Республики С. С. Даниярова Молдобаев И. Б. М-75 «Манас» историко-культурный памятник кыргы зов



жүктеу 21.33 Mb.
Pdf просмотр
бет1/10
Дата12.03.2017
өлшемі21.33 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
9058

ГОСУДАРСТВЕННАЯ  Д И РЕК Ц И Я   «МАНАС— 1000*
НАЦИОНАЛЬНАЯ  АКАДЕМИЯ  НАУК
КЫРГЫЗСКОЙ  РЕСПУБЛИКИ 
ИНСТИТУТ  ИСТОРИИ
НАУЧНО-ПРОПАГАНДИСТСКИЙ  КООРДИНАЦИОННЫЙ
ДЕЛОВОЙ  ПРОЕКТ  «МУРАС»
Молдобаев  И.
„МАНАС“ 
ИСТОРИКО-
НУЛЬТУРНЫИ
ПАМЯТНИН
НЫРГЫЗОВ
БИШ КЕК
«КЫРГЫЗСТАН»
1995

ББК   63.  3 (2  Ки) 
М-75
ШШ 
г /
Под  редакцией
чл.-корр.  НАН  Кыргызской  Республики
С. 
С.  Даниярова
Молдобаев  И.  Б.
М—75 
«Манас» — историко-культурный  памятник  кыргы-
зов.— Б.:  Кыргызстан,  1995—312 с.
15ВЫ  5-655-00965-Х
В  монографии,  представляющей  собой  плод  многолетнего  тру­
да  автора,  впервые  в  историографии  Кыргызстана  дается  исто­
рико-этнографический  анализ  кыргызского 
героического  эпоса 
«Манас».  В  качестве  основных  источников  использованы  издан­
ные  в  разное  время  тексты  эпоса.  Привлекались  и  отдельные  ру­
кописные  варианты  и  записи  «Манаса»,  а  также  произведения 
других  жанров  фольклора  кыргызов.  Контрольным  материалом 
служили  сведения  письменных  источников,  истории,  этнографии, 
археологии  и  др.  наук. 
В  настоящей  работе  широко  отражены 
этнографические, 
фольклорные 
и  лингвистические 
материалы, 
собранные  автором  в  Кыргызстане,  на  Алтае,  в  Хакасии,  Туве, 
Бурятии,  Якутии,  Тофаларии,  Монголии.
Книга  предназначена  историкам,  этнографам,  фольклористам 
и  другим  специалистам,  а  также  всем,  кто  интересуется  эпосом 
«Манас»  и  тчпршгп  щщьтурным  наследием  кыргызов.
„  
0503020911-060 
Г О р а й г ы п п
г,
м
 
м
 
ж
'
т
И
Г
Д
Ц
Й
&
Я
ь
Б
Б
К
 
6
3
-
3
(
2
 
к
,
)
к
9У 
'”лагы .:Г1Му±д1 
э д е м и к   с
  К л
-
' Б еис е м б э
л 
^ нДЭГы  г ы л ы м и   И   Молдобаев  И.  Б.,  1995. 
00в 65^ С  
^  ©   «Мурас»,  1995.
ЛПХАНАСЫ

В В Е Д Е Н И Е
Кыргызы  — древнейший  народ  Центральной  Азии.  Как  и  у  любого 
другого  народа  мира,  на  протяжении  многих  веков  у  них  складыва­
лись  и  появлялись  памятники  духовной  культуры,  составляющие  не­
отъемлемую  часть  традиционной  этнической  культуры.  Как  показы­
вает  история  развития  человечества,  никакому  народу  не  удавалось 
создавать  свою  культуру  на  пустом  месте,  не  опираясь  на  наследие 
прошлого.  Одним  из  таких  памятников  духовной  культуры,  по  кото­
рому  можно  в  определенной  мере  воссоздать  историю  и  культуру
кыргызского  народа,  является  всемирно  известный  героический  эпос 
«Манас». 

*
В  устном  творчестве  кыргызского  народа  видное  место  занимает 
богатейшее  эпическое  наследие,  на  что  в  свое  время  очень  метко  ука-! 
зал  В.  В.  Радлов:  «Такое  полнейшее  господство  эпоса  я  нашел  только 
У  двух  народов  тюркского  происхождения,  живущих  в  настоящее 
время  совершенно  отдельно  друг  от  друга:  у  Абаканских  или  Мину^ 
синских  татар  (у  хакасов. -  И.  М.)  на  верховьях  Енисея  и  у  кара­
киргизов»  (432,  с.  18).  Приходится  только  сожалеть,  что  до  сих  пор
«Манас»  в  достаточной  мере  еще  не  изучен  в  историко-этнографиче- 
ском  плане. 

у  
\
■ I 
*
Обращение  к  эпосу  «Манас»  является  актуальным  для  исследова­
телей  самого  широкого  профиля:  языковедов,  фольклористов,  филосо­
фов,  историков,  этнографов,  археологов  и  др.  Историко-этнографиче­
ское  изучение  эпоса  «Манас»  является  а к ту ал ь н ы м »   в  свете  прово­
димого  в  1995  году  1000-летнего  юбилея  эпоса,  хотя  эта  дата  должна 
восприниматься  условно.  Скорее  всего,  этот  юбилей  следует  понимать
как  праздник  кыргызского  народа. 

 
.  . . ,
Цель  данной  работы — рассмотреть  материалы  эпбса  «Манас*  в
историко-этнографическом  аспекте.  При  этом  ставится  задача  изучить 
общие  проблемы  исследования  эпоса 
(историография  историко-этно­
графического  изучения  эпоса,  проблемы  комплексного  рассмотрения 
и  др.  вопросы),  показать  содержащиеся  в  эпосе  сведения  об  этниче-' 
ской  истории  и  этнокультурных  связях  кыргызов,  а  также  рассмотреть 
целый  ряд  вопросов  духовной  культуры  кйргызов.  Другими  словами, 
в  настоящей  работе  впервые  анализируется  эпос  «Манас»  как  ценней-
3

ший  источник  по  самым  различным  аспектам  традиционной  этнической 
культуры  кыргызов  в  контексте  такого  широкого  круга  проблем.
В  том,  что  эпос  «Манас»,  как  и  в  целом  фольклор  кыргызов,  может 
быть  разносторонним  источником,  сомнений  в  настоящее  время  уже 
нет.  Дело — в  методике  использования  эпического  материала  в  исто­
рико-этнографических  наследованиях:  здесь  всегда  следует  понимать 
специфику  фольклорного  материала  и  учитывать  ее.  Ценные  мысли 
по  этому  поводу  высказал  в  свое  время  С.  М.  Абрамзон.  Он  писал: 
«Значение  эпоса  «Манас»  как  важнейшего  этнографического  источника 
заключается  прежде  всего  в  том,  что  он  содержит  данные,  которые 
смогут  весьма  существенно  пополнить  наше  представление  о  киргиз­
ской  культуре  на  различных  ступенях  ее  развития...  Данные  эпоса 
представляют  выдающийся  интерес,  поскольку  они  смогут  раскрыть 
не  только  новые  страницы  для  познания  истории  культуры  киргизско­
го  народа,  но  и  предоставить  в  распоряжение  этнографов  благодар­
ный  материал  для  понимания  и  раскрытия  древнейших  элементов  об­
щечеловеческой  культуры»  (90,  с.  353).
Подробный 
историографический  обзор 
историко-этнографических 
работ  с  использованием  материалов  эпоса  «Манас»  мы  даем  в  спе­
циальной  главе.  Источниковедческую  базу  исследования  составляют 
прежде  всего  материалы  эпоса  «Манас».  При  этом  нами  привлечены 
все  дореволюционные  и  советские  издания  эпоса.  Использовано  и  еще 
незавершенное  издание  «Манаса»  на  русском  и  кыргызском  языках 
из  серии 
«Эпос  народов  СССР». 
При  необходимости  использованы 
рукописные  полные  тексты  «Манаса»  по  вариантам  великих  сказителей- 
манасчи  С.  Каралаева  и  С.  Орозбакова,  которые  хранятся  в  Отделе 
рукописей  и  публикации  (ОРП)  НАН  Кыргызской  Республики.  В  от­
дельных  случаях  использовались  и  другие  записи  эпоса  «Манас».
Из  записей  советского  времени  нами  использованы  в  основном  два 
наиболее  известных  классических  варианта — Сагымбая  Орозбакова 
и  Саякбая  Каралаева.  Как  известно,  вариант  Сагымбая  Орозбакова 
издан  в  четырех  книгах.  Опубликованный  текст  не  включил  абсолютно 
все  строки  из  рукописного  варианта  эпоса,  содержащего  около  180000 
строк,  мелкие  события  были  пересказаны  в  прозе.  Потому  мы  при 
необходимости  обращались  к  рукописному  варианту.  В  основном  ж е 
предпочтение  отдали  изданным  вариантам  по  следующим  причинам. 
Во-первых,  нельзя  отрицать  того,  что  коллектив,  который  подготовил 
этот  вариант  к  печати, 
осуществил  определенную  текстологическую 
обработку.  Во-вторых,  признавая  преимущество  рукописного  текста 
(оригинала),.  нельзя  не  указать  и  на  тот  факт,  что  он  содержит  соб­
ственную  редакцию  С.  Орозбакова.  Например,  многие  исследователи 
отмечали,  что  его  вариант  отличается  значительными  религиозными 
наслоениями.  Имелись  и  некоторые  другие  недочеты,  о  которых  гово­
рили  сами  издатели  в  первой  книге.
Вариант  «Манаса»,  записанный  от  другого  выдающегося  сказите­
ля — Саякбая 
Каралаева,  издан  в  пяти  книгах  и  включает  в  себя
4

трилогию  «Манас»,  «Семетей»,  «Сейтек».  Общепризнанно,  что  (если 
судить  по  объему  трех  частей  трилогии)  саякбаевский  вариант  яв­
ляется  самым  значительным  -  насчитывает  около  полумиллиона  строк. 
Две  книги  из  этого  издания  составляют  первую  часть  трилогии
«д 
_ _  
« Г С --------------~  
л у г и ш т п

Э П ОС
«Манас».  На  него  мы  опирались  в  своем  исследовании.  Мотивы  выбора 
те  же,  что  при  обращении  к  сагымбаевскому  варианту.  В  саякбаев- 
ском  варианте  в  отличие  от  сагымбаевского  первая  часть  трилогии 
«Манас»  содержит  всего  80721  строку.  Вторая  часть  -  «Семетей»  со­
ставляет  218787  строк,  а  третья -  «Сейтек» -   117236  строк.  В  итоге
416744  строки  (472,  с.  3).  По  утверждению  издателей,  текст  не  под­
вергался 
каким-либо  искусственным 
изменениям  и  редакциям  (410, 
с.  / —л ) /,  хотя  имеются  сокращения.
В  отдельных  случаях  мы  прибегали  к  услугам  сводно-сокращенного
варианта  трилогии  «Манас»,  «Семетей»,  «Сейтек»,  первую  часть  (в двух 
книгах) 
которой  составляет  собственно  «Манас». 
Однако  из  этого 
варианта  использованы  лишь  отдельные  примеры.  Связано  это  с  не­
которой 
«искусственностью» 
составления  данного 
варианта 
Хотя 
именно  эта  искусственность  представляет,  на  наш  взгляд,  наибольшую 
ценность  для  историка  и  этнографа.  Дело  в  том,  что,  как  справедливо
писали  об  этом  сами  составители  сводно-сокращенного  варианта
Б.  Юнусалиев  и  народный  поэт  Кыргызстана  К.  Маликов,  для  первой
части  трилогии  -  «Манаса» -  использовались  отдельные  эпизоды  из
вариантов  Ш.  Рысмендиева,  Т.  Молдо,  М.  Мусулманкулова,  А  Рыс- 
мендиева,  Б.  Сазанова  (519,  с.  III — ХХХХ;  521,  с  282—297-  341 
с.  6 - 7 ) .   А  в  основном  этот  вариант  составлен  из  двух  версий- 
сагымбаевской  и  саякбаевской.  Таким  образом, 
в  одном  издании 
собраны 
материалы 
наиболее 
именитых 
сказителей,  а  потому
сведения,  содержащиеся  в  нем,  весьма  ценны 
для  историка  и  эт- 
нографа. 
г
В  качестве  сравнительного  и  контрольного  материалов  для  иссле­
дования,  без  чего  работа  была  бы  неполноценной,  были  привлечены 
сведения  из  других  жанров  кыргызского  фольклора,  данные  археоло­
гии,  этнографии,  а  также  общая  и  специальная  литература  по  исто- 
рическим  и  смежным  дисциплинам.
При  написании  данного  исследования  мы  широко  привлекли  сооб­
щения  доступных  нам  письменных  источников  средневекового  времени- 
сочинения  Аль-Марвази,  «Сборник  летописей»  Рашид-ад-дина,  «Сокро­
венное 
сказание  монголов», 
«Тарихи-Рашиди»  Мухаммед 
Хайдара 
«Бахр-ал-асрар»  Махмуда  ибн  Вали  и  др.  Обращались  мы  и  к  сооб­
щениям  периодической  печати.  Немало  внимания  уделено  источникам 
и  литературе  на  кыргызском  и  других  языках.  Использована  устная 
информация  знатоков  быта  и  культуры  кыргызского  народа.  В  работе
нашли  отражение  материалы  полевых  этнографических  экспедиций 
добытые  в  разные  годы  в  Кыргызстане,  а  также  в  Южной  Сибири  и 
Центральной  Азии:  в  Хакасии 
(1981,  1982,  1987,  1989,  1990  г г )  Туве
(1981,  1987,  1989,  1990),  Алтае  (1981,  1987,  1990),  Бурятии  (198,!

1982,  1989),  Якутии  (1988,  1992),  Монголии  (1990),  в  Тофаларии 
(1989),
Методологической  основой  данной  работы  являются  теоретические 
труды  исследователей  по  этногенезу  и  этнической  истории,  а  также 
о  духовной  культуре:  мифологии,  религии,  искусстве,  устном  народном
творчестве,  литературе  и  т.  д.
Подстрочный  перевод  всех  стихотворных  примеров  из  эпоса  «Ма- 
нас»  и  других  фольклорных  произведений  выполнен  автором.  В  от­
дельных,  наиболее  трудных  случаях,  дается  смысловой  перевод,  что 
в  целом  соответствует 
принципам  перевода  эпических 
текстов.  Мы 
не  претендуем  на  абсолютную  точность  перевода.  Передать  все нюан­
сы  эпического  текста  в  переводе  с  кыргызского  языка  на  русский — 
задача  весьма  трудная.  Поэтому  в  примерах  обязательно  параллельно 
приводится  текст  оригинала.  Это  позволит  читателю  также  прокон­
тролировать  правильность  нашего  перевода.
В  первом  разделе — «Эпос  «Манас» — памятник  мировой  культу­
ры»,  который  состоит  из  двух  глав,  показаны  историография  истори- 
ко-этнографического  изучения,  проблемы  комплексного  исследования 
«Манаса»  в  свете 
сравнительно-исторического  изучения 
тюрко-мон- 
гольского  эпоса,  а  такж е  ряд  других  общих  вопросов  изучения  эпоса.
В  контексте  общих  вопросов  предложена  авторская  классификация 
кыргызского  фольклора.  На  наш  взгляд,  это  необходимо,  чтобы  опре­
делить  место  эпоса  «Манас»  не  только  в  фольклоре  кыргызов,  но  и 
в  целом  в  истории  и  культуре  народа.  Сделана  попытка  показать свое 
понимание  вопроса  о  времени  сложения  эпоса,  без  чего  работа  также 
оказалась  бы  неполной.
В  разделе  втором  рассматриваются  следующие  проблемы:  «Манас» 
и  другие  жанры  кыргызского  фольклора  об  истоках  и  ранних  этапах 
этнической  истории  кыргызов»; 
«Эпос  «Манас» 
об  этнокультурных 
связях  кыргызов  с  народами  Средней  Азии  и  Казахстана»,  «Манас» об 
этнокультурных  связях  кыргызов  с  народами  Волго-Урала  и  сопре­
дельных  земель».  Привлечение  в  этом  разделе,  кроме  «Манаса»,  и  ма­
териалов  других  жанров  кыргызского  фольклора  связано  с  тем  об­
стоятельством,  что  в  силу  своей  специфики  эпос  «Манас»  не  может 
дать  полную  картину  этнической 
истории  кыргызов. 
В  этом  плане 
данные  различных  жанров  устного  творчества  кыргызов  явились  не­
плохим  дополнением.  Причем,  здесь  впервые  в  историографии  истории 
Кыргызстана 
использованы 
сообщения 
фольклорных 
произведений 
народов  Южной  Сибири  и  Центральной  Азии.
Третий  раздел  посвящен  вопросам  отражения  духовной  культуры 
кыргызов  в  эпосе.  Три  главы  раздела:  «Мифы  эпоса  «Манас»,  «Рели­
гиозные  верования  кыргызов  в  эпосе  «Манас»  и  «Эпос  «Манас»  о  на­
родных  играх  и  развлечениях»  дают  для  заинтересованного  читателя 
и  исследователя 
обширный  круг 
информации.  Естественно, 
не  все 
аспекты  духовной  культуры  кыргызов,  отраженные  в  «Манасе»,  охва­
чены  в  нашей  работе.  Так, 
мы  не  смогли  осветить  сведения  эпоса
6

о  народных  знаниях,  что  заслуживает,  на  наш  взгляд,  большой  само­
стоятельной  работы.  Нам  пришлось  акцентировать  внимание  на  тех 
данных  «Манаса»,  которые  дают  наибольший  материал  для  исследо­
ваний  того  или  иного  вопроса.  С  другой  стороны,  нас  ограничивает 
объем  данной  монографии.
По  тем  же  причинам  мы  не  смогли  показать  отражение  всей  ма­
териальной  культуры  в  эпосе  «Манас»,  сообщения  его  о  семейно-брач­
ных  отношениях,  хозяйстве,  торговле,  дипломатии  и  других  историксг- 
этнографических  данных.  Вне  поля  зрения  остались  и  важные  свиде­
тельства 
эпоса  о  военном  деле  и  вооружении.  Попутно  заметим, 
что  «Манас»  содержит  богатейший  материал  по  вооружению  и  воен­
ному  искусству  кыргызов,  что  также  вполне  заслуживает  специальной 
разработки.
Таким  образом,  мы  исследовали  не  все  историко-этнографические 
аспекты  эпоса  «Манас», 
который  действительно 
содержит  поистине 
энциклопедическую  информацию.  А  если  вообразить  на  миг,  что  «Ма­
нас»  изучен  комплексно,  совместно  с  представителями  других  наук, 
то  перед  нами 
предстала  бы  огромная  книга,  содержащая  важные 
материалы  по  истории, 
этнографии,  языку,  философии, 
педагогике, 
географии,  медицине,  фауне,  флоре  и  множество  других  сведений  по 
традиционной  этнической  культуре  не  только  кыргызов,  но  и  других 
соседних  с  ними  народов.  По  мере  возможности  разработку  этих  воп­
росов  автор  намерен  продолжить.
Конечно,  в  настоящей  работе  могут  быть  недоработки  и  упущения. 
Вероятно,  главным  образом  это  связано  с  неразработанностью  данной
проблемы — проблемы  специального  историко-этнографического  изуче­
ния  фольклорных  произведений.
Автор  благодарен  всем  тем,  кто  своими  советами 
способствовал 
созданию  этой  книги.

Р а з д е л   I
ЭПОС  « М А Н А С » -П А М Я Т Н И К   МИРОВОЙ
КУЛЬТУРЫ
Г л  а  в а  1
ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ  ИЗУЧЕНИЕ
ЭПОСА  «МАНАС»
1.1.  Исследование  эпоса  «Манас»  до  1917  г.
В  кыргызском  манасоведении  принято  начинать  исто­
рию  изученности  эпоса  с  сер.  XIX  в.  Автор  рискнет  не­
сколько  расширить  эту  хронологическую 
границу.  Исто­
риографию 
историко-этнографического 
изучения 
эпоса
«Манас»  предлагается  разделить  условно  на  два  периода: 
п ер вы й — до 
1917  г.,  второй — с  1918  г.  по 
настоящее
время. 
• , 
'
Первый  период  с  некоторой  оговоркой  можно  начать
со  средневекового  времени.  Арабоязычный 
автор,  путе­
шественник  и  врач  Тахир  Аль-Марвази  в  нач.  XII  в.  от­
мечал,  что  кыргызские  правители  имеют  певцов  и  скази ­
телей,  которые  вечерами  развлекаю т  их  своими  песнями 
и  сказаниями 
в  сопровождении  струнного 
инструмента
(возможно,  комуза.  — И.  М.)  (529).  Это  первое  упомина­
ние  о  кыргызских  исполнителях  фольклорных  произведе­
ний  в  письменных  источниках.  Конечно,  нельзя  с  достовер­
ностью  утверждать,  что  они  исполняли  «Манас».  Однако, 
если  учесть  тот  факт,  что  эпос  слагался  в  течение  длитель­
ного  времени  и  вобрал  в  себя  различные  мелкие  сказания 
и  другие  жанры,  то  вполне  вероятно,  что  уж е  в  то  время 
исполняли  такие  произведения,  которые  впоследствии  мог­
ли  составить  часть  «Манаса».
Если  по  труду  арабского  автора  XI—XII  вв.  трудно  ут­
верждать,  что  речь  идет  об  эпосе  «Манас»,  то  другой  пись­
менный  источник  уж е  уверенно  говорит  об  этом.  Это  тад ­
жикоязычное  сочинение  «М аджму  ат-таварих»  («Собрание 
историй»).  Автор  его — мулла  Сайф  ад-дин 
Ахсикенти, 
после  смерти  которого  труд  был  завершен  его  сыном  Нур 
Мухаммадом.  В  целом  рукопись  датируется  1503  г.,  напи­
сана  на  таджикском  языке.  Известны  три  списка  этого 
труда.  Д в а  списка  находятся  в  Санкт-Петербурге:  один — 
в  Институте  востоковедения,  другой — в  Восточном  отделе 
университета.  Третий  список  находится  в  г.  Бишкеке,  в 
отделе  рукописей  и  публикаций  НАН  Кыргызской  Р ес­
публики.
8

Все  три  списка  в  целом  еще  полностью  не  исследова­
лись,  а  бишкекский  список  вовсе  не  изучался.  Первым,  кто 
познакомился  с  «Маджму  ат-таварих»,  был  В.  В.  Б а р ­
тольд  который  не  придал  этому  труду  серьезного  внима­
ния.  Список,  находящийся  в  Санкт-Петербургском  универ­
ситете,  описан  А.  Т.  Тагирджановым  в  1960  г.  (476)  Д р у ­
гой  список — из  Института  востоковедения  вкратце  описан
ь .  А.  Ромодиным.
«Маджму  ат-таварих»,  по  мнению  первых  его  исследо­
вателей, 
произведение 
полуисторического-полулегендар-
ного  характера,  где  исторические  факты  и  даты  перемеша­
ны  с  легендарными  событиями.  Однако  в  нем  отражены 
кыпчакские  и  кыргызские  генеалогические  предания  Фер­
ганы  и  Тянь-Шаня.  В  нем  имеются  несколько  эпизодов 
эпоса  «Манас».  Отражены  и  другие  этнографические  све­
дения  о  кыргызах  и  других  тюркских  народах.  Таким  об­
разом,  полное  использование  «Маджму  ат-таварих»  может 
стать  важным  источником  при  разработке  этнокультурной
истории  кыргызского  народа  в  Среднеазиатской  этногра­
фической  области.
В  «Маджму  ат-таварих»,  главным  образом,  приведены 
жизнеописания  касанских  и  ширкентских  шейхов  Все  ос­
тальные  сведения  о  кыргызах  и  других  народах,  в  том  чис­
ле  и  эпизоды  эпоса  «Манас»,  описаны  в  связи  с  этими  со­
бытиями.  Собственно  историографическому  анализу  можно 
подвергнуть  ту  часть  «Маджму  ат-таварих»,  перевод  кото­
рой  сделал 
В.  А.  Ромодин.  Всего  перевод 
извлечений 
вместе  с  введением  и  комментарием  В.  А.  Ромодина  сос­
тавляет  около  109  машинописных  страниц  и  хранится  в 
фондах  О РП   НАН  Кыргызской  Республики  (15).  Посколь­
ку  перевод  извлечений  сопровожден  введением,  коммента­
риями  и  суждениями,  на  наш  взгляд,  он  и  является,  по
существу,  первым  предварительным  рассмотрением  этого 
сочинения  как  исторического  источника.
О 
Манасе,  его  отце  Якуб-беке  и  их  противнике  Ж олое 
говорится  в  этих  извлечениях  на  35  страницах.  Изложение 
эпизодов,  непосредственно  связанных  с  эпосом  «Манас» 
заканчивается  смертью Ж олоя  от  руки  Манаса.  В  дальней­
ших  эпизодах  имя  Манаса  упоминается  еще  несколько  раз. 
Но  ничего  не  говорится  о  его  смерти  и  каких-либо  потом- 
ках,  как  это  изложено  в  позднейших  записях  эпоса.
«Маджму  ат-таварих»  интересен  нам  прежде  всего  тем 
что  в  эпизодах,  где  говорится  об  эпосе  «Манас»,  его  герои 
живут,  творят  вместе  с  действительными 
историческими 
личностями, 
жившими  в  разное 
время.  Так,  например 
вместе  с  эпическими  героями  в  сочинении  называются  име-
9

на  конкретных  исторических  лиц:  Абака-хана 
правителя
Ирана  в  1265— 1282  гг.,  Тимура,  жившего  в  1336— 1405  п \, 
Тохтамыш-хана 
(умер  в  1406  г.)  — правителя 
Золотой 
Орды  в  конце  XIV  в.  и  др.  Более  того,  в  нем  говорится, 
что,  якобы,  Тохтамыш  построил  для  М анаса  г.  Манасию, 
хотя  по  известным  источникам  Тохтамыш  не  был  в  г.  Ма-
насе,  расположенном  на  территории  Китая.
В  произведении  отражен  ряд  географических  названии 
Кыргызстана: 
Ат-Башы,  А рпа-Ж азы, 
Каркыра,  Кавак, 
Кочкор,  Талас  и  т .д .  Упомянуты  топонимы  соседних  тер­
риторий:  Ташкент  (Ш аш ),  Кара-кыш лак,  Андуган  (Анди­
ж ан ),  Кулан,  Кырк-Куль  и  т .д .
Первое  упоминание,  если  не  об  эпосе  «Манас»,  то,  по
крайней  мере,  о  М анасе  и  его  сыне  в  русской  литературе 
начинается  со 
сведений 
некоего  майора 
Г. 
Франела 
(1849  г.),  бывшего  в  то  время  приставом  русского  прави­
тельства 
при  большой  кыргызской 
орде  (у  казахов.
И.  М .).  По  его  рассказу,  здешние  кыргызы  почитали  «себя 
потомками  ногайцев,  будто  бы  кочевавших  тут  до  них. 
Киргизбай — родоначальник  их,  с  двумя  сыновьями,  Аты- 
геном  и  Тагаем,  удалился  от  притеснения  ногайских  кн я­
зей,  М анаса  и  его  сына  Семетея,  с  берегов  Или  в  горы,
леж ащ ие  на  юг»  (208,  с.  301).
Сообщение  Г.  Франеля  этим  и  ограничивается.  Однако 
его  информация,  по  известным  нам  сведениям,  является 
первым  источником  о  М анасе  в  русской  литературе.  Воз­
можно,  есть  и  более  ранние  известия,  но  пока  мы  не  знаем
о  них.  В  этом  коротком  предании  о  кыргызах,  где  упо­
минаются  М анас  и  Семетей,  представляет  интерес  то,  что 
наряду  с  эпическими  героями  (как  и  в  «М аджму  ат-тава- 
рих»)  упоминаются  Атыген  (Адыгине.  — И.  М.)  и  Т агай— 
легендарные  (но,  по-видимому,  реальные  исторические  л и ­
ца)  родоначальники  кыргызов.  Причем  М анас  и  его  сын 
Семетей  названы  выходцами  из  племени  ногаев,  что  такж е 
соответствует  материалам  некоторых 
полных  вариантов
эпоса. 
=
Интересно,  что  кыргызы,  по  рассказу  Г.  Франела,  оби­
тали  в  районе  реки  Или.  А  сами  эпические  герои — М анас 
и  Семетей — им  трактуются  как  реальные  исторические 
личности.  У  известного  русского  путешественника  и  ориен­
талиста  Г.  Н.  Потанина  имеются  сообщения  о  героях  эпо­
са  «Манас»,  собранные  им  в  этих  местах  Казахстана.  С 
учетом  этих  совпадений,  сообщения  Г.  Ф ранела  так ж е  име­
ют  немаловажное  значение  не  только  для  изучения  эпоса, 
но  и  для  воссоздания  этнической  истории  кыргызов.
Чокан  Чингисович  Валиханов  (1835— 1865)  является  не
10

только  первым  казахским  ученым,  просветителем-демокра- 
том,  но  и  ученым-исследователем  широкого  профиля.  П ро­
жив  всего  29  лет,  он  оставил  после  себя  немалое  научное 
наследие  по  истории,  этнографии,  фольклору  тюрко-мон- 
гольских  народов.  Кроме  того,  судя  по  трудам,  его  можно 
считать  географом,  литератором,  философом,  ботаником, 
художником.  Д л я  нас  важны  его  устремления,  направлен­
ные  на  познание  истории  родного  края,  быта  и  культуры 
казахского  и  родственного  ему  народов.
В  научном  наследии  Ч.  Валиханова  важное  место  отво­
дится  изучению  истории, 
культуры  кыргызского  народа. 
Впервые  он  познакомился  с  кыргызами  в  1856  г.,  будучи 
участником  крупной  военно-научной  экспедиции  под  ру­
ководством 
полковника  М.  М.  Хоментовского  на  озеро 
Иссык-Куль.  Во  время  этой  экспедиции  он  и  записал  от­
рывок  из  эпоса  «Манас»  от  неизвестного  кыргызского  ска­
зителя.
Значение  записи  Ч.  Валиханова  подтверждает  и  факт 
публикации  отрывка  из  эпоса  на  английском  языке  уче­
ным  А.  Хатто  (526).  По  фотокопии  отрывка  он  сумел  пе­
реложить  кыргызский  текст,  записанный  арабской  графи­
кой^  на  латинскую  и  сделать  прозаический  перевод  на  ан­
глийский  язык.  Как  утверждает  К.  Ботояров,  английский 
исследователь  допустил  ошибки  текстологического  поряд­
ка,  хотя  в  целом  это  не  умаляет  значения  работы  (192,
Ч.  Валиханов  рассматривал  эпос  «Манас»  как  разно­
сторонний  источник,  где  отражены  сведения  по  истории  и 
культуре,  миропониманию  кыргызского  народа  в  дорево­
люционном  прошлом.  Если  обратиться  к  трудам  Ч.  В алиха­
нова,  то  нетрудно  заметить:  почти  во  всех  работах,  где 
говорится  о  кыргызах,  он  стремится  использовать  нужную 
информацию  из  «Манаса».  Особенно  это  заметно  в  его
трудах  «Очерки  Джунгарии»,  «Дневник  поездки  на  Иссык- 
Куль»,  «Записки  о  киргизах».
Ч.  Валиханов  проявлял  большой  интерес  к  проблеме 
происхождения  кыргызского  народа.  Об  этом  свидетель­
ствуют  следующие  строки  из  его  «Записок  о  киргизах»: 
«Удивительно  такж е  то,  что  в  преданиях  своих  о  Манасе^
герое  ногайском,  они  с  древнейших  времен  ставят  себя  в 
Андижане»  (210,  с.  65).
Ч.  Валиханов  верно  отмечал  связь  кыргызов  с  ногай­
цами,  что  отражено  в  поэтических  строках  «Манаса»,  з а ­
писанного  им.  Вероятно,  до  знакомства  с  эпосом  он  не 
думал,  что  кыргызы,  как  и  казахи,  имеют  отношение  к  так 
называемому  ногайскому  периоду.  Поэтому  немаловажный
11

интерес  вызывают  размышления  о  ногайских  преданиях,
которые,  по  его  мнению,  относятся  к  концу  XIV—XVI  вв.
Хотя  Ч.  Валиханов  записал  лишь  один  значительный 
эпизод  из  «Манаса»,  он  вполне  может  стать  н ем аловаж ­
ным  источником  при  исследовании  самых  различных  воп­
росов  истории,  культуры  и  быта,  а  такж е  философских 
взглядов  кыргызского  народа.  Вот  что  писал  об  этом  сам 
Ч.  Валиханов:  «Главным  источником  для  истории  народов 
кочевых  и  вообще  племен,  не  имеющих  письмен,  были  и 
будут  полубаснословные  их  легенды  и  отрывки  известий 
из  летописей  цивилизованных  народов,  с  которыми  они
имели  столкновение.  Особенно  это  справедливо  в  отноше­
нии  наших  кочевников  Средней  Азии.  История  говорит
о  них  очень 
мало,  о  других  совершенно 
ничего»  (210,
с. 48—49).
В  эпизоде  «Поминки  по  Кокетею»,  записанном  Ч.  Ва- 
лихановым, 
упоминаются  следующие 
этнонимы^:  аргын, 
казак,  калмак,  калча,  кытай,  ногой,  сары  ногой,  езбек, 
сарт,  солон.  Эти  названия  народов  как  бы  дополняют  све­
дения  других  вариантов  «Манаса»..
Отрывок  Ч.  Валиханова  содержит  сведения  по  хозяй­
ству,  материальной  и  духовной  культуре  кыргызов,  народу 
ным  знаниям,  об  обычаях  и  нравах  народа.  Не  меньший 
интерес  вызывают  данные  эпоса  о  вооружении  и  боевом 
одеянии  кыргызских  воинов.  Например,  заслуж ивает  вни­
мания  боевое  одеяние  «белдемчи»,  отраженное  как  в  этом 
отрывке,  так  и  в  других  вариантах  эпоса.
Небезынтересна  содерж ащ аяся  в  эпизоде  информация
о  народной  медицине.  Так,  говорится  об  остановке  крово­
течения  жженной  кошмой  (кийиз),  а  такж е  описывается 
способ  лечения  шкурами  свежезабитых  волов.  Таким  об­
разом,  материалы  эпоса  «Манас»  могут  стать  большим 
подспорьем  при  изучении 
этнографических  аспектов  н а ­
родной  медицины,  тем  более  в  этой  области  исторической 
этнографии  кыргызов 
почти 
отсутствуют 
специальные
работы. 
.  *  
Шт
  1  .
М атериалами  «Манаса»  Ч.  Валиханов  воспользовался  и
при  общей  характеристике  фольклора  кыргызского  наро­
да.  Он  сделал  попытку  классифицировать  устное  народное
творчество, 
разделив  его  на  3  вида:  сказки, 
эпические 
рассказы, 
игровые  и  обрядовые 
песни.  Конечно,  всегда 
нужно  учитывать,  что  специально  этим  вопросом  он  не 
занимался.
Ч.  Валиханов  ошибочно  полагал,  что  у  кыргызов  есть 
только  один  эпос  «Манас».  Об  этом  он  писал  несколько 
раз.  Так,  в  «Записках  о  киргизах»  он  отмечал:  «Нет  сом-
12

нения,  что  главное  и  едва  ли  не  единственное  произведе­
ние  Народного  гения  дикокаменных  киргизов  в  стихотвор­
ной  форме  есть  сага  о  Манасе»  (210,  с.  70).  Сейчас  уже 
доказано,  что  у  кыргызов  были  развиты  все  жанры  устно­
го  поэтического  творчества.  Кроме  эпоса  «Манас»,  до  н а ­
ших  дней  дошли  еще  около  двадцати  эпических  произве­
дений,  часть  которых  до  сих  пор  не  опубликована.  Неверно 
и  его  мнение  о  том,  что  у  кыргызов  «нет  импровизирующих 
певцов,  и  что  вообще  начатки  поэзии  в  этом  более  воин­
ственном  народе  гораздо 
слабее,  чем  у  кайсаков»  (210, 
с.  70).  Однако  в  целом  он  дал  правильную  оценку  роли 
устного  творчества  кыргызского  народа  в  их  жизни  и  бы­
ту,  что  имело  большое  значение  при  дальнейших  изыска­
ниях/
Итак,  записанный  Ч.  Валихановым  крупный  эпизод  из 
эпоса  «Манас»  имеет  огромную  научную  и  познавательную 
значимость.  Ценность  отрывка  состоит  еще  в  том,  что  он 
зафиксирован  до  революции,  когда  в  тексте  его  были  еще 
не  значительными  лишние  «наслоения»,  накопившиеся,  н а­
пример,  в  позднейших  вариантах  Эпоса.
Хусаин  Фаизханов  (1828— 1866)  — известный  татарский 
ориенталист,  педагог,  историк  и  просветитель  XIX  в.  (488, 
с.  73),  знавший  «Манас»  по  отрывку,  записанному  Ч.  В а­
лихановым. 

,
Известно,  что  текст  отрывка  из  «Манаса»,  записанный
Ч.  Валихановым  в  1856  г.,  был  потерян.  И  только  в  совет­
ское 
время 
он 
был 
обнаружен 
казахским 
ученым
А.  X.  Маргуланом,  благодаря  именно  письмам  самого  Фа-
изханова 
к  Валиханову 
(361,  с.  11;  362,  с.  5,  12;  488, 
с.  198— 199).  Отрывки 
этих  писем  были 
опубликованы
А.  X.  Маргуланом  со  статьей  о  творчестве  X.  Фаизханова
(363,  с.  3).
Впервые  эпос  «Манас»  был  опубликован  в  1885  г.  В 
1985  году  исполнилось  100  лет  этой  публикации.  Заслуга 
в  осуществлении  этого  исторического  события  всецело  при­
надлежит  выдающемуся  тюркологу  В.  В.  Радлову  (1837— 
1918).  Окончив  Берлинский  университет  (он  был  урожен­
цем  Германии),  летом  1858  г.  он,  осуществляя  свои  студен­
ческие  идеи,  отправляется  в  Россию.  Приняв  российское 
подданство  в  мае  1859  г.,  он  уж е  получает  назначение  на 
службу  в  качестве  учителя  гимназии  в  Барнаул.
Заслуги  В.  Радлова  перед  тюркологией,  в  том  числе
кыргызоведением,  заслуживают  специального 
ния.  Исследователи
рассмотре-
делят  его  научную  и  педагогическую 
России  на  3  периода:  алтайский  (1859— 
1871),  казанский 
(1871— 1884), 
Санкт-Петербургский —
деятельность
13

Петроградский  (1884— 1918).  Запись  «Манаса»  В.  Радлов 
осуществил  в  алтайский  период,  когда  он  энергично  зани­
мался  сбором  лингвистических,  этнографических  и  ф ольк­
лорных  материалов  тюркских  народов,  в  основном  Алтая 
и  Западной  Сибири.  Обобщив  собранные  материалы,  он 
приступает 
к  составлению  оригинального 
многотомного 
труда  «Образцы  народной  литературы  тюркских  племен». 
П ятая  часть  «Образцов»  целиком  и  полностью  была  по­
священа  наречию  кыргызов.  С  1866  по  1907  г.  Российская 
Академия  наук  издала  эти  материалы  в  десяти  частях.
Непосредственно  территорию  Кыргызстана  В.  Радлов 
посетил  дважды.  По  его  собственным  словам,  в  1862  г. 
он  побывал  на  Текесе  у  бугинцев,  а  в  1869  г.  на  западе 
озера  Иссык-Куль  и  в  местности  (он  не  указы вает  н а зв а ­
ние)  к  юго-востоку  от  г.  Токмак  (49,  с.  II— III).  Однако 
в  другой  книге  В.  В.  Радлова  «Из  Сибири»  указываются 
3  даты:  1862,  1868,  1869  гг.  (431,  с.  9— 13).  Во  время  этих 
поездок  он  и  записал  некоторые  образцы  устного  народно­
го  творчества  кыргызов,  в  том  числе  и  эпос  «Манас»,  со­
ставивший  пятую  часть  «Образцов».
Что  из  себя  представляет  публикация  В.  Радлова?  Тек­
сты  изданы  на  кыргызском  языке  и  в  переводе  на  немец­
кий  язык,  но  отдельными  книгами.  В  структурном  плане 
составленные  В.  Радловым  образцы  кыргызского  фолькло­
ра  разделены  на  четыре  части.  В  первую  часть  он  включил 
эпос  «Манас»,  во  вторую  и  третью — самостоятельные  с к а ­
зания  «Жолой  хан»  и  «Эр  Тоштюк».  А  четвертую  часть 
составляют  несколько  причитаний  (кошоктор).  Такое  деле­
ние,  по;  мнению  ученого,  является  условным:.  «Эпические 
песни  приведены 
мною  под  тремя 
заглавиями:  М анас, 
Ж олой  и  Тоштюк,  но  не  нужно  думать,  что  это  три  отдель­
ных  эпоса»  (49,  с.  X II).
Собственно  эпос  «Манас»  разделен  В.  Радловым-  на 
семь  эпизодов.  Первый 
эпизод  «Рождение  М анаса»,  по 
словам  самого  В.  Радлова,  «очень  скудного  содержания  и 
каж ется  мне  песнею,  случайно  составленной  вследствие 
моего  вопроса  о  рождении  М анаса»  (49,  с.  X III).
Второй  эпизод  говорит  о  принятии  ислама  калмыком 
Алмамбетом,  который  вначале  находит  убежище  у  Кёкчё, 
а  затем,  поссорившись  с  ним,  переходит  на  сторону  М а ­
наса  и  остается  верным  ему  до  конца  своей  жизни.  Следу­
ет  отметить:  события,  связанные  с  Алмамбетом,  имеют 
место  во  всех  позднейших 
вариантах  и  записях 
эпоса
«Манас». 
.
В  третьем  эпизоде  воссоздается  общая  картина  жизни
М анаса.  Повествуется  о  борьбе  между  Манасом  и  Кёкчё
14

(вызванной,  вероятно,  переходом  Алмамбета  в  стан  М а­
наса).  Потом  следует  сватовство  М анаса  и  его  свадьба  с 
Каныкей.  Д алее  Манас  погибает  по  неизвестным  причи­
нам,  после  чего  описываются  судьбы  родственников  М ан а­
са  и  его  возвращение  к  жизни.
В.  Радлов  отмечал  творческое  отношение  сказителя  к 
изображаемым  событиям,  что  особенно  проявилось  в  этом 
эпизоде.  Он  писал,  что  певец  в  продолжение  всей  песни 
выставляет  Манаса  как  друга  белого  царя,  русского  импе­
ратора  и  русского  народа.  Ц арь  везде  принимает  участие 
как  действующее  лицо.  Это  упоминание  о  царе  было  выз­
вано  только  моим  присутствием.  Певец,  думая,  что  русский 
чиновник  обидется  на  то,  что  Манас  побеждает  русских, 
и  поэтому  позаботился  о  приятном  для  меня  изменении. 
Такое  обстоятельство  ясно  указывает,  какое  внимание  ока­
зывает  певец  своим  слушателям  (49,  с.  X IV ).
Четвертый  эпизод  озаглавлен  В.  Радловым  «Бок  Му- 
рун».  В  традиционных  вариантах  эпоса  ему  соответствует 
крупный  эпизод  «Поминки  по  Кокетею».
Пятый  эпизод  — «Кёз  Каман»  излагает  причины  смер­
ти  Манаса,  упомянутой  в  третьем  эпизоде.  Манас,  вопреки 
возражениям  своей  жены,  принимает  родственников,  ж ив­
ших  раньше  у  калмаков,  и,  поссорившись  с  ними,  поги­
бает. 
I
В  шестом  и  седьмом  эпизодах,  названных  В.  Радловым 
соответственно  «Рождение  Семетея»  и  «Семетей»,  повест­
вуется  о  смерти  М анаса  и  судьбах  его  сына  Семетея  и  вну­
ка  Сейтека. 
Заканчивается  последний 
эпизод  тем,  что 
возмужавший  Сейтек  мстит  за  своего  отца — Семетея!
Итак,  перед  нами  первое  издание  эпоса  «Манас»,  хотя 
следует  всегда  оговаривать,  что  содержания  текстов  его 
отрывочны.  Отсутствуют  многие  промежуточные  эпизоды,
о  чем  сделал  оговорку  сам  В.  Радлов.  Первый  эпизод  з а ­
нимает  всего  шесть  страниц.  Здесь  отсутствуют  сведения
о  детских 
и  юношеских  годах  М анаса  и  избрании  его 
ханом.
Хотя  В.  Радлов  в  предисловии  говорит  о  том,  что  ск а­
зания  «Жолой  хан»  и  «Эр  Тоштюк»  примыкают  к  эпосу 
«Манас»,  в  тексте  все  ж е  он  их  разделил.  Думается,  что 
решение  его  было  правильным.  И  действительно,  в  «Ма- 
насе»  „можно  найти 
множество  мелких  самостоятельных 
сказаний,  которые  очень  трудно  отделить  от  общей  сюжет- 
ной  линии  эпоса.  У  родственных  кыргызам  народов,  н а ­
пример,  у  казахов,  такие  персонажи  эпоса  «Манас»*  как 
Тоштюк, 
Кёкчё,  Джамгырчы, 
Кошой  и  др.,.  выступают
героями  самостоятельных  произведений.  В  свое  время  по­
15

добные  фольклорные 
произведения  были 
собраны,  как
упомянуто  выше,  известным 
русским  путешественником,
фольклористом  и  этнографом  Г.  Н.  Потаниным,  современ­
ником  Радлова.
Первое  издание  эпоса  имеет  предисловие  В.  Радлова, 
оно  состоит  из  26  страниц,  написано  им  в  октябре  1885  г. 
в  Петербурге  и  представляет  по  существу  самостоятельное 
исследование  по  устному  творчеству  кыргызского  народа. 
Именно  здесь  высказывается  мысль  о  необходимости  бе­
режного  и  критического  отношения  к  фольклору  любого 
народа.  Он  писал:  «Так  как  главная  цель  моя  состояла  в 
собирании  необходимого  материала 
для  изучения  к а р а ­
киргизского  наречия,  я  мог  довольствоваться  записыва­
нием  значительного  числа  текстов  в  том  виде,  в  каком  они 
мне  были  продиктованы  певцами.  Поэтому  я  и  не  обращ ал 
внимания  на  встречавшиеся  варианты  и  противоречия  и  не 
сокращ ал  диктуемого  для  избежания  повторения.  Но  я 
думаю,  что  я  только  таким  образом  мог  представить  сос­
тояние  настоящей  эпохи»  (49,  с.  X II).  Этим  самым  В.  Рад-
лов  проделал  весьма  ценную  для  последующих  исследова­
телей  работу. 
р  
\
Историки  и  этнографы  найдут  здесь  сведения  по  м а ­
териальной  и  духовной  культуре,  народным  знаниям,  рели­
гиозным  воззрениям  кыргызов,  которые  могут  стать  ис­
точником  при  разработке  самых  различных  вопросов  ис­
тории  и  культуры  кыргызского  народа.  Изучение  названий 
народов,  племен,  а  такж е  географических  объектов  может 
дать  ценный  материал  для  исследования  такой  важной 
темы,  как  историко-культурные  связи  кыргызов  с  сосед­
ними  народами.  Педагоги  могут  найти  в  нем  некоторые 
данные  о  воспитании  детей  в  кыргызской  семье  в  прош­
лом.  Словом,  источниковая  база  этого  издания  еще  ж дет 
своих  исследователей.
И,  наконец,— еще  одна  не  менее  важ н ая  сторона  пер­
вого  издания  «Манаса» — оно  записано  в  дореволюцион­
ное  время,  когда  лексика  кыргызского  эпоса  была  относи­
тельно  чиста  от  тех  наслоений,  которые  наблю даю тся  в 
позднейших  записях.  Потому  мы  полностью  поддерживаем 
мнение,  высказанное  М.  С.  Сильченко,  о  том,  что  «какие 
бы  мы  ни  высказывали  критические  замечания,  например, 
об  отрывочности  записей  В.  В.  Р адлова  или  о  деф ектах 
исполнения 
манасчи,  которого  В.  В.  Р адлову  довелось 
слышать,  эти  записи  являются  одними  из  первых,  наибо­
лее  полных  и  научно  достоверных,  вошедших  в  фонд  вос­
токоведения.  Н е  учитывать  их,  не  ссылаться  на  них,  равно 
как  и  на  предпосланное  публикациям  в  пятой  части  « 0 6 -
16

I  разцов»  предисловие,  не  могут  ни  киргизские  фольклори­
сты,  ни  ученые-тюркологи  других  народов»  (458,  с.  18).

Подытоживая  вышеизложенное,  можно  констатировать,

что  изданный  более  ста  лет  тому  назад  В.  Радловым  текст
I  «Манаса»  имеет  большое  научное  и  историко-культурное
I  значение.  Ведь  запись  В.  Радлова  опубликована  почти  на
I  двадцать  лет  раньше,  чем  прозаический  перевод  на  рус­
ский  язык  отрывка  из  эпоса,  записанного  Ч.  Валихановым  - 
и  опубликованного  только  в  1904  г.  Н.  Веселовским,  и  я в ­
ляется  первым  в  мире  изданием.  Несмотря  на  отрывочность 
публикации 
В.  Радлова,  она  дала  для 
своего  времени 
цельное  представление  о  сокровищнице  народного  твор­
чества  кыргызов — героическом  эпосе  «Манас».
В. 
Радлов  ошибался,  когда  писал,  что  «представить 
весь  эпос  таким,  каким  он  существует  в  народе,  невоз­
можно»  (49,  с.  X II).  В  тексте  его  записей  множество  грам­
матических  ошибок.  Но  все  эти  недочеты  были  объектив­
ными:  связаны  они  с  трудностями  овладения  тюркскими
I  языками.  Однако  эти  ошибки  составляют  ничтожную  долю 
по  сравнению  с  заслугами  В.  Радлова,  главной  из  которых,
I  на  наш  взгляд,  является  то,  что  он  сумел  дать  должную
оценку  кыргызскому  эпосу  и  осознать  грандиозный  объем 
этого  сказания.
В  дореволюционный  период  исследования  эпоса  «Ма­
нас»  представляет  интерес  небольшая  статья  и  отрывок 
текста  из  эпоса  в  72  строки,  выполненные  венгерским  вос­
токоведом  Г.  Алмаши.  Его  статья  впервые  опубликована 
в  Будапеште  (1911— 1912).  Место  и  время  записи  кыргыз­
ского  текста 
автором  нигде  не 
оговорены,  отсутствуют
такж е  сведения  об  информаторе-сказителе 
(117,  с.  42).
Однако  в  кратком  энциклопедическом  словаре  по  истории
Кыргызстана  говорится,  что  этот  отрывок  эпоса  Алмаши
записал  в  долине  Нарына  от  неизвестного  манасчи  из  пле­
мени  бугу  (487,  с.  14).
Записанный  Алмаши  эпизод 
повествует  о  прощании 
Манаса  с  сыном  Семетеем  и  во  всех  известных  нам  вариан­
тах  эпоса  не  встречается.  Именно  этим  фактом  он  заслу-
I  живает  внимание.

Г)  1 ЛЛ О 
« V   / Ч  

^
 
Ж 
Ж  Г *  ЯМС  •  
л Л  ИкП&М Ь:  •  
а
  • •  
___  
Л
 
— ------- - 
—  — _ 
^

в  то  время  певца-музыканта  Кенже-Кара  ырчы  в  Пиш- 
пеке.  В  это  короткое  пребывание  художник  успел  создать 
более  двадцати  этюдов  и  зарисовок  с  натуры,  в  основном 
этнографического  характера,  составивших  целый  художе­
ственный  альбом  «По  Киргизии.  1903  г.».  Среди  рисунков 
привлекает  внимание  изображение  Кенже-Кара,  которое 
является  первым  известным  нам  изображением  исполни­
теля  эпоса  в  дореволюционное  время.  Свои  очерки  с  вос­
произведением  некоторых  рисунков  и  прозаическое  пове­
ствование  из  эпоса  «Семетей»,  записанное  из  уст  Кенже- 
Кара, 
Б.  В.  Смирнов  привел  в  своей 
книге  «В  степях 
Туркестана»  (М.,  1914).  В  этом  отрывке  говорится  о  том, 
как  сын  М анаса — Семетей  искал  себе  невесту.  В  конце 
он  встречается  с  Айчурек  и  женится  на  ней.
Однако  рукопись  самого  отрывка  из  эпоса  «Семетей» 
на  кыргызском  языке  и  пленка  с  записью  голоса  Кенже- 
К ара  у  самого  художника  не  сохранились.  Это  отмечал  в 
своей  статье  В.  Я.  Галицкий — один  из  первых  исследова­
телей  рисунков  и  очерков  Б.  В.  Смирнова  (223,  с.  163— 
172).  Запись  художника  была  обнаружена  научным сотруд­
ником  Центрального  Архива  республики  Л .  А.  Виноградо­
вой  в  фоноархиве  Института  русской  литературы  Санкт- 
Петербурга  в  1978  г.  (Виноградова  Л .  А.  Голос  прош лого// 
Вечерний  Фрунзе.  —  1978.  — 6  сентября).  Магнитофонная 
копия  этой  записи  хранится  ныне  в  Центральном  Государ­
ственном  Архиве  Кыргызской  Республики.
Одна  из  заслуг  Б.  В.  Смирнова  заключается  в  том,  что 
«он  познакомил  российскую  общественность  с  содержани­
ем  замечательного  памятника  эпического  творчества  кыр­
гызов,  который,  по  словам  самого  певца-сказителя,  можно 
рассказывать  сорок  дней  и  сорок  ночей»  (223,  с.  165— 166). 
А  страницы,  посвященные  Кенже-Кара  ырчы  и  его  песням, 
представляют  несомненный  интерес  для 
исследователей 
кыргызского  эпоса.  К.  Айдаркулов,  изучив  записанные  на 
фонограф  поэтические  строки,  отмечает  некоторые  особен­
ности  текста  из  эпоса.  Они  заключаются  в  том,  что  Семе­
тей  сам  женится  на  Айчурек,  тогда  как  в  других  известных 
нам  вариантах  эпоса  ему  сватают  будущую  невесту  сразу 
после  рождения  («бел  куда»).  Есть  и  другие  особенности. 
Например,  в  этом  отрывке  упоминаются  вместо  привычных 
топонимов  такие  географические  названия,  как  Агаяктын 
тоосу,  Олуянын  бели  и  название  народа — Ак  бейиттин  эли 
(108,  с.  17—27).  Эти  незначительные  особенности  такж е 
весьма  ценны  для  представителя  исторической  науки.
Следует  заметить,  что  некоторые  из  включенных  нами 
в  этот  период  работ 
(Франела, 
Фаизханова,  Алмаши,
18

Смирнова  и  др  )  условны:  авторы  их  специально  не  иссле­
довали  эпос  «Манас».  Впрочем,  эта  тенденция  характерна 
всему дореволюционному  периоду  изучения  эпоса  «Манас» 
Исключение  составляют  Ч.  Валиханов  и  В.  Радлов,  хотя 
и  они  полностью  не  занимались  кыргызским  эпосом
Видимо,  это  связано  и  с  тем  фактом,  что  в  прошлом 
ученого  трудно  было  назвать  только  филологом,  лингвис­
том  или 
историком  и  этнографом.  В  большинстве  своем 
они  были  людьми  энциклопедических  знаний,  были  уни-

Каталог: fulltext -> transactions
transactions -> Гуианигарлық серия серия I'уманитирпых паүк 31 (574. 25) Семей облысы, павлодар уезіне
transactions -> Гшһңр Ц£ңсиі о л ж й з й л й р ы н 0й іы иийлі
transactions -> Қазақстан Республикасы білім және ғылым министрліп
transactions -> Б. Бурамбаева терісі бағалы аңдарды
transactions -> Бижан бижан Ж.Қ. Павлодар, 2015
transactions -> К14 Л. К. Казангапова
transactions -> Оқулық қазақ тілді аудиторияға ағылшын тілін өз бе тінше үйренуге, тілдік курстарға жэне жоғары оқу орындары
transactions -> Казақ тілі терминдерінің салалық гылыми түсіндірме создіктерінің топтамасы Қазақстан
transactions -> Г. Ж. Жапекова архапкалык, мэаенпет
transactions -> Шшт • ~ п т І і І ■ п І ж І г І м І м ш ивякпИіях н


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет