МеМлекеттік басҚаРу жӘнe МeМлeкeттік ҚызМeт халықаралық ғылыми-сараптама журналы халықаралық тoқсан сайын шығатын журнал



жүктеу 2.95 Mb.

бет27/35
Дата15.03.2017
өлшемі2.95 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   35

заРубежный опыт

н. и. чудык-

белоусова

Преодоление коррупционных рисков в 

деятельности органов социального обеспечения 

Украины


ÌÅÌËÅÊÅÒÒІÊ

ãîñóäàðñòâåííîå

óïðàâëåíèå è

ãîñóäàðñòâåííàÿ

ñëóæáà

146


147

всех  служащих,  а  также  оказания  им  практической  помощи  в  реализации  поставленных 

задач), наличие дискреционных полномочий (позволяет органу социальной защиты оценивать 

юридический  факт  (фактический  состав)  по  собственному  усмотрению,  на  основании  чего 

могут возникать, изменяться, прекращаться правоотношения, предоставляет право выбирать 

одну из предложенных законодательством форм реагирования на данный юридический факт; 

выбирать меру публично-правового воздействия в отношении физических и юридических лиц, 

его вид, размер, способ реализации; выбрать форму реализации своих полномочий (издание 

нормативного или индивидуально-правового акта, совершение (воздержание от совершения) 

административного воздействия), полностью или частично определять порядок осуществления 

юридически значимых действий, строк и последовательность их осуществления, определять 

способ  выполнения  управленческого  решения,  включая  передачу  исполнения  принятого 

решения подчиненным лицам, другим органам государственной власти и органам местного 

самоуправления,  устанавливать  сроки  и  процедуру  выполнения,  т.  е.  служащий  принимает 

решение в первую очередь на основании собственного опыта, психологического отношения 

к  выполняемой  работе,  основываясь  на  личных  убеждениях  и  персональном  социально-

материальном положении).

Преодоление коррупционных рисков, уменьшение коррупционных правонарушений будет 

возможным,  при  условии  внедрения  определенных  направлений  в  деятельности  органов 

социальной защиты: принятия внутренних этических стандартов и осуществление контроля 

конфликта интересов на государственной службе, повышения процедурной самостоятельности 

служащих на уровне исполнителей (инспектор, специалист, социальный работник); развития 

функции  внутреннего  финансового  контроля  и  противодействия  коррупции.  Учитывая 

международные рекомендации, настоятельно поддерживаем необходимость создания систем, 

обеспечивающих соответствующий надзор за дискреционными решениями (присутствуют при 

подтверждении права на получение государственной помощи или для получения социальных 

услуг);  регулирование  конфликта  интересов  и  обеспечение  прозрачности  посредством 

сообщения и/или контроля над личными активами и пассивами, гарантирующих, что контакты 

между  правительственными  служащими  и  бизнесменами  неуместны,  а  служащие  смогут 

сообщать  о  случаях  коррупции  без  угрозы  для  личной  безопасности  и  профессионального 

статуса. 

Для  реализации  Национальной  антикоррупционной  стратегии  необходимо  согласовать 

действия  государственных  органов  и  органов  местного  самоуправления  относительно 

реформирования  системы  государственного  управления  и  административных  процедур 

(совершенствование формирования и функционирования системы органов социальной защиты, 

активное  использование  инновационных  технологий),  обеспечение  добропорядочности  на 

государственной  службе  (совершенствование  процедуры  конкурсного  отбора  кандидатов 

на  должности,  установление  заработной  платы  с  учетом  результатов  оценки  деятельности 

руководством), улучшение условий доступа к информации о деятельности государственных 

органов  (определение  механизма  доступа  к  такой  информации;  информационный  обмен 

между органами, обеспечение прозрачности в работе органов); совершенствование системы 

использования государственного имущества и бюджетных средств (обеспечение процедуры 

государственных закупок, усиление государственного и общественного контроля за законностью 

и  эффективностью  использования  бюджетных  средств  и  государственного  имущества 

распорядителей  бюджетных  средств);  усовершенствование  антикоррупционной  экспертизы 

нормативно-правовых  актов;  совершенствование  системы  специально  уполномоченных 

субъектов  в  сфере  противодействия  коррупции  (сотрудничество  государственных  органов 

с  правоохранительными  органами  власти  и  общественностью);  совершенствование 

института  ответственности  за  коррупционные  правонарушения  в  государственных  органах 

(урегулирование  механизма  возмещения  ущерба  и  убытков,  причиненных  вследствие 

совершения коррупционного правонарушения физическим и юридическим лицам); разработка 

механизма защиты лиц, принявших меры по предотвращению и прекращению коррупционного 

правонарушения и сообщивших о совершении правонарушения; активизация международного 

сотрудничества  по  предотвращению  и  противодействию  коррупции  путем  приведения 

антикоррупционной  политики  Украины  в  соответствие  с  международными  стандартами  в 

сфере предотвращения и противодействия коррупции (принятие кодексов чести, правил этики); 

осуществление  подготовки  и  подписания  межгосударственных  (межведомственных)  двух-  и 

многосторонних соглашений о сотрудничестве в сфере предотвращения и противодействия 

коррупции; введение института защиты добродетельных информаторов (лиц, сообщивших о 

получении незадекларированных доходов), формирование имиджа Украины как государства, 

противодействующего проявлениям коррупции.

На пути противодействия коррупции на государственной службе целесообразно уделить 

особое внимание урегулированию профессиональной этики службы, ведь наличие стандартов 

такой этики имеет большое значение уже на стадии принятия лица на государственную службу, 

помогает  сориентировать  кандидата  на  приоритет  публичного  интереса  и  дальнейшего 

добросовестного  выполнения  функций  государства  [4,  с.  15].  Одной  из  действенных  мер 

противодействия коррупции и формирования профессионального аппарата государственных 

служащих  является  законодательное  урегулирование  вопросов  профессиональной  этики 

государственной  службы,  способствующих  повышению  профессионального  уровня  и 

компетентности  служащих,  обеспечивающих  принятие  обоснованных  и  справедливых 

решений  [5,  с.  15].  Анализ  нормативно-правовых  основ  деятельности  государственных 

служащих, государственных программ развития государственной службы, свидетельствует не 

только о стремлении к утверждению европейских ценностей и принципов в профессиональной 

деятельности  государственных  служащих,  но  и  о  нехватке  концептуальных  основ 

профессиональной  этики.  Отсутствие  организационной  структуры,  занимающейся  ее 

решением и ряд других объективных факторов, составляющих целостную государственную 

инфраструктуру,  по  примеру  европейских  стран,  превращает  попытки  внедрения 

профессиональной этики на очередную декларацию намерений. 

Этика  государственной  службы  (разновидность  профессиональной  этики)  —  это  кодекс 

поведения,  закрепляющий  не  только  определенный  тип  человеческих  взаимоотношений, 

оптимальное выполнение служащими профессиональных обязанностей, а также социально-

философское  толкование  культурно-гуманистического  назначения  их  профессии.  Кодекс 

поведения  охватывает  основные  принципы  и  нормы,  отображающие  требования  к 

нравственной  сущности  государственного  служащего,  назначение  его  деятельности, 

характеру взаимоотношений с государством и гражданами [7, с. 597-598]. Поэтому выделяют 

«этический  механизма  реализации  принципов  политической  активности  государственных 

служащих,  устанавливающий  и  обеспечивающий  определенный  стиль  поведения 

государственных служащих, элементами которого являются: этические стандарты поведения 

государственных служащих, правила поведения в конкретных ситуациях, включая конфликт 

интересов;  этическую  инфраструктуру,  обеспечивающую  соблюдение  этих  правил;  система 

изучения, содержания и формирование навыков соблюдения этических стандартов и правил 

поведения; специальный орган, контролирующий соблюдение этических стандартов и решает 

спорные  вопросы»  (Комитет  по  стандартам  публичной  сферы  в  Великобритании,  Служба 

правительственной этики в США [8]).

«Этика  государственного  служащего»  включает  «моральные  и  правовые  (юридические) 

требования, предъявляемые к лицу, претендующему на занятие должности государственного 

служащего  и  к  государственному  служащему,  выполняющему  задачи  и  функции  органов 

социальной  защиты  населения.  Определение  и  закрепление  в  законодательстве  основных 

требований  к  поведению  служащих  имеет  большое  значение  для  повышения  авторитета 

государственной службы, укрепления репутации государственного служащего, поддержания 

его чести и достоинства, ужесточения требований к его деятельности» [5, с. 175]. Поэтому 

в антикорупционном законе закреплены нормы о введении для государственных служащих 

кодексов поведения (ст. 13) и урегулировании конфликта интересов (ст. 14). Также в Украине 

наблюдается  тенденция  принятия  нормативных  актов  и  кодексов  этики  в  определенных 

сферах  деятельности  для  выполнения,  прежде  всего  предписаний  законодательства  по 

противодействию коррупции, обобщения стандартов этического поведения, добропорядочности 

и  предотвращения  конфликта  интересов  в  деятельности  государственных  служащих  и 

способов  урегулирования  конфликта  интересов,  направленных  на  повышение  авторитета 

государственной  службы,  укрепление  репутации  государственных  служащих,  а  также 

информирование граждан о нормах поведения государственных служащих [9; 10]. 

Сфера  противодействия  коррупции  тесно  связана  с  соблюдением  правил  этики  и 

чести  государственных  служащих  и  требует  дальнейшего  надлежащего  урегулирования  в 

законодательстве по вопросам добропорядочного поведения на государственной (публичной) 

службе. Нормотворческая деятельность в этом направлении должна учитывать европейские 



заРубежный опыт

н. и. чудык-

белоусова

Преодоление коррупционных рисков в 

деятельности органов социального обеспечения 

Украины


ÌÅÌËÅÊÅÒÒІÊ

ãîñóäàðñòâåííîå

óïðàâëåíèå è

ãîñóäàðñòâåííàÿ

ñëóæáà

148


149

и  международные  стандарты  противодействия  коррупции  и  норм  Международного  кодекса 

поведения  государственных  должностных  лиц.  Достижение  единого  понимания  указанных 

принципов и норм на всех уровнях государственного управления, закрепление минимальных 

универсальных  обязанностей  «обязательные  нормы  и  принципы  поведения  человека  на 

государственной службе». Законом Украины «О правилах этического поведения» определены 

только  руководящие  нормы  поведения  лиц,  уполномоченных  на  выполнение  функций 

государства  или  местного  самоуправления,  при  исполнении  ими  служебных  полномочий 

и порядок привлечения их к ответственности  за  нарушение  таких норм  [10]. Нормы закона 

являются основой принятия кодексов или стандартов поведения должностных лиц органов 

государства.  Поэтому  своевременное  нормативно-правовое  урегулирование  проблем 

противодействия коррупции поспособствует: обеспечению высокого уровня этики поведения 

должностных лиц, информированию физических лиц об ожидаемом поведении должностных 

лиц, оценить качество деятельности уполномоченных органов, сформировать положительный 

имидж  государственных  органов,  репутацию  их  должностных  лиц,  укрепить  авторитет  и 

доверие  к  органам  власти  и  государству  в  целом.  Неотъемлемой  чертой  государственных 

служащих должна стать забота о повышении уровня своей общей культуры, добросовестное 

служение народу Украины, недопустимость проявления произвола, равнодушие к запросам 

граждан, их правомерным действиям и требованиям, что позволит предоставлять социальное 

обеспечение нуждающимся лицам в порядке и на условиях, предусмотренных действующим 



законодательством Украины. 

список литеРатуРы

1  Чудык-Белоусова Н. И. Понятие, принципы, функции государственного управления системой 

социального обеспечения Украины [Текст] / Н. И. Чудык-Белоусова // Эффективное государствен-

ное управление: материалы ΙΙΙ Академического симпозиума (Астана, 25 ноября 2011 г.). – Астана: 

Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан, 2012. – С. 135–136.

2  Про засади запобігання і протидії корупції: Закон України від 07.04.2011 р. // Відомості Верховної 

Ради України. – 2011. – № 40. – Ст. 404.

3  Національна антикорупційна стратегія на 2011–2015 роки, схвалена Указом Президента 

України від 21.10.2011 р. № 1001/2011 // Офіційний вісник України. – 2011. – № 83. – Стор. 33. – Ст. 3020.

4  Професійна етика публічної служби та запобігання конфлікту інтересів: навч. посіб. – К., 

2010. – 68 с.

5  Битяк Ю. П. Державна служба в Україні: організаційно-правові засади: монограф / Ю. П. Битяк. 

– Х.: Право, 2005. – 304 с.

6  Корупційні ризики в діяльності державних службовців: роз’яснення Міністерства юстиції 

України від 12.04.2011 р. [Електронний ресурс] Верховна Рада України. Законодавство України. – URL: 

http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cginreg=n0026323-11.

7  Государственная служба: теория и организация: курс лекций / кол. авт.: Охотский Е. В., 

Игнатов В. Г., Латов Б. В. и др. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. – 640 с.

8  Свірін М. Г. Принципи державної служби: поняття, фактори формування та механізми реа-

лізації [Електронний ресурс] / М. Г. Свірін, О. О. Пацюк // Теоретичні та прикладні питання держа-

вотворення: зб. наук. пр. – 2007. – № 1. – URL: http://www.nbuv.gov.ua/e-journals/tppd/2007-1/07smgfmr.

htm/odyframe.htm.

9  Загальні правила поведінки державного службовця, затверджено наказом Головного управ-

ління державної служби України від 04.08.2010 р. № 214 // Офіційний вісник України. – 2010. – № 90. 

– Стор. 211. – Ст. 3208.

10 Про правила етичної поведінки: Закон України від 17.05.2012 р. № 4722–VI // Офіційний вісник 

України. – 2012. – № 45. – Стор. 82. – Ст. 1739.

 Дата поступления статьи в редакцию: 10 сентября 2012 г.

удк 342 (4/9) 

 

М. б. гариевская, 

м. н. с. научно-исследовательского института 

частного права и предпринимательства 

Национальной академии правовых наук (Украина)

кРитеРии пРиМенения дискРеционных 

полноМочий суда 

аннотация

Рассмотрена роль дискреционных полномочий для защиты прав и охраняемых законом интересов. 

Проанализировано значение внутреннего убеждения судьи на принятие решения. Обращено внимание 

на ограничения осуществления дискреционных полномочий при принятии решения на основе судебного 

усмотрения.

Ключевые  слова:  защита  прав,  закон,  интересы,  дискреционные  полномочия,  судебное 

рассмотрение

аңдатпа

Құқықтарды қорғау және заңмен қорғалатын мүдделер үшін дискрециондық өкілеттілектердің рөлі 

қарастырылады.  Шешімдер  қабылдауға  судьялардың  ішкі  сенімі  талданды.  Соттың  қарауы  негізінде 

шешімдер қабылдау кезінде дискрециондық өкілеттіліктерді жүзеге асыруды шектеуге көңіл аударылған.



Тірек сөздер: құқықтарды қорғау, заң, мүдделер, дискрециондық өкілеттік, сотта қарау. 

Abstract

In the article it is examined the role of discretionary powers for protection of rights and legitimate interests.  

Analyzed the meaning of inner conviction judge’s decision. The central attention is paid to limiting the exercise 

of discretionary powers in decision-making on the basis of judicial discretion.



Key words: protection of the rights, law, interests, discretionary powers, judicial review

Общественные  отношения  обычно  детально  урегулированы,  что  при  возникновении 

правового спора может быть вынесено единственное правильное законное и обоснованное 

решение.  Однако  разнообразие  жизненных  ситуаций  и  индивидуальная  неповторимость 

некоторых  из  них  не  всегда  позволяют  законодателю  урегулировать  их  путем  принятия 

абсолютно  определенных  норм  права.  Поэтому  многие  правовых  предписаний  носят 

относительно определенный характер, а их применение в конкретной ситуации в определенной 

мере зависит от усмотрения суда.

Вполне реальные случаи, когда созданная законодателем юридическая норма по каким-то 

причинам вышла недостаточно ясной, сложной для практического применения, и заставляет 

правоприменителя вносить в свою деятельность элемент усмотрения.

Одной из широко признанных современных тенденций правового регулирования в Украине 

является его деформализация. Она заключается в том, что, во-первых, в законодательстве 

повышается удельный вес юридических норм с относительно определенным содержанием, в 

частности норм оценочных, а во-вторых, как следствие, расширяется сфера рассудительного 

правоприменения.  Это  дает  возможность  полнее  и  точнее  учесть  потребности  и  интересы 

субъектов в процессе правоприменительной деятельности, а, следовательно, гуманизировать 

ее [1, с. 3].

Поскольку  судебное  усмотрение  имеет  значение  для  достижения  цели  гражданского 

судопроизводства,  а  именно  защиты  нарушенных,  непризнанных  или  оспариваемых  прав, 

свобод  или  интересов  физических  лиц,  прав  и  интересов  юридических  лиц,  интересов 

государства, важным является исследование вопросов, связанных с факторами, какие влияют 

на суд при принятии решения по своему усмотрению.

Анализ  научной  литературы  и  юридической  практики  свидетельствует  о  том,  что 

предоставление  суду  дискреционных  полномочий  способствует  защите  прав  и  свобод 

лиц,  поскольку  они:  позволяют  принимать  оптимальные  решения,  т.  е.  максимально  полно 

обеспечивать достижение установленных правом целей, способствуя при этом согласованности 

интересов  государства,  общества  и  личности;  являются  индикатором  прогрессивности, 

эффективности  и  оперативности  судебного  разбирательства;  позволяют  гибко  подходить  к 

защите прав и законных интересов; способствуют повышению эффективности правосудия, 

создавая условия для недопущения шаблонных решений и достижения оперативно значимой 

цели в нестандартных ситуациях.



заРубежный опыт

М. б. гариевская

Критерии применения дискреционных 

полномочий суда 


ÌÅÌËÅÊÅÒÒІÊ

ãîñóäàðñòâåííîå

óïðàâëåíèå è

ãîñóäàðñòâåííàÿ

ñëóæáà

150


151

Вместе с тем, не следует забывать и о негативных моментах дискреции. Довольно часто 

обращается внимание на то, что использование дискреционных полномочий: снижает уровень 

доверия к власти, поскольку они ассоциируются в сознании людей с произволом, самовольным 

вмешательством в их права и свободы; создает условия, при которых должностное лицо может 

использовать предоставленные ему властные полномочия не для достижение общественно 

полезных целей, укрепление законности и правопорядка, а для удовлетворения собственных 

интересов; затрудняет проверку законности и обоснованности решений, уменьшает уровень 

прогнозируемости  юридической  практики  и  т.  д.  Это  требует  надлежащего  ограничения 

дискреции  для  недопущения  злоупотреблений,  ошибок  и  других  негативных  моментов  в 

функционировании государственного аппарата [2, с. 55, 56].

Орган,  получивший  право  на  свое  усмотрение  по  реализации  определенных  функций, 

должен соблюдать цели, в связи с чем такое полномочие ему предоставлено. Цель такого 

полномочия может быть четко определена и изложена в норме либо вытекать из содержания 

правового предписания, в чем нет существенной разницы, ведь в любом случае она все равно 

выступает условностью, которую орган обязан учитывать в процессе принятия решения.

В  некоторых  случаях  цель  законодателя  очевидна,  учитывая  законодательный 

инструмент, но в других случаях цель предоставленного полномочия невозможно распознать. 

Целесообразно,  чтобы  поставленная  цель,  в  зависимости  от  практики  правовой  системы, 

была указана как можно понятнее в тексте закона, который предоставляет такое полномочие 

или в сопроводительной пояснительной записке. Если в законодательстве подробно это не 

определено, то такое полномочие в каком-либо случае должно быть использовано в публичных 

интересах, то есть независимо от жизненной ситуации, которая продуцирует использование 

усмотрения,  цель  его  применения  органом  в  каждом  конкретном  случае  должна  быть 

направлена на обеспечение и защиту общественных интересов.

Кроме этого, орган, который имеет возможность применить дискреционные полномочия, не 

должен накладывать на лицо какой-либо обязанности, которая, учитывая определенную цель, 

является непосильной для выполнения. В таком случае сразу необходимо подчеркнуть слово 

«разумный» баланс или компромисс, ведь он является подтекстом или внутренней стороной 

внешнего выражения предыдущего утверждения о соразмерность реализации обязанности 

лицом и поставленной целью, то есть орган, принимая решение, вынужден воздержаться от 

действий,  которые  в  той  или  иной  степени,  могут  нанести  ущерб  интересам  личности,  что 

является  непропорциональным  относительно  установленной  цели  применения  права  по 

своему усмотрению [3, с. 92].

Суду предоставляется определенная свобода выбора решения в пределах предоставленных 

ему дискреционных полномочий. И здесь необходимо учитывать несколько обстоятельств:

а) ни о какой свободе выбора не может быть и речи, когда выбор должен производиться 

между законным и незаконным актами. Суд не наделен усмотрением выбирать из альтернативы, 

которая незаконна, даже если его выбор не будет обжалован;

б)  в  ряде  случаев  предоставление  судье  определенной  свободы  в  выборе  конкретного 

решения вытекает из конструкции правовой нормы и в первую очередь таких ее элементов, 

как диспозиция и санкция;

в)  усмотрению  предполагает  предварительное  выяснение  смысла  и  воли  законодателя, 

который предоставляет суду в этой области некоторую свободу;

г)  различия  между  свободой  поведения  личности  и  деятельности,  осуществляемой  на 

усмотрение  государственного  органа  или  должностного  лица.  Лицо  имеет  определенную 

свободу  в  выборе  целей  своей  деятельности,  поскольку  в  конкретный  момент  обычно 

существуют не одна, а несколько реальных возможностей их осуществления, хотя и с разной 

степенью  вероятности.  Кроме  того,  лицо  более  или  менее  свободно  в  выборе  средств 

достижения намеченных целей.

Что  касается  органов  государства,  то  цели  их  деятельности  и  средства  достижения 

этих  целей  четко  определены  законом.  В  еще  большей  степени  это  относится  к  судебной 

деятельности [4, с. 29, 30].

Наиболее детальное исследование соотношения свободы и судебного усмотрения, на наш 

взгляд, было проведено А. Т. Боннером. Отталкиваясь от классического понимания свободы 

как познанной необходимости, автор предлагает свое понимание свободы, определяя ее как 

способность человека действовать в соответствии со своими интересами и целями, опираясь 

на познание объективной действительности. В то же время ним подчеркивается, что между 

свободой поведения лица и деятельностью, осуществляемой по усмотрению государственного 

органа или должностного лица, не может не быть и существенных различий. Проявляются они 

в том, что в отличие от лица, которое имеет определенную свободу в выборе целей своей 

деятельности и более-менее свободно в выборе средств достижения намеченных целей, цели 

деятельности  и  средства  их  достижения  для  государственных  органов,  как  правило,  четко 

определены законом. Далее следует вывод о том, что при принятии решения на основании 

усмотрению государственные органы лишь в последнюю очередь руководствуются волевыми 

моментами [5, с. 35].

Из этого следует, что свобода выбора носит относительный характер. И наконец, именно 

установление  свободы  и  способы  ее  ограничения  непосредственно  вытекают  из  правовых 

норм.

Важным  при  принятии  решения  по  своему  усмотрению  является  тот  факт,  что  суд 



оценивает  доказательства  по  своему  внутреннему  убеждению.  Внутреннее  убеждение 

суда  при  оценке  доказательств  уходит  своими  корнями  в  принцип  свободной  оценки 

доказательств:  никакие  доказательства  не  имеют  для  суда  заранее  установленной  силы, 

каждое  доказательство  подлежит  оценке  судом  наряду  с  другими  доказательствами.  Не 

существует  и  формальных  требований  о  том,  какие  доказательства  следует  признавать 

достоверными.  Никто  не  вправе  давать  суду  указания  о  том,  как  надо  оценить  те 

или  иные  доказательства.  Суд  оценивает  доказательства  независимо  от  постороннего 

влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет 

заранее  установленной  силы,  т.  е.  оценивает  доказательства  по  своему  внутреннему 

убеждению [6,  с.  89].

Процесс формирования внутреннего убеждения судьи связан с непрерывными решениями 

сомнений, возникающих при рассмотрении дела. На внутреннее убеждение судьи влияет вся 

доказательная информация, которая исследуется согласно с общими правилами судебного 

процесса — непосредственно, устно и непрерывно, под руководством председательствующего 

при соблюдении равенства прав участников процесса.

В  психологическом  аспекте  существенным  для  процесса  формирования  внутреннего 

убеждения судьи при оценке доказательств является перерастание сомнения (как следствия 

возможных знаний) в убежденность каждого из членов суда, характеризующую достоверность 

полученных знаний и готовность действовать согласно этому.

Внутреннее  убеждение  судьи  представляет  собой  осознанную  потребность  судьи 

использования собственных мыслей, взглядов и знаний. Оно связано с сознанием судьи, 

которая рассматривается как форма общественного сознания, которая объединяет систему 

взглядов,  идей,  представлений,  теорий,  а  также  чувств,  эмоций  и  переживаний.  Они 

характеризуют  отношение  людей  и  социальных  групп  (в  том  числе  и  через  фактическое 

поведение)  к  действующей  и  желаемой  правовой  системе.  В  структуре  правосознания 

выделяют  мировоззренческую  (взгляды,  идеи,  теории),  психологическую  (чувства, 

эмоции,  переживания)  и  поведенческую  (правомерное  поведение,  правовая  активность, 

правонарушения  и  т.  п.,  которые  характеризуют  фактическую  реакцию  человека  на 

функционирование элементов правовой системы) стороны [7, с. 341].

Итак,  стоит  отметить,  что  суду  предоставляется  определенная  свобода,  право  выбора, 

однако  такой  выбор  должен  иметь  границы,  которые  являются  гарантией  осуществления 

правосудия, защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Кроме  этого,  важным  признаком  границ  дискреционных  полномочий  является  также  то, 

что  они  выражаются  в  праве  должностного  лица  принять  оптимальное  решение  в  каждой 

конкретной ситуации. 

Следовательно,  границы  дискреционных  полномочий  суда  представляют  собой 

установленные с помощью особого правового инструментария границы, в рамках которых суд 

на основе анализа обстоятельств дела вправе вынести оптимальное решение с точки зрения 

принципов справедливости, целесообразности и разумности.

В  общественном  сознании  справедливость  является  неотъемлемой  ценностью  любых 

общественных  отношений,  в  том  числе  и  правоотношений.  Рассматриваемая  категория 

относится не только к праву в целом, но и к способам его реализации.

Справедливость  в  правоприменении  и  судебное  усмотрение  взаимосвязаны  и 

взаимозависимы. Суд при выборе решения по своему усмотрению, безусловно, руководствуется 

требованиями справедливости.



1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   35


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал