Проблемы языкознания



жүктеу 4.64 Mb.
Pdf просмотр
бет1/43
Дата03.03.2017
өлшемі4.64 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43


 


 
 
 


 
МАЗМҰНЫ                     СОДЕРЖАНИЕ 
 
ТІЛ БІЛІМІНІҢ МӘСЕЛЕЛЕРІ 
 
ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ 
 
 
Авакова  Р.А.,  Андабаева  Д.А.  Прецедентные  фразеологизмы  в  тюркских  языках: 
этнолингвистический  аспект  .......……………………………………………………………   
Абаева Ж.С. Прагматика разговорности в языке газеты ……………………………………. 
Акишева А.Т. Логические уловки коммуникантов в эристическом дискурсе …………….. 
Акшолакова  А.Ж.,  Утемгалиева  Н.А.,  Рскелдиева  Д.Б.  Тілдік  варианттардың  
қалыптасуына септігін тигізетін факторлар ............................................................................... 
Баяндина С.Ж. Коммуникация и общение,  их сущность и функции …………………....... 
Бейсбекова  Ж.Б.  Кәсіби  қарым-қатынас  және  оның  негізін  құраушылар,  білім  берудегі 
кәсіби қарым-қатынастың құрылымы ......................................................................................... 
Бокулева    Б.С.  Хинди  тіліндегі  парсы  кірме  сөздерінің  грамматикалық  бейімделу 
үдерісі.............................................................................................................................................. 
Боргуль  Н.М.,  Михайлова  Т.В.  Метонимический  перенос  и  особенности    перевода 
метонимии ………………………………………………………………………………………. 
Бухарбаева  К.Н.  Метафоризация  как  способ  вторичной  номинации  в  компьютерной 
терминологии …………………………………………………………………………………… 
Ешимов  М.П.,  Нұртілеуова  Р.С.  Қарым-қатынастағы  бейвербалды  амалдардың 
синонимдік тізбегі ......................................................................................................................... 
Жақыпов Ж.А. Шоқанның тілдік тұлғасын жасау мәселесіне ............................................... 
Исмагулова 
А.Е., 
Рахимова 
Т.К. 
Қазақстанның 
ономастикалық 
кеңістігінің 
лингвомәдени аспектісі ................................................................................................................ 
Қадыров Ж. Т., Хамзина Г. С. Көркем мәтіндегі эпитеттің стильдік қызметі .................... 
Кенжеева  К.Т.  Диалог-беседа и его роль в речевом общении …………………………….. 
Қияқова  Р.Ж.  Бір  атау  –  бір    тарих:    «Көкшетау  өңірінің  жер-су  атаул  ар  сөздігі» 
туралы............................................................................................................................................. 
Конкабаева Н.Н. Ат-туһфа ескерткішіндегі түр-түс семантикасы: салыстырмалы-тарихи 
аспект ............................................................................................................................................. 
Ли  В.С.  Прикладные  аспекты  лингвистического  исследования  текста  (на  материале 
экпертизы спорного текста) ……………………………………………………………………. 
Оналбаева А.Т. Национально-культурные особенности проксемических единиц………...  
Рысбаева
 Г.Қ. Орхон ескерткіштеріндегі көне түркілердің дүниетанымы ........................... 
Тойбаева  Ж.,  Туякбаева  А.Ш.  Казахский  язык  и  «картина  мира»  восточных 
народов............................................................................................................................................ 
Токтарова Т.Ж. Гендерные стереотипы  в  межличностном общении ................................. 
Шаймерденова Н.Ж. Тerminologyscience в свете теории усвоения второго языка .............. 
Ыбырайым Ә.О., Гаражаева Д.Ш. Жаңа атаулар мен жаңа сөздерді қалыптастырудағы 
мерзімді басылымдардың рөлі ..................................................................................................... 
Юрицына  И.Ю.  Проблема  периодизации  истории  русского  литературного  языка  в 
современной русистике …………………………………………………………………............ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

12 
18 
 
23 
27 
 
31 
 
35 
 
39 
 
45 
 
50 
55 
 
61 
66 
71 
 
76 
 
81 
 
85 
91 
97 
 
105 
110 
114 
 
119 
 
124 
 
 
 
 
 
 


 
САЛЫСТЫРМАЛЫ ТІЛ БІЛІМІ 
 
СОПОСТАВИТЕЛЬНОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ 
 
Алтынбекова 
О.Б., 
Бектурганова 
Г.З. 
Казахский 
и 
русский 
языки 
в 
законодательстве............................................................................................................................  
Казкенова  А.К.  К  вопросу  о  графико-орфографическом  оформлении  казахских 
заимствований в казахстанских русскоязычных текстах .......................................................... 
Мынбаев  Н.Ж.,  Даулетова  А.С.  Этническая  модель  казахского  топообразования  в 
иноязычном окружении …………………………………………………………………............ 
 
 
ӘДЕБИЕТТАНУ ЖӘНЕ ФОЛЬКЛОРТАНУ 
 
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ И ФОЛЬКЛОРИСТИКА 
 
Абишева У.К. Стилистические особенности  прозы  Е.И. Замятина …………………......... 
Абылқасов Ғ.Ж. Сал-серілік дәстүрдің шығу тарихы ............................................................. 
Авакова  Р.А.,  Баят  Е.  Қазақ  және  үнді  халықтары  фольклорлық  мұралары:рұхани-
танымдық байланыстар ................................................................................................................
 
Байтан  Асылбек  Зейнелғабиден  Әміреұлы  әл-Жауаридің  «Насихат  Қазақия» 
жинағындағы Абай өлеңдері мәтінінің нұсқалық ерекшеліктері туралы ............................... 
Батракова  Н.Д.  Полижанровая  природа  повести  В.  Михайлова  «Хроника  великого 
джута» ……………………………………………………………………………………............ 
Джаламова Ж.Б. Восточная мифопоэтика в дневниках  М.М.Пришвина ……………......... 
Дүйсенбаева Р.И. Р.Нұрғали және хх ғасыр басындағы қазақ әдебиеті ................................ 
Жанұзақова  Қ.  Т.  Прозадағы  екіұдайылық  мәселесі  немесе  тұлғаның  екіге  жарылуы 
(Т.Әбдіков пен Э.По туындылары бойынша) ............................................................................ 
Локтионова  Н.П.,  Забинякова  Г.В.  Традиция  семейного  чтения:  прошлое  и 
настоящее........................................................................................................................................ 
Нурахунова Г.М.  К проблеме дефиниции тюркской системы стихосложения …………... 
Садвакасова А.Ж.  Ғ. Мүсірепов прозаларындағы образдар жүйесі («Ұлпан» романының 
негізінде)......................................................................................................................................... 
Сарсембаева  А.Ж.,  Хайрушева  Е.Е.  Лингвопоэтический  анализ  художественного 
текста (на материале произведений казахстанских поэтов) ……………………………......... 
Смағұлова Н. Қ., Қадыров Ж. Т. Қазақ әңгімелеріндегі символдық бейнелер ................... 
Темирболат А.Б. Методологические принципы исследования жанра романа ………......... 
 
 
ТІЛ МЕН ӘДЕБИЕТТІ ОҚЫТУ ӘДІСТЕМЕСІ 
 
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ 
 
Абаев  В.Е.,  Абилова  Р.Д.  Использование  мультимедийного  электронного  учебника  в 
практическом курсе  «Русский язык» ……………………………………………………......... 
Адскова  Т.П.  Модульное  обучение  профессиональному  русскому  языку  инженеров-
нефтяников ……………………………………………………………………………………… 
Айтказина Т.Т. Роль межкультурной коммуникации в формировании профессиональной  
речевой компетенции юристов-международников …………………………………………… 
Кадеева  М.И.,  Бектурова
 
Ж.Б.  Новые  ориентиры  инновационной  деятельности
 
в 
развитии национальной образовательной системы ................................................................... 
Кильдюшова И.В.

Курманова
 
Т.В. Система организации самостоятельной работы при 
 
 
 
 
 
131 
 
136 
 
141 
 
 
 
 
 
 
147 
151 
 
157 
 
161 
 
167 
174 
179 
 
184 
 
189 
196 
 
200 
 
206 
209 
214 
 
 
 
 
 
 
 
224 
 
230 
 
235 
 
241 
 


 
обучении иностранцев русскому языку ...................................................................................... 
Мусина М.К., Солтанбекова Г.А. Трудности в изучении иностранного языка .................. 
Мурзина С.А., Бурдыга И.В.
 Способы развития этнической толерантности у студентов 
вуза в процессе изучения иностранного языка .......................................................................... 
Нуршаихова  Ж.А.

Мусаева  Г.А.  Режиссура  урока  и  актерское  мастерство  в 
преподавании языков …………………………………………………………………………… 
Русол  И.Г.,  Цупкина  Ю.А.  О  роли  формирования  профессиональной  компетенции  в 
области 
методики 
обучения 
иностранному 
языку 
у 
студентов 
неязыковых 
специальностей ……………………………………………………………………………......... 
Саденова А.Е. Диалогтық дискурстың коммуникативті-интерактивтік табиғаты ............... 
Сарбаева Р.Е. Integration of culture into foreign language study ……………………………… 
Стукаленко  Н.М.,  Вачугова  М.В.  Развитие  познавательного  интереса  при  обучении 
английскому языку в условиях профессиональной подготовки ……………………….......... 
Стукаленко Н.М., Коптелова В.С. Организация самостоятельной работы учащихся при 
обучении английскому языку с опорой на дифференцированный поход ……………........... 
Толмачева  Д.С.,  Игнатова  Е.Р.,  Саденова  А.Е.  Тыңдалым  -  қазақ  және  орыс  тілдерін 
оқитын шетелдік студенттерді сөйлеу қызметіне үйретудің бір бөлігі ................................... 
Торохтий Л.С., Мацко И.В. Социокультурная компетенция и обучение РКИ .................... 
Туребекова  Р.С.  Алгоритм  структурно-смыслового  анализ  учебно-научных  текстов  на 
занятиях по РЯ ……………………………………………………………………………........... 
Хайрушева  Е.Е.,  Сарсембаева  А.Ж.  Обучение  рецензированию  на  занятиях  по 
русскому языку ………………………………………………………………………………….. 
Цупкина Ю.А. К вопросу о методических приемах работы с немецкими текстами ……… 
Чекина Е.Б. Обучение компрессии текста по специальности ……………………………… 
Шалабай Б.  Мәтінді стилистикалық талдаудың әдістемесі ................................................... 
Шаяхметова  Н.К.,  Байгушикова  А.М.  Инновационные  методы    обучения    русскому 
языку в техническом вузе …………………………………………………………………......... 
Якубаева К.С., Касымова З.А. О трудностях  аудирования учебной лекции студентами-
иностранцами …………………………………………………………………………………… 
 
 
ШОЛУЛАР, СЫН ЖӘНЕ БИБЛИОГРАФИЯ 
 
ОБЗОРЫ, КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 
 
Анищенко О.А. "Завершая дело учителя..." Лексикографический проект профессора 
Султаньяева О.А. ………………………………………………………………………………….
Жакупова А.Д., Тавлуй М.В. Развитие прикладной лингвистики в Казахстане ……………
Makisheva M.K. Some new strategies and practical application techniques in teaching  
English.................................................................................................................................................
Койшыбаева Г.С., Раимбекова А.А. Языковая политика в Казахстане: перспективы 
внедрения триязычия ………………………………………………………………………...........
 
 
 
АВТОРЛАР ЖАЙЛЫ МАҒЛҰМАТТАР 
 
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ 
 
248 
253 
 
257 
 
262 
 
 
268 
274 
279 
 
283 
 
289 
 
294 
298 
 
302 
 
308 
312 
320 
326 
 
330 
 
335 
 
 
 
 
 
 
 
340 
344 
 
349 
 
352 
 
 
 
357 
 
 
 
 
 
 


 
ТІЛ БІЛІМІНІҢ МӘСЕЛЕЛЕРІ 
 
ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ 
_____________________________________________________________________________ 
 
УДК 81’37:811.512.122 
Р.А. Авакова, Д.А. Андабаева  
Казахский Национальный Университет имени аль-Фараби  
Алматы, Казахстан 
r_avakova@mail.ru; dina_andabayeva@mail.ru  
 
ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ В ТЮРКСКИХ ЯЗЫКАХ: 
ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
1
 
 
Настоящая  работа  посвящена  проблеме  изучения  прецедентных  феноменов  в 
тюркоязычном  дискурсе  с  опорой  на  этнолингвистический  подход,  оформившийся  в  новой 
антропоцентрической 
парадигме 
языкознания 
и 
позволяющий 
анализировать 
лингвистические  и  когнитивные  аспекты  языковой  коммуникации  в  их  неразрывном 
единстве.  Прецедентные  фразеологизмы  представлены  как  когнитивно  и  эмоционально 
значимые  для  всех  социализированных  носителей  индивидуальные  имена  и  наименования 
широко  известных  в  тюркском  лингвокультурном  сообществе  исторических  и 
вымышленных  личностей,  событий  и  единичных  объектов  материальной  и  духовной 
культуры.  Работа  выполнена  в  сравнительно-сопоставительном  ракурсе  на  материале 
казахского и турецкого языков. 
 
Ключевые  слова:  тюркология,  фразеология,  прецедентный  феномен,  прецедентный 
текст, тюркские языки 
 
В  последнее  время  пристальное  внимание  ученых  к  феномену  языковой  личности 
сопровождается  и  повышенным  интересом  исследователей  к  феноменам,  которые 
определяются в научной литературе как прецедентные. Однако сам термин «прецедентный» 
феномен еще не может быть отнесен к числу однозначно устоявшихся.  
В  трудах  ученых  встречаются  (Ю.Н.Караулов,  Ю.А.Сорокин,  Ю.Е.Прохоров, 
В.Г.Костомаров  и  др.)  понятия  «прецедентный  текст»,  «прецедентное  высказывание», 
«прецедентная текстовая реминисценция». [1; 5] 
Ю.Н.Караулов определяет прецедентные тексты как:  
1)  значимые  для  той  или  иной  личности  в  познавательном  и  эмоциональном 
отношениях;  
2) имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные и широкому окружению 
данной личности, включая ее предшественников и современников и, наконец такие,  
3)  обращение  к  которым  возобновляется  неоднократно  в  дискурсе  данной  языковой 
личности». [2:216]. Соответственно, прецедентными текстами  для ученого являются цитаты, 
имена персонажей, название произведений, а также их авторы.  
К числу прецедентных феноменов мы относим:  
1) 
хорошо 
известные 
всем 
представителям 
национально-лингвокультурного 
сообщества  («имеющие  сверхличностный  характер»);  прецедентный  феномен  «хорошо 
                                                        
 
1
 
Статья  написана  при  поддержке  грантового  финансирования  прикладных  научных  исследований  с 
привлечением  зарубежных  ученых  на  2015-2017  гг.  «Духовное  созвучие  в  наследии  казахских  и  индийских 
мыслителей»
 
 


 
известен всем представителям…» так как последние имеют некий, общий, обязательный для 
всех 
носителей 
данного 
ментально-лингвального 
комплекса, 
национально-
детерминированный и минимизированный инвариант его восприятия; 
2) актуальные в когнитивном (познавательном и эмоциональном) плане; 
За  прецедентным  феноменом  всегда  стоит  некое  представление  о  нем,  общее  и 
обязательное для всех носителей того или иного национально-культурного менталитета, или 
инвариант  его  восприятия,  который  и  делает  все  аппеляции  к  прецедентному  феномену 
«прзрачными», понятными, коннотативно окрашенными; 
3)  обращение  (аппеляция)  к  которым  постоянно  возобновляется  в  речи 
представителей того или иного национально-лингво-культурного сообшества; 
Говоря о постоянной аппеляции ПФ (а это является одним из признаков последних), мы 
имееи  в  виду  что  «возобновляемость»  обращения  к  тому  или  иному  прецедентному 
феномену может быть «потенциальной», т.е. аппеляция к нему может и не быть частотной, 
но  в  любом  случае  она  будет  понятна  собеседнику  без  дополнительной  расшифровки  и 
комментария (иначе это будет аппеляция не к прецедентному феномену).[3, 53] 
К прецедентным феноменам относятся и фразеологизмы и устойчивые словосочетания, 
которые  составляют  особую  часть  лексики  языка.  В  рамках  данной  статьи  рассмотрим 
прецедентные  фразеологизмы  в  турецком  и  казахском  языках  и  попытаемся  сделать 
этнолингвистический  анализ.  Чаще  всего  в  состав  прецедентных  фразеологизмов  входят 
антропонимы и топонимы.  
Бóльшую часть личных имен составляют имена, связанные с кораническими сюжетами. 
Например  в  турецком  языке    встречается  пословица  о  страннике  Аббасе:  Abbas  yolcudur 
(букв. Аббас – странник). Данная поговорка говорит о человеке, которому предстоит дальняя 
дорога.  Аббас  в  переводе  с  арабского  означает  «суровый».  Так  звали  дядю  Пророка 
Мухаммеда.  В  турецком  языке  встречаются  пословицы  и  поговорки,  связанные  с 
легендарным  именем  арабского  мудреца,  упоминаемого  в  Коране,  которого  Всевышний 
одарил  знаниями  и  умом  и  который  следовал  им:  Данная  поговорка  употребляется  в 
турецком  языке  в  разных  вариантах:  Çaresiz  derde  Lokman  neylesin  (Перед  неизлечимой 
болезнью и мудрый Локман бессилен), Lokman Hekim gelse çare bulamaz (Если даже Лукман 
придет не найдет средство), Lokman Hekim bulurdu acele çare olsa (Лукман Хаким нашел бы 
быстрое  средство,  если  бы  оно  было).  В  семантическом  отношении  личное  имя  Лукман 
Хаким неразрывно связано с его денотатом (слово «хикма» обозначает «мудрость»).  
Следует  выделить  также  группу  прецедентных  феноменов  с    именами  фольклорных 
персонажей:  Arayan  Leylasını  da  bulur,  Mеvlasını  da,  belasını  da  (На  свою  голову  можешь 
найти  и  Лейлу,  и  Аллаха,  и  несчастье).  Данная  поговорка  соответствует  русской  поговорке 
«Кто ищет, тот найдет». Следует подчеркнуть, что личные имена не только различают, но и 
обобщают.  Имя  собственное  в  прецедентных  именах  уже  неприложимо  к  собственному 
имени  как  таковому,  оно  перестает  конкретизировать  личность,  косвенно  перейдя  в  разряд 
нарицательных, оно типизирует человека.  
В турецких устойчивых выражениях обобщенное значение приобретают личные имена 
Гали и ВалиAli’nin borcunu Veli’den sorulmaz (Долг Али не требуют у Вали); Ali dost Veli 
dost  tekkede  kaldı  bizim  eski  post  (И  Али  друг,  и  Вали  друг,  в  текке  осталась  наша  прежняя 
должность  шейха);  Ali’ye  yedik  Veli’ye  düdük  (И  Али  сумашедший,  и  Вали,  каждый 
обиженный  сумашедший);  Ali’nin  külahını  Veli’ye  Veli’nin  külahını  Ali’ye  giydirir  (Колпак 
Али  надень  на  Вали,  колпак  Вали  надень  на  Али)  –  эта  поговорка  говорится  тогда,  когда 
человек переливает из пустого в порожнее; Ali’ye yedik Veli’ye düdük (Для Али – еда, а для 
Вали – свисток) – эта поговорка гласит о деньгах, потраченных на необходимость. [4; 55] 
Имя Али в казахском языке имеет другую семантику: Әлидің кенір қырған зұлперіндей 
–  «как  сильное,  острое  оружие».  Досл.  «словно  меч  Али,  уничтожающий  неверных» 
фразеологизм  возникший  на  основе  религиозных  мотивов,  сохранился  в  казахском  языке. 
Как архаичное выражение, относится к числу  редкоупотребляемых  устойчивых выражений.  
Тем  не  менее,  оно  представляет  определенный  интерес  мотивом  своего  образования.  У 


 
сравнительного  фразеологизма  –  два  стержневых  компонента  Али  и  зұлпер  (от  зұлпықар), 
несущих  основную  смысловую  нагрузку.    Али  –  это  по-арабски  Али  бин  Аби  Талиб  Абу-л 
Хасан  ал-Муртада  –  четвертый  «праведный»  халиф,  двоюродный  брат  и  зять  пророка 
Мухаммада. С его имененм связано  зарождение  в исламе шиитского движения, он является 
ближайшим  сподвижником  и  участником  почти  всех  военных  походов  Мухаммеда  как 
против внутренних, так и внешних врагов, в том числе неверных – капиров (во фразеологии 
–  кеуір).  Второй  стержневый  компонент  –  зұлперін  (а иногда  зұлпықар),  по-арабски  зұ-л-
факар  –  название  меча  Мухаммеда,  имеющего  бороздчатые,  волнистые  разводы.  Согласно 
легенды,  меч  этот  после  смерти  пророка  перешел  к  Али  и  считался  могучим  оружием, 
обладающим магической силой и волшебными свойствами.  
Мотив  образования  компоративного  выражения  становится  понятным,  если  учесть 
приведенные  факты  в  следующем  толковании:  «обладающий  магической  силой  (могучий) 
словно  меч  Али,  которым  он  уничтожал  неверных  (капиров)  врагов».  Выражение  это, 
абстрагируясь от исторической конкретики, в дальнейшем стало употребляться как образное 
восхваление силе и могуществу оружия вообще. Пример: Шалғыны шыңғыплатып жанып-
жанып,  Жоңқабай  жоңышқаға  қалды  салып,  «Әлидің  кеуір  қырған  зұлперіндей»,  Үйіріп, 
қырып  жойып  кетті  жарып  –  «Наточив  напильником  лезвие  своей  литовки,  Жонкабай 
начал косить клевер и она (литовка), словно меч Али, которым он истреблял своих неверных 
врагов, повалила влевер полностью». [5; 35] 
Аллах  является  центром  турецкой  религиозной  картины  мира.  Аллах  –  это  высшее 
существо , которым было создано все во Вселенной. Как отмечает В. Н. Пидвойный, Аллах – 
это:   
1) дух/существо, которое руководит миром и жизнью, и которому поклоняются;  
2)  кто-то  очень  важный,  кем  восхищаются  и  кто  сильно  влияет  на  кого-то  или  кому 
уделяют много внимания;  
3)  творец  –  существо,  которое  создало  Вселенную,  Землю,  людей  и  имеет  власть  над 
всеми вещами» [6; 119].  
Во 
внутренней 
форме 
фразеологических 
единиц 
(ФЕ) 
Аллах 
приобретает 
символическое значение того, кто может как-то помочь: Allah acısın! (букв. пусть пожалеет 
Аллах)  –  ‘Да  поможет  Аллах!’;  Allah  bir  kapıyı  kapаrsa  bin  kapıyı  açar  (букв.  Eсли  Аллах 
закроет одни  двери,  то он откроет  тысячу  дверей)  –  ‘Аллах  всегда  позаботится’;  Bir  yerine 
bin  versin  Allah  (букв.  Вместо  одного  Аллах  пусть  даст  тысячу)  –  ‘Да  воздаст  Аллах  ему 
сторицею!’),  так  и  выйти  с  тяжелой  ситуации:  işi  Allah’a  kalmak  (букв.  оставить  работу 
Аллаху) – ‘быть в безысходной ситуации; исполнить то, что неподвластно другим’: sayısını 
Allah bilir (букв. количество знает только Аллах) – ‘очень много’. 
В Коране упоминается двадцать пять мусульманских пророков, но вербализировались в 
составе фразеологических единицах только имена наиболее важных и известных пророков, к 
которым принадлежат Адем, Нух, Иса, Муса, Мухаммед. Пророк Адем (библейский Адам) – 
это  первый  пророк  и  первый  человек,  созданный  Аллахом  на  земле,  прародитель  всего 
человеческого  рода.  Данный  сакроним  в  мусульманской  традиции  имеет  также  значение 
«халиф  (представитель)  Аллаха  на  земле»,  которое  частично  трансформируется  во 
фразеологическом  выражении  Ademden  utanmayan  Tanrı’dan  korkmaz  (букв.  кто  не 
стыдится Адама, тот не боится и Бога) – «о бесстыжих деяниях некоторых людей».    
В  языке  арго  словосочетание  Аdem  baba  (букв.  прародитель  Адем)  полностью 
десакрализируется  в  составе  ФЕ:  adembaba  gibi  (букв.  как  прародитель  Адем)  –  «бедный 
человек, бомж», adembabaya dönmek (букв. превратиться в прародителя Адема) – «потерять 
свое  имущество»  (ассоциации  с  сюжетом  Корана,  согласно  которому  пророк  Адем  был 
изгнан из рая). [7; 64] 
Пророк  Нух  (библейский  Ной)  –  второй  пророк  после  Адама  –  олицетворяется  в 
современном турецком языке через концепты:  
1) настойчивость: Nuh diyor, peygamber demiyor (букв. он говорит «Нух», но не говорит 
«пророк») – «очень упрямый; тот, кто не желает называть вещи своими именами»;  


 
2)  пространство:  Nuh  tufanı  (букв.  потоп  Нуха,  или  Ноевый  потоп)  –  «всемирный 
потоп»;  
3)  время:  ömri  Nuh  (букв.  жизнь  Нуха)  –  «преклонный  возраст»;  Nuh  Nebi’den  kalma 
(букв. оставшийся со времен пророка Нуха) – «старый, древний, допотопный». В последней 
указанной фразеологической единице компонент Nebi (рус. пророк) встречается в написании 
как с большой, так и с маленькой буквы.   
В  отдельную  категорию  следует  выделить  ФЕ,  в  которых  противопоставляются 
несколько имен пророков, в частности,  Иса ( по христианским верованиям – сын Божий – 
Иисус) и Муса (библейский Мойсей):  
Hem İsa’yı hem de Musa’yı memnun etmek (букв. удовлетворять как Ису, так и Мусу) – 
«вести  себя  таким  образом,  чтобы  удовлетворить  людей  с  разными  интересами»;  İsa’yı 
küstürdü,  Muhammed’i  memnun  edemedi  (букв.  обидел  Ису,  не  смог  удовлетворить 
Мухаммеда) – «имея благие намерения, обидел всех».  
Наряду  с  пророками,  зафиксированными  во  фразеологическом  составе  турецкого 
языка, следует выделить и ФЕ с именами ангелов; в частности, распространенными являются 
ФЕ с компонентом Азраил (тур. Azrail) – ангел смерти, забирающий души умерших.  
Данный  компонент  в  составе  ФЕ  символизирует  преимущественно  смерть:  Azrail’in 
elinden  kurtulmak  (букв.  спастись  от  рук  Азраиля),  Azrail’den  kurtulmak  (букв.  спастись  от 
Азраиля)  –  «уйти  от  смерти»;  Azrail’le  burun  buruna  gelmek  (букв.  встретится  с  Азраилом 
нос с носом) – «встретится со смертью»; Azrail gelince oğul, uşak sorma. (букв. когда Азраил 
приходит  он  не  спрашивает,  кто  сын,  кто  парень)  –  «смерти  не  минуешь»;  doğuran  avrat 
Azrail’i  yenmiş  (букв.  рожавшая  женщина  победила  Азраила)  –  «о  женщине,  у  которой 
рожались мертвые дети, родила здорового ребенка».  
Среди  онимов,  которые  характерны  для  турецких  фразеологизмов,  пословиц  и 
поговорок,  следует  выделить  названия  священных  мусульманских  мест  –  Мекку  и  Каабу
Мекке  –  это  город  на  Западе  Саудовской  Аравии,  в  котором  родился  последний 
мусульманский пророк Мухаммед ок. 570 г. н. э. На данный момент Мекке с ее святыней в 
виде  кубической  постройки  вокруг  Заповедной  мечети  (аль-  Масждид  аль-Харам)  является 
местом  паломничества  мусульман  во  время  хаджа.  Кааба  единственный  храм  на  земле, 
посвященный  Аллаху.  Во  время  молитвы  мусульмане  держатся  направления  Каабы  и 
обращают свое лицо в этом направлении. Кааба в переводе с арабского языка имеет значение 
«священный  дом».  Будучи  ориентиром  жизненным  приоритетов,  Кааба  является  хорошо 
известной  святыней  в  мусульманском  мире,  что  и  отображается  во  ФЕ  Sora  sora  Kabe 
bulunur  (букв.  спрашивая  можно  найти  Каабу)  –  «Язык  до  Киева  доведет».  Величие  и 
святость Каабы подчеркивают ФЕ Deve Kâbe’ye gitmekle hacı olmaz (букв. верблюд, который 
посетит  Каабу,  не  станет  паломником)–  «осуществляя  формальные  ритуалы,  не 
приобретаешь  духовного  богатства».  Город  Мекка,  в  котором  находится  Кааба,  в  рамках 
фразеологических единиц символизирует место встречи людей с одними интересами и одной 
сферой деятельности: Аbdal tekkede, hacı Mekke’de bulunur (букв. дервиш находится в текке, 
а  паломник  –  в  Мекке),  hacı  hacıyı  Mekke’de,  derviş  dervişi  tekkede  bulur  (букв.  паломник 
находит паломника в Мекке, а дервиш дервиша – в текке). [8; 12] 
В  казахском  языке  очень  часто  встречаются  фразеологизмы,  в  составе  которых 
имеются  топонимы:  Барар  жерің  –  Балқан  тау  –  «нам  известно,  что  это  далекая  страна». 
Досл.  «место,  куда  ты  идешь  –  это  гора  Балкан»)  отражает  исторические  факты  далекого 
прошлого. Дело в том, что этот фразеологизм в ином своем употреблении звучит как: Барар 
жерің  –  Балқан  тау,  ол  да  біздің  басқан  көрген,  болған  тау  –  «гора  Балкан,  куда  ты 
держишь  путь  или  отправляешься  теперь,  там  тоже  мы  казахи  уже  бывали».  Это  дает 
основание  предполагать,  что  когда-то  казахи  тоже  были  на  Балкане  (в  Европе)  и  хорошо 
знают, что эти горы находятся от степей Казахстана на большом расстоянии. 
Следовательно,  мотивом  образования  этого  выражения  является  то,  что  Балканы, 
известные им (казахам), находятся на большом расстоянии. Абстрагируясь от исторической 

10 
 
конкретики, выражение приобрело обобщенное значение и употребляется тогда, когда надо, 
к слову, заметить, что собеседник отправляется куда-то, а точно куда, не говорит.    
Также большой интерес представляет фразеологизм Күлтөбенің басында күнде жиын 
–  «постоянные  сборы  для  решения  важных  вопросов  на  Культобе».  Досл.  –  «ежедневные 
сборы,  совещания  на  Культобе»,  фразеологизм,  имеющий  исторические  мотивы 
образования, отражает  кокретный период  правления  Тауке  хана  в  Казахстане  в  конце  XVII 
века, когда часто устраивались сборы и совещания влиятельных биев, известных батыров и 
др.  представителей  местной  знати  для  совместного  решения  вопросов  внешнего  и 
внутреннего  положения  в  стране,  в  том  числе  и  для  составления  закона  –  «Семи  сводов 
справедливости»  («Жеті  жарғы»).  Как  свидетельствуют  исторические  данные,  подобные 
сборы  и  совещания  часто  происходили  в  местности  Культобе  на  Сырдарье,  Мартобе  –  в 
Сайраме и Битобе – в Туркестане. Частота употребления этого выражения и распространение 
в широкой массе народа сделало его устойчивым и придало ему фразеологическое значение. 
Выражение  это,  абстрагируясь,  стало  употребляться  для  обозначения  частых  сборов  для 
решения важных вопросов вообще. Фразеологизм структурно устойчив и вводится в речевую 
ситуацию  при  помощи  соединительного  элемента  дегендей,  деген,  екен  и  др.  Пример: 
Күлтөбенің басында күнде жиын дегендей, бізде  саясаткерлер күнде жиналып, айтысатын 
болды...(ауызекі).  –  «Как  говорится,  «на  Культобе  ежедневные  сборы»,  и  наши  политики 
стали собираться ежедневно и спорить между собою». [9; 86] 
Другой  пример  ФЕ  с  топонимом:  Тарықсан  –  Таласқа  бар  –  «открыть  свою  душу  и 
найти понимание». Исторический фразеологизм. Досл. «если ты чем-то недоволен, то иди в 
Талас». Фразеологизм сохранился в лексиконе казахов, живущих по соседству с киргизами. 
Данное  выражение  отражает  событие  далекого  прошлого,  запечатленное  в  киргизском 
героическом  эпосе  «Манас».  Дело  в  том,  что  у  героя  Манаса  было  сорок  сподвижников-
шора, 
которые 
были 
представителями 
разных 
тюркских 
племен, 
добровольно 
присоединившихся к нему, о чем свидетельствуют выражения: «Құрама жиып ел қылдым» 
(«Собрав представителей разных племен, я сделал народ»), «Қырқын қырық жерден келген 
шорасың»  («Все  мои  сорок  чора,  пришедшие  из  разных  мест»),  якобы  принадлежавшие 
Манасу.  Все  они  собрались  в  Таласе  и  там  рассказывали  причину  своей  обиды  и 
недовольства своим родовым или племенным вождем и ухода от них. 
Именно  эти  обстоятельства  первоначально  послужили  мотивами  образования 
фразеологизма,  который  в  своем  дальнейшем  семантическом  развитии  абстрагировался  в 
значении  «место, где  можно открыть  свою  душу  и  найти  понимание».  Рамки  употребления 
фразеологизма ограничены вышеуказанными регионами. 
В  качестве  других  примеров  можно  привести  прецедентные  исторические 
фразеологизмы,  фразеологизмы  с  антропонимами  и  именами  персонажей:  Ақтабан 
шұбырынды,  алқакөл  сұлама  –  «годы  великих  бедствий»  (исторический  фразеологизм)  – 
досл.  «гуськом  бредущие  белые  пятки,  повальный  привал  вокруг  озера  Алкакол», 
отражающий собой неимоверно тяжелые бедствия и лишения казахов во время джунгарского 
нашествия  1723  года,  в  результате  которого  они  поголовно  покидали  свои  родные  места  в 
поисках  спасения  жизни  побреди  по  белому  свету,  кто  куда,  кто  как.  Это  событие, 
получившее  сове  отражение  в  данном  устойчивом  выражении,  которое  как  историческое 
наименование,  осталось  в  народной  памяти  и  переводится  на  русский  язык  как  «годы 
великого  бедствия».  Но  это  –  его  неточный  дословный  перевод.  Неясность  семантики 
сочетающихся  компонентов  (ақтабан  шұбырынды,  алқакөл  сұлама)фразеологизма  делает 
его  структурно  устойчивым  и  идиоматичным.  Иногда  данный  двухкомпонентный 
фразеологизм может  употребляться в свернутом виде, и один (первый) компонент передает 
значение  всего  фразеологизма.  Например:  Көші-қон  болса,  әке-шешең,  қатын-балаң, 
ақтабан  шұбырындыға  ұшырайды...  (М.Әуезов)  –  «Если  начнется  кочевка,  то  родители, 
домочады будут подвергнуты бедствиям и гибели». (КРФС, 20).  Атымтайдай Жомарт – 
символ  щедрости.  Досл.  –  «щедрый  как  Хатым  из  племени  тай»  фразеологизм  является 
калькированным переводом из арабского языка, в котором «Хатым» и «Тай» превращены в 

11 
 
одно слитное имя – Атымтай (в казахском звучании), а Жомарт – «щедрый» - в устойчивое 
определение  этого  щедрого,  доброго  человека  в  арабском  мире.  Это  же  сочетание  стало 
символом  щедрости  всех  подобных  Атымтаю  людей  в  казахском  обществе.  Пример: 
Ақылсыздың  еш    сөзі  мақұл  болмас,  Атымтайдай  жомартпын  десе-дағы  –  «Никогда  не 
станут верными слова глупца, как бы он не считал себя щедрым Хатымом их племени Тай». 
Қайда  барса  да  –  Қорқыттың  көрі  –  «Куда  бы  ни  шел,  везде  могила  Коркута». 
Поговорочный фразеологизм связан с именем Қорқыт или Қорқыт ата («коркут или дедушка 
Коркут»),  одного  из  легендарных  предков  тюркских  народов,  считающийся  «мудрым 
патриархом.  Вещим  певцом  и  прорицателем».  Фразеологизм  –  поговорка  возник  на  основе 
бытующей  легенды  о  Коркуте,  который  якобы  боролся  за  человеческое  бессметрие. 
Несмотря на то, что смерть всюду готовила ему могилу, он чудесным образом избегал ее и 
прожил по легенде 295 лет, увековечив тем самым свое имя. В одних легендах (у А.Радлова) 
его  как  святого  обожетсвляли  казахские  бахши,  в  других  (  А.Машанова)  он  считается 
современником  аль-Фараби,  его  ровесником  и  т.д.  Фразеологизм-поговорка  в  казахском 
языкеупотребляется  в  переносном  смысле тогда,  когда  человеку  необходимо выразить  свое 
недовольство,  возмущение  по  поводу  того,  что  всюду  его  одинаково  подстерегают 
неприятности,  разочарования,  нерадостные  вести  или  события.  Фразеологизм  вводится  в 
предложение  в  основном  без  структурных  изменений  при  помощи  соединительной 
своформы дегендей. 
Шық бермес Шығайбай – «зимой снега не выпросишь», «в высшей степени жадный». 
Досл.  «не  дающий  ни  капли  (воды)  Шигайбай),  фразеологизм  образован  в  связи  с 
характеристиками  известного  в  казахском  фольклоре  персонажа  Шигайбай,  богатого, 
обладающего несметным количеством скота и отличавшегося своей жадностью. Личное имя 
Шигайбая (с определением шық бермес – «ничего не дающий, даже капли воды», становится 
нарицательным,  символическим  образом  скряги.  Это  и  послужило  мотивом  образования 
выражения  Шық  бермес  Шығайбай,  которое может  быть  употреблено  для  характеристики 
любого  жадного  человека.  Иначе  говоря,  выражение  стало  эвфемистическим  эквивалентом 
понятий: «скряга», «жадный», «скупой» и др. Пример: Жер еңбексіз еріншекке Шық бермес 
Шығайбай тәрізді қатты. – «Земля так скупа, как Шигайбай, ничего не даст лентяю, если он 
не  трудится».  Выражение  может  употребляться,  варьируясь  в  различных  структурных 
вариантах  и  коррелятивных  изменениях  последнего  компонента:  …Шығайбайдай/ 
Шығайбай болма/ Шығайбайдың сөзі... и др. [5] 
Таким  образом,  фразеологизмы  играют  роль  носителей  этнокультурного  содержания, 
чем  продолжают  привлекать  внимание  языковедов  разных  стран.  Изучение  фразеологии 
является необходимым звеном при усвоении языка, при повышении культуры речи, так как 
во  фразеологии  воплощен  богатый  исторический  опыт  народа,  в  ней  отражены 
представления,  связанные  с  трудовой  деятельностью,  бытом,  культурой  и  интеллектом 
людей. Правильное и уместное использование фразеологизмов придает языку неповторимое 
своеобразие, необычную выразительность, точность и образность. 
 
Список литературы 
1  Красных  В.В,  А.И.Изотов.  Язык,  сознание,  коммуникация.  Сб.статей  –  М.: 
Филология, 1997. Вып.2 
2 Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М., 1987 
3 Гудков Д.Б. Межкультурная коммуникация. Лекционный курс для студентов РКИ. – 
М.: Изд-во МГУ, 2000 
4  Сидорина,  Н.  П.  Турецко-русский  словарь  пословиц  и  поговорок.  –  М.:  ООО 
«Издательство Толмач», 2006. – 352 с.  

А. 
Кайдар. 
Тысяча 
метких 
и 
образных 
выражений 
(Казахско-русский 
фразеологический словарь с этнолингвистическими пояснениями). – Астана, «Білге», 2003. 

12 
 
6 Підвойний В. М. Репрезентація концепту Аллах у турецькій мовній картині світу // 
XVI сходознавчі читання А. Кримського. Тези доповідей міжнародної наукової конференції. 
11 жовтня 2012 р. – К., 2012. – С. 118-119. (Pidvoynıy V.M.  
Reprezentatsiya  konseptu  Allah  u  turetskiy  movniy  kartıni  svıty  //  XVI  shodoznavçi  çıtanya 
A.Krımskogo.  Tezı  dopovidey  mijnarodnoyi  naukovoyi  konferentsiyi.  11  jovtnya  2012  y.  –  K., 
2012. – S. 118-199). 
7 Юсипова Р. Р. Турецко-русский словарь. – «Русский язык-Медиа», 2005. – 386 с.  
8 Щербинин В. Г. Большой русско-турецкий словарь. – «Русский Язык- Медиа», 2005. 
–  656  с.  7.  Aksoy,  Ömez  Asım.  Atasözleri  ve  Deyimler  Sözlüğü.  Cilt  1.  Atasözleri  Sözlüğü. 
Ankara: Ankara Üniversitesi Basımevi. 1971 
9 Авакова Р.А. Фразеосемантика. «Қазақ университеті».  – Алматы, 2013 
 
Мақала 
түркі 
тілдес 
дискурс 
тұрғысынан 
прецеденттік 
атауларға 
этнолингвистикалық 
аспект 
тұрғысынан 
талдауға 
арналған. 
Ғылыми 
еңбекте 
прецеденттік  атаулар  антропоөзектік  лингвистикалық  парадигма  негізінде  тілдік 
коммуникацияның  бөлінбейтін  бірлігі  болып  табылатын  феномен  ретінде  қарастырылып, 
лингвистикалық 
және 
когитивтік 
аспектіде 
қарастырылды. 
Прецеденттік 
фразеологизмдер  түркі  лингвомәдение  социумына  кеңінен  танымал  тарихи  және  халық 
ауызында  белгілі  тұлғалардың  аттары  арқылы  қалыптасқан  бірліктер  болып  табылады. 
Мақалада  қазақ  және  түрік  тілдеріндегі  прецеденттік  фраземаларға  салыстырамалы-
салғастырмалы ракруста талдау жасалынған. 
 
The  work  is  devoted  to  the  study  of  precedent  phenomena  in  Turkic  discourse  relying  on 
ethnolinguistic approach, formalized in a new paradigm of anthropocentric linguistics and allows 
to  analyze  the  linguistic  and  cognitive  aspects  of  language  communication  in  their  indissoluble 
unity.  Precedent  idioms  are  presented  as  cognitive  and  emotional  significance  for  all  carriers 
socialized  with  individual  names  and  the  names  of  famous  characters  in  Turkic  linguocultural 
community  as  well  as  historical  and  fictional  personalities,  events  and  single  objects  of  material 
and spiritual culture. The  work is done in comparative perspective on the material of Kazakh and 
Turkish languages. 
 
 
 
УДК 811.1/2 
Ж.С. Абаева 
КазНУ им. аль-Фараби 
Алматы, Казахстан 
zhamilya24@mail.ru
 
 
ПРАГМАТИКА РАЗГОВОРНОСТИ В ЯЗЫКЕ ГАЗЕТЫ 
 
В  статье  рассматривается  влияние  разговорной  речи  на  язык  газеты.  Автор 
обращает  внимание  на  экспликацию  авторской  позиции,  когда  журналист  открыто 
выражает  свое  мнение,  как  это  свойственно  устному  общению.  Для  достижения 
диалогичности  применяются  разнообразные  речевые  акты.    Оценочность  –  это  качество, 
характерное  как  для  устного  общения,  так  и  для  публицистики.  В  статье  анализируются 
различные  синтаксические  конструкции  разговорной  речи,  которые  используются  в  языке 
газеты для достижения определенного прагматического эффекта. 

13 
 
Ключевые  слова:  разговорная  речь,  язык  газеты,  субъективность,  диалогизация, 
оценочность, синтаксические конструкции.  
 
Публицистический  стиль  находится  в  постоянном  поиске  новых  способов 
выражения  экспрессии  и  оценки.  Одним  из  таких  неисчерпаемых  и  стабильных 
источников  выступает  разговорная  речь,  средства  которой  обладают  большой 
экспрессивной насыщенностью. В.Г. Костомаров отмечает, что манера традиционно-
книжного  изложения  стала  восприниматься  эстетически  ущербной  и  производить 
отрицательное  впечатление;  использование  разговорных  элементов  провозглашается 
тем  средством,  которое  способно  оживить  литературный  язык,  сообщить  ему 
задушевно-простой и убедительный искренний тон и ритм [1, 117]. 
В  современном  газетно-публицистическом  стиле  использование  ресурсов 
разговорной  речи  приобретает  небывалые  масштабы  и  интенсивность,  что 
обусловлено  демократизацией общества.  В  связи  с  этим  данный  стиль  приближается 
по  характеристикам  к  устному  общению:  усиливается  личностное  начало, 
происходит  мощная  экспликация  авторской  позиции,  снимаются  безликость  и 
безадресность  речи;  актуализируется  категория  адресата  –  читатель  вовлекается  в 
процесс  общения,  поэтому  монолог  сменяется  диалогом,  субъектно-объектные 
отношения  –  субъектно-субъектными,  иными  словами,  повышается  диалогичность 
речи. Журналист стремится сблизиться с читателем, стать «равным», чтобы повысить 
доверие  к  информации,  передаваемой  им.  В  этом  отношении  журналист  советского 
периода  был  более  закрытым,  вещал  более  официально,  находился  на  определенной 
дистанции от адресата.  
Разговорные средства всех уровней встречаются в различных газетных жанрах и 
способствуют  созданию  эффекта  непринужденного общения.  Автор  газетного  текста 
предстает  как  личность,  самостоятельно  осмысливающая  и  оценивающая  реальную 
ситуацию, демонстрирующая свою мировоззренческую позицию и индивидуальность 
языка 
раскрепощенностью, 
стремлением 
отойти 
от 
клише 
газетно-
публицистического  стиля.  В  связи  с  этим  СМИ  подошли  к  признанию  приоритета 
творческой  личности,  самостоятельной  в  своих  суждениях,  оценках,  выборах 
жизненных  идеалов.  Г.Я  Солганик  отмечает,  что  в  рамках  каждого  периода  под 
воздействием  экстра-  и  интралингвистических  факторов  формируется  новый  тип 
автора,  определяющий  «новое  отношение  к  действительности»  и  речи.  Изменения 
охватывают  прежде  всего  сферу  лексики.  Рассматривая  тип  современного  автора, он 
отмечает,  что  «отказ  от  старой  стилистической  системы,  в  русле  которой  тема 
задавала  основное  коммуникативное  намерение  и  средства  его  воплощения, 
сопровождается выдвижением нового стилеобразующего центра, перемещающегося в 
сторону  языковой  личности  журналиста»  [2,50].  При  этом  надо  отметить,  что 
авторское  Я  обнаруживает  социальные  грани  и  личностные  стороны.  Он  может 
выступать  как  социальный  человек,  что  предполагает  различные  меру  и  степень 
социальности в подходе к действительности. Другая грань автора – человек частный. 
На  первый  план  выдвигается  личность  журналиста.  Современный  период 
характеризуется  формированием  тенденции  к  преобладанию  человека  частного 
[3,77].  
В  газетном  тексте  автор  предлагает  разнообразные  эксплицитные  способы 
вербального 
представления: 
модальные 
(авторизованные) 
конструкции, 
«эгоцентрические» слова типа мне показалось, как мы понимали, как мне кажется, я 
так  думаю,  для  меня  лично,  это  мое  предположение,  по-моему,  на  мой  взгляд,  по 
моему  глубокому  убеждению,  это  сугубо  личное  мнение,  для  автора  статьи,  это 
частное мнение, автор этих строк вспоминает, но это уже отсебятина и мн. др.  
Журналист  не  просто  передает  получателю  информацию,  он  заинтересован  в 
том,  чтобы  вызвать  необходимую  ему  реакцию  у  адресата.  Для  этого  он  использует 

14 
 
языковые единицы, способствующие созданию эффекта диалога. Диалогизированный 
монолог  в  газетном  тексте  рассчитан  на  сотворчество  и  активизирует  сознание 
читателя  как  воспринимающего  объекта.  Эффект  диалога  создается  благодаря  
апелляции  к  читателю:  Да,  простите.  Не  поймите  меня  превратно.  Помните  этот 
фильм? Представьте себе... Не поверите! и др. 
При  создании  эффекта  воображаемого  диалога  с  читателем  автор  домысливает 
реплики  предполагаемого  собеседника  (которые  не  получают  эксплицитного 
проявления  в  тексте)  и  реагирует  на  них:  Зачем?  Наверно,  за  компанию!  Не  надо 
улыбаться,  мне  кажется,  это  важный  аспект!;  реагирует  на  предполагаемый 
возражения:  Молчи,  зажигалок  тогда  не  было!  Многие  речевые  акты  в  диалоге 
рассчитаны  на  этическую  позитивность  адресата,  что  предполагает  готовность  к 
согласию:  Согласитесь,  это  блестящая  мысль!  Согласитесь,  дорогие  читатели, 
прекрасно быть молодым и красивым. Что-то из Достоевского, правда? 
Определенные виды речевых  актов в диалоге оказывают различное воздействие 
на  «негативную»  и  «позитивную»  ипостаси  лица.  Например,  извиняясь,  говорящий 
совершает  нежелательные  действия  в  отношении  своего  «позитивного»  лица. 
Преамбулой 
речевых 
актов 
оправдания, 
извинения 
является 
совершение 
неблаговидного  (речевого)  поступка,  действия,  не  обязательно  намеренного. 
Извинение  как  речевой  акт  основывается  на  признании  ошибки  адресанта  перед 
адресатом  и  не  требует  объяснения  мотивов  неблаговидного  деяния.  Речевой  акт 
извинения  часто  проявляется  в  газетном  тексте  в  распространенном,  носящем 
этический  характер  перформативном  употреблении  слов  извините,  простите
Анализ  материала  показал,  что  речевой  акт  извинения  в  языке  газеты  весьма  часто 
обслуживается  типизированными  речевыми  формулами  простите  за  тавтологию, 
простите  эту  невольную  тавтологию,  а  также  их  вариациями:  простите  за 
банальный  парадокс,  простите  эту  невольную  тавтологию,  простите  этот 
неуклюжий парафраз, пардон за каламбур и пр. 
В  процессе  повседневного  общения  коммуниканты  часто  подвергают  оценке 
рассматриваемые  предметы  и  явления.  Оценочность  является  и  основным 
стилеобразующим  фактором  публицистических  материалов.  Она  является  наиболее 
ярким представителем прагматического значения. Оценка выражает личные мнения и 
вкусы отправителя и весьма активно обращена на адресата речи. Поэтому важнейшей 
особенностью  оценки  является  то,  что  в  ней  всегда  присутствует  субъективный 
фактор,  взаимодействующий  с  объективным.  Адресату  же  всегда  важно  знать 
положительное 
или 
отрицательное 
отношение 
автора 
к 
предмету 
речи. 
Недостаточное 
выражение 
или 
отсутствие 
авторской 
оценки 
создает 
коммуникативный  дискомфорт  для  собеседника  и  получателя  текста.  К  слоям 
лексики,  предназначенным  для  выражения  оценки,  в  первую  очередь  относят 
прилагательные и наречия. Связь дескриптивного и собственно оценочного смысла в 
значениях  слов  наиболее  очевидно  проявляется  в  системе  прилагательных,  для 
которых  основной  является  признаковая  семантика.  В  прилагательных  могут 
совмещаться  семантические  и  прагматические  аспекты  языка,  что  связано  с 
наличием  в  их  семантике  субъективно-оценочных  значений.  Ср.:  Майра,  как  всегда, 
великолепна...  чудесным  образом  переплелись  в  единой  личности  талант  – 
волшебное,  колоратурное  сопрано  –  живой  ум,  трудолюбие,  упорство  и,  наконец, 
трепетная, восторженная душа… («Новое поколение», 2014)  
Оценочный  смысл  актуализируется  в  экспрессивных  высказываниях  с  какой  и 
аналогичными  словами,  обозначающими  высокую  степень  качества.  Очень 
субъективным, оценочным является использование зато:  
На  следующий  день  гостеприимные  тбилисцы  повезли  меня  на  студию 
«Грузияфильм».  Непримечательное  серое  здание  –  зато  какие  шедевры  здесь 

15 
 
создавали!  –  из-за  перебоев  с  подачей  электроэнергии  почти  пустовало  («Новое 
поколение») 
Экспрессивная 
окрашенность 
обособленной 
конструкции 
заставляет 
воспринимать  все  содержание  сквозь  его  призму.  Общая  уравновешивающая 
направленность  частицы  зато  делает  естественным  ее  употребление  после 
предыдущих слов. Выражая противительно-возместительное значение, она указывает 
на то, что «дефекты» (непримечательное серое здание)  возмещаются достоинствами 
с  лихвой.    Серость  и  непримечательность  здания  оценивается  говорящим  как  нечто 
второстепенное  по  сравнению  с  тем  фактом,  что  здесь  создавались  киношедевры. 
Поэтому  зато  входит  преимущественно  в  состав  положительной  оценки. 
Прагматическое зато – «сильное слово», выражающее уверенное, твердое мнение.  
Синтаксические  структуры  разговорной  речи  активно  проникают  в  систему 
газетных  жанров.  Такие  разговорные  конструкции  чаще  всего  используются  как 
средство  экспрессивного  синтаксиса.  И  разговорность,  и  публицистичность 
объединяет  одно  –  эмоциональность  и  экспрессия.  Наиболее  ярко  «модально-
экспрессивные»  значения  описаны  Н.Б.  Шведовой.  Модально-экспрессивными  она 
называет  субъективно-модальные  значения,  то  есть  окрашенные  эмоциональной 
экспрессией 
значения 
акцентирования, 
оценки, 
удивления, 
решимости, 
предостережения  и  т.д.  [4,16].  Естественно,  что  модально-экспрессивное  значение 
присуще далеко не всякому высказыванию; но там, где оно есть,  - а для конструкций 
разговорной  речи  его  присутствие,  –  это  значение  наслаивается  на  объективно-
модальное значение.  
Устная  речь  строится  по  принципу  нелинейной  передачи  смысла,  она 
конструируется  многоплановым  наложением  и  совмещением.  В  разговорной  речи 
расчлененность  высказывания  на  сегменты  разной  функционально-целевой  природы 
проявляется  особенно  ярко.  В  результате  возникает  богатый  оттенками  смысл. 
Восклицательные  предложения  интонационно  окрашивают  материал  и  являются 
экспрессивным  средством  выделения,  подчеркивания  той  или  иной  части 
высказывания, наиболее важной или интересной в смысловом отношении, средством 
подчеркивания  какой-либо  детали,  подтверждения  или  обоснования  содержания 
высказывания.  Подобные  конструкции  играют  определенную  роль  в  повышении 
общего  «эмоционального  градуса»  публикуемого  материала.  Ср.:  «11  сентября» 
настолько  пошатнуло  равновесие  мира  между  цивилизациями  Запада  и  Востока, 
что эта выставка – хотелось бы верить! – еще один шаг к взаимопониманию между 
различными  мировыми  культурами  («Новое  поколение»)  В  Катманду  ребята 
приехали  с  пустыми  руками  и  в  чем  были  –  в  майках  и  джинсах.  Но  (что  значит 
характер!) 
возвращаться 
и 
не 
подумали 
(HTTP:/www.aif.kz/article.php?article_id=4087. 
Исследователи  устной  речи    (Г.Г.  Инфантова,  К.  Кожевникова)  одной  из  ее 
ярких  черт  считают  широкое  использование  вставных  конструкций,  обусловленное 
прежде  всего  поликоординатной  ориентированностью  сознания.  Употребление 
данных  конструкций  вызвано  отражением  в  речи  сознания,  которое  по  своему 
существу  не  может  быть  одноплановым.  Поэтому  высказывания  с  парентезой 
характеризуются  семантико-синтаксической  двуплановостью.  Парентеза  и  основная 



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет