С. Торайғыров атындағы Павлодар мемлекеттік



жүктеу 80.25 Kb.

бет3/12
Дата15.03.2017
өлшемі80.25 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
часть страны печорским путем - через 
Иртыш,  Обь,  Северный  Урал.  Часть 
казаков с Матвеем Мещеряком, вместе 
А.ж. ЕрмАНоВ, м.г. КАчАНоВСКАя

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
34
с присланным из Москвы небольшим 
отрядом  И.  Мансурова,  осталась  в 
Сибири и заложила в устье р. Иртыша 
первое  русское  укрепление  -  Обской 
городок.
Трудность  русских  воевод 
заключалась в том, что здесь не было 
опорных  пунктов.  Необходимость 
их  была  скоро  осознана  русским 
правительством, и после захвата земли 
в низовьях Иртыша и Оби были построены 
опорные пункты. «В 1586 г. воевода 
Сукин основал Тюмень на реке Туре, 
а в следующем (1587) воевода Чулков 
заложил  Тобольск,  близ  бывшего 
города  Сибири…  Кучум  несколько 
лет еще боролся с русскими. В 1598 г. 
воевода Воейков разбил его не Глову и 
взял в плен его семейство. Сам Кучум 
убежал к нагаям и был убит ими. С 
тех пор русские воздвигали город за 
городом,  подвигаясь  все  дальше  в 
глубь Сибири. В 1592 г. был построен 
Пелым,  за  ним  Березов  и  Обдорск, 
а в 1601 - Туринск на реке Туре. Но 
главным  образом  движение  русских 
шло  к  востоку.  Так,  в  1594  г.  была 
построена Тара, в 1596 – Нарым, в 1597 
– Кецк, а в 1604 – Томск на реке Томи» 
[3, с.532-533]. 
Так  сибирские  казаки  Ермака 
положили началу завоеванию Сибири. 
После гибели Кучума борьбу с царской 
агрессией в Сибири продолжали его 
потомки.  Практически  весь  XVII  в. 
кучумовичи оказывали сопротивление 
колонизации края, строительстве новых 
городов,  и  переселению  крестьян. 
Сибирский исследователь Ф. Усов писал: 
«Киргизы  не  смотрели  равнодушно 
на  попытки  русских  землеискателей 
приобретать у них землицы, а напротив, 
жестоко мстили за это постоянными 
набегами и опустошениями пограничных 
селений».  [2,  с.91-92]  Бассейн  рек 
Тобол, Есиль, Иртыш и Обь был ареной 
кровопролитных сражений между русским 
отрядами и сибирским народами. 
В связи с непрекращающимися 
нападениями  казахских  отрядов  на 
сибирские  города  Тару,  Тобольск, 
Тюмень, Тарханский острог, Коркину 
слободу царские власти направляли на 
пополнение сибирских городовых казаков 
новые отряды казаков из европейской 
части  страны.  Сибирские  казаки  с 
первых  лет  существования  активно 
участвовали  в  подавлении  восстаний 
местных народов, колонизации края, 
расширении  территории  России.  В 
конце XVII в. русская граница в Сибири 
стала постепенно выдвигаться к югу к 
Царевому Городищу (ныне г. Курган). В 
начале XVIII в. граница между Казахским 
ханством  и  Россией  проходила  от 
слободы Чернолуцкая на Иртыше до 
станицы Звериноголовской на Тоболе и 
достигала 985 верст [2, с.93].
Казаки Ермака проложили дорогу 
на сибирские просторы энергичным и 
предприимчивым  русским  людям. 
В  XVII  веке  русское  продвижение  в 
Сибирь было необычайным по темпам 
и размаху. Это являлось результатом 
соединенных  усилий  казаков  и 
государственных  служб.  Первыми 
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі

35
шли  маневренные  отряды  казаков. 
Царские воеводы с ратными людьми и 
строительными артелями представляли 
вторую волну колонизации.
Сибирь  влекла  к  себе  прежде 
всего  неисчислимыми  в  то  время 
пушными  богатствами,  в  которых 
были  заинтересованы  и  «торговые 
люди»,  и  крепнущее  государство. 
Г ос у д а р с т в ен н ы е   р а с х о д ы 
увеличивались вместе с возрастанием 
государственной мощи. Нужны были 
новые пополнения казны. Правительство 
поощряло заселение Сибири ссудами и 
податными льготами. В Москве освоение 
сибирских земель рассматривалось как 
задача первостепенной важности. 
Следом  за  казаками  Ермака 
в  Сибирь  двинулись  крестьяне, 
п р о м ы ш лен н и к и - з в е р о л о в ы , 
служилые люди, началось интенсивное 
промысловое  и  земледельческое 
освоение края.
Однако  главенствующую  роль 
в процессе присоединения и освоения 
края  сыграли  русские  переселенцы-
представители трудовых слоев населения, 
приходившие в далекий восточный край 
на промыслы и оседавшие в сибирской 
тайге как земледельцы и ремесленники. 
Наличие  свободных,  пригодных  для 
земледелия  земель  стимулировало 
процесс их оседания.
Между пришельцами и местными 
жителями  завязывались  контакты 
хозяйственные, бытовые, культурные. 
Коренное население сибирской тайги и 
лесостепи в массе своей положительно 
относилось  к  вхождению  в  состав 
Русского государства.
Стремление  избавиться  от 
разорительных набегов более сильных 
соседей - южных кочевников, желание 
избежать постоянных межплеменных 
столкновений и распрей, наносивших 
урон хозяйству рыболовов, охотников 
и  скотоводов,  а  также  осознаваемая 
потребность в экономических связях 
побуждали  местных  жителей  к 
объединению  с  русским  народом  в 
составе одного государства.
Процесс  вхождения  сибирских 
народов в состав Российского государства 
завершился  в  течение  XVII  века. 
Многие племена приняли российское 
подданство  добровольно.  Большую 
часть тайги и тундры малочисленные 
русские отряды прошли, не встретив 
серьезного  сопротивления.  Местные 
народы  рассчитывали  на  выгодную 
торговлю с русскими и на защиту от 
разорительных вражеских набегов. 
Таким  образом,  казачий  отряд 
Ермака,  начавшийся  без  широкого 
замысла, как рядовая военная экспедиция 
против  окрестных  племен,  позднее 
вылился  в  целеустремленный  марш 
на Искер. Поход казаков, открывший 
дорогу в Сибирь для широкой народной 
колонизации,  сам,  по  существу, 
представлял ее первый могучий поток. 
А также казаки создали благоприятные 
условия для присоединения Сибири к 
Русскому государству, для последующего 
широкого хозяйственного освоения ее 
русским населением. 
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи
А.ж. ЕрмАНоВ, м.г. КАчАНоВСКАя

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
36
литература
1. Большая советская энциклопедия. 
Гл. ред. А.М. Прохоров. Т. 11. М.: «Советская 
энциклопедия». 1973.-С. 175.
2. Абдиров М.Ж. История казачества 
Казахстана.-Алматы, 1994.
3. Костомаров Н.И. Русская история 
в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. 
Книга I. Москва.: «Книга». 1990. – 737 с.
4.  Захаренко  А.Л.,  Б.К.  Косаяков, 
В.К.Мерц.  История  Павлодарского 
Прииртышья.-Павлодар, 2003.-133 с.
5.  Карамзин  Н.М.  История 
Государства Российского. Т.8. Гл. 5. СПб, 
1887.-с.234.
6.  Россия.  Полное  географическое 
описание  нашего  Отечества.  Под  ред. 
Семенова В.П. Кн. XVIII. Киргизский край. 
СПб., 1903.-478 с.
7.  Миллер  Г.Ф.  История  Сибири, 
том  I.  Москва,  «Восточная  литература» 
РАН, 1999 г.
8.  Сибирские  летописи.  –  СПб., 
1907. – С. 141-142.
9.  Андреев  А.  Строгановы. 
Энциклопедическое издание. – М., 2000.- 
592 с.
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі

37
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи
б.н. абДрахМаноВ,                       УДК 94(574.25)(=11272) «1941/1945»
С.Ж. рахиМЖаноВа
Павлодарский государственный университет
им. С. Торайгырова
дЕяТЕЛьНоСТь НЕмЦЕВ-пЕрЕСЕЛЕНЦЕВ 
В ТрУдоВом рЕзЕрВЕ СССр НА примЕрЕ 
пАВЛодАрСКой оБЛАСТи В годы  
ВЕЛиКой оТЕчЕСТВЕННой ВойНы
Атаулы мақалада Ұлы Отан Соғыс жылдарындағы 
еңбек әскері кызметтіндегі депортацияға ұшыраған 
немістердің рөлі талданады.
The present article comprises an analysis of the role of 
deported Germans in activity of Labor Armi during the period 
of the Great Patriotic War. 
Термин  «трудовая  армия» 
в о з н и к   в   г о ды   г р а ж д а нс к ой 
в ой н ы   и   о б о з н а ч а л   р е а л ь н о 
существующие  «революционные 
армии  труда».  Разгоравшаяся 
война  делала  мобилизацию  труда 
практической  задачей.  В  начале 
1920  г.  специальным  декретом 
была  введена  всеобщая  трудовая 
повинность.  Из  мобилизованных  на 
трудовой фронт стали формироваться 
военно-трудовые  подразделения.  К 
решению  хозяйственных  задач 
привлекались воинские подразделения 
и целые армии. Были сформированы 
«революционные  армии  труда».  В 
годы  Великой  Отечественной  войны 
«трудармейцами» стали называть себя 
те,  кто  выполнял  принудительную 
трудовую повинность. Но ни в одном 
официальном документе периода 1941-
1945  гг.  понятие  «трудовая  армия» 
не  встречается.  Трудовая  политика 
советского  государства  военного 
времени  связывалась  с  терминами 
«трудовая  повинность»,  «трудовое 
законодательство», «трудовые резервы» 
[1; с.154-162].
В годы Великой Отечественной 
войны этот опыт, только в значительно 
более жестокой репрессивной форме, 
был применен к советским народам, в 
первую очередь к тем, чьи исторические 
корни были связаны с враждебными для 
СССР государствами, - немцам, финнам, 
румынам, болгарам и др. Основной удар 
репрессивной сталинской политики в 
этот период пришелся на немцев, так 
как они были в данной группе самым 
многочисленным этносом, а Германия 
-  главным  противником  Советского 
Союза в войне. 
На основе ряда строго секретных 
постановлений  Государственного 
Б.Н. АБдрАхмАНоВ, С.ж. рАхимжАНоВА

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
38
Комитета Обороны (ГКО) от 10 января, 
14  февраля,  7  октября  1942  и  др. 
проводилась тотальная мобилизация 
немецких юношей и девушек, мужчин 
и  женщин  в  рабочие  колонны  через 
райвоенкоматы Наркомата Обороны и 
направление их на стройки и предприятия 
Урала,  Сибири  и  Подмосковья  
[2; с. 315-320].
Х р о н о л о г и ч е с к и е   р а м к и 
функционирования  «Трудармии» 
— годы Великой Отечественной войны 
(1941-1945). Как представляется, можно 
выделить четыре этапа в истории ее 
существования.
Первый  -  с  сентября  1941  по 
январь  1942  года.  В  это  время  на 
основании постановления Политбюро 
ЦК  ВКП(б)  от  31  августа  1941 
года  «О  немцах,  проживающих  на 
территории  Украинской  ССР»  в 
республике  происходит  трудовая 
м о б и л и з а ц и я   м у ж ч и н- не м ц е в 
призывного  возраста.  Одновременно 
начат отзыв военнослужащих немецкой 
национальности  из  Красной  Армии. 
Из  всех  этих  немцев  создаются 
строительные  батальоны,  которые 
направляются  на  четыре  объекта 
НКВД: Ивдельлаг, Соликамбумстрой, 
Кимперсайлаг  и  Богословстрой.  Во 
время этого же этапа осуществляется 
депортация всего немецкого населения 
из европейской части СССР и расселение 
его в Сибири и Казахстане.
Второй этап - с января по октябрь 
1942 года. На этом этапе происходит 
массовый призыв в рабочие отряды и 
колонны немцев - мужчин от 17 до 50 
лет, первоначально тех, кто подвергся 
переселению, а затем и всех остальных, 
постоянно проживавших в восточных 
районах страны. Из них формируются 
рабочие отряды и колонны, которые 
придаются  важнейшим  лагерям  и 
стройкам НКВД.
Третий этап - с октября 1942 по 
декабрь  1943  года  -  характеризуется 
п р о в е д ен и е м   с а м ой   м а с со в ой 
мобилизации советских немцев, к  которой 
привлекались  не  только  мужчины, 
но и женщины-немки. На этом этапе 
рабочие отряды были сформированы 
не  только  при  лагерях  и  стройках 
НКВД, но и на предприятиях других 
наркоматов и ведомств. Наибольшее 
их количество находилось в наркоматах 
угольной и нефтяной промышленности, 
боеприпасов  и  строительства.  Всего 
военизированные  формирования  из 
граждан СССР немецкой национальности 
функционировали в 34 наркоматах.
Четвертый этап - с января 1944 
года  до  ликвидации  «Трудармии» 
(в  основном  в  1946  году).  На 
заключительном этапе значительных 
по количеству призывов немцев уже 
не проводится и пополнение рабочих 
отрядов и колонн идет за счет прибытия 
на территорию СССР бывших советских 
граждан  немецкой  национальности, 
репатриированных из освобожденных 
Красной  Армией  стран  и  Германии. 
Размещались  военизированные 
формирования  из  советских  немцев 
практически на всей территории СССР. 
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі

39
В  силу  конкретных  обстоятельств 
хода войны и концентрации, в связи 
с  этим,  военной  промышленности  и 
добывающих  отраслей  народного 
хозяйства в восточных районах страны, 
подавляющая часть рабочих отрядов и 
колонн из немцев была сформирована и 
функционировала на Урале и в Сибири. 
Достаточно большое число их имелось 
на  территории  европейской  части 
СССР и в Казахстане. На территории 
других  регионов  бывшего  СССР 
военизированные  формирования  из 
советских немцев не имели широкого 
распространения и были малочисленны 
по своему составу [3; с. 8-9].
Правовой статус “мобилизованных 
немцев” можно определить как нечто 
среднее между заключенным лагеря и 
военно-строительным рабочим, причем 
преобладали  лагерные  признаки.  В 
местах работы они были изолированы 
от  местного  населения  и  остальных 
заключенных,  размещались  в  зонах, 
обнесенных  колючей  проволокой, 
находились  под  военизированной 
охраной и снабжались в соответствии 
с  продовольственными  нормами 
ГУЛАГа. 
Т р у д о в а я   м о б и л и з а ц и я 
советских  немцев  являлась  особой 
формой репрессий по национальному 
признаку.  Трудармейцы  несмотря 
на  формальное  распространение  на 
них норм гражданского и трудового 
законодательства, фактически оказались 
лишенными права свободно выбирать 
место жительство или занятий.
В  трудовой  армии  были 
не  только  спецпереселенцы.  Туда 
призывались около 200 тысяч казахов, 
причем основную их часть составили 
колхозники.  Большинство  из  них 
работало на заводах Урала и Сибири, 
на  строительстве  железных  дорог. 
По данным Госплана республики, на 
начало декабря 1941 года в сельской 
местности насчитывалось 1 миллион 
973  тысячи  трудоспособных,  в  т.  ч.  
1 148449 мужчин и 824 880 женщин. В 
это же число входят спецпереселенцы.
Наиболее массовая мобилизация 
российских немцев в “трудовую армию” 
была  положена  постановлениями 
Государственного Комитета Обороны 
(ГКО)  от  10  января,  14  февраля 
и  7  октября  1942  года.  Из  них  на 
железнодорожное строительство было 
мобилизовано свыше 30 тысяч. Они 
использовались на тяжелых земляных 
работах.  Железнодорожные  линии 
Баскунчак-Макат, обходной путь дороги 
Оренбург-Арысь, линии Акмолинск-
Карталы,  Акмолинск-Павлодар, 
Караганда-Акмолинск были построены 
в  основном  усилиями  колхозников, 
трудармейцев  и  заключенных 
ГУЛАГа[2; 315-320].
П ос т а н о в лен и е м   Г К О   о т  
14 октября 1942 г. призыв на трудовой 
фронт  был  распространен  на  другие 
«национальности  воюющих  с  СССР 
стран»:  финнов,  румын,  венгров... 
Неопределенность  статуса  этих 
«мобилизованных  контингентов» 
вынужден  был  отметить  начальник 
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи
Б.Н. АБдрАхмАНоВ, С.ж. рАхимжАНоВА

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
40
ГУЛАГА  Наседкин:  «В  связи  с  тем, 
что мобилизованные являлись новыми 
для  ГУЛАГа  контингентами,  были 
разработаны  и  изданы  основные 
положения,  предусматривающие 
вопросы правового порядка организации 
и трудового использования”. Всего до 
августа  1944  г.  призвано  около  400 
тыс. мужчин и женщин, подавляющее 
большинство  которых  составляли 
немцы. Из них около 220.000 направлены 
непосредственно в лагеря НКВД, а около 
180 тыс. - под «неусыпным» контролем 
органов  внутренних  дел  на  объекты 
других наркоматов.
Жилищно-бытовое и моральное 
положение  немцев-трудармейцев 
было  очень  тяжелым.  Обвиненные  в 
пособничестве врагу, лишенные всего 
имущества  и  продовольственных 
запасов, выселенные в предверии зимы в 
восточные районы страны и расселенные 
в сельской местности, где отсутствовала 
карточная система, немецкое население 
по воле руководства страны оказалось в 
тяжелейшем материальном положении. 
Призыв уже ослабленных пережитыми 
потрясениями и недоеданием мужчин в 
январе-феврале 1942 г., заточение их за 
колючую проволку, питание по нормам 
ГУЛАГа, направление лиц умственного 
труда на тяжелые физические работы, 
отсутствие  элементарных  бытовых 
условий, общее ухудшение положения 
в стране вследствие военных действий, 
морально-психологический прессинг 
(внутренние  агенты  внешнего  врага) 
привели  сразу  же  к  значительной 
смертности  и  инвалидности  среди 
занятых принудительным трудом.
Р а б о т а л и   т р у д а р м е й ц ы 
на  объектах  НКВД,  а  также  в 
угледобывающей и нефтедобывающей 
промышленности,  на  строительстве 
железных дорог, на объектах наркоматов 
боеприпасов,  строительства,  легкой 
промышленности. 
В   н е ф т е д о б ы в а ю щ е й 
и   не ф т е п е р е р а б а т ы в а ю щ е й 
п р о м ы ш лен н ос т и   У р а л ь с к о г о 
региона  “мобилизованные  немцы” 
р а б о т а л и   н а   п р е д п р и я т и я х 
Башкирского  нефтекомбината: 
тресты  «Уфимнефтезаводстрой», 
«Туймазынефть»,  «Башнефтестрой», 
«Ишимбайнефть», «Башнефтегазстрой», 
«Башнефтеразведка»,  Управление 
«Баштехснанефть»,  завод  417, 
Уфимский  нефтеперегонный  завод; 
Молотовского  нефтекомбината: 
т р е с т ы   « К р а с н о к а м с к у г о л ь » , 
«Молотовнефтестрой»,  завод  422, 
Вышегородский  нефтеперегонный 
завод, Павловский завод и стройучасток 5 
в Оханском районе Молотовской области, 
строительно-монтажная  контора  и 
стройконтора  3,  геологоразведочная 
к о н т о р а ,   К у к е т с к и й   со в х о з ; 
Куйбышевского  нефтекомбината: 
т р е с т ы   « Б у г у р ус л а н не ф т ь »   и 
«Азнефтегазстрой»  в  Чкаловской 
области;  на  машиностроительных 
заводах  Наркомнефти:  Верхне-
Сергинском  (Свердловская  обл.), 
Павловском, Юго-Камском, Кунгурском 
(Молотовская обл.); Благовещенском 
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі

41
и  Ишимбаевском  (Башкирская 
АССР),  Сарапульском  (Удмуртская 
АССР),  а  также  на  строительстве 
Верещагинского,  Ишимбаевского 
газолинового  и  Орского  заводов 
Наркомнефти, осуществляемом трестом 
«Главнефтестрой»  16.  По  данным 
на  январь  1943  г.  на  предприятиях 
Наркомнефти  Уральского  региона 
работало  22  388  «мобилизованных 
немцев»  17,  что  составляло  73,6% 
от  численности  этого  контингента, 
поступившего на предприятия нефтяной 
промышленности СССР (всего 30 403 
человека) [4].
Н а б л ю д а е т с я   с н и ж ен и е 
численности  немцев  в  Павлодарской 
области  и  в  целом  по  Казахстану 
в  результате  начавшейся  массовой 
мобилизации дееспособных немецких 
мужчин  и  женщин  в  рабочие 
колонны  на  все  время  войны:  «из 
них  были  созданы  военизированные 
формирования, имевшие трехзвенную 
структуру (рабочие отряды – рабочие 
колонны  –  рабочие  бригады) 
и  сочетавшие  в  себе  элементы 
военной  службы,  производственной 
деятельности,  гулаговского  режима 
содержания».  Так, только в совхозах 
и МТС Павлодарской области на май 
1943 г. было размещено 3966 человек 
переселенческого контингента немцев. 
Немцы, проживавшие до начала военных 
действий в Павлодарском Прииртышье, 
и немцы, депортированные на данную 
территорию,  мобилизовались  в 
различные отрасли промышленности.
Свой  трудовой  след  в  истории 
Павлодарского Прииртышья оставили 
военнопленные немцы – 1500 человек. 
В  январе  1945  г.  в  соответствии 
с  решением  ГКО  СССР  тресту 
«Майкаинзолото»  в  п.  Майкаин 
Павлодарской области было выделено 
1500 человек военнопленных немцев.
Для размещения военнопленных 
было решено организовать два лагеря: 
первый  на  новой  жилплощадке  в 
двух километрах западнее п. Майкаин 
–  800  человек,  второй  в  поселке 
строящейся  Шоптыкульской  ЦЭС  в 
22 километрах южнее п. Майкаин на 
700 человек 5. Всего в годы ВОВ более 
120  000  немцев  находились  в  рядах 
трудармии, из них 72 000 человек были 
призваны из числа немцев, расселенных 
и  проживавших  в  Казахстане.  Из 
Павлодарской области были призваны 
в трудовые колонны 15 104 местных и 
депортированных женщин и мужчин 
немецкой национальности[5; с. 51]
В 1948  г. трудамейцев закрепили в 
местах ссылки в качестве спецпоселенцев. 
В 1955 г. эти ограничения были сняты, 
но запрещалось возвращаться в родные 
места  тем  немцам,  которые  были 
выселены из режимных местностей и 
прифронтовых  районов  Советского 
Союза. Поэтому немцы, депортированные 
из европейской части России, вынуждены 
были вернуться в те места, где они были 
размещены после депортации. 
Набор депортированных народов 
в трудовую армию велся повсеместно 
на территории всего Советского Союза 
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи
Б.Н. АБдрАхмАНоВ, С.ж. рАхимжАНоВА

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
42
не обошло это явление и КазССР. На 
территории  Павлодарской  области 
это  явление  было  ярко  выражено  и 
имело значительные последствия для 
Павлодарской области. В целом вклад 
немцев в рамках трудовой армии был 
значительным.
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі
литература
1.  Гончаров  ГА.  “Трудовая 
армия”  периода  Великой  Отечественной 
войны:  российская  историография  // 
Экономическая история. Обозрение / Под ред.  
Л.И. Бородкина. Вып. 7. М., 2001.- с. 154-162.
2.  Анес  Г.  Депортированные  в 
Казахстан  народы:  время  и  судьбы. 
Алматы:  «Арыс»-«Қазақстан»,1998.- 
с. 315-320.
3.  Герман  А.А.,  Курочкин  А.Н. 
Немцы СССР в «Трудовой Армии»(1941- 
1945).-Москва: «Готика»,1998.-с.8-9.
4. Электронный ресурс: www.pseu-
dology.org/German/Deportation.
5.  Подопригора  Ю.И.  Немцы 
Павлодарского  Прииртышья.-Алматы, 
2010.-с.51.
6. Кригер В.Э., Фризен А.Н., История 
Казахстана. Белые пятна. Сб. статей под 
ред. Абылхожина.-Алма-Ата,1991.

43
н.Е. КУзЕМбаЕВ                                                                         УДК 94(574)
Павлодарский государственный университет
им. С.Торайгырова
гЕогрАФия рАССЕЛЕНия КипчАКСКих 
пЛЕмЕН по дАННым мУСУЛьмАНСКих, 
зАпАдНоЕВропЕйСКих 
и дрЕВНЕрУССКих иСТочНиКоВ
Мақала 1917 - 1960 жж. Ресей тарихи ғалымында 
қыпшақ  тайпаларының  тарихын  зерттеу  мәселесіне 
арналған.  Зерттеуде  кеңес  ғалымдарының  негізгі 
жетістіктері көрсетіліп, тарихнамалық шолу жасалған. 
Тарихнамалық  талдау  кезінде  қарастырып  отырған 
кезеңнің ерекшелігі көрсетілген. Қыпшақ тайпаларының 
тарихи  географиясы  зерттеуде  кеңес  ғалымдарының 
еңбектерінің маңыздылығы көрсетілген.
The present article is devoted to the problem of studying the 
history of the Kypchak tribes in the historical science of Russia 
of the period of 1917-1960 years. In research there are noted 
the main achievements of Russian scientists and the historio-
graphic review of problematics is presented there. The features 
of the pre-revolutionary period are allocated at historiographic 
analysis. The contribution and importance of Russian scientists’ 
works in developing the problems of historical geography of 
the Kypchak tribes are accentuated there. 
История  изучения  географии 
расселения  кипчакских  племен  была 
тесно связана с развитием исторических 
исследований.  История  нуждается  в 
конкретных географических ориентирах 
для  подлинного  восстановления 
событий прошлого, а также проверке 
информации нарративных источников. 
В  связи  с  разработкой  сложной 
проблемы, ученые привлекают разные 
виды  источников:  археологические, 
исторические и этнографические. 
С ле д уе т   осо б о   в ы д е л и т ь 
корпус  сведений  повествовательных 
источников  о  расселении  кимеков.  
В.В.  Бартольд  одним  из  первых  в 
русском востоковедении, основываясь на 
мусульманские источники, локализовал 
кимеков в среднем течении р. Иртыш. 
Ссылаясь на сведения Ибн Хордадбеха, 
он  говорит  о  маршруте  к  кимекам 
из  Тараза,  или  от  расположенного 
в  семи  фарсахах  от  него  Кувиката 
продолжительностью  восемьдесят 
дней.  Другой  путь  к  кимекам  лежал 
из  Фараба  (Отрара)  через  Янгикент 
(Джанкент к югу от устья Сырдарьи), о 
нем упоминает арабский автор Гардизи. 
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи
Н.Е. КУзЕмБАЕВ

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
44
По данным Макдиси, часть кимеков к 
концу Х в. жила в непосредственной 
близости от мусульманских областей в 
Туркестане [1, с. 549]. Тем самым был 
положительно решен вопрос о расселении 
кимеков в раннем средневековье.
Ставятся под сомнение сведения 
арабского  писателя  Макдиси 
относительно расселения кимеков по 
соседству с Туркестаном, утверждение, 
что  кимеки,  о  которых  упоминает 
арабский автор, были на самом деле 
кипчаками [2, с. 550]. 
Ал-Массуди сообщает, что кимеки 
имели  летние  и  зимние  кочевья  на 
Черном и Белом Иртыше, впадающих 
в Хазарское (Каспийское) море, между 
устьями которого десять дней пути. Но 
здесь ал-Массуди ошибся, смешав Яик и 
Эмбу с Иртышом [3, с. 166]. Ал-Макдиси 
приводит  данные,  что  город  Сауран 
пограничная крепость мусульманских 
областей и кимеков [3, с. 185]. 
Богатые материалы по географии 
кипчакского мира содержит сочинение 
«Худуд  ал-алам»  неизвестного 
автора. Несмотря на то, что сведения, 
приводимые в произведении, запутанны 
и  не  всегда  точны,  имеется  ряд 
моментов, на которые следует обратить 
внимание. Например, на тот факт, что 
кимеки граничили с гузами (огузами) и 
кыргызами (хакасами), проживали по 
Иртышу и имели собственное селение 
по  имени  Джуин.  Вызывает  интерес 
название  области,  принадлежащей 
кимекам, Андараз-Хифчак , население 
которой похоже обычаями на огузов. 
Это  предполагает,  что  эта  область 
находилась близко к огузам. Путаница 
в  географическом  расположении 
водоразделов  заставляет  осторожно 
относиться к известиям персидского 
источника. Так, сказано, что река Рас 
(составители  видят  в  ней  реку  Илек, 
приток Урала), Артуш (Иртыш) и Атиль 
(Волга) вытекают из одной горы между 
кимеками  и  кыргызами  (хакасами), 
при этом река Иртыш впадает в Волгу. 
Волга же служит естественной границей 
между огузами и кимеками. Этого же 
заблуждения  придерживается  Якут  
[3, с. 210-211, 422].
При работе над картой Махмуда 
ал-Кашгари из «Диван лугат ат-турк»  
И.И.  Умняков  приводит  интересные 
сведения,  касающиеся  расселения 
кипчакских племен, среди них отмечены 
йемеки и кипчаки, кимаки на ней не 
обозначены [5]. Эту особенность в свое 
время заметил В.В. Бартольд [6, с. 493].
Ряд  сведений  о  географии 
расселения  кипчаков  содержится  в 
мусульманских сочинениях. Анализируя 
проблему  расселения  кипчаков, 
корифей востоковедения В.В. Бартольд 
выделяет два важных момента:
1.  «С  продвижением  кипчаков 
с  севера  на  юг  связано  появление 
названия  Дешт-и  Кипчак  вместо 
Мафазат ал-гузз» [2, с. 550];
2. «Обозначение Дешт-и Кипчак 
распространялось  и  на  Южную 
Россию, доказывается свидетельством 
Хамдаллаха  Казвини,  по  которому 
Дешт-и Кипчак есть то же самое, что 
Дешт-и Хазар…» [2, с. 550-551].
Из этого следует, что территории, 
на которые распространялась власть 
хазар и огузов, перешли к кипчакским 
племенам, что в целом не противоречит 
данным исторических источников. 
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі

45
В связи с написанием статей в 
«Энциклопедии  ислама»  востоковед 
упоминает  кипчаков  при  описании 
истории  Дербента.  Кочевники  после 
ухода монголов во главе с Субудей-
багатуром  и  Джебе-нойоном  взяли 
город, внезапно атаковав его защитников 
[7,  с.  426].  Кипчаки  описываются 
как  активная  политическая  сила  в 
Коканде, соперничавшая за власть в 
ханстве с сартами. Это указывает на 
то, что кипчаки прочно обосновались 
в  Коканде  и  по-видимому  были 
многочисленны [8, с. 465].
Китаист Н.В. Кюнер при анализе 
исторических сведений, сообщаемых 
в  китайских  источниках,  локализует 
кипчаков в период древности на западе 
от  Тарбагатайских  гор  до  степей 
Каспийского моря [9, с. 11]. Тогда как 
мы  видим  из  обзора  мусульманских 
источников,  самые  ранние  сведения, 
сообщаемые арабскими и персидскими 
авторами  о  территории  кипчаков, 
относятся  к  IX  веку.  Тем  самым, 
китайские  источники  обнаруживают 
интересные свидетельства о географии 
расселения кипчаков в ранние периоды 
их этнической истории.
Географический термин «Дешт-
и  Кипчак»  был  хорошо  известен 
хивинскому  историку  Абулгазы 
Бахадур-хану,  им  он  обозначает 
территории  между  Доном,  Волгой  и 
Яиком (Уралом), подвластные кипчакам 
вплоть до прихода монголов [10, с. 44].
Существенные  успехи  были 
достигнуты  в  деле  освещения 
исторической  географии  кипчаков-
половцев.  А.Ю.  Якубовский,  ученик 
В.В. Бартольда, в работе, посвященной 
торговле  в  половецких  степях,  по 
данным арабского писателя Ибн ал-
Биби  отмечает  половцев  в  городе 
Судак, говорит о роли этого порта в 
международной  торговле  кипчаков-
половцев, русских и византийцев [11].
Крупное  научное  значение  при 
рассмотрении  проблем  географии 
кипчаков-половцев  представляют 
русские  нарративные  источники. 
Историк К.В. Кудряшов использовал их 
при разработке проблем исторической 
географии  Половецкого  поля  и  при 
восстановлении  маршрута  похода 
князя Игоря на половцев.
В  процессе  работы  были 
поставлены  следующие  задачи, 
требующие решения:
1. Маршруты походов русских 
князей на половцев;
2.  Местонахождение  городов 
половцев;
3. Выделение территориальных 
групп половецких родов;
4 .   У т оч нен и е   о т д е л ь н ы х 
географических названий Половецкого 
поля, встречающихся в источниках.
Надо  заметить,  что  такой 
основательный  подход  к  разработке 
проблематики был не характерен для 
предшественников  К.В.  Кудряшова, 
о г р а н и ч и в а в ш и х с я   к р а т к и м и 
высказываниями  и  догадками  в 
локализации отдельных географических 
топонимов и гидронимов.
Остановимся  на  успехах, 
достигнутых ученым в процессе работы. 
Историк подвергает критике гипотезы 
Н.М.  Карамзина,  Н.Я.  Аристова  и 
В.А. Афанасьева относительно похода 
князя  Игоря  на  Половецкие  степи 
Н.Е. КУзЕмБАЕВ
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
46
1185 года. Основными недостатками 
этих гипотез, по мнению ученого, были 
противоречие историческим источникам 
и неправильные расчеты [12, с. 143]. 
Территория  половцев  в  конце 
XI–XII вв. включала причерноморские 
степи между Дунаем и Волгой, в нее 
входили  крымские  степи  и  берега 
Азовского моря. Кипчаки кочевали и в 
степях Предкавказья, за Волгой и Яиком, 
доходили до кимеков на Иртыше. Волга 
служила основной границей, делившей 
кипчаков  на  восточных  и  западных. 
Граница  между  Киевской  Русью  и 
половцами пролегала от устья Дуная, 
захватывала нижнее течение Днестра и 
Южного Буга, проходила по реке Высь 
и нижнему течению Тясмина. Далее - по 
Ворскле и Мерлу к низовьям Северского 
Донца,  по  течению  Быстрой  Сосны 
и  верховьям  Воронежа  и  пересекала 
Цну  несколько  южнее  устья  Мокши. 


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал