Министерство образования и науки республики казахстан



жүктеу 15.08 Mb.
Pdf просмотр
бет12/90
Дата22.12.2016
өлшемі15.08 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   90

Алтайы  қызыл  бөрік  (түлкідей)  деген  тұрақты  тіркес 

–  «асыл  түлкінің  терісінен 

істелген бөрік (көрікті, сұлу мүшелі, сылаң әйел (кісі) туралы да айтылады)» - деп берілген. 

Бұл фразеологиялық тіркесте бөріктің қызыл түсі тура мағынасында емес, метафоралық 

бейнеленуі арқылы сұлу әйел туралы айтылады. 

Сонымен  қатар  тіліміздің  диалектілік  лексикасында  киім-кешекке  байланысты 

атаулардың  үлесі  біршама.  «Түр-түстердің  де  қоғам  өмірінде,  халықтың  дәстүрі  мен  әдет-

ғұрпында,  салты  мен  санасында,  белгілі  этностың,  тіпті  жеке  адамдардың  түсінігінде  де 

осындай символикалық мәні бары байқалады. Әрбір халық, этностық топ – түстердің белгілі 

бір  түрлеріне  белгілі  бір  ұғымдар  мен  түсініктерді  бағалауға,  оларға  өзіндік  мән-мағына 

беруге тырысады» (4, 64-65). 

Демек,  диалектілік  ерекшеліктердің  этнос  өмірінде  бейнеленуі  әрқилы  болады.  Қазақ 

тілінің  диалектологиялық  сөздігіндегі  мына  мысалдарға  тоқталайық:  Қызыл  тон.  1.  (Гур., 

Маң.,  Қарақ)  Мақпалдан  тігілген  астарсыз  әйелдер  киетін  жеңіл  киім.  Жаздық  шапан.  2. 



(Түрікм., Красн.) жағасы, етек жеңі түгел құндызбен жиектелген, екі өңірі мен етегі  зермен 

көмкерілген тон. Адайлар қызыл тонды ұзатылған қызға кидіріп жібереді. Осы деректерден 

көріп  отырғанымыздай,  бірінші  мысалда  қызыл  тон  атауыштық  мағынада  жұмсалып,  яғни 

киімнің  қызыл  түсті  мақпалдан  тігілуіне  байланысты  айтылуы  мүмкін.  Ал  екінші  мысалда 



 

78 


таза  экстралингвистикалық  мәнділікпен  байланыста  әр  рудың  салттық  дәстүрінен  хабар 

беретін  қазақ  халқының  этникалық  ерекшелігін  көрсетіп  беріп  отыр.  Сондай-ақ  қызыл 



шарқат 

– (Түркім., Недиб.) әлі тұрмысқа шықпаған қыздың қызыл орамал тағуы, қыз белгісі 

(213-б)  –  деп  берілген.  Жоғарыда  көрсеткеніміздей  қызыл  –жастықтың  белгісі  ретінде 

символ  болып  қалыптасқан.  Яғни,  тарихтан  белгілі  ақ  орамал,  ақ  жаулық  –  келіншек, 

әйелдердің  басына  киетін  белгісі  екендігін  білдірсе,  қызыл  -  бойжеткеннің  әлеуметтік 

ерекшелігін көрсеткен. 

«Былғары  қара,  сары,  қызыл  түсті  бояулармен  боялады.  Қыз-келіншектер  қызыл  түсті 

былғарыдан ою өрнектеп тіктірген етік киген. Оны «сапиян етік»  деп те атайды. Ал мырза, 

сал-сері жігіттер қара түсті былғарыдан оюлатып, етік киюді әдет еткен» (8, 62). «Етікті ерте 

кезде илеген теріден, бертінде былғарыдан киген сияқты. Былғары қара, сары, қызыл немесе 

басқа да түрлерге боялады. Оюдан оюлап, кестелеп, әшекейлеп тігілген етікті әйелдер киген. 

«Мырза»  атанғандар  да  сөйткен.  Негізінен  алғанда  еркектер  қара  түстісін  ғана  киген. 

Сондықтан  ерге  тимей  көбірек  отырып  қалған  қызға  «көк  етікті  келмейді,  көн  етіктіге 

бармайды» - дейтін болған» (9, 117). 

Сондай-ақ,  жаппа  тымақты  жас  ерекшеліктеріне  сай  әртүрлі  асыл  пұлдармен 

тыстайды. Жастарға ашық қызыл, сары пұлдармен тыстасып киеді. Аңшылық кәсіптің үлкен 

бір қыры аң терісінен киім тігіп кию. Моңғолиядағы қазақтар киімге қылшық жүнді аңдарды 

көптеп  пайдаланып  келді.  Мәселен,  керейдің  «Төрт  сай  жаппа  тымағын»  қырдың  қырмызы 

түлкілерінің терісінен істейді. Түлкінің қара қасқа пұшпақтарынан «пұшпақ тымақтар» істеп 

келеді (10, 102, 298). 

Тілдік  деректерден  байқасақ  бай,  ауқатты  адамдар    қызыл  түлкі  тымақ  кигенге 

ұқсайды. Мысалы, «Абай жолында»  Құнанбайдың киген киімі  былай суреттеледі:  «Үстінде 

қара құлын жарғағы бар, күміс кісе буынған, қара мақпалмен тыстасып, қызыл түлкі тымақ 

киген Құнанбай сырт жағынан қарағанда, тіпті зор, көрнекті еді» және 

Қыстыгүні кигенім қызыл тымақ 

Отқа теріп жаққаным қара құшақ. 

Тілімді алмай барасың, ау, жалғызым, 

Қош, аман бол көргенше, Айдос шырақ (Айтыс) – деген тілдік деректер мысал бола алады. 

Түркі халықтарының өмірінде ертеден келе жатқан наным-сенімдерінің бірі – түс көру 

және оны жору. Сондай-ақ қазақ халқының дүниені тануында да түс көру мен түсті жорудың 

өзіндік рөл атқаратынын төменде келтірілген деректерден көруге болады:  

«Түсте жақсы көйлек кию, кісіге өңінде қуаныш әкелетін істің боларынан хабар береді. 

Егер кісі өлген адамды түсінде жақсы киімде көрсе, онда бұл – жақсы. 

Егер кісі өлген адамды жаман киімде көретін болса, онда бұл – жақсы емес. 

Егер кісі түсінде ақ түсті киім киетін болса, онда ол бұ дүниеде де, о дүниеде де сый 

құрметке бөленеді. 

Егер  кісі  түсінде  сары түсті  киім  кисе,  онда  ол,  өз  ісіне  қарай,  өңінде  бірде  жақсы, 

бірде жаман жағдайда болады. 

Егер кісі түсінде ақсары киім кисе, онда ол, өте жақсы оның өңінде барша тілектері 

орындалады. 

Егер кісі түсінде қара түсті киім кисе, онда ол өңінде қайғыға ұшырайды. 

Егер кісі түсінде басына тәж кисе, онда ол өңінде байлыққа ие болады.  

Егер  кісі  түсінде  қызыл түсті  киім  кисе,  онда  ол  өңінде  ел  билеген  бастық  болады» 

(11, 39-44). 

«Бөрік» атауына қатысты: 

Тойға келсе ерке едің, 

Қасқита басқа кигенің 

Алтай қызыл бөрік еді

 (Едіге батыр) 

Қостанып шыққан елінен 

Көк шекпенді, көк бөрік 

Қызылбастың хан Шошай (Қамбар батыр); 



 

79 


Үйге кірген екі адам еді. Алдыңғысы - биік бойлы, сусар бөрікті, қаба қоңыр сақалды, 

артқысы – ауыр, қалың қара бөрік киген орта бойлы, жауырынды, мол бурыл сақалды адам 

екен  (М.Ә. «А.Ж.»). 

«Тақия» атауына қатысты: 

Басында хажы сапарынан киіп қайтқан шошақ төбе ақ тақиясы бар (М.Ә. «А.Ж.»). 

«Тымақ» атауына қатысты: 



Қара мақпалмен тыстаған

 түлкі тымағы бар (М.Ә. «А.Ж.»). 

Сарғыш  қызғылт  жұқа  жібекпен  тыстаған  жеңіл  қара  тымағы  бар,  бозбала  тымақ 

(М.Ә. «А.Ж.»). 

Қорыта келгенде, ұлттық киім түрлерін жасауда қоғамдық өмірдің, табиғи ортаның сан 

түрлі сипаты мен өзіндік бояу нақыштарына сай, ұлттық болмыстың символдық, ритуалдық 

т.б.  да  ерекшеліктерін  түстеп  қолдана  білген  ата-бабаларымыз  мәдениетінің  жоғары 

болғандығын жоғарыдағы тілдік деректер нақтылай түседі. 

 

ПАЙДАЛАНЫЛҒАН ӘДЕБИЕТТЕР: 



 

1. Қайдаров Ә., Ахтамбердиева З., Өмірбек Б. Түр-түстердің тілдегі көрінісі. Алматы, 1992. 

2.  Смағұлова  К.Н.  Мағыналас  фразеологизмдердің  ұлттық-мәдени  аспектілері.  Ф.ғ.д. 

дисс: 10. 02. 02. Алматы, 1998.  

3.  Шойбеков  Р.Н.  Кейбір  түр-түс  атауларының  мағыналары.  //Қазақ  ССР  хабарлары. 

Фил.сер.Алматы, 1990. №3 

4. Қайдаров Ә.Т., Өмірбеков Б., Ахтамбердиева З. Сырға толы түр мен түс. Алматы, 1986. 

5.  Снасапова  Г.Ж.  Ғ.Мүсіреповтің  «Ұлпан»  повесіндегі  лингвомәдени  бірліктері. 

фил.ғыл.канд.  автореф: 10.02.02. Алматы, 2003. 

6. Марғұлан Ә. Ежелгі жыр, аңыздар. Алматы, 1985. 

7. Қайдар Ә. Қазақ тілінің өзекті мәселелері. Алматы, 1998. 

8. Қалиев С., Оразаев М., Смайылова М. Қазақ халқының салт-дәстүрлері. Алматы, 1994. 

9. Мұқанов С. Халық мұрасы (тарихтық және этнографиялық шолу) Алматы, 1974. 

10.  Камалашұлы  Б.  Монголиядағы  қазақтардың  салт-дәстүрлері  (этнологиялық 

зерттеулер) Өлгей, 1995. 

11. Кенжеахметұлы С. Жеті қазына. Алматы, 2000.  

 

Резюме

 

В статье рассматривается мотивированность названия одежды в казахском языке. 

 

Summary 

This article gives the explanation of naming kazakh clothes. 

 

 

 



ТЕРМИНООБРАЗОВАНИЕ И КОГНИТИВНЫЙ ПРОЦЕСС

 

 

Базылова Б.К.

 

Казахский государственный женский педагогический университет, 

г. Алматы, Казахстан baglan_5_3@mаil.ru 

 

Актуальной  задачей  современного  языкознания  является  не  только  анализ  уже 

сложившихся достаточно устойчивых терминосистем, но и исследование живых изменчивых 

и  сложных  фактов  становления  языка    научного  знания  и  обоснование  когнитивной  сути 

термина и терминологии.  

Если за исходную точку отчета взять положение когнитивной лингвистики о том, что 

слово  представляет  собой  определенным  образом  структурированное  знание,  когнитивную 


 

80 


основу  термина  следует  искать  в  особенностях  структуры  представленного  им  знания. 

Особенность  этой  структуры  знания,  характеризующаяся    как  отражение  части  научно-

профессионального  знания,  сказывается  соответствующим  образом  в  отдельных  аспектах 

организации  терминов.  Именно  в  этой  связи  на  первый  план   выдвигается  представление о 

системности  термина.  Когнитивный  подход  позволяет  по-иному  взглянуть  на  явления, 

прежде  изучавшиеся  в  рамках  других  направлений.  Так,  системность  при  когнитивном 

подходе предполагает определение термина и соответственно его семантической структуры 

посредством системы знаний в конкретной науке или в рамках предметной области науки в 

связи  с  ментальными  процессами.  При  этом  порождение  термина  выступает  результатом 

осуществления  определенного  набора  когнитивных  процессов,  направленных,  с  одной 

стороны,  на  выделение  особых  отраслей  знания,  а,  с  другой  стороны,  на  обобщение  опыта 

обращения  конкретной  науки  с  ее  специфическими  объектами  к  структуре  знания  в  этой 

области. 

В  когнитивный  период  исследования  термин  рассматривается  как  результат 

познавательного  процесса,  специально  ориентированного  и  организованного  особым 

сообществом  людей,  где  важной  задачей  является  выявление  и  объяснение  константных 

корреляций  между  языковыми  и  когнитивными  структурами.  При  таком  подходе  языковой 

знак  выступает  как  сложное  структурное  образование,  где  взаимодействуют  такие  типы 

сущностей как: категории действительного мира, мыслительные категории, прагматические 

факторы и отношения между языковыми знаками в системе. Следовательно, можно говорить 

об  информационно-понятийном  статусе  термина.  Термин  -  всегда  результат  научной 

познавательно-мыслительной деятельности человека. 

Исходя  из  того,  что  передаваемая  термином  информация  носит  особый  характер, 

выражая  специальное  понятие,  термин  выступает  носителем  и  хранителем  фрагмента 

информации, имеющей свою ценность в особой понятийной системе. Именно в этом смысле 

термин  представляет  собой  особую  когнитивно-информационную  структуру,  в  которой 

аккумулируется  в  конкретной  языковой  форме  профессионально-научное  знание, 

накопленное человечеством за весь период его существования [4, с.30]. 

Установлено, что для когнитивной науки операционными единицами являются понятия 

структуры  знания  и  структура  его  представления.  Если  когниция определяется  как  наука  о 

знании, то и знание как  условное обозначение одного из признаков данного понятия в этой 

науке следует определять путем выведения модели его когнитивной структуры с опорой на  

то, что значение представляет собой когнитивный феномен, за которой стоит определенная 

структура опыта со структурой оценки знания. 

По справедливому замечанию когнитологов, значение существует только как значение 

знака,  определенной  языковой  формы,  отображая  лишь  часть  знания  об  объекте,  которая 

фиксируется в словаре и связана с употреблением слова в типовых контекстах и окружениях 

[4, с.5-15]. 

Особенность структуры знания заключается в том, что она представлена, прежде всего, 

в форме совокупности концептов, объединенных строгой иерархией и объективированных в 

термине.  Следует  отметить,  термин,  как  и  слово,  является  результатом  познания,  что 

позволяет  использовать  к  анализу  термина  те  же  принципы,  что  и  к  анализу  слова,  то  есть 

подход с позиций когнитивной. 

Концептуальная  структура  как  система  знаний  о  мире  может  быть  представлена 

концептами  разного  уровня  сложности  и  абстракции.  Следовательно,  термины  можно 

рассматривать  как  единицы,  выполняющие  особую  роль  в  «приращении»  научно-

профессионального знания, так как передача и восприятие новой информации  участниками 

коммуникативного  акта  предполагает  наличие  в  их  концептуальной  системе  определенных 

семантически  общих,  необходимых  для  дальнейшего  построения  новой  концептуальной 

системы  компонентов.  В  этой  связи  закономерно  возникает  вопрос  о  том,  каков  тип 

концептов, которые находятся в основе терминологической номинации, какова их структура, 

содержание  и  степень  конкретности,  каковы  особенности  фиксации,  хранения  и  передачи 



 

81 


научных знаний в форме концептов? По мнению ученых, человек, в процессе оперирования 

концептом как единицей знания, начинает структурировать его конкретные характеристики,  

которые отражают в сознании объективные и субъективные признаки предметов, различаясь 

по степени абстракции [3, с. 29-30]. 

Конкретные образные характеристики выступают результатом обыденного познания и 

составляют ядро концепта, абстрактные же понятия, являясь производными по отношению к 

ним,  выражают  специальные  знания  об  объектах,  полученные  путем  теоретического 

исследования. Термин отличается от слова, как известно, еще и тем, что в соответствующей 

области научного знания подвергается определенной стандартизации на различных уровнях, 

что  требует  выделения  в  его  структуре  следующих  компонентов:  общенациональных, 

профессиональных и индивидуальных.  

Важным,  по  мнению  И.Г.  Барабановой,  в  научном  термине  является  специфика  его 

формирования,  которая  заключается  в  том,  что  в  большинстве  случаев  речь  идет  о  более 

абстрактных 

концептуальных 

признаках, 

обобщаемых 

и 

стандартизируемых 



на 

профессиональном уровне. Поэтому возникает правомерность понимания терминологии как 

системы  логически  осмысленных  концептов  в  определенной  области  научного  знания, 

возникающих  на  основе  выделения  существенных  характеристик  предметов  и  явлений  с 

отвлечением от функционально второстепенных признаков [2, с.35]. 

   Когнитивная  особенность  термина  заключается  в  отражении  им  элементов  опыта  и 

оценки специалистом конкретного фрагмента научной области, а также в хранении научных 

фактов  и  умножении  знания.  Важен  учет  коммуникативных  функций  термина  в 

профессиональной  среде  при осуществлении операции  со  структурами  знания.  В  языке  для 

специальных  целей  значимую  роль  играет  связь  информации  со  знанием  и  использование 

терминов в речевой деятельности в качестве особых единиц обработки информации. 

Терминообразование  в  этом  смысле  представляет  собой  сложно  структурированный 

когнитивный  процесс,  включающий  передачу  и  получение  закодированной  языковыми 

средствами  информации,  важную  роль  при    котором  играют  условия  его  осуществления  и 

среда.  В  связи  с  предлагаемой  постановкой  проблемы  представляется  важным  уточнить 

соотношение  термина  с  понятием,  поскольку  в  данном  направлении    основная  дискуссия 

возникает  вокруг  вопроса  о  разграничении  специальных  и  неспециальных  понятий.  Одни 

авторы  противопоставляют  научные  понятия  и  обыденные  понятия  [1,  с.167],  другие  же 

проводят  дифференциацию  конструктивно-логических    и  индуктивно-эмпирических 

понятий.  Следует  отметить,  что  соотношение  специального  и  неспециального  понятий 

далеко не всегда является столь ясным и очевидным.  

Очевидно, термин как единица речи (преимущественно научной речи) используется и в 

других  типах  дискурса,  представляя  ту  часть  содержания  ментальной  единицы,  которая 

фиксирует  результат  научного  познания.  С  такой  позиции  термин  можно  рассматривать  в 

рамках  когнитивно-дискурсивной  парадигмы  как  языковой  знак,  фиксирующий  в  своем 

значении научное знание о референте, а также содержащий информацию о себе  самом как о 

единице  естественного  языка,  существующий    в  определенной  терминосистеме.  Термин 

полностью  реализует  свою  функцию  в  соответствующем  научном  или  техническом 

контексте  в  устной  или  письменной  форме  изложения  или  сообщения  в  совокупности  с 

другими  терминологическими  и  нетерминологическими  единицами,  реферирующими  к 

одной  и  той  же  предметной  области  [5,  с.79].  Ср.:  план  выражения  (тұрпат  меже),  план 

содержания  (мазмұн  меже),  план  дальний  (қашықтағы  бітім),  план  тематический 

(тақырыптық жоспар), редакционный план (редакциялық жоспар). 

Подобный  подход  расширяет  понимание  понятия  «термин»,  выводя  его  за  пределы 

обозначаемого  им  концепта  или  категории,  раскрывая  функциональный  диапазон 

варьирования механизма, позволяющего относительно свободное использование одной и той 

же 

терминологической 



единицы 

в 

различных 



подъязыках, 

стилях 


и 

жанрах 


общенационального  языка.  При  таком  видении  термина  становится  очевидным  наличие  у 

термина  таких  признаков,  как  многозначность,  синонимия,  эмоционально-оценочная 



 

82 


коннотация. Ср.: стиль  [анг.Stule, diktion,   нем. Stil; Style, итал. Stile, гр. Stylos –палочка]  ; 

«стиль»  в  средние  века  –  приспособление  для  письма;  древние  греки  и  римляне  «стилем» 

писали  на  древесине;  его  изготавливали  из  металла.  В  процессе  прогрессивного  развития 

человеческих знаний изменились наши представления о сути многих научных и технических 

понятий,  выступающих  в  качестве  внешнего  фактора,  что  влечет  за  собой  адекватное 

развитие  и  изменение  соответствующих  понятий.  Ср.:  стиль  писателя,  идиостиль,  стиль 



произведения, стиль древнерусской литературы, национальные и региональные стили, стиль 

художника,  стиль  композитора,  стиль  жизни,  система  стилей  (в  языкознании:  научный, 

публицистический, официально-деловой, экспрессивный, нейтральный и.т.д). 

Информационная емкость термина в филологических науках зависит главным образом 

не  только  от  научного  и  технического  знания,  а  также  от  изменений,  связанных  с 

культурным  и  социальным  устройством  общества.  Так,  произошедшие  процессы 

формирования  нового  Казахстана,  расширение  процессов  глобализации,  развитие  новых 

коммуникационных 

технологий 

привносят 

в 

нашу 


жизнь 

 

не 



только 

новые 


интернациональные  термины,  отодвигающие  на  задний  план  русские,  но  и  термины, 

имеющие  специфические  национальные  особенности.  Ср.:  дефиниция,  дескриптивті 



лингвистика, паралингвистика, фрейм. Это свидетельствует о том, что активизация в языке 

новых терминов прямо зависит от социального заказа.  

Призма  когнитивного  подхода  изучения  лингвистической  терминологии  позволяет 

осуществить  перспективную  линию  исследования,  основанную  на  пересечении  и 

переплетении  коммуникативной  лингвистики  и  когнитивной  лингвистики.  На  когнитивном 

этапе 


терминологической 

теории 


акцентируется 

принципиальная 

необходимость 

рассматривать когнитивные аспекты терминологии, подразумевающие изучение механизмов 

ментальной  деятельности  человека  при  взаимодействии  с  миром  и  его  отражением  через 

язык.  В  этой  связи  термин  рассматривается  как  результат  научной  познавательно-

мыслительной деятельности человека.  

Безусловно, 

применение 

положений 

когнитивно-дискурсивной 

парадигмы 

к 

определению 



лингвистического 

термина 


как 

единицы 


языкового 

и 

научно-



профессионального  знания дает возможность раскрытия информационной емкости термина, 

его 


понятийно-семантической 

структуры, 

т.е. 

совокупности 



значений 

термина, 

фиксирующих конкретную терминологическую информацию.  

Современная лингвистическая терминология неоднородна по своему составу и гораздо 

шире  по  своей  коммуникативной  направленности.  Она  представляет  собой  не  только  ядро 

профессиональной лексики, позволяющее специалистам в области языкознания оперировать 

социально  значимой  информацией  и  использовать  ее  в  профессиональной  сфере,  но  и 

важную часть  национальной языковой картины мира. При этом социальный заказ выступает 

необходимым 

элементом 

формирования 

и 

функционирования 



лингвистической  

терминологии.  

Основная часть казахских    лингвистических    терминов - это собственно термины, 

употребляющиеся лишь в пределах данного терминологического поля:    eciмдiк,    етiстiк, 



нүкте  и  т.  д.  Другая  часть  —  это  лексические  единицы,  употребляющиеся  и  за 

пределами  казахской  лингвистической  терминологии:  буын,  жақ,  ритм  и  т.  д.  Эти 

разностилевые  лексические  единицы  в  данной  терминологической  системе  сохраняют 

лишь, свое звучание. Поэтому нельзя их принимать за многозначные термины. 

Термины  казахского  и  русского  языков,  обозначающие  один  и  тот  же  предмет  или 

явление  и  образованные  с  использованием  различных  признаков  номинации,  как  бы 

дополняют друг друга с точки зрения того, какие стороны  объективной действительности в 

них  фиксируются.  В  таких  характеристиках  предметов  или  явлений  присутствует  и 

субъективный  момент,  который  заключается  в  самом  факте  выбора  в  качестве  основания 

номинации одной  из  равных  по объективной  значимости  черт обозначаемого предмета  или 

явления. 


 

83 


Так,  внутренняя  форма  термина  түбір  непосредственно  связана  со  значением  слова 

түбір  –  «корень  дерева»,  «пень»,  термин  тырнақша  (кавычки)  мотивирован  значением 

слова  тырнақ  –  «ноготь»,  «коготь»,  слово  дауысты  в  терминологическом  словосочетании 



дауысты дыбыс

 мотивирован значением  слова дауысты – «обладающий голосом». 

Выбор  ведущего  признака  представляет  собой  одновременно  и  оценку,  и 

интерпретацию именуемого объекта, которые сочетают в себе субъективные и объективные 

моменты,  ибо  выделенные  признаки,  послужившие  основанием  номинации,  «поставляют», 

как  правило,  объективную  информацию  о  соответствующем  предмете  или  явлении. 

Терминологическая номинация – это определенная интерпретация именуемого предмета или 

явления  через  призму  их  субъективно-объективного  восприятия  со  стороны  именующего. 

Так,  термин  ана  тілі  (родной  язык)  соотносится  с  общеупотребительным  словом  «мать» 

(букв.  язык  матери),  в  то  время  как  его  русский  эквивалент  –  со  словом  «родной»,  но  в 

обоих  случаях  именуемое  терминологическое  понятие  квалифицируется  сквозь  призму 

образно-ассоциативного восприятия. 

Часто  выбор  мотивирующей  основы  для  нового  понятия  диктуется  специфически 

национальными  внутренними  и  внешними  языковыми  факторами,  которые  выступают  во 

взаимной  обусловленности.  В  таких  случаях  создаются,  как  правило,  мотивированные 

термины с «живой» внутренней формой, осознаваемой носителями языка. При этом нередко 

для обозначения тождественных понятий в разных языках в качестве основания номинации 

избираются  отнюдь  не  тождественные  признаки,  хотя  соотносятся  они  обычно  с  наиболее 

существенными сторонами именуемого явления. 

Очень  часто  в  качестве  терминов  выступают  общеупотребительные  слова, 

подвергшиеся 

ассоциативному 

переосмыслению. 

Существуют 

разные 


принципы 

терминологического  переосмысления,  обусловленные  разным  характером  ассоциативных 

связей.  Одним  из  наиболее  продуктивных  способов  создания  терминов  является  перенос 

значения  общеупотребительного  слова  вследствие  ассоциаций,  вызванных  сходством  по 

функции, по форме и т.д.  

  Так, процесс  создания  термина етістік  схематично  можно  представить   следующим 

образом: 

етістік

 

                                                                              ↓ 

ет – «производить действие» 

 

есімше

 

                                                                      ↓ 

есім – «имя» 

  Таким образом, термин етістік  мотивирован значением вспомогательного глагола ет 

–  «производить  действие»;  есімше    значением  слова  есім  –  «имя».  Термин  кірме 

ассоциацитивно  связан  со  значением  «пришлый»;  жалғау  ассоциативно  восходит  к 

значению «соединение, присоединение». Важно уточнить, большое число единиц основного 

словарного фонда казахского языка, обозначающих жизненно важные для человека понятия, 

представляет собой неотъемлемую часть терминологической системы. 

Следовательно,  чем  больше  информации,  совпадающей  со  свойствами  познаваемого  

объекта,  содержится  в  значении  общеупотребительного  слова,  тем  выше  вероятность 

избрания  именно  этого  слова  для  обозначения  терминируемого  явления.    Двуединая 

сущность  термина,  как  правило,  заключается  в  том,  что,  аккумулируя  общеязыковую  и 

научную  информацию,  он  выступает  единицей  как  языкового,  так  и  научно-

профессионального  знания.  Таким  образом,  общеязыковая  информация,  зафиксированная  в  

сознании  носителей  языка,  подвергается  образно-ассоциативному  переосмыслению  в 

процессе  научно-профессиональной  деятельности,  превращаясь  в  терминологическую 

информацию. 



 

84 


Знание  хранится  в  человеческой  памяти    в  форме  понятий.  Понятие  характеризуется 

как  мысль,  отражающая  объекты  в  их  общих  существенных  признаках.  Это  могут  быть 

отражения  самых  разных  объектов  окружающей  нас  действительности,  их  состояния, 

свойства  и  системные  отношения.  Именно  с  помощью  понятий  происходит  генерализация 

человеческого  опыта,  связанного  с  конкретными  объектами,  которые  классифицируются  в 

определенную систему, поскольку обладают общей функцией.  

Термины  как  языковые  выражения  специальных  концептов  представляют  собой 

особый  способ  репрезентации  профессионально-научного  знания.  Термин,  отражая 

специальный концепт, становится инструментом познания и создается с определенной целью 

конкретным автором или группой специалистов. Поскольку специальные термины являются 

предметом  обсуждения,  сравнения,  анализа  и  получают  как  следствие  свое  место  в 

логической  классификации,  то  с  точки  зрения  научной  деятельности  точность  термина  – 

высшее достоинство языка.  

Таким  образом,  термины  как  особые  слова  представляют  собой  продукт  когнитивной 

деятельности,  «инструментарий»,  при  помощи  которого  специалисты,    иногда    и  широкий 

круг  носителей  языка  осуществляют  познавательную  деятельность  в  соответствующей 

научно-понятийной сфере. 

 

 



 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА: 

 

1.

 



Апресян  Ю.Д.    Лексическая    семантика:  синонимические  средства  языка.  -  М.,  1974.  -         

367 с. 


2.

 

Барабанова И.Г. Когнитивный аспект современной русской экономической системы: 



Дисс. … канд. филол. наук. - Ростов-на-Дону, 2006. - 268 с. 

3.

 



Болдырев  Н.Н. Когнитивная семантика. – Тамбов, 2000. - 123 с. 

4.

 



Володина  М.Н.  Когнитивно-информативная  природа  термина  (на  материале 

терминологии средств массовой информации). - М., 2000. - 128 с.   

5.

 

Дроздова  Т.В. Распределение информации в научном тексте // С любовью к языку: 



сб. науч. тр.  Института языкознания РАН, 2002. - Москва-Воронеж: - с. 452-462. 

 


Каталог: files -> colconf
files -> Литература по физико-математическим наукам
colconf -> Г. Д. Рыскелдиева Жинақта «Жаратылыстану гуманитарлық ғылымдары жəне олардың Қазақстан Республикасының индустриалды нновациялық даму бағдарламасын жүзеге асырудағы рөлі» атты
files -> Issn 2308-0590 Индекс 74661 редакциялық кеңес мағауин Мұхтар Қазақстанның халық жазушысы Ғарифолла Есім
files -> «Бекітемін» Алматы облысы білім басқармасының басшысы
files -> Хіх ғасырдағЫ Қазақ Әдебиетінің тарихы
files -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
colconf -> «геология жəне тұРАҚты даму» Ғылыми-теориялық конференциясы еңбектері
colconf -> I ші халықаралық ғылыми-тəжірибелік конференцияның ЕҢбектері


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   90


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет