С. Торайғыров атындағы Павлодар мемлекеттік



жүктеу 80.25 Kb.

бет4/12
Дата15.03.2017
өлшемі80.25 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Часть половцев, служившая русским 
князьям, селилась на границе со степью 
в  Поросье,  Верхнем  Побужье,  по 
притокам Тясмина и Синюхи, а также 
на левом берегу Днепра [13, с. 14-15].
На основе анализа летописных 
сводов было выделено четыре основных 
направления  русских  походов  в 
Половецкую степь в XII веке. Первое 
направление  –  по  киевской  стороне 
Днепра,  второе  –  по  переяславской 
стороне Днепра, третье – из Северского 
Посемья по водоразделу между Донцом и 
Ворсклой или между Донцом и Осколом. 
Четвертое  направление  пролегало  по 
водоразделу между Осколом и Доном к 
нижнему течению Северского Донца или 
по водоразделу между Доном и Хопром 
к нижнему Дону [12, с. 146]. 
Однако  в  большей  степени  
К.В. Кудряшова заинтересовал поход 
князя  Игоря  на  половцев,  изучению 
которого историк посвятил монографию 
[13]. Ученый проделал замечательную 
работу  от  написания  исторических 
очерков к историческому фону похода 
до конкретного определения маршрута 
следования  князя  Игоря.  При  этом, 
собрав интересную подборку описаний 
похода  в  «Слове  о  полку  Игореве», 
Ипатьевской  и  Лаврентьевской 
летописях,  в  дополнение  к  этому 
привел  данные  из  «Полевого  устава 
Красной Армии», где четко обозначены 
протяженность  переходов  и  маршей 
кавалерийских и стрелковых соединений 
[13, с. 65-89].
В  процессе  работы  ученый 
ориентировался не только на сведения 
письменных  источников,  но  и  на 
археологические,  географические  и 
лингвистические данные. 
Относительно  локализации 
половецких городов был сделан вывод, 
что города Шарукан и Сугров следует 
отождествить  с  городищами  около 
сел Богородничное и Сидорово вблизи 
Северского Донца. Этот вывод был сделан 
при сопоставлении данных археологии и 
географии [12, с. 145-146].
На  основе  изучения  русских 
летописей  А.И.  Попов  приходит  к 
выводу,  что  основной  половецкой 
базой  была  не  область  между 
Днепром  и  Доном,  а  именно  нижнее 
Подонье  и  земли  к  югу  от  него 
–  к  Кубани  и  Северному  Кавказу. 
Дальнейшее  изучение  территории 
расселения  кипчаков-половцев,  по 
мнению  исследователя,  возможно 
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі

47
при разработке русских, грузинских, 
тюркских,  арабо-  и  персоязычных 
источников [14, с. 112].
Особый  интерес,  на  наш 
взгляд,  представляет  проблема 
территориальных  центров  половцев, 
р е ш ен и е   к о т о р ой   п о з в о л и т 
приблизиться  к  выделению  крупных 
родоплеменных или территориальных 
делений  внутри  кочевников.  Ранее 
исследователи  лишь  констатировали 
п р и с у т с т в и е   п о л и т и ч е с к ой 
децентрализации  у  половцев,  но  не 
развивали  свою  мысль  до  причин  и 
конкретного воплощения в жизнь у них 
этого сложного явления.
К.В.  Кудряшов  отмечал:  «В 
степях, примыкавших к Черноморской 
луке, между Дунаем и Днепром кочевали 
«подунайские»,  или  «лукоморские», 
половцы. По обе стороны Днепровской 
луки  за  порогами  были  становища 
половцев  приднепровских,  или 
запорожских.  Крупный  половецкий 
центр  находился  в  бассейне  реки 
Молочной,  входя,  очевидно,  в  состав 
половцев  приморских,  кочевавших 
от  Днепра  до  Нижнего  Дона  по 
берегам  Азовского  моря.  Между 
Орелью и Самарой, ближе к их устьям, 
лежали  вежи  половцев,  которых  по 
их  местоположению  относительно 
Киева  можно  назвать  заорельскими. 
Между Северским Донцом и Тором, 
где  находились  города  Шарукань, 
Сугров и Балин, размещались половцы 
донецкие. В бассейне Дона кочевали 
половцы донские. Наконец известны 
также половцы, обитавшие в степях 
Предкавказья» [12, с. 146].
Из  этого  следует,  что  историк 
выделил  шесть  групп  половцев 
по  названиям  мест  их  основного 
кочевания:
1 . п о д у н а й с к и е   и л и 
лукоморские;
2 . п р и д не п р о в с к и е   и л и 
запорожские;
3. приморские;
4. заорельские;
5. донские;
6. предкавказские.
О т д е л ь н ое   в н и м а н и е 
исследователь уделяет географическим 
местностям, упоминаемым в русских 
источниках. Так, не лишена оснований 
гипотеза историка, что «Голубой лес», 
отмеченный в описании русского похода 
на половцев в 1187 г., по своему названию 
с наибольшим основанием может быть 
отнесен  к  такой  растительности,  как 
тальники,  ива,  верба,  лоза,  осокорь. 
Эти породы покрывают значительное 
пространство в районе нижнего течения 
Самары  и  на  восток  от  Днепровской 
луки [12, с. 144-145].
Историк  вносит  уточнение  в 
локализацию реки Калка, возле которой 
происходила  битва  между  русско-
половецким  и  монголо-татарским 
войском. Это место было расположено 
на реке Калка (Кальчик), впадающей в 
Азовское море, тогда как лагерь князя 
Мстислава  Романовича  находился 
вблизи  реки  Караташ,  соединенной  с 
рекой Берда и Азовским морем [15].
Р а б о т ы   К . В .   К у д р я ш о в а 
способствовали выяснению подлинных 
ареалов расселения кипчаков-половцев, 
географических ориентиров известных 
по  русским  источникам,  позволили 
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи
Н.Е. КУзЕмБАЕВ

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
48
поставить события военно-политической 
истории  взаимоотношений  Киевской 
Руси  и  половцев  на  реальную  почву 
исторической географии. 
Изучение  истории  народов, 
входивших в СССР, в составе которых 
находятся  кипчаки,  позволило 
выяснить современные географические 
ареалы  обитания  кипчакских  родов. 
В связи с изучением истории Средней 
Азии,  С.П.  Толстов  опубликовал 
исключительно  ценное  научное 
исследование,  посвященное  городам 
огузов, в котором косвенно указал на 
границу между владениями огузских и 
кипчакских племен. Автор рассмотрел 
вопросы миграции кипчакских племен 
из Приртышья на Сырдарью и далее на 
восток, в Восточную Европу, влияние 
этого сложного процесса на историю 
печенежско-огузских племен Приаралья 
и Сырдарьи [16, с. 14]. По сведениям 
этнографа  кипчаки  вошли  в  состав 
туркменского  племени  ала-или  (ала-
эли), а также казахов, и, следовательно, 
проживали на территории Казахстана 
и Туркмении [17, с. 201; 18, с. 304]. 
Эту информацию дополняет этнограф 
Г.И.  Карпов,  наблюдавший  родовое 
подразделение кыпчак у туркмен ала-
эли (ала-или) и племени караул, а также 
отметивший название аула «Кипчак» 
у текинцев [19, с. 148-149].
Ученый  П.П.  Иванов  отмечает 
китай-кипчаков  в  Бухаре,  что 
существенно  дополняет  материалы 
В.В.  Бартольда,  описывавшего 
кипчаков  в  Коканде  [20;  8,  с.  465]. 
Востоковед высказывает мнение, что 
китай-кипчаки населяют Узбекистан, 
Крым и Кавказ [20, с. 29]. Этнограф 
К.Л.  Задыхина  локализует  племена 
ктай-кипчаков  (китай-кипчаков)  и 
собственно кипчаков в составе узбеков 
в Кипчакском районе Кара-Калпакской 
АССР  [21].  Тем  самым  становится 
окончательно  ясным,  что  кипчаки 
постоянно проживали на территории 
Узбекистана,  Каракалпакии  и 
Туркменистана со времени их появления 
в Средней Азии.
И з в е с т н ы й   э т н о г р а ф  
Л.П. Потапов наблюдал и исследовал 
кипчаков в составе алтайского народа на 
Алтае. В процессе работы он выяснил, 
что  кипчаки  компактно  расселились 
на  территории  Южного  Алтая,  а  в 
прошлом Алтай и Иртыш были одним 
из центров кимеко-кипчакских племен 
[22, с. 30, 32; 23, с. 146-147]. 
Работы  советских  этнографов 
способствовали выяснению современных 
географических  границ  кипчаков  в 
составе республик и автономий СССР.
Таким  образом,  в  разработке 
географии  расселения  кипчакских 
племен  выделяются  два  основных 
направления.  Первое,  основанное 
н а   с в е д ен и я х   и с т о р и ч е с к и х 
источников, и второе, базировавшееся 
преимущественно на этнографических 
материалах.  Успехи  в  области 
источниковедения, заключавшиеся во 
введении в научный оборот арабских, 
персидских, тюркских, древнерусских 
письменных  источников,  позволили 
аргументировано,  на  научной  основе 
поставить и решать задачи научного 
изучения  географии  расселения 
кипчакских племен. 
Из  данных  источниковедения 
следует,  что  кипчакские  племена 
ТАрих ғыЛымыНың ӨзЕКТі мәСЕЛЕЛЕрі

49
сос е д с т в о в а л и   с   п ле м ен а м и 
огузов.  Сведения  древнерусских 
источников  о  кипчаках-половцах 
дали  основание  для  выделения 
нескольких территориальных центров, 
расположенных в удобных для ведения 
скотоводческого  хозяйства  землях. 
Это степи Северного Причерноморья 
и  Северного  Кавказа,  крупные 
водоразделы Дуная, Днепра, Дона.
АКТУАЛьНыЕ проБЛЕмы иСТоричЕСКой НАУКи
Н.Е. КУзЕмБАЕВ
ЛиТЕрАТУрА
1. Б а р т о л ь д   В . В .   К и м а к и   / / 
Сочинения. – М., 1968. – Т. V. – С. 549.
2. Бартольд В.В. Кипчаки // Сочинения. 
– М., 1968. – Т. V. – С. 550-551.
3. Материалы по истории туркмен и 
Туркмении. Том I. (VII–XV вв.) Арабские и 
персидские источники. / Под редакцией С.Л. 
Волина, А.А. Ромаскевича и А.Ю. Якубовского. 
– М.-Л.: АН СССР, 1939. – 612 с.
4. Hudud  al-Alam.  The  Region  of 
the World. A Persian Geography 372 A. H. 
– 982 A. D. / Tr. and expl. by V. Minorsky. 
– London, 1937.
5. Умняков И.И. Самая старая турецкая 
карта мира (IX в.) // Труды Самаркандского 
государственного педагогического института 
имени А.М. Горького. – I. – Вып. 1. – 1940. 
– С. 103-132.
6. Б а р т о л ь д   В . В .   К и р г и з ы . 
Исторический  очерк //  Сочинения.  –  М., 
1963. – Т. II. – С. 471-543.
7. Бартольд  В.В.  Дербент  // 
Сочинения.  –  М.,  1965.  –  Т.  III.  –  
С. 419-430.
8. Бартольд В.В. Коканд // Сочинения. 
– М., 1965. – Т. III. – С. 462-466.
9. Кюнер Н.В. Китайские известия 
о народах Южной Сибири, Центральной 
Азии и Дальнего Востока. – М.: Восточная 
литература, 1961. – 392 с.
10. Кононов А.Н. Родословная туркмен. 
Сочинение Абу – л – Гази хана хивинского. 
– М.-Л.: АН СССР, 1958. – 290 с.
11. Якубовский А.Ю. Рассказ Ибн-
ал-Биби о походе малоазийских турок на 
Судак, половцев и русских в начале XIII 
в. Черты из торговой жизни половецких 
степей // Византийский временник. – 1927 
(1928). – Т. 25 – С. 53-76.
12.  Кудряшов  К.В.  Половецкая 
степь.  Очерк  исторической  географии. 
– М.: ОГИЗ Гос. изд-во географ. лит-ры, 
1948. – 162 с.
13.  Кудряшов  К.В.  Про  Игоря 
Северского, про землю русскую. Историко-
географический  очерк  о  походе  Игоря 
Северского  на  половцев  в  1185  году. 
– М.: Гос. учебно-педагогич. изд-во Мин. 
Просвещ. РСФСР, 1959. – 94 с.
14.  Попов  А.И.  Кыпчаки  и 
Русь  //  Ученые  записки  ЛГУ.  –  Серия 
исторических  наук.  –  1949.  –  Вып.  14  
(№ 112). – С. 94-119.
15. Кудряшов К.В. О местоположении 
реки Калка // ВИ. – 1954. – №9. – С. 118-119.
16.  Толстов  С.П.  Города  гузов 
(Историко-этнографические этюды) // СЭ. 
– 1947. – № 3. – С. 55-102.
17. Толстов С.П. Основные вопросы 
древней  истории  Средней  Азии  //  ВДИ. 
– 1938. – № 1 (2). – С. 176-203.
18. Толстов С.П. Основные проблемы 
этногенеза  народов  Средней  Азии  //  СЭ. 
– 1947. – Вып. VI-VII. – С. 303-305.
19. Карпов Г.И. К истории туркмен 
ала-эли (ала-эль) // СЭ. – 1947. – № 3. –  
С. 145-149.
20. Иванов П.П. Восстание китай-
кипчаков в Бухарском ханстве 1821-1825 гг. 
Источники и опыт их исследования. – М.-
Л.: АН СССР, 1937. – 131 с.
21.  Задыхина  К.Л.  Культура  и 
быт  узбеков  Кипчакского  района  Кара-
Калпакской  АССР  //  Археологические 
и  этнографические  работы  Хорезмской 
экспедиции  1949-1953  гг.  /  Под  ред.  
С.П. Толстова и Т.А. Жданко. – М.: АН 
СССР, 1958. – 811 с. – С. 761-808.
22. Потапов Л.П. Очерк этногенеза 
южных алтайцев // СЭ. – 1952. – № 3. –  
С. 16-35.
23. Потапов Л.П. Очерки по истории 
алтайцев. – М.-Л.: АН СССР, 1953. – 444 с.

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
50
ТАрихи ТұЛғАЛАр
Е.К. рахиМоВ                                                                                  УДК 94(574)
Павлодарский государственный университет 
им. С. Торайгырова
доСТойНый пЛЕмяННиК 
(о ВзАимооТНоШЕНиях м. ШормАНоВА и 
ч.ч. ВАЛихАНоВА)
ХІХ  ғасырда  қазақ  халқының  данышпан  ұлы  Шоқан 
өмір сүрген. Аса көрнекті қоғамдық және мемлекеттік 
қайраткер, ағартушы, этнограф Мұса Шорманов, оның 
туған  нағашысы  еді.  Олардың  қарым-қатынастарын 
талдау ұсынылған мақаланың негізгі өзегі болып келеді.
In a XIX-th century the Kazakh people have put forward 
from the numbers of the first scientific European type, the intel-
lectual, Encyclopaedist Chokan Valihanov. Musa Shormanov 
– visible public and the statesman, the largest educator of the 
Kazakh people, the original ethnographer-researcher had to 
it native the uncle, that is the brother of mother. Given article 
is devoted their relations.
М.  Шорманова  передовая 
русская  интеллигенция  XIX  века 
считала  незаурядной  личностью, 
оказавшим  определенное  влияние 
на  формирование  мировоззрения 
Чокана Валиханова. Именно поэтому 
нельзя  было  не  остановиться  на 
отношениях Муса Шорманов – Чокан 
Валиханов. Несомненно, связь эта была 
благоприятной и взаимовыгодной. 
«Родной брат Зейнеп (матери Чокана 
– Р.Е.) Муса Шорманович Шорманов, 
дядя Чокана», - пишет русский ученый 
Г.Н.Потанин [14, с. 5-6].
Еще Э.А. Масанов отмечал, что 
«М.Шорманов испытал значительное 
влияние  Валиханова,  которое 
сказывалось как в его служебной, так и 
научной деятельности» [11, с. 199]. 
В связи с этим актуально звучит 
высказывание академика А.Нысанбаева, 
о  том,  что  «важно  прослеживать  ту 
духовную нить, которая протягивалась 
между  родами  Валихановых  и 
Шормановых» [12].
Родного  дядю  с  Чоканом 
связывали  не  только  родственные 
узы, но искренняя и крепкая дружба. 
Чокан  получал  от  дяди  духовную  и 
материальную помощь. 
Известно также, что по многим 
вопросам казахской истории, обычного 
права и этнографии Чокан обращался 
к  своему  дяде.  Яркой  иллюстрацией 
этих  добрых  отношений  являются 
совместные  статьи,  рапорты  и  т.д. 
Например,  глубокая  по  содержанию 
и  идейному  значению  статья 

51
иСТоричЕСКиЕ пЕрСоНАЛии
М.Шорманова «О кочевках киргиз», 
полностью  посвящена  земельному 
вопросу, и, по всей видимости, является 
совместной работой с Чоканом [4]. 
К  такому  заключению  мы 
пришли после тщательного анализа и 
сопоставления её с одноименной работой 
Ч.Ч. Валиханова написанной в 1864 г., но 
впервые опубликованной лишь в 1904 г. 
в «Сочинениях» ученого, изданных под 
редакцией Н.И. Веселовского. 
Наше мнение подтверждается и 
тем, что в примечании к ней Г.Н.Потанин 
пишет:  «Подлинник,  написанный 
писарской рукой, получен мною от Мусы 
Шорманова, дяди Чокана Валиханова. 
Хотя он имеет вид официальной записки, 
поданной  степному  начальству  от 
имени Мусы Шорманова, но я полагаю, 
что черновик был написан для дяди 
племянником» [13, с. 321-326]. 
М ы   п р е д п о л а г а е м ,   ч т о 
статья  имела  первоначальный  вид 
официального письма М. Шорманова 
руководству Западной Сибири с проектом 
об упразднении Баянаульского приказа, 
однако  затем  была  отредактирована 
Ч.Ч.Валихановым под научную статью 
и им же изменено название. 
Наш  вывод  подтверждают 
к о м м ен т а р и й   к   « С оч и нен и я м 
Ч.Ч.Валиханова»,  изданных  под 
редакцией А.Х. Маргулана: «Наиболее 
д ос т о в е р н ой   с ле д уе т   с ч и т а т ь 
авторизованную  копию  (статьи  – 
Р.Е.), сохраняющую многочисленные 
поправки  и  добавления,  внесенные 
рукой  Валиханова.  Она  хорошо 
отредактирована,  официальный 
тон  изложения  в  ней  снят  и  заменен 
научными  объяснениями,  и  вместо 
прежнего официального заголовка («Его 
превосходительству господину генерал-
губернатору Западной Сибири») ей дан 
новый заголовок «О кочевках киргиз» 
[7, с. 404-405]. 
Однако  ошибочно  мнение 
комментаторов,  что  данная  работа 
«написана [Ч.Ч. Валихановым] от имени 
дяди М. Шорманова» [7, с. 404-405]. 
Видимо, комментаторы обосновали свое 
мнение вышеприведенным заявлением 
Г.Н.Потанина. 
Крупнейший  специалист  по 
истории  этнографической  науки 
Казахстана Э.А. Масанов также считал 
данную  статью  совместной  работой 
М.Шорманова  и  Ч.Ч.Валиханова. 
Однако,  он  именует  её  под  другим, 
архивным названием: «Один из первых 
и  известных  проектов,  «Докладная 
записка подполковника Шорманова об 
упразднении Баянаульского приказа», 
был написан Шормановым совместно 
с  Ч.Валихановым  в  1864  г.  Проект 
отстаивал интересы народа и вносил 
предложение  о  наделении  казахов 
зимовками  и  лесными  угодьями»  
[11, с. 200].
Напомним, что статья «О кочевках 
киргиз»  включает  в  себя  основные 
положения проекта М. Шорманова об 
упразднении  Баянаульского  округа. 
Ч.Ч.Валиханов  дополнил  статью 
серьезными памфлетами с требованием 
соблюдать права казахов как исконных 
жителей края в наделении земельными 
участками [4].
Что  же  касается  материальной 
стороны помощи М.Шорманову своему 
Е.К. рАхимоВ

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
52
племяннику,  то  обратимся  к  тексту 
письма Чингиса Валиханова к своему 
сыну  Чокану  в  Санкт-Петербург: 
«Передал я Мусе твой привет и твои 
слова... Он с огромным желанием готов 
перевести большую сумму» [7].
Чокан высоко ценил благородные 
дела М. Шорманова, называл его «на 
редкость чудным человеком» [6, с. 51]. 
Чокан постоянно получал от своего дяди 
духовную  помощь,  именно  в  нем  он 
видел единомышленника. «В трудные 
дни, когда осложнились его отношения с 
отцом, Чокан искал совета и содействия у 
дяди» - отмечает академик С. Зиманов в 
своей монографии о Чокане, написанной 
совместно с А.А. Атишевым [8, с. 61].
Документально  известно,  что 
Чокан Валиханов дважды побывал в 
доме своего дяди: первый раз, будучи 
курсантом Омского кадетского корпуса, 
несколько  дней  отдыхал  в  урочище 
Мырзашокы,  отстоящего  в  25  км  к 
западу от станицы Баян-Аул; второй 
раз – осенью 1855 г. после поездки в 
Семиречье  заездом  был  в  урочище 
Аккелин.
Чокан  Валиханов  высоко 
ценил  человеческое  достоинство 
дяди.  Приведем  выдержки  из  писем 
Чокана, где он касается личных качеств 
М.Шорманова.
Письмо из Петербурга отцу Чингису 
Валиханову от 9 августа 1860 г.: «Аллах 
знает, пришлет или нет мне деньги дядя 
Муса. Ведь он на редкость чудесный 
человек, но просить у него деньги я не 
стану» [7, с. 139].
Письмо из Петербурга отцу Чингису 
Валиханову от 4 ноября 1860 г.:  «Бог 
даст, через месяц выеду из Петербурга 
в  Париж…  В  такое  время  было 
невредно получить помощь от Мусы»  
[7, с. 156].
П и с ь м о   и з   О м с к а  
К.К. Гутковскому от 4 марта 1864 г.: 
«Муса  Шорманов  тоже  здесь,  и  мы 
живем вместе в вашем доме… 
Муса Шорманович на Вас немного 
претендует. Вы послали всем знакомым 
свои карточки, а нас забыли. Но, тем 
не менее он (Муса. – Р.Е.) собирается 
почтой  послать  Вам  свою  карточку»  
[7, с. 160-161].
П и с ь м о   и з   О м с к а 
К.К.Гутковскому от 24 марта 1864 г.: 
«Завтра мы выезжаем: я в Аулие-Ата, 
…Муса в Баян-Аул, чтобы подвизаться 
в доблестях гражданина… Отец мой 
совсем перестал ездить в Омск. Муса 
бьётся как рыба об лёд, и туда и сюда, 
но пристроиться все-таки не может»  
[7, с. 160-161].
С  каким  почтением  относился 
генерал-губернатор Западной Сибири 
Г.Х. Гасфорт к Чингису Валиханову 
и Мусе Шорманову можно видеть из 
письма Чингиса сыну от 6 июля 1860 г. 
Так,  он  пишет:  «Генерал-губернатор 
по случаю нашего приезда, т.е. моего, 
Мусы и Шалгынбая (старший султан 
Каркаралинского  округа  –  Р.Е.), 
дал  обед  в  Благородном  собрании. 
Собралось  все  высшее  начальство, 
играл оркестр…». Далее в этом письме 
есть  описание  такого  интересного 
эпизода: «Передал я Мусе твой привет 
и твои слова: «Не в порядке сюрприза, 
а в порядке помощи». Он покраснел от 
стыда. И тут же выказал мне свою обиду 
ТАрихи ТұЛғАЛАр

53
на тебя: «Он не дал мне китайскую вазу, 
повёз её к Вам». Я же сказал ему: «Он 
увёз её с собой в Петербург и не оставил 
мне».  Этим  он  был  очень  доволен. 
Сильно огорченный своим неверным 
предположением, он сказал: «Я было, 
затаил обиду на него, подумав, что он 
ни  во  что  нас  не  ставит  в  сравнении 
со  своим  отцом.  Поскольку  он  увёз 
этот сюрприз с собой, то напрасно я 
обвинил его в неблагородном поступке».  
[7, с. 201].
В другом письме Чокану от 19 
сентября  1860  г.  Чингис  Валиханов 
пишет: «Копию твоего письма переслал 
дяде Мусе» [7, с. 203].
Видный  казахский  ученый, 
основатель  чокановедения  академик 
А.Маргулан в книге «Шоқан туралы 
естеліктер»  пишет:  «Одним  из 
близких людей, с которыми постоянно 
советовались  Чингиз  Валиханов  и 
Чокан  Чингизович,  был  Муса.  Мать 
Чокана – Зейнеп была младшей сестрой 
Мусы. Родина Чокана – Сырымбет была 
любимым  местом  и  Мусы,  куда  он 
часто ездил и проводил время. Позднее, 
в доме сына Мусы Садвокаса, я нашел 
30 писем, адресованных Мусе Чоканом. 
Письма написаны по-казахски арабской 
вязью. Примечательно, что все письма 
начинаются со словами «Аяулы мырза 
ағамызға» (Любимому брату - мырзе). В 
одном из писем Чокан приглашает Мусу 
в Омск: «Возникшие вопросы мы могли 
бы решить там». Другая группа писем 
получены Мусой от Г.Н. Потанина и 
его жены, и от К.К.Гутковского. После 
смерти  Садвокаса  все  эти  письма 
были уничтожены» [10]. Уничтожение 
писем  видимо,  связано  с  политикой 
конфискации  и  последовавшими  за 
ней репрессиями (в 20-30 е гг. ХХ века 
были репрессированы многие потомки 
Чорман бия).
П ос ле   с м е р т и   л ю б и м о г о 
племянника Муса Шорманов усердно 
ходатайствовал перед колониальными 
властями о сооружении памятника на 
могиле Чокана Валиханова. Об этом 
свидетельствуют  следующие  строки 
известного  русского  публициста, 
общественного деятеля Н.М. Ядринцева: 
«Много  лет  спустя  мы,  видели  двух 
стариков  киргизов,  родственников 
Чокана, один из них был султан Муса 
Шорманов, они приезжали поговорить 
о  сооружении  памятника  на  могиле 
Чокана Валиханова…
Беседуя со стариками и вспоминая 
Чокана, мы были свидетелями, как у 
этих седых представителей киргизской 
степи полились слезы» [16, с. 39].
Желание  Мусы  Шорманова 
–  постройка  памятника  Чокану 
Валиханову  в  урочище  Алтын-
Эмель  было  осуществлено  в  1881  г. 
туркестанским генерал-губернатором 
К.П. Кауфманом и генерал-лейтенантом 
Г.А. Колпаковским [7, с. 66, 361].
Муса Шорманов вложил немало 
труда в дело посмертной публикации 
некоторых  статей  Ч.Валиханова  и 
прежде всего в провинциальной печати. 
Свидетельством этому являются записи 
оставленные Г.Н. Потаниным. 
Муса  Шорманов  хорошо 
знал  устное  народное  творчество  и 
был  постоянным  корреспондентом 
Ч.Ч.  Валиханова  и  Г.Н.  Потанина, 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал