этом, срок рассмотрения дела, как в суде первой инстанции, так и в последующих 

инстанциях  указан  в  процессуальном  законодательстве  и  обязателен  для  судей,  которые 

непосредственно осуществляют правосудие от имени государства. Граждане и организации 

как участники судебного разбирательства заинтересованы в сроках рассмотрения дел в судах 

лишь в части того, чтобы их права были защищены. Срок их начинает интересовать лишь 

тогда, когда, по их мнению, дело долго рассматривается и процесс можно характеризовать как 

судебную волокиту.

Срок  рассмотрения  дела  в  суде  во  многом  зависит  от  усмотрения  суда  (судьи 

рассматривающего  дело).  Судье,  ведущему  подготовку  дела  к  судебному  разбирательству, 

проводящему  судебное  заседание  по  рассмотрению  дела  по  существу  видна  перспектива 

дела  и  он  должен  в  рамках  процессуальных  сроков,  установленных  законодательством, 

спрогнозировать, когда дело в целом будет готово к разбирательству в судебном заседании 

и  будет  ли  рассмотрено  в  судебном  заседании  в  назначенный  день.  Сроки  рассмотрения 

конкретного дела по существу зависят от таких факторов, как наличие дел в производстве 

судьи, сложность дела, невозможность сторон четко определить свою позицию, нежелание 

сторон  быстро  разрешить  в  порядке  судебной  процедуры  свое  дело,  намерение  затянуть 

разбирательство  (последнее  может  проявиться  в  необоснованных  отводах  составу  суда, 

присяжным  заседателям,  в  не  предоставлении  доказательств,  неявкой  в  суд,  сменой 

представителей и адвокатов, не получение судебных извещений и т. п.). 

Перечисленные  и  другие  обстоятельства  не  позволяют  законодателю  урегулировать 

в  нормах  права  то,  сколько  дней  в  производстве  суда  должно  находиться  дело  какой-

либо  категории.  Сроки  рассмотрения  дел  в  судах,  которые  определены  законом  и  как  это 

усматривается из судебной статистики, нарушаются.

Причины нарушения сроков рассмотрения дел обусловлены различными обстоятельствами.

Первая группа причин – это ненадлежащие действия (бездействие) суда и аппарата суда. 

Они остаются основными причинами судебной волокиты: судья не знает материалов дела; 

судья  формально  провел  подготовку  по  делу,  поэтому  необходимые  действия,  которые 

обеспечивают рассмотрение дела по существу, совершает на стадии судебного разбирательств; 

судья не сформировал состав суда; судья не проконтролировал своевременность и качество 

судебных извещений.

Вторая  группа  причин  обусловлена  злоупотреблениями  со  стороны  самих  участников 

процесса.  Так,  истец  имеет  право  в  ходе  судебного  разбирательства  изменить  предмет 

или  основания  иска,  увеличивает  исковые  требования,  и  т.  п.,  что  влечет  со  стороны  суда 

продление  досудебной  подготовки  дела  и  ряд  других  процессуальных  действий.  Другие 

причины состоят в неуважении закона и суда, проявляющиеся в следующем: не получение 

судебного извещения умышлено; заявление необоснованных ходатайств; намеренная смена 

представителя (адвоката); затягивание процесса доказывания путем частичного представления 

доказательств. Между тем, в арбитражном процессе указанные обстоятельства встречаются 

реже, чем в гражданском процессе, поскольку в арбитражном процессе действует правило 

«раскрытия доказательств на стадии подготовки дела к судебному разбирательству»  (ч. 2 и 3 

ст. 66 АПК РФ).

1

Третья группа причин обусловлена отсутствием в суде надлежащих условий для работы: не 



укомплектованность судебным составом и сотрудниками аппарата суда; отсутствие должного 

финансирования на оплату почтовой корреспонденции; недостаточность судебных помещении 

для  судебных  заседаний;  отсутствие  материальной  и  информационной  базы,  технических 

средств для изготовления судебного акта.

Существуют  причины  нарушения  сроков  и  другого  характера.  Например,  в  соответствии 

с  процессуальным  законом,  участники  процесса  имеют  право  на  предоставление  и  сбор 

доказательств, когда дело уже находится в суде. Предоставление и сбор доказательств может 

осуществляться не только до подачи заявления в суд, но и после того, как заявление принято к 

производству и рассматривается в суде, не только в ходе подготовки дела, но и в ходе судебного 

разбирательства. Этот фактор является существенным, что не ускоряет рассмотрение дела, а 

наоборот – замедляет процесс судебного разбирательства дела.

Наиболее приемлемый вариант ускорения судебного разбирательства – это установление 

правил, когда доказательства предоставляются суду сторонами и третьими лицами по делу 

самостоятельно, а суд истребует доказательства только в том, случае, если возникает сомнение 

в  достоверности  представленного  доказательства,  если  подлинник  имеет  расхождения  с 

копией, если необходимо истребовать документы из другого суда или из другого судебного 

1

   Аналогичная норма уже ранее содержалась в ст. 106 ГПК РСФСР 1923 года // СПС «Гарант».



заРубежный опыт

о. н. диордиева,

а. д. пронякин

Соблюдение законодательства о разумных 

сроках судопроизводства при рассмотрении 

судебных дел



ÌÅÌËÅÊÅÒÒІÊ

ãîñóäàðñòâåííîå

óïðàâëåíèå è

ãîñóäàðñòâåííàÿ

ñëóæáà

138


139

дела.  Все  иные  доказательства,  включая  врачебную,  банковскую  и  иную  тайну  сторона  в 

отношении себя лично предоставляет сама, так как для нее это не тайна, а в отношении иного 

участника  процесса,  должна  представить  соответствующая  сторона.  Суд  не  должен  быть 

субъектом по сбору доказательств по делу.

Итак, сроки, установленные законом должны, безусловно, соблюдаться судом и участниками 

процесса. Само по себе нарушение процессуальных сроков, указанных в законе не влечет 

права на компенсацию за нарушение разумного срока судопроизводства.

Согласно процессуальному законодательству, действует два срока: определенный нормой 

права и разумный. Ответственность за нарушение срока, определенного конкретно правовой 

нормой для суда не установлена, процессуальные последствия не наступают и действия по 

делу совершаются, даже за пределами этих сроков. 

Если  нарушен  разумный  срок,  то  за  такое  нарушение  наступает  гражданско-правовая 

ответственность. 

Для определения понятия «срока» обратимся к толковому и юридическому словарям. 

Так,  в  словаре  В.  И.  Даля  по  поводу  срока  указано:  «срочный  день-конец  срока.  Срок 

вышел. Срочный – ко сроку относящейся. Срочить что, кого, установлять срок. Присрочить 

дело, привязать ко сроку обязательно. На обжалование судебных решений полагаются разные 

сроки» 

1



В  юридическом  словаре  процессуальный  срок  означает  время,  установленное  для 

совершения тех или иных процессуальных действий.

2

Само  процессуальное  законодательство  не  дает  понятия  срока,  но  исходит  из  данного 



значения. При этом, процессуальные кодексы определяют правила исчисления процессуальных 

сроков:  точной  календарной  датой,  указанием  на  событие,  которое  должно  наступить,  или 

периодом,  в  течение  которого  действие  должны  быть  совершено.  Процессуальные  сроки 

исчисляются  годами,  месяцами  и  днями.  Как  правило,  нерабочие  дни  не  включаются  в 

процессуальные  сроки  (по  ГПК  РФ  такого  разумного  правила  нет).  Начало  течения  срока 

определяется процессуальными кодексами (ст. 113 АПК РФ, ст. 107 ГПК РФ, ст. 128 УПК РФ, 

ст. ст. 29.6 КоАП РФ).

Срок необходим, так как этого требуют интересы обнаружения и установления истины по 

делу, интересы охраны прав, участвующих в деле лиц, а также разумности и целесообразности. 

Так, для истца решение суда о взыскании алиментов на содержание ребенка, постановленное 

через два-три года после обращения в суд, является неприемлемым и нарушающим его право 

на  получение  необходимых  средств,  для  содержания  ребенка.  Постановление  приговора, 

после длительного рассмотрения уголовного дела в суде, также нарушает конституционное 

право гражданина на судебную защиту. Процессуальные сроки, в том числе разумный срок 

судопроизводства, призваны дисциплинировать как суд (судью), так и участников процесса.

Если суд (судья) необоснованно нарушают сроки рассмотрения дела по существу, то это 

повод для вынесения частного определения в адрес председателя суда (в связи с отсутствием 

контроля),  судьи,  либо  постановки  вопроса  о  привлечении  судьи  к  дисциплинарной 

ответственности, вплоть до прекращения его полномочий.

Закон  не  освобождает  суд  (судью)  от  обязанности  рассматривать  дело  до  завершения 

процесса  (включая  процедуры  обжалования  судебного  акта)  и  в  том  случае,  если 

процессуальный срок рассмотрения истек при нахождении дела в первой судебной инстанции.

Если  срок  пропущен  участником  процесса,  то  в  этом  случае  возможно  два  варианта: 

погашается  право  на  совершение  процессуального  действия  либо  полностью,  например, 

пропустил  срок  подачи  кассационной  жалобы  на  решение  суда,  либо  частично  (условно) 

пропущен срок на исправление недостатков в исковом заявлении, то заявление можно подать 

повторно (ст. 136 ГПК РФ); срок может быть восстановлен, продлен или приостановлен, так суд 

может восстановить срок на подачу кассационной жалобы или продлить срок для исправления 

недостатков в заявлении (ст. ст. 116,117,118 АПК РФ, ст.ст. 110, 111, 112 ГПК РФ, ст. ст. 129, 130.

УПК РФ).


Вопросы  установления  сроков  решаются  судьей  путем  вынесения  определения/

постановления,  которое  обжалуется,  если  это  предусмотрено  нормами  права.  Сама 

необходимость  выносить  определение/постановление  о  продлении  срока  судебного 

разбирательства  дела  до  его  разумного  предела  не  предусмотрена  новыми  нормами 

процессуального права (см.: ст. 6.1АПК РФ, ст. 6.1 ГПК РФ, ст. 6.1 УПК РФ). 

1

   Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. – М.: Русский язык, 1999. – Т. 4. – С. 304–305.



2

   См. Большой юридический словарь / Под ред. А. Я.Сухарева и В. Е. Крутских. – Изд. М.: ИНФРА-М, 2001. – С. 584–585.

Между  тем,  установление  пределов  разумного  срока  судебного  рассмотрения  дела  в 

суде  первой  инстанции  на  законодательном  уровне,  путем  предельного  срока  (два  –  три 

года)  имело  бы  превентивное  значение  для  суда  (судьи),  для  участников  процесса  и  лиц, 

содействующих правосудию, а в случае нарушения пределов разумного срока разбирательства 

дела по существу явилось бы поводом для подачи и рассмотрения заявления о присуждении 

компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства и исполнение судебных актов 

в разумный срок.

В  настоящее  время  можно  подать  заявление  председателю  соответствующего  суда  об 

ускорении рассмотрения дела

1

. Председатель суда может сам установить срок, в пределах 



которого должно быть проведено судебное заседание по делу и (или) может указать действия, 

которые следует совершить для ускорения рассмотрения дела.

Вполне очевидно, что установление срока проведения судебного заседания не равнозначно 

установлению  разумных  пределов  судопроизводства.  Так,  после  проведения  судебного 

заседания  в  срок,  установленный  определением  председателя  суда,  могут  возникнуть 

основания и поводы для совершения процессуальных действий, которые потребуют времени 

для их осуществления (замена стороны или представителя (адвоката) стороны в процессе, 

истребование доказательств, неявка участника процесса или иного лица в судебное заседание 

и т. д.).

Для решения наболевшей проблемы установления разумных пределов сроков судебного 

разбирательства,  потребуется  совершенствование  процессуального  законодательства,  а 

также совершенствование и модернизация организационных, материальных и финансовых 

мер по обеспечению правосудия.

Трудности с соблюдением процессуальных сроков имели место и ранее при осуществлении 

судопроизводства. Так, в 1935 году было принято постановление Пленума Верховного Суда 

СССР  «О  строжайшем  соблюдении  процессуальных  норм  в  гражданском  процессе».  При 

этом  в  этом  постановлении  было  закреплено,  что  лучше  дело  разрешить  чуть  позже,  чем 

разрешить его неверно. В этой связи, следует согласиться с позицией Е. В. Исаевой, о том, 

что постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 1 апреля 1929 года и от 28 октября 

1935 года «по своей сути были формальными, поскольку не сопровождались решениями об 

удлинении сроков рассмотрения и разрешения дел, установленных процессуальным законом. 

Эти сроки, с одной стороны использовались как показатель работы советских судов, с другой – 

объективно не могли соблюдаться и часто нарушались, а если соблюдались, то нередко в 

ущерб «качеству» принимаемых решений»

2



В последующем, как в советский период, так и в наше время высшие судебные инстанции 



государства  обращали  внимание  на  строгое  и  точное  соблюдение  сроков  судебного 

разбирательства  и  требовали  от  судей  повышения  оперативности  и  качества  работы. 

При  этом,  в  постановлениях  отмечалось  не  только  о  недостатках  в  работе  суда.  Так,  в 

постановлении Верховного Суда РФ за № 7 от 24 августа 1993 года признано, что нуждаются 

в  совершенствовании  некоторые  положения  действующего  процессуального  закона, 

регламентирующего порядок и сроки рассмотрения судебных дел

3

. По существу до настоящего 



времени данное положение не исправлено, а постановление Пленума Верховного Суда РФ от 

27 декабря 2007 года № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, 

гражданских дел и дел об административных правонарушениях», (в редакции Постановления 

от 10 августа 2010 г. № 13), признавшее утратившим силу постановление за № 7, данный факт 

уже не констатирует.

Требования  о  соблюдении  сроков  рассмотрения  дел  содержатся  в  международно-

правовых актах. Так, в п.З ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 

закреплено, что судопроизводство должно осуществляться без неоправданной задержки, в 

сроки, позволяющие оптимально обеспечить право граждан на судебную защиту. 

В п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод указывается, 

что  каждый  имеет  право  при  определении  его  гражданских  прав  и  обязанностей  или  при 

рассмотрении  любого  уголовного  обвинения,  предъявленного  ему,  на  справедливое  и 

1

   См.: ст. 6-1 ГПК РФ, 6-1 АПК РФ и 6-1 УПК РФ, введены Федеральным законом от 30 апреля 2010 № 69-ФЗ // СПС 



«КонсультантПлюс».

2

   Исаева Е.В. Процессуальные сроки в гражданском и арбитражном процессе: Учебно-практическое пособие. –  М.: –  



Волтерес Клувер, 2005. – С. 12.

3

   См. Постановление Верховного Суда РФ от 24 августа 1993года № 7 «О сроках рассмотрения уголовных и граждан-



ских дел судами Российской Федерации»в редакции от 21.12.1993 № 11, от 25.10.1996 № 10 и от 6.02.2007 № 5 // по ССП 

«КонсультантПлюс».




1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   35


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал