Изучения разделов



жүктеу 1.4 Mb.
Pdf просмотр
бет9/14
Дата25.12.2016
өлшемі1.4 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
часть  родственных  (однокоренных)  слов.  Это  определение,  в  общем 
верное, не является исчерпывающим, так как есть слова с уникальными 
корнями, не имеющие родственных слов (какаду, очень, увы, большин-
ство служебных слов). 
Далее,  указан  такой  признак  корня,  как  «главная  значимая  часть», 
носитель «основного значения». У большинства слов это действительно 
так, например: стол-ик ‘маленький стол’. Однако есть слова, в которых 
основной  компонент  лексического  значения  выражен  не  в  корне  (вы-
ключатель — ‘предмет, предназначенный для выключения электриче-
ства’;  основной  компонент  лексического  значения — ‘предмет’ — вы-
ражен  в  суффиксе)  или  вовсе  не выражен какой-то определенной мор-
фемой,  например:  под-снеж-ник,  основной  компонент  лексического 
значения — ‘цветок’ — не выражен ни одной из морфем (приращенное 
значение). 
Поскольку материал, касающийся корня, абсолютно не нов и изучен 
в начальной школе, целесообразно обсудить с учениками казанные про-
блемы,  отметив  также,  что  принципиальное  отличие  корня  от  осталь-
ных  морфем  состоит  в  том,  что  корень — о б я з а т е л ь н а я   часть 
слова. Слов без корня нет. Но существует значительное количество слов 
без  приставок,  суффиксов  (стол)  и  без  окончаний  (кенгуру).  Корень 
способен употребляться, в отличие от других морфем, вне сочетания с 
другими корнями. 
В  связи  с  корнем  изучается  понятие  однокоренных  слов  как  слов 
с одним корнем. 
Комплекс 1 при этом фиксирует внимание на необходимости разли-
чать однокоренные слова и формы одного слова: «При образовании од-
нокоренных  слов  получаются  слова  с  разным  лексическим  значением. 
При  изменении  слова  получаются  формы  этого  же  слова;  изменяется 
только  его  грамматическое  значение,  а  лексическое  остается  тем  же 
самым».  Эта  проблема  является  чрезвычайно  важной  и  вызывает  мно-
жество ошибок, большинство из которых связано с формами полноты / 
краткости,  временами  глагола  и  видовыми  корреляциями.  Неразграни-
чение разных слов и форм одного слова наиболее близким последстви-
ем  имеет  неправильный  словообразовательный  разбор,  при  котором  за 
словообразование  принимается  формообразование  (часты,  например, 
такие ошибки, как указание на образованность «слова» читал от «сло-
ва» читать, «слова» выше от «слова» высокий) . Существенно умение 
правильно определить начальную форму слова и при морфологическом 
 
253

разборе. Представляется, что проблеме разграничения слов и форм сло-
ва  надо  уделить  больше  внимания,  тем  более  что  однокоренные  слова 
как таковые уже были изучены в начальной школе. 
Комплексы 2 и  3  обращают  внимание  школьников  на  наличие  в 
языке  омонимичных  корней  (вод-а — вод-ить)  и  необходимость  учета 
значения  корня  при  построении  ряда  однокоренных  слов.  Так,  в  ком-
плексе 2 сообщается, что «есть слова с такими корнями, которые звучат 
и пишутся одинаково, но имеют разные значения. Сравните два гнезда 
слов:  водить,  вывод,  проводник,  подводить,  приводить;  вода,  водный, 
водяной,  подводный,  подводник.  В  этих  гнездах  разные  корни».  Общая 
установка комплекса 2 на неразграничение синхронии и диахронии при-
водит к тому, что однокоренными в нем объявляются слова, связанные 
этимологически, но не синхронически. Так, в тексте параграфа о корне 
слова приводится высказывание Д. С. Лихачева: «…сколько слов в рус-
ском языке с корнем род: родной, родник, родинка, народ, природаро-
дина <…> рожь».  С  синхронной  точки  зрения  эти  слова  не  являются 
однокоренными: из всех приведенных слов корень род содержит только 
слово родной
Комплекс 3 отмечает, что «однокоренными являются только те сло-
ва, которые имеют один и тот же корень с общим значением». 
Проблема  омонимии  морфем  (как  и  их  синонимии  или  антонимии) 
интересна, опирается на уже изученные в курсе лексикологии знания и 
демонстрирует системные отношения в морфемном уровне языка, одна-
ко  она  совершенно  не  обозначена  и  не  обыгрывается в учебниках, что 
можно было сделать даже на имеющемся в них языковом материале. 
Приставка и суффикс 
Приставка  и  суффикс  относятся  к  группе  аффиксов  и  различаются 
по  месту  по  отношению  к  корню:  приставка  располагается  перед  кор-
нем  (или  другой  приставкой),  суффикс — после  корня  (или  другого 
суффикса). Кроме того, при характеристике этих типов морфем учиты-
вается их функция и характер выражаемого ими значения. Приставки и 
суффиксы  могут  быть  использованы  для  образования  нового  слова  и 
иметь  словообразовательное  значение;  суффикс  может  быть  использо-
ван  для  образования  отдельных  форм  глагола  и  степеней  сравнения 
прилагательного и наречия и иметь грамматическое значение (вопрос о 
статусе приставок по- и наи-, используемых при образовании форм сте-
пеней сравнения, целесообразно решить в пользу их словообразующего 
статуса). Соответственно можно говорить о приставке как о словообра-
зовательной  морфеме,  а  о  суффиксе  как  о  морфеме,  способной  выра-
жать как словообразовательное, так и грамматическое значение. 
Комплекс 1 определяет эти типы морфем следующим образом: 
 
254

«Приставка — значимая  часть  слова,  которая  находится  перед  кор-
нем и служит для образования слов». «Суффикс — это значимая часть 
слова, которая находится после корня и обычно служит для образования 
слов». Как мы видим, все необходимые признаки приставки и суффикса 
в  этих  определениях  учтены,  однако  определение  суффикса  нуждается 
в пояснении: что значит «обычно служит для образования слов», то есть 
в  более  подробном  разъяснении  тех  случаев,  где  суффикс  выражает 
грамматическое  значение.  Однако  весь  иллюстративный  материал  и 
материал заданий направлен на работу исключительно со словообразо-
вательными  суффиксами,  хотя  эта  тема  уже  изучена  учащимися  в  на-
чальной школе. 
Комплекс 2 предлагает по этой теме следующий материал: 
«Приставки  и  суффиксы — значимые  части  основы.  Они  служат 
главным образом для образования новых слов. 
Приставка — значимая  часть  слова,  которая  стоит  перед  корнем 
и обычно служит для образования новых слов. 
Суффикс — значимая часть слова, которая стоит после корня и обыч-
но служит для образования новых слов. 
В основе слова, кроме корня, может быть: 
1) одна приставка: о¬круг выход 
2) один суффикс: зимн ий , кружок 
3) приставка и суффикс: искусств о , прибрежн ый ; 
4) несколько приставок и суффиксов: перепроверк а , окружность 
Одни и те же приставки и суффиксы употребляются для образования 
разных по значению слов одной и той же части речи. 
Приставки и суффиксы служат для образования новых слов (слово-
образовательные). 
Суффиксы служат для образования некоторых глагольных форм (фор-
мообразовательные): думать, жил (в этих словах суффикс -ть образует 
неопределенную форму глагола, а суффикс -л- — форму глаголов прош. 
времени). 
Формообразовательные суффиксы глаголов в основу не входят». 
Некорректность  некоторых  примеров  связана  с  общей  тенденцией 
максимально дробного (реально субморфного) разбиения слова на мор-
фемы:  так,  в  слове  искусство  невозможно  выделение  приставки  ис-,  в 
слове окружность сомнительно выделение суффикса -н. 
Как  мы  видим,  в  этом  комплексе  проведено  разделение  суффиксов 
на слово- и формообразовательные, но формообразовательных суффик-
сов  выделяется  только 2 и  только  в  глаголе,  в  то  время  как  в  русском 
языке  они  представлены  значительно  более  широко.  Поскольку  при 
изучении  окончания  учащимся  были  предложены  грамматические  зна-
 
255

чения, передаваемые окончаниями (род, лицо, число, падеж), то не со-
ставляет труда объяснить, что формообразующими являются остальные 
морфемы,  служащие  для  образования  форм  слова,  но  не  передающие 
этих грамматических значений. 
Для  образования  глагольных  форм  используются  следующие  фор-
мообразовательные суффиксы. 
Для образования неопределенной формы глагола (инфинитива) слу-
жат формообразовательные суффиксы -ть/-ти. Что касается инфинити-
вов на -чь, то возможны два пути выделения флексии: пе-чь или печь-
∅ 
(это связано с тем, что исторически в чь наложились конец основы и соб-
ственно  инфинитивный  показатель,  в  силу  чего  в  ряде пособий можно 
встретить  разбор  таких  инфинитивов  с  наложением:  печь 
  pek-ti, 
лечь 
← ∗leg-ti). 
Для образования форм прошедшего времени изъявительного накло-
нения служат суффиксы - (дела-л- ) и -
∅- — нулевой формообразова-
тельный суффикс (нёс-
∅-  — ср.: нес-л). 
Аналогичные суффиксы вместе с формообразовательней частицей бы 
образуют форму условного (сослагательного) наклонения: дела-л 6ы, 
нёс-
∅-  бы
Форму  повелительного  наклонения  образуют  суффиксы  -и-  (в  фор-
мах типа пиш-и- ) и -
∅- (в формах типа делай-∅- , сядь-∅- ). 
При рассмотрении причастий и деепричастий как особых форм гла-
гола их суффиксы также описываются как формообразовательные (-ащ-
(-ящ-), -ущ-(-ющ-), -ш-, -вш-, -им-, -ом-/-ем-, -нн-, -онн-/-енн-, -т-  для 
причастий  и  -а(-я), -в, -ши, -вши, -учи(-ючи)  для  деепричастий).  Но 
в комплексе 2 причастие  и  деепричастие  описываются  как  самостоя-
тельные части речи, поэтому образующие их суффиксы выступают как 
словообразовательные. 
Кроме того, формообразовательные суффиксы используются для об-
разования степеней сравнения прилагательного и наречия: 
1) простая сравнительная степень прилагательного и наречия образу-
ется  с  помощью  суффиксов  -е  (выш-е),  -ее/-ей  (быстр-ее),  -ше  (рань-
ше), -же (глуб-же); 
2) простая превосходная степень сравнения прилагательного обра-
зуется с помощью формообразовательных суффиксов -ейш-/-айш- (бы-
стр-ейш-ий, высоч-айш-ий). 
Разбор  глагольных  форм  всегда  представляет  для  учащихся  значи-
тельную сложность. Это связано и с объективными причинами (разли-
чие  модификаций  глагольной  основы),  и  с  недостаточной  проработан-
ностью этой темы в разделе. Так, стандартные ошибки вызывает разбор 
форм  императива  типа  делай  и  сядь,  где  грамматическое  значение  на-
клонения  передается  нулевым  формообразующим суффиксом посколь-
 
256

ку  при  изучении  повелительного  наклонения  глагола  учебники  фикси-
руют только суффикс –и. При этом в комплексе 2 сказано, что «некото-
рые глаголы образуют форму повелительного наклонения без суффикса 
-ивстань, пой». То есть у учащихся возникает иллюзия того, что грам-
матическое значение не обязательно имеет свое выражение, что невер-
но. Как и в случае с нулевым окончанием, отсутствие материально выра-
женной  морфемы  в  этих  формах  информативно,  значимо:  именно  от-
сутствие  отличает  эти  формы  от  всех  остальных  (встан-у,  вста-ть, 
вста-вш-ий  и  др.),  именно  по  отсутствию  морфемы  мы  понимаем,  что 
это  форма  повелительного  наклонения.  А  значимое  отсутствие — это 
основание  для  выделения  нулевой  морфемы.  Нулевой  формообразую-
щий  (и словообразовательный)  суффикс  не  включен  в  школьную  про-
грамму, что достаточно нелогично на фоне включения материала о ну-
левом окончании. 
Комплекс 3 не приводит никаких определений приставки и суффик-
са,  полагая  этот  материал  достаточно  изученным  в  начальной  школе 
и говорить о них только в связи с морфемным разбором, о речь котором 
пойдет  далее.  Как  уже  было  сказано  при  рассмотрении  темы  «Основа 
слова», формообразующие суффиксы (никаких подобных терминов учеб-
ник не содержит) включаются в основу. 
Ни  в  одном  из  комплексов  не  выделяется  постфикс  как  самостоя-
тельный  тип  морфемы;  постфиксальные  морфемы  считаются  суффик-
сами. Ни в иллюстративном материале, ни в заданиях не представлены 
слова, содержащие постфиксы, что не дает возможности отработать их 
включение  в  основу  и  продемонстрировать  существование  прерыви-
стых основ. 
Морфемный состав основы. Разбор слова по составу 
Возможны два противоположных подхода к морфемному членению 
слова: формально-структурный и формально-семантический. 
Суть формально-структурного морфемного разбора состоит в том, 
что в основе в первую очередь выделяется корень как общая часть род-
ственных  слов.  Затем  то,  что  идет  до  корня,  учеником  должно  быть 
осознано как приставка (приставки) в соответствии с представлениями 
ученика о том, встречались ли ему подобные элементы в других словах. 
Аналогично  с  суффиксами.  Иначе  говоря,  главным  при  разборе  стано-
вится эффект узнаваемости учеником морфем, внешнее сходство каких-
то частей разных слов. И это способно привести к массовым ошибкам: 
Как  отмечает  С.  И.  Львова,  ученики  всех  классов  допускают  много-
численные ошибки в разборе слов по составу, причем количество этих 
ошибок увеличивается от класса к классу (от 15% в 5 классе до 55–74% 
 
257

в 8–9 классе)
5
. Причина ошибок — игнорирование того факта, что мор-
фема является значимой языковой единицей. Отсутствие работы по оп-
ределению семантики морфем приводит к ошибкам двух типов, имею-
щих разную природу: 
Ошибки  в  определении  корня  слова  связаны  с  неразличением  син-
хронного морфемного и этимологического разборов. В комплексе 1 это-
му  уделено  недостаточно  внимания,  комплекс  же 2 неразличение  со-
временного  и  исторического  морфемного  состава  слов  берет  за  уста-
новку,  помогающую  иногда  в  определении  правильности  написания, 
что  вполне  соответствует  общей  концепции  курса  и  учебника  в  целом. 
Так, в учебнике по теории в качестве иллюстративного материала при-
ведены уже упомянутые нами пример морфемного разбора слова искус-
ство  (ис-кус-ств-о),  высказывание  Д.  С.  Лихачева  о  словах  с  корнем 
род: «…сколько  слов  в  русском  языке  с  корнем  род:  родной,  родник, 
родинка,  народ,  природа,  родина <…> рожь».  В  методических  реко-
мендациях к комплексу 2 в качестве одного из заданий, которое может 
помочь  в  освоении  некоторых  орфограмм,  предлагается  двойной  мор-
фемный  разбор  слов:  синхронный  и  этимологический,  поскольку  к  ис-
торическому  корню,  встречающемуся  сейчас  в  других  словах,  можно 
подобрать  проверочное  слово:  по-бед-и-л-и,  за-щит-и-ть,  рук-о-вод-и-
тель, раз-лич-и-ть. Очевидно, что такой подход не может способство-
вать  корректному  выделению  корня  в  современной  структуре  слова  и 
приводит к выделению асемантизированных сегментов — субморфов. 
Ошибки  в  выделении  приставок  и  суффиксов  связаны  с  алгорит-
мом морфемного членения — с представлением большинства учащихся 
о слове как о веренице морфем, которые должны быть «опознаны» как 
уже встречавшиеся в других словах. Крайнее выражение разборов тако-
го рода — случаи типа клю-чик (ср.: лет-чик), я-щик (обой-щик). Но и 
при  правильно  определенном  корне  очень  часто  приходится  сталки-
ваться с неправильным определением количества и состава аффиксаль-
ных  морфем, если этих морфем в слове больше двух. Это связано, во-
первых, с алгоритмом морфемного членения и, во-вторых, с тем, что в 
теории параграфов и упражнениям к ним слова, имеющие более одной 
приставки и/или суффикса, практически не приводятся. 
Формально-структурный  подход  к  морфемному  членению  слова  не 
является исключительно принадлежностью школьной практики. Анало-
гичный подход осуществлен в ряде научных изданий, например в «Сло-
варе морфем русского языка» А. И. Кузнецовой и Т. Ф. Ефремовой, где 
утверждается, что «морфемный анализ мало зависит от словообразова-
                                                          
 
5
 Львова  С.  И.  Словообразование  в 5 классе (2 полугодие) // Русский  язык  в  школе. 
1992. № 1. С. 9. 
 
258

тельного, так как обычно при членении слова используется сопостави-
тельный  метод,  при  котором  практически  не  учитывается,  что  от  чего 
образуется». 
Формально-структурному  подходу  противопоставлен  подход фор-
мально-семантический.  Главная  установка  данного  подхода  и  алго-
ритм морфемного разбора выходят из трудов Г. О. Винокура и состоят в 
неразрывности морфемного членения и словообразовательного разбора. 
О  том,  что  этот  подход  является  целесообразным  и  даже  единственно 
возможным, писали многие ученые и методисты на протяжении многих 
десятилетий.  Так,  например,  Н. М. Шанский отмечает, что правильное 
членение  слова  на  значимые  части  невозможно  без  последовательного 
выделения в нем значимых частей в соответствии с тем, как в его строе-
нии  отражен  словообразовательный  процесс,  результатом  которого  он 
осознается, то есть без учета связей и соотношений, существующих ме-
жду производной и производящей основами. 
Подход  учебных  комплексов  к  вопросу  о  принципах  и  алгоритме 
морфемного членения различен. 
В  учебниках  учебного  комплекса  1  в  изданиях 70-х  и 80-х  годов 
подход к морфемному разбору был исключительно формально-структур-
ный. Так, в них был предложен следующий алгоритм разбора по соста-
ву: 
1) окончание, 
2) основа, 
3) корень, 
4) суффикс, 
5) приставка. 
В последних изданиях учебников 5 и 6 классов учебного комплекса 
1 сделана попытка перехода от формально-структурного к формально-
семантическому разбору. Разбор по составу в них имеет следующий ал-
горитм: 
1) окончание и основа, значение окончания, 
2) приставка (приставки), суффикс (суффиксы), значение приставки 
и суффикса, «если оно ясно», 
3) корень, 2–3 однокоренных слова. 
Далее приводится 2 образца разбора: 
голубоватый
1) голубоват ый (ая,ые) — ж. р., п. п., ед. число, 
2) голубоватый 
 голубой, голубоватый значит не совсем голубой, 
суффикс -оват-, 
3) корень -голуб-. 
Этот образец показывает, что разбор слова по составу соотнесен со 
словообразовательным  разбором  слова  и  содержит  следующие  опера-
 
259

ции: построение словообразовательной цепочки как средство определе-
ния приставок и суффиксов в слове, толкование значения исследуемого 
слова  через  значение  его  производящего  (критерий  Винокура),  то  есть 
даны  все  предпосылки  для  семантизированного  определения  состава 
слова по строгому алгоритму, но уже в следующем образце разбора при 
разборе  слова  перевозчик  этот  алгоритм  нарушается:  выделение  в  дан-
ном  слове  приставки  и  суффикса  осуществляется  не  через  последова-
тельное построение словообразовательной цепочки, а следующим обра-
зом: 
перевоз-чик 
 перевозить (лицо по профессии), 
пере-возчик 
 возчик (передвижение). 
Во-первых, слово перевозчик никак не является производным от сло-
ва возчик, существование которого в современном русском языке вооб-
ще представляется сомнительным; во-вторых, определение значения при-
ставки пере- как ‘передвижение’ некорректно; в-третьих, слово перевоз-
чик объявлено тем самым словом с двойной производностью, что невер-
но. 
Интересно, что в единственном специально посвященном этому уп-
ражнении разобрать основу по составу учащимся предлагается до изу-
чения алгоритма данного разбора. 
При всех недостатках данной версии морфемного разбора она могла 
бы быть продуктивной, если бы не то существенное обстоятельство, что 
разбор по составу через словообразовательную цепочку требует актуа-
лизированного  знания  словообразовательного  разбора,  а  раздел  слово-
образования изучается в следующем, 6 классе. 
Алгоритм  морфемного  разбора  при  формально-семантическом  под-
ходе состоит в построении словообразовательной цепочки «наоборот»: 
со слова как бы «снимаются» приставки и суффиксы, корень же выде-
ляется в последнюю очередь. При разборе постоянно необходимо соот-
несение  значения  производного  и  значения  его  производящего;  произ-
водящая  основа  в  современном  русском  языке — основа  мотивирую-
щая. Если между значением производного и значением производящего 
(в нашем представлении) слова нет отношения мотивированности, про-
изводящее выбрано неверно. 
В пособиях, сопровождающих учебный комплекс 1, идеи семантиза-
ции морфемного разбора также нашли свое отражение. Так, в методиче-
ских  указаниях  для  учителя  предлагается  обратить  внимание учеников 
на  то,  что  «в  слове  различают  современный  и  исторический  (этимоло-
гический)  состав.  Так,  в  слове  плотник  современным  корнем  является 
вся  основа,  а  историческим — плот.  Очень  важным  является  следую-
щее положение: «Следует напомнить учащимся, что в слове могут быть 
элементы, внешне похожие на приставки и суффиксы. Например, в сло-
 
260

вах гвоздика и гвоздик есть элемент ик, но в слове гвоздик он является 
суффиксом:  гвоздик — «маленький  гвоздь»,  значит, -ик — суффикс. 
Подобной  процедуры  мы  не  можем  провести  со  словом  гвоздика,  сле-
довательно, в этом слове элемент ик — часть корня». Последняя цитата 
представляется  чрезвычайно  важной:  в  ней  говорится  о  том,  что  мор-
фемный  разбор  слова  является  результатом  некоторой  процедуры,  ко-
торая  предполагает  определение  производящей  основы  и  толкование 
производной  основы  через  производящую,  то  есть  описывается  алго-
ритм, о котором было сказано выше. 
Комплекс 2, как уже отмечалось, имеет принципиально иные тео-
ретические  установки: «Для  практических  целей  важно  уметь  быстро 
(мгновенно!)  выделять  в  слове  морфемы,  не  стремясь  к  четкому  раз-
граничению  синхронного  и  диахронного  морфемного  анализа.  При 
морфемном  разборе  приучаем  учащихся  в  любой  производной  основе 
слова  прежде  всего  выделять  корень,  так  как  самое  большое  число 
ошибок (и правил) связано с написанием корня». Иными словами, ком-
плекс 2 предлагает  формально-структурный,  несемантизированный 
морфемный разбор. 
Порядок  и  образец  морфемного  разбора  приведен  в  приложении 
к учебнику теории: 
1. Определить слово как часть речи. 
2. У изменяемого слова найти окончание и определить его значение. 
3. Указать основу слова. 
4. Выделить  корень  (для  этого  нужно  подобрать  однокоренные 
слова). 
5. Выделить  приставки  и  суффиксы  (если  они  есть).  Правильность 
выделения этих морфем доказать подбором слов с другим корнем, 
но с теми же приставками и суффиксами. 
Образец морфемного разбора: 
Подготовка 
Слово  подготовка — имя  сущ.,  поэтому  для  отделения  окончания 
его надо склонять: подготовк-и, подготовк-е, …, выделяем изменяемую 

Каталог: ~ruslang -> pdfs


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет