Н. П. Пешкова (зам отв редактора)


PR-дискурс  понимается  нами  как  ситуация  взаимодействия  базисно- го субъекта PR и определенных групп целевой аудитории. PR-жанр



жүктеу 2.68 Mb.
Pdf просмотр
бет27/31
Дата15.03.2017
өлшемі2.68 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31

PR-дискурс  понимается  нами  как  ситуация  взаимодействия  базисно-
го субъекта PR и определенных групп целевой аудитории. PR-жанр – часть 
этого взаимодействия, отражающая представление базисного субъекта PR о 
коммуникативной  ситуации  (образе  аудитории,  средствах  и  способах  ком-
муникативного взаимодействия с ней, целевых компонентах коммуникации) 
и выражающаяся в виде  конкретных  текстов.  Для нас  важным является  то, 
что структура дискурса содержит набор компонентов, воспроизводящихся в 
тексте  и  отражающих  со-бытие  участников  коммуникативного  процесса  в 
рамках  конкретного  коммуникативного  события.  Текст,  таким  образом, 
«моделирует  в  виде  вторичной  текстовой  реальности  ситуацию  действи-
тельности»  [2,  с.260].  Для  определения  данного  процесса  мы  используем 
понятия воспроизведения / отражения, а указанные компоненты называем 
факторами  дискурса  или  дискурсивными  факторами.  Данное  понятие 
представляется  нам  более  удачным  для  описания  исследуемого  феномена, 
чем, например, широко распространенное в филологической науке  понятие 
«жанрообразующие признаки», поскольку оно подчеркивает природу и про-
исхождение  данных  компонентов.  Таковы  основные  понятия,  использую-
щиеся при построении модели жанра имиджевой статьи и разработке соот-
ветствующей методики. 
Таким образом, суть методики коммуникативного моделирования PR-
жанра заключается в анализе PR-текстов с целью поиска, выявления и опи-
сания  дискурсивных  факторов,  установления  способов  их  репрезентации  и 
связей между ними. 

300 
 
Литература 
1.
 
Гольдин В.Е. Проблемы жанроведения // Жанры речи: сб. науч. ст. Сара-
тов, 1999. Вып. 2. С. 4-7. 
2.
 
Качесова И.Ю. Текст как воспроизведенная аргументативная ситуация // 
Язык – Текст – Литература: коммуникативная парадигма: сб. ст. к 70-летию 
А.А. Чувакина. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 2011. С. 258-263. 
3.
 
Кривоносов  А.Д.  PR-текст  в  системе  публичных  коммуникаций.  СПб.: 
Петербургское востоковедение, 2002. 288 с. 
4.
 
Лебедева Т.Ю. Паблик рилейшнз. Корпоративная и политическая режис-
сура. М.: Изд-во МГУ, 1999. 350 с. 
5.
 
Мясников И.Ю. Коммуникативное  моделирование  периодического изда-
ния:  на  перекрестке  структур  //  Вестник  Том.  гос.  ун-та.  Сер.  Филология. 
2008. № 3(4). С. 89-101. 
6.
 
Селезнева  Л.В.  Целостность  дискурса  как  лингвистическая  проблема // 
Филология и человек. 2012. № 2. С. 7-18. 
7.
 
Сидоров Е.В. Основы современной концепции текста: автореф. дис. … д-
ра филол. наук. М., 1987. 
8.
 
Сидоров Е.В. Онтология дискурса. М.: Изд-во ЛКИ, 2009. 232 с. 
9.
 
Чувакин А.А. Текст как объект и предмет лингвистики // Теория текста: 
учеб. пособие. М.: Флинта, Наука. 2010. С. 8-48. 
10.
 
Шишкина  М.А.  Паблик  рилейшнз  в  системе  социального  управления. 
СПб.: Паллада-медиа. 2002. 448 с. 
© Клинк Е.И., 2012 
 
УДК 81‘38 
Кобяков Ю.Ф. 
г. Уфа (Россия) 
 
Средства аргументации в немецком политическом дискурсе 
 
Теория аргументации выросла из формальной логики и лингвистики. 
По определению нидерландских исследователей Франса ван Еемерена и Ро-
ба  Гроотендорста,  разрабатывающих  эту  теорию  в  наше  время,  аргумента-
ция представляет собой «вербальную, социальную и рациональную деятель-
ность, целью которой является убеждение разумной личности в истинности 
тезиса  с  помощью  совокупности  утверждений,  которые  либо  доказывают, 
либо опровергают тезис» [1, с.34]. Особенностью подхода  Еемерена и Гро-
отендорста  является  увязывание  теории  аргументации  с  теорией  речевых 
актов, а сам подход определяется как прагма-диалектический, при котором 
коммуникация  представляется  обменом  речевыми  актами,  а  аргументация 
понимается как сложный речевой акт. 
Столкновение мнений, как отмечают Еемерен и Гроотендорст, прохо-

301 
 
дит  до  своего  разрешения  четыре  этапа.  На  первом  этапе  возникает  кон-
фронтация,  когда  кто-то  подвергает  сомнению  чью-либо  точку  зрения.  На 
втором  оппоненты  формулируют  свои  позиции  и  договариваются  о  прави-
лах ведения спора. Третий  этап  –  сама  дискуссия,  когда стороны  приводят 
свои  аргументы.  И  на  четвертом  этапе  подводится  итог  спора,  выявляется, 
кто стал победителем [1, с.36-37]. 
А.И.  Мигунов  сформулировал  следующие  конститутивные  правила 
аргументативного  речевого  акта,  знание  которых  позволяет  считать  полно-
ценным аргументативным речевым актом всякое успешное выполнение этих 
правил. 
1. Иллокутивная цель – преодоление сомнения собеседника относи-
тельно некоторой точки зрения, в истинности которой убежден говорящий. 
2.  Способ  достижения  –  в  своем  произнесении  говорящий  берет  на 
себя  обязательство  сделать  точку  зрения  приемлемой  для  слушателя,  т.  е. 
совместимой с системой суждений, составляющих его картину мира. 
3. Условие пропозиционального содержания  речевого акта – гово-
рящий, совершая речевой акт, демонстрирует, что он согласен с его пропо-
зициональным содержанием и несет за него ответственность. 
4. Логическая характеристика речевого акта – схема дискурсивного 
действия демонстрирует, что согласие с пропозицией, выраженной в данном 
речевом  акте,  рационально  несовместимо  с  отказом  от  пропозиции,  выра-
женной в точке зрения. 
5.  Условие  успешности  –  слушатель  полагает,  что  говорящий,  во-
первых,  убежден  в  истинности  пропозиционального  содержания  речевого 
акта  и,  во-вторых,  считает  его  логически  приемлемым  основанием  для  ут-
верждения истинности точки зрения. 
6. Условие эффективности – слушатель рассматривает пропозицио-
нальное содержание успешного речевого акта, во-первых, как истинное вы-
сказывание, и, во-вторых, как логически приемлемое основание для приня-
тия точки зрения говорящего. 
Речевой  акт  аргументации  может  быть  успешен,  если  слушающий 
правильно  понял  точку  зрения  говорящего,  но  об  эффективности  речевого 
акта  можно  говорить  лишь  в  том  случае,  если  слушающий  убеждается  в 
правоте говорящего и переходит на его сторону. [2, с.44] 
В большинстве теоретических исследований выделяются, по крайней 
мере,  три  типа  структур  аргументации:  (1)  последовательное  рассуждение 
(serial  reasoning),  или  подчинительная  аргументация  (subordinate 
argumentation), когда один довод поддерживает другой, (2) связанное рассу-
ждение  (linked  reasoning),  или  сочинительная  аргументация  (coordinate 
argumentation), если каждый из приводимых доводов непосредственно соот-
носится  с  исходной  точкой  зрения,  все  доводы  взаимозависимы  и  только 
вместе  эффективно  поддерживают  эту  точку  зрения,  и  (3)  конвергентное 

302 
 
рассуждение  (convergent  reasoning),  или  множественная  аргументация 
(multiple argumentation), в том случае, когда каждый аргумент самостоятель-
но доказывает (до известной степени) точку зрения. Сложная аргументация 
может  объединять  все  эти  три  типа  аргументативных  структур.  [3,  с.123-
124] 
Примером такой сложной аргументации может служить политическое 
эссе Дирка Курбювайта «Die Stunde des Souveräns», опубликованное в жур-
нале Der Spiegel, № 36/2012. Это эссе не является частью дискуссии, автор 
не спорит с оппонентами. Он анализирует политическую ситуацию и пред-
лагает свой вариант разрешения противоречий, которые  возникли в Герма-
нии между защитниками демократии и сторонниками европейской интегра-
ции. 
Эссе начинается с экскурса в историю и констатации существующего 
положения вещей: Nach dem Zweiten Weltkrieg hat der Westen den Deutschen 
zwei  große  Geschenke  gemacht.  Geschenk  eins  war  die  Demokratie,  Geschenk 
zwei war die Integration in ein Europa der freien Völker. Плохо то, что оба эти 
подарка – демократия и интеграция – очень сильно пострадали при попытке 
объединить  Европу  с  помощью  единой  валюты:  Die  bundesdeutsche  Demo-
kratie war noch nie in einem so schlechten Zustand wie heute. Die europäischen 
Völker  haben  lange  nicht  mehr  mit  so  viel  Misstrauen  aufeinander  geblickt  wie 
derzeit. Заканчивается первая часть эссе кратким пессимистическим резюме 
в форме хиазма: … Die Demokratie behindert eine schnelle Rettungspolitik für 
den Euro. Eine schnelle Rettungspolitik für den Euro unterhöhlt die Demokratie. 
Во второй и третьей части автор, прибегнув к метафоре и представив 
демократию  и  Европу  в  роли  пациентов  с  пошатнувшимся  здоровьем,  ана-
лизирует их состояние. Диагноз неутешителен: Eine solche Demokratie ist ein 
Patient. … Europa ist auch ein Patient. При представлении состояния демокра-
тии  автор  широко  использует  четкие  противопоставления,  сочетающиеся  с 
синтаксическим параллелизмом: Gewonnen hat die Exekutive, also die Regie-
rung. … Verloren hat das Parlament. … Gewonnen hat das Bundesverfassungsge-
richt. … Verloren haben … die Bürger…  
Для каждого политического субъекта  определяется главный, руково-
дящий  принцип,  которым  он  руководствуется  в  своих  действиях  (das  Leit-
motiv):  Ein  Leitmotiv  der  Exekutive  ist  der  Wille  zur  Mauschelei  (тайные  де-
лишки). Для парламента таким руководящим принципом является «послуш-
ность». Bislang sieht man als Leitmotiv aber vor allem Folgsamkeit. У консти-
туционного суда в условиях кризиса особая задача – дать возможность пра-
вительству  работать:  Das  Leitmotiv  der  Richter  ist  Funktionstüchtigkeit.  И 
только немецкие граждане растеряны, не имеют единого плана действий: So 
verfügt die deutsche Demokratie derzeit über einen ratlosen Souverän (немецкие 
граждане) und ein überfordertes Parlament, das von einer etwas weniger ratlosen, 
etwas weniger überforderten Regierung sowie den Finanzmärkten dominiert wird. 

303 
 
Переходя  к  характеристике  состояния  Европы,  автор  отмечает,  что 
здесь возникли многие великолепные идеи, обогатившие человечество, – это 
идеи гуманизма, демократии, просвещения, правового государства. Но в то 
же время отсюда, из Германии, были развязаны две мировые войны. А когда 
создавался  Евросоюз,  то  бюрократия  экономически  доминирующих  стран 
строила его, прежде всего, исходя из своих собственных интересов, не особо 
оглядываясь  на  желания  народа.  Она  надеялась,  что  если  проект  окажется 
удачным,  то  это  задним  числом  придаст  предприятию  нужную  легитим-
ность.  И  вот  выясняется,  что  в  механизме  Евросоюза  не  все  работает,  как 
надо:  не  создано  финансовое  правительство,  которое  следило  бы  за  тем, 
чтобы отдельные страны не превращались в банкротов. Jeder machte, was er 
wollte, und die einen machten Schulden, die sie verkraften können, und die ande-
ren machten Schulden, die sie nicht verkraften können. Чтобы исправить поло-
жение нужно поступиться частью суверенитета. Автор допускает, что демо-
кратия  –  это  не  всегда власть  народа,  иногда  правительство принимает ан-
тинародные решения. Но народ всегда может высказать свою волю на оче-
редных выборах. 
Диагноз  установлен.  Здесь  автор  снова  прибегает  к  хиазму:  Die 
deutsche Demokratie leidet an Europa, Europa leidet an den nationalen Interessen 
der  Staaten  und  der  Abwesenheit  einer  vernünftigen  Struktur.  Каков  же  план 
лечения  больной  демократии  и  больной  Европы?  Единственный  способ 
примирить демократию с европейской интеграцией, по мнению автора, – это 
провести опрос народа. Die Deutschen können ihre Demokratie mit der europä-
ischen Integration versöhnen. Dafür müssten sie gefragt werden.  
Такое  эссе  представляет  собой  попытку  оценить  политическую  си-
туацию  в  Евросоюзе  с  точки  зрения  разрешения  противоречия  между  со-
блюдением  принципов  демократии  внутри  страны  и  необходимостью  пре-
небрегать  интересами  народа  ради  спасения  европейской  валюты.  В  ходе 
аргументации журналист как врач вскрывает причины возникшего кризиса, 
ставит диагноз и предлагает путь лечения. Можно ожидать, что его аргумен-
тация будет поддержана большинством читателей – ведь он говорит с ними 
на одном языке и ставит интересы демократии, интересы народа выше инте-
ресов  интеграции  с  другими  странами  Евросоюза.  Журналист  вступает  в 
полемику  с  представителями  исполнительной  власти,  узурпировавшими 
роль  всезнающих  спасителей  евровалюты  и  Евросоюза.  Он  вскрывает  их 
ошибки  и  предлагает  провести  опрос  граждан  относительно  дальнейших 
действий по выходу из кризиса. Это восстановило бы демократию в стране и 
придало бы больше легитимности действиям правительства, которое стара-
ется  спасти европейские  страны-банкроты  в  ущерб  интересам собственных 
граждан. 
Литература 
1.
 
ван  Еемерен  Ф.Х.,  Гроотендорст  Р.  Аргументация,  коммуникация  и 

304 
 
ошибки. Спб., 1992. 
2.
 
Мигунов  А.И..  Семантика  аргументативного  речевого  акта.  Интернетре-
сурс: http://phil.tester.spn.ru/media/pdf/_original/5/4_migunov_myisl-6pdf.pdf 
3.
 
Хенкеманс  Ф.С.  Структуры  аргументации  //  Важнейшие  концепции  тео-
рии аргументации /  Пер. с  англ. В.Ю.Голубева, С.А.Чахоян, К.В.Гудковой; 
науч. ред. А.И.Мигунов. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2006. 
© Кобяков Ю.Ф., 2012 
 
 
УДК 81‘ 37:811.161.1 
Колоколова Л.П. 
г. Стерлитамак (Россия) 
 
Функционально-когнитивные сферы в макроконцепте 
«Жизнь человека» 
 
Исследование  проблем,  связанных  с  темой  «человек  в  языке»,  стало 
особенно интенсивным в последнее время. Налицо углубление таких глоба-
листических ситуаций, которые свидетельствуют о цивилизованном сдвиге, 
находящем свое отражение в бытии каждого человека. Человек  – это некое 
звено, соединяющее реально существующий мир и язык, отражающий этот 
мир. Человек познаѐт мир, подвергая типы знаний о нѐм определѐнной ког-
нитивной обработке в соответствии со сложившейся в языке системой кон-
цептов.  
Макроконцепт «Жизнь человека» имеет множество измерений, среди 
которых наиболее часто выделяют пространственное, событийное, субъект-
но-объектное, темпоральное. 
С  позиций  когнитологии  пространство  для  человека  является  самой 
важной  категорией  для  восприятия  мира.  Человек  воспринимает  простран-
ство как нечто, существующее вне. Оно заполнено людьми, предметами. В 
данном мире живут близкие, свои, родные люди. Пространство воспринима-
ется человеком и как открытое место, не имеющее границ. Пространствен-
ные  отношения  связаны  прежде  всего  с  локализацией  событий.  Макромир 
человека  определяют  понятия  с  широким  локальным  значением.  В  сфере 
локальных  конкретизаторов  широкой  семантикой  обладают  наименования, 
называющие  континенты,  стороны  света,  природные  ландшафты:  Африка, 
Азия,  Европа,  юг,  восток,  запад,  север;  остров,  полуостров,  горы,  степи, 
лес, пустыня, долина, берег  и др. Лексема континент имеет в восприятии 
человека дополнительную информацию, которая характеризует исторически 
сложившуюся  группу  человечества  по  цвету  кожи,  например,  Африка  – 
Черный континент. Также дополнительную информацию приобретает при-
лагательное  зеленый  в  примере  Австралия  –  Зеленый  континент,  так  как 

305 
 
здесь представлена характеристика «девственной» природы.  
Когнитивный подход позволяет представить в абстрактном существи-
тельном жизнь ситуацию "жить на территории, управляемой самостоятель-
ным правительством", выражающуюся в словосочетаниях жизнь в стране, в 
государстве, державе.  
Дифференциация  лексемы  страна  позволяет  выстроить  иерархию 
лексико-семантических  вариантов,  производящих  следующие  наименова-
ния:  1)  ориентированность,  представленную  такими  обозначениями,  как 
европейские, азиатские страны, 2) географические соответствия – южные, 
северные страны, 3) страны, имеющие особую привязанность к местности, к 
образу жизни, культуре, внутреннему устройству, истории  – скандинавские 
страны.  
В связи с расширением сферы употребления, лексема страна приоб-
ретает объемное значение, и в силу этого необходимо остановиться на поня-
тии  родина  «отечество,  родная  страна».  Само  по  себе  понятие  родины  как 
родной  страны  представляет  собой  совокупность  метафор,  концептуализи-
рующих специфические социальные отношения. Понятию  родина противо-
стоит понятие чужбина «чужая страна». Родина как материальное и духов-
ное сообщество «своих» привлекает к себе такие понятия, как любить роди-
ну, защищать родину, а чужбина связана с понятиями ностальгия, тоска по 
родине,  жить  на  чужбине,  умереть  на  чужбине.  Поскольку  в  настоящее 
время  отсутствуют  ограничения  и  стеснения  в  передвижении  по  миру,  то 
семантическая  окраска  «ностальгия»,  «тоска  по  родине»  стирается,  и  воз-
никает большой интерес в сторону «чужой страны». 
Пространство  человека  может  сужаться.  Микромир  в  этом  случае 
создается отношением к личной сфере  бытия человека. Область  бытования 
при этом тяготеет к локализаторам, обладающим более узкой семантикой и 
включающим  следующие  номинации:  город,  улица,  дом,  квартира,  комна-
та,  отражающие  место  пребывания  каждого  индивида.  Лексема  город 
«крупный населенный пункт, административный, торговый, промышленный 
и культурный центр» вступает в семантическую оппозицию с лексемой  де-
ревня  «крестьянское  селение».  Более  того,  в  языке  образуется  цепочка  на-
именований,  последовательно  характеризующих  переход  от  одного  типа 
значений  к  другому  и  обогащающих  информационно-смысловой  блок  ло-
кальности: столица – периферия – провинция.  
Жизненный  путь  человека  богат  событиями,  и  обобщаются  они  сло-
вом пережитоеИногда, вспоминая пережитое, он не узнавал себя нынеш-
него, так мало в его характере осталось от молодого Агеева (В.Быков). 
Т.А.  Кильдибекова,  анализируя  событийные  отношения  в  концепте 
«жить», отмечает, что каждое событие (ситуация) ориентировано на опреде-
ленную  функционально-когнитивную  сферу,  включающую  многообразие 
событий, ситуаций, положений дел в жизнедеятельность человека [1, с.117].  

306 
 
В  качестве  ключевых  понятий  в  семантическом  блоке  событийности 
выступает существительное событие. Так, в смысловой структуре  лексемы 
событие даѐтся следующая сочетаемостная характеристика:  событие боль-
шое, главное, великое, значительное, важное, выдающееся, знаменательное, 
историческое,  интересное,  неожиданное,  непредвиденное,  невероятное, 
странное,  волнующее,  счастливое,  радостное,  печальное,  трагическое,  по-
следнее.  
В информационно-смысловой блок событийности  входят наименова-
ния происшествие, случай, случайность, сенсация, прецедент, эпизод, инци-
дент,  мистика.  Также  в  качестве  ключевых  понятий  событийности  высту-
пает  и  наименование  ситуация  «совокупность  обстоятельств;  обстановка, 
положение».  Интересные  наблюдения  показала  сочетаемостная  характери-
стика  данной  лексемы:  стрессовая  ситуация,  конфликтная  ситуация,  кри-
зисная  демографическая  ситуация,  криминогенная  ситуация,  ценовая  си-
туация,  взрывоопасная  ситуация,  переломить  ситуацию,  влиять  на  разви-
тие ситуации. В связи с расширением сферы употребления, лексема ситуа-
ция  приобретает  объемное  значение  и  в  силу  этого  необходимо  отметить  
такие устойчивые сочетания, как Государственный комитет по чрезвычай-
ным  ситуациям,  криминальная  ситуация,  Министерство  по  чрезвычайным 
ситуациям.  Данный  парадигматический  ряд  дополняет  устойчивый  оборот 
чрезвычайная  ситуация  «стечение  обстоятельств,  представляющих  угрозу 
для жизни множества людей, а также для экономики, и вызываемых обычно 
природными катаклизмами, военными действиями и т. п.». 
Важной категорией в жизни человека является время, привлекающее 
внимание  прежде  всего  потому,  что  оно  определило  собой  те  границы,  в 
которых  развертывалась  человеческая  жизнь.  В  связи  с  этим,  в  функцио-
нально-когнитивной  сфере  темпоральности  следует  выделить  информаци-
онно-смысловые  блоки:  общее  понятие  времени,  ситуативное  время,  время 
жизни человека [2, с.31-47]. 
Первый  семантический  блок  «общее  понятие  времени»  представлен 
характеристикой времени по отношению к месту его проявления. В качестве 
конкретизатора  выступают  имена  прилагательные:  местное,  московское, 
среднеевропейское  время.  Словосочетание  местное  время  содержит  семан-
тический  компонент  «относящийся  только  к  определенной  местности,  не 
общий»:  Часы  показывают  местное  время.  В  данной  парадигматической 
группе в русском языке можно зафиксировать оппозицию «местное время – 
московское время», выступающее как часть к целому.  Более того, семанти-
ческим  конкретизатором  словосочетания  московское  время  выступает  объ-
ект  куранты,  представляющий собой башенные  центральные часы  с музы-
кальным  механизмом,  показывающим  точное  время  по  всей  стране.  В  ана-
лизируемой  ситуации  темпоральный  аспект,  представляющий  общее  поня-
тие  времени,  взаимодействует  с  локальным  аспектом,  так  как  временные 

307 
 
отношения  характерны  на  конкретной  территории.  В  семантическом  блоке 
«общее понятие время» универсальными являются единицы измерения вре-
мени,  передающие  календарно-хронологические  отрезки  бытия  и  форми-
рующие  когнитивную модель цикличности времени:  год, месяц, неделя, су-
тки, день, час, минута; наименование месяцев, дней недели. В языке нахо-
дят отражения более объѐмные и незначительные и в то же время неопреде-
лѐнные  отрезки  времени.  Ср.:  эпоха  (перестройки),  период  (реформ),  эра 
(космонавтики), век (атома); миг, мгновение, момент, секунда.  
С точки зрения когнитивного содержания второй семантический блок 
«ситуативное время» представляет собой иерархическое строение  и состоит 
из отдельных информационно-смысловых комплексов: настоящее, прошлое, 
будущее; длительность; последовательность; регулярность. 
В  таксономический  ряд,  объединенный  семантическими  конкретиза-
торами  «предшествование;  теперешний,  происходящий  в  данный  момент 
время;  предстоящий»,  входят  лексемы  прошлое,  настоящее,  будущее.  Ср.: 
Тут  я спохватился, что слишком  любезно слушаю это привидение из моей 
прошлой жизни (В.Набоков); Процесс познания начинается  с прошлого, он 
не может быть отъединѐн от настоящего и локализован (Ю.Бондарев); За 
своѐ  будущее  он  был  вполне  спокоен:  уж  если  какая-нибудь  из  этих  девиц 
выходила  замуж,  то  на  такую  можно  положиться.  Их  них  выходили  вер-
ные  спутницы  жизни  (Э.Ремарк).  Каждая  названная  выше  лексема  может 
расширять  свою  сферу  употребления  за  счет  различных  лексико-
семантических  вариантов  и  сочетаемостных  возможностей,  что  позволяет 
говорить о объѐмных информационно-смысловых структурах.  
Третий  семантический  блок  «время  жизни  человека»  включает  воз-
раст,  возрастные  группы,  периоды  жизни,  поколения,  продолжительность 
жизни,  конец  жизни.  В  представленном  семантическом  блоке  необходимо 
выделить ряд слов, обозначающих периоды,  «нормативный цикл жизни че-
ловека»:  детство  (далѐкое),  отрочество,  юность,  молодость  (ранняя), 
старость;  лексико-семантическую  группу,  обозначающую  фазы  «жизни»: 
на  закате  лет,  на  склоне  лет,  начало,  конец,  середина  жизни.  Временной 
план  реализуется  в  лексико-семантической  группе  имен,  обозначающий 
возраст  человека:  дети/взрослые;  ребѐнок,  мальчик,  девочка;  подросток
юноша, девушкамужчина, женщинастарик (глубокий, древний, дряхлый), 
старухапоколение – молодое, старшее.  
Таким  образом,  пространственно-временные,  субъектно-объектные, 
событийные отношения представляет собой сложную разветвленную систе-
му, демонстрирующую в концепте «жизнь» очень многое - то, что не укла-
дывается в простое определение «форма существование материи». Нельзя в 
этом случае не согласиться со словами польского афориста В. Бартошевско-
го,  определившего  жизнь  как  «заглядывание  в  разные  зеркала»,  поистине, 
очень разные.  
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет