Сборник материалов Международной научно-практической конференции



жүктеу 7.44 Mb.
Pdf просмотр
бет45/70
Дата22.12.2016
өлшемі7.44 Mb.
түріСборник
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   70

 

Пайдаланылған әдебиеттер тізімі: 

 

1.

 



Шоқан Уәлихановтың Көп томдық шығармалар жинағы . 4-том. -Алматы,  2010. 

2.

 



Жақып Жүнісұлы. Іленің Тарих – Шежіресі. -Күйтің, Іле халық баспасы, 2007, -141 б. 

3.

 



Жәди Шакенұлы. Шығыс Түркістан мәселелері. \\Қазақ үні газеті,10 тамыз 2010.\\ 

 

315 


4.

 

Әбдуақап Қара. Азаттықтың өшпес рухы(Нұрғожай батырдың  естеліктері және Оспан батыр). -



Алматы, 2008. 

5.

 



Дархан Қыдырәлі. Мұстафа Шоқай.-Астана, 2007. - 397 б. 

6.

 



Мұстафа Шоқай. Таңдамалы ІІ томдық шығармалары. -Алматы, 1998. 

7.

 



Қазақ ұлт-азаттық қозғалысы. -Астана,12-том. 2008. 

8.

 



Ғалым Нөкішұлы, Шығыс Түркістандағы дауыл. -Алматы, 1998. - 98 б. 

9.

 



НығыметіМыңжанұлы.іҚазақтыңіқасқашаітарихы. -Үрімжі, Ұлттар баспасы,і1986, 692 б. 

10.


 

Асқар Татанай. Тарихи дерек келелі кеңес 2. -Үрімжі, 1996. - 150 б 

 

 

 



 

 

316 


IV 

СЕКЦИЯ 

ОТАНСҮЙГІШТІК ҰЛЫ ОТАН СОҒЫСЫНДАҒЫ ЖЕҢІСТІҢ ҚОЗҒАУШЫ КҮШІ 

РЕТІНДЕ 

 

ПАТРИОТИЗМ КАК ФАКТОР ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 

 

PATRIOTISM AS A FACTOR OF THE VICTORY IN THE GREAT PATRIOTIC WAR 

 

ТРАГЕДИЯ В ОДНУ ДЕТСКУЮ ЖИЗНЬ: К ВОПРОСУ О ЦЕНЕ 

ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ И СУДЬБАХ МАЛОЛЕТНИХ УЗНИКОВ 

ФАШИСТСКИХ КОНЦЛАГЕРЕЙ 

 

Н.В. Сапожникова 

д.филос.н.,  к.и.н., профессор  

Нижневартовского государственного университета 

 

(Нижневартовск, Россия) 



 

Сегодня  под  лозунгом  «прекратить  «ворошить  прошлое»  пересматриваются  многие 

события мировой истории, особенно Великой Отечественной войны. При этомигнорируется 

тот очевидный факт, что история - не разменная монета, и от перестановки мест слагаемых 

«сумма  исторической  справедливости»  весьма  существенно  меняется.  В  конце  Второй 

мировой войны президенту академии наук и искусств Третьего рейха преподнесли в подарок 

бессмертные творения И.В.Гете, переплетенные в кожу… немецкого антифашиста [18]. Даже 

великий  писатель  с  его  гениальной  прозорливостью  не  мог  предвидеть  подобный 

инфернальный  ужас  ХХ  века,  пережитый  не  только  взрослыми,  но  прежде  всего  детьми, 

оказавшимися абсолютно беззащитными перед гнусностью нацизма!  

Правда,  и  в  третьем  тысячелетии  вопрос  цены,  уплачиваемой  человечеством  за 

разрастающееся военное безумие в самых отвратительных и циничных его формах, все так 

же  открыт  и  злободневен.  Достаточно  вспомнить  не  только  наделавшие  шума  недавно 

изданные  мемуары  бывшего  швейцарского  прокурора  Карлы  дель  Понте,  вынужденной 

засвидетельствовать всю чудовищность экспериментов над пленными сербами по изъятию у 

них органов прямо в военно-полевых хорватских лагерях конца ХХ столетия! Практически 

зеркальной  предстает  и  современная  военная  ситуация  в  Украине,  где  также  не  нашлось 

места  ни  апелляции  к  правам  человека,  ни  возможности  сохранить  жизнь  даже  совсем 

маленьким крохам.  

История  Великой  Отечественной  войны  в  последние  годы  становится  катализатором 

массовой исследовательской работы c созданием многообразных «Книг Памяти». Их истоки, 

в  известной  степени,  можно  усмотреть  в  старинных  церковных  книгах  с  именами 

родившихся и усопших православных – мартирологах ХIХ — начала XX вв., издававшихся 

по  указанию  Синода  и  ставших  бесценными  источниками  по  отечественной  истории  и 

генеалогии дворянских родов [15, 16].  

С 70-х гг. ХХ в. было предпринято издание Книг Памяти, как в центре, так и регионах с 

именами  защитников  России,  погибших,  пропавших  без  вести  в  годы  Великой 

Отечественной войны. В 1989 г. под руководством Фонда мира при Всероссийском научно-

исследовательском  институте  документоведения  и  архивного  дела  специалистами  была 

предпринята масштабная обработка архивной информации по военнослужащим, погибшим и 

пропавшим без вести.  В дальнейшем был разработан автоматизированный информационный 

комплекс  по  формированию  Центрального  банка  данных  (ЦБД)  «Книга  Памяти»  и  создана 

единая  поисковая  система.  В  результате  появилась  уникальная,  но  не  полная  база  данных  - 

«Книг памяти о погибших, умерших от ран, попавших в плен и пропавших без вести в годы 

Великой  Отечественной  войны»  [7],  с  созданием,  в  том  числе,  подобных  справочников  в 


 

317 


регионах, краях, областях РФ и других государствах СНГ. В настоящее время издано уже более 

900 


томов [12]. 

В  канун  60-летия  Великой  Победы  подобная  работа  была  активизирована,  оставаясь 

столь  же  пронзительно  болезненной,  но  по-прежнему  недописанной.  В  настоящее 

времяпроцессы  сбора  материала  и  его  систематизации  продолжаются  как  на  уровне 

архивации, так и публикации различных Книг Памяти, включая материалы о преступлениях 

нацизма против детства — в Карелии, Латвии, Белоруссии, в г.Муроме, хотя процесс сбора 

материала  идет  давно.  Правда,  подобные  публикации  издаются  под  названиями,  которые 

роднят их скорее со сборниками воспоминаний [2; 3; 10; 11]. 

Исключительным  явлением  стали  публикацииряда  документальных  материалов, 

созданных  самими  малолетними  жертвами  войны-  «На  детстве  моем  войны  отметина» 

А.В.Родиной[17]  и  «Дети  и  война»Людмилы  Тимощенко.  По  отношению  к  последнему 

изданию  власти  Латвии,  на  территории  которых  и  были  размещены  описываемые  детские 

лагеря,  предприняли  все  меры  к  его  запрещению  и  уничтожению[19].  Чрезвычайно 

интересной и историософичной оказалась работа Вл.Литвинова «Коричневое “ожерелье»[6], 

где  «документальность  повествования»  оказалось  шире  и  масштабнее  предполагаемого 

авторского  замысла.  Привлекая  разнообразные  документальные  источники,  он  пытается 

разобраться  в  причинах  столь  полномасштабной  военной  катастрофы,  приведшей  к 

оккупации страны и превратившей мирное население, включая детей, в заложников. 

Книга  президента  Ростовской  ассоциации  борцов  антифашистского  сопротивления  и 

жертв  нацистских  репрессий  Л.С.Муратовой  «Несломленные»  [9],  без  преувеличения, 

уникальна,  а  ее  автор  –  при  личном  знакомстве  ломает  все  возрастные  и  личностные 

стереотипы  и  штампы.  Людмила  Степановна  была  вывезена  на  принудительные  работы  в 

Германию совсем девочкой. За диверсию в рабочем лагере была отправлена сначала в гестапо, 

а затем  —  в концлагерь  Равенсбрюк,  о  котором  написала  пронзительные  по  глубине 

воспоминания как об аде, о котором «правдиво может рассказать лишь тот, кто там побывал». 

Именно  эта  фраза  была  начертана  ее  рукой  на  титульном  листе  подаренного  ей  издания 

французского автора - Violette Rougier-Lecoq, которая нарисовала этот самый ад так, как она 

его  увидела  глазами  не  профессионального  художника,  а  выжившей  в  нем  женщины. 

Информация о содержании в концлагерях детей присутствует в ряде воспоминаний бывших 

невольников  -  Шарлотты  Мюллер,  Е.А.Вечтомовой,  В.В.Иванова,  где  общую  трагическую 

картинудополняет  понимание  невосполнимости  человеческих  потерь.  А  Россия  потеряла 

значительную часть своего генофонда - неродившихся, убитых, искалеченных, растерзанных, 

изнасилованных и сожженных заживо детей! 

С  одной  стороны,  история  совершенных  фашизмом  преступлений  против  детства 

общеизвестна  на  основемногочисленных  документальных  свидетельств:  «Акта 

Чрезвычайной  республиканской  комиссии»  от  5 мая 1945  г.,  Стенограммы  заседания 

Международного  военного  трибунала  от  27  февраля  1946  г.  В  них    приведены  материалы 

свидетельских показаний такой исторической силы, что до сих пор одним не верится в саму 

возможность  подобных  изуверств  на  уровне  планомерно  проводимой  государственной 

политики «культурнейшей европейской страны», а другим — не остается ничего другого, как 

признать  факты  существования  нацистских  концлагерей,  медицинских  экспериментов  над 

детьми и многого иного, что, вероятнее всего, еще сокрыто от исследователей и, возможно, 

станет  достоянием  истории  лишь  десятилетия  спустя.Сюда  же  относятся  опубликованные 

материалы  Нюрнбергского  трибунала  (двухтомник  1954  г.;  7-томное  издание,  вышедшее  в 

1957—

1961  гг.,  и  незавершенное  издание  1987—1991  гг.),  а  также  трижды  переизданный 



массовыми тиражами (1963, 1968, 1985) сборник «Преступные цели — преступные средства» 

[13],  где  воспроизведены  документы  центральных  и  местных  архивов  об  оккупационной 

политике  гитлеровцев,  на  фоне  которых  прослеживаются  зловещие  следы,  оставленные  на 

нашей  земле  немецко-фашистскими  захватчиками,  пути  массовой  депортации  советского 

населения в «неметчину». В другом издании — «Преступные цели гитлеровской Германии в 

войне против Советского Союза: Документы и материалы» [14] показаны этапы тщательной 



 

318 


документальной  проработки  Германией  планов  войны  на  тотальное  истребление  советских 

людей, первыми жертвами чего, естественно, становились дети и старики. 

С другой стороны, в обобщающих трудах по истории Второй мировой войны «детская» 

проблематика  лишь  «просматривается».  Это  6-томная  «История  Великой  Отечественной 

войны  Советского  Союза  1941-1945» (1960-1965), 12-томная  «История  Второй  мировой 

войны»  (1973-1982), 24-томная  «Всемирная  история»  (1997)  и  заключительная  книга 

международного  проекта  «Энциклопедии  Второй  мировой  войны»  -  «Крах  Третьего  рейха 

(весна—лето 1945 г.)» (2007). В всех их отличает солидная источниковая база, куда включены 

уникальные  архивные  документы,  в  том  числе  по  формированию  европейской  системы 

концлагерей  с  их  аппаратом  управления  и  психического  подавления  узников,  «медико-

экспериментальными  программами»,  особыми  командами  по  умерщвлению  заключенных  и 

«упорядоченности»  изъятия  у  обреченных  ценных  вещей,  волос  и  даже  детских  пинеток. 

Правда,  в  5-м  томе  последнего  издательского  проекта  общая  информация  о  фашистских 

концлагерях приведена всего лишь на полстраницы (!). 

В итоговой работе Д.М.Проэктора «Фашизм: Путь агрессии и гибели» (1985), одной из 

первых  в  СССР,  изучена  идеологическая  составляющая  фашизма  в  его  «германской 

редакции», включая обоснование «особой» программы уничтожения славян, цыган, евреев и 

остальных  «недочеловеков».  Вопросы  изучения  «проблемы»  «расовой  санации»  населения 

Европы и СССР стали базовыми в монографиях Н.Лебедевой, посвященных итогам Второй 

мировой войны и урокам Нюрнбергского процесса [5]. В монографии М.И.Семиряги «Борьба 

народов Центральной и Юго-Восточной Европы против немецко-фашистского гнета» (1985) 

основной  акцент  сделан  на  движении  Сопротивления  периода  Второй  мировой  войны  в 

самой  Германии,  на  территории  оккупированных  стран  и  в  застенках  фашистских 

концлагерей,  где  попутно  рассмотрены  вопросы  устройства  мест  «превентивного  заклю-

чения», специфики контингента и условий содержания узников.  

В работе Г.Г.Вербицкого «Остарбайтеры. История россиян, насильственно вывезенных 

на  работы  в  Германию»  (2000)  на  уникальном  трофейном  документальном  материале 

подробно раскрывается фактологическая сторона процесса насильственного угона населения 

на  работы  в Германию.  Собраны  уникальные  фотографии  и  документы:  регистрационные 

карточки,  рабочие  удостоверения,  паспорта  иностранных  рабочих,  воспоминания  и 

переписка  «остовцев»,  локальная  информация  о  детях-узниках.  В  монографии 

М.Ю.Балабановой  «Советские  остарбайтеры  в  годы  Великой  Отечественной  войны»  [1] 

предпринят  комплексный  подход  к  изучению  вопроса  возникновения  самого  явления 

«остарбайтеры»  как  особого  института  военной  истории,  «просчитанного»  нацистами  не 

только  экономически,  но  и  идеологически,  в  рамках  решения  «славянского  вопроса»  и 

использования  рабского  труда  советских  детей.  К  достоинству  работы  следует  отнести  и 

авторский экскурс в послевоенные судьбы малолетних узников на местном, нижневартовском 

материале. 

«Локальные»  сюжеты  по  истории  отдельных  концлагерей  как  «подразделений  СС»  и 

«филиалов»  Третьего  рейха  под  названием  «империя  смерти»,  рассмотрение  особенностей 

«стратегии»  гитлеровской  Германии  в  отношении  условий  содержания  и  подневольного 

труда советских граждан, особенно женщин и детей, а также «скрупулезной педантичности» 

в вопросе массового их уничтожения, - требуют более углубленного научного осмысления с 

позиции  сегодняшнего  дня  [8;  21],  учитывая  их  историческую  актуальность,  нравственно-

этическую значимость, а также неразработанность самой данной проблематики в целом

Причины  последнего  вполне  объяснимы,  учитывая,  что  вопрос  о  детском  узничестве 

долгие  десятилетия  был  блокирован  «политическим  заказом».  Иначе  сложно  понять,  каким 

образом  население  половины  страны,  включая  малолетних  детей,  оказалось  оставлено 

беззащитным перед лицом озверелого врага. Другая причина кроется в сложностях изучения 

особенностей  деформации  детской  психикив  условиях  плена  с  его  цинично-откровенной 

демонстрацией нечеловеческой жестокости обращения с детьми как тщательно продуманной 

системы  психического  и  физического  уничтожения.  До  сего  дня  трудно  объяснить  саму 



 

319 


логику  «прагматизма»  содержания  в  концлагерях  детей,  т.к.  осознание  последствий  всего 

произошедшего лишает сам предмет разговора всякого смысла. 

Между  тем  проблема  детства  и  гендерной  истории  с  позиций  социально-

психологической  их  составляющей  в  условиях  тотальных  войн  и  плена  практически  не 

изучена.  Исключение  составляют  немногочисленные  труды  психологов,  рассматривавших 

особенности человеческого поведения в условиях концентрационного лагеря, основываясь, в 

том числе, и на собственном опыте пребывания там в качестве заключенных, как, например, 

у В.Франкла в работе с весьма символичным названием – «Человек в поисках смысла» [20]. 

Но этот интерес обращен к психологическим состояниям взрослого человека, пережившего 

ужас  концлагерей  как  «реальность  нереального».  Доступных  материалов  научных 

исследований  по  «детской»  проблематике  в  СССР  нами  не  было  найдено.  Исключение 

составляют лишь западные исследования 1980-х гг., в частности, психологов тогда еще ЧССР, 

специально  занимавшихся  изучением  особенностей  поведения  детей  в  военных  и 

пенитенциарных условиях концлагерей [4]. 

Все  это  позволяет  говорить  о  том,  что  наша  тема  продолжает  оставаться 

исследовательской  лакуной.  Во  всяком  случае,  до  сего  дня  нет  ни  одной  монографической 

работы, посвященной заявленной нами проблеме. Она находится в той историографической 

проекции,  где  лишь  намечены  общие  задачи  исследования  и  источниковые  резервы, 

которыми  на  сегодняшний  день  располагают  исследователи  в связи  с  открытием  границ, 

архивов  и  налаживанием  научных  контактов.  Однако  до  сих  пор  остается  слишком  много 

вопросов,  нуждающихся  в  оперативном  решении.  Ведь  исчезает  историческая  память, 

граничащая с «устной историей» и требующая восстановления не просто Справедливости, но 

Правды  Истории.  И  не  «вообще»,  а  адресованной  каждому  из  тех  малолетних  заложников 

войны,  у которых  не  просто  «затерялось»  в  военном  лихолетье  их  детство,  порой  такое 

жестокое и кровавое, – говоря словами Анны Ахматовой, им «подменили жизнь». 

Это  усиливает  значимость  сохранения  устных  свидетельств,  имя  которым  – 

коллективная  Историческая  Память.  Она,  как  мозаика,  воссоздает  трагизм  и  силу  нашего 

прошлого,  а также  цену,  уплаченную  каждым  советским  человеком,  даже  погибшим 

младенцем,  за  то,  «чтобы  свеча  не  погасла»  и  не  прервалась  в  веках  Нить  Российской 

Ариадны.Вот  почему  таким  важным  стало  то  дело,  которому  студенты  молодежной 

студенческой ассоциации «Память и будущее» посвятили несколько лет напряженной работы. 

Начало  сотрудничества  с  созданным  в  1997  г.  Нижневартовским  обществом  бывших 

малолетних узников концлагерей «Жертвы войны» было положено в 2003 г., когда на кафедре 

истории  России  НГГУ  тогда  доцентом  Н.В.Сапожниковой  была  сформирована  молодежная 

студенческая ассоциация. Это послужило началом серьезной практической и научной работы 

студентов-историков.  

Ассоциация  была  инициатором  проведения  семиобщероссийских  и  региональных 

научно-практических конференций, в том числе посвященной 60-летию Победы (май 2005 г.), 

четырех  –  под  общим  тематическим  названием  «Имею  честь  достойно  Родине  служить»; 

встреч  со  школьниками  г.Нижневартовска,  Излучинска,  посвященных  Дням  Памяти  (11 

апреля, 9 мая, 30 октября). Были установлены рабочие контакты с ведущими музеямистраны: 

центральными – Истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (Музей на Поклонной 

горе),Обороны  Москвы  (Москва),  региональными  –  музеем  завода  «Вагонка»  (Нижний 

Тагил)  иОмского  государственного  университета;  музейным  комплексом  Пушкиногорье  – 

Михайловский  заповедник  (Псковская  обл.);  исторической  лабораторией  Нижнетагильской 

социально-педагогической  академии;  поисковым  центром  «Соболь»  (Нижний  Тагил); 

архивами — Управления ФСБ по Омской области, музея на Поклонной Горе, Центральным 

государственным архивом Российской Федерации (ГАРФ), Подольским военно-историческим 

архивом,  Нижнетагильским  архивом  Тагиллага  и  Богословлага;  общественными 

организациями  –  «Жертвы  войны»  (председатель  –  М.В.Соболь),  «Истоки  памяти» 

(председатель — Л.С.Тоскаева), Ростовским обществом узников и участников Сопротивления 

в  концлагерях  (председатель  –  Л.С.Муратова);  ветеранскими  организациями 



 

320 


(гг.Нижневартовск, Севастополь); клубами исторической реконструкции «Рокада», «Вольный 

ветер» (г.Нижневартовск), «Росток» и кадетскими классами (г.Урай).  

Первый  координатор  ассоциации,  бывшая  аспирантка  М.Ю.Балабанова  написала 

монографию  об  истории  остарбайтеров.  Однако  центральным  проектом  ассоциации  стало 

создание  Говорящей  Книги  Памяти  как  эха  несостоявшегося  детства  тех,  кто  ребенком 

оказался в самом эпицентре войны – будучи угнанным в Германию.Мы предложили новый 

подход  –  мультимедийный  модуль,  который  делает  Книгу  Памяти  «говорящей»  –  о  боли, 

надежде и любви! В ней не только записаны воспоминания бывших узников, но  их судьбы 

мы  вписали  в  историю  Второй  мировой  войны.  Ее  составители  и  авторы  стремились 

сохранить «живой» память об этих удивительных людях — когда-то совсем маленьких детях, 

их несломленном в фашистских концлагерях человеческом достоинстве; желании, несмотря 

ни  на  что,  состояться  в  этой  жизни,  став  личностями.  Наша  Книга  Памяти  рождалась  из 

глубины  прошлого  как  эхо  —  эхо  несостоявшегося  детства,  где  не  было  ни  колыбельной 

матери,  ни  рассказываемых  на  ночь  сказок,  нивсепонимающих  и  добрых  глаз  любящих 

взрослых. И впервые бывшие малолетние узники фашистских концлагерей, детство которых 

оказалось «затерянным» в военном лихолетье,  –  наконец были услышаны! 

Выход «Говорящей» Книги памяти» – «Эхо несостоявшегося детства»[22] в 2010 г. был 

отмечен  Золотой  медалью  на  конкурсе  инновационных  проектов  по  гражданственно-

патриотическому воспитанию молодежи под эгидой Международной Славянской Академии. 

Книга  вошла  в  число  лучших  научных  изданий  2010  г.;  победила  в  конкурсе  на  лучшее 

полиграфическое исполнение. Главы книги были перепечатаны в 2-х номерах «ВАКовского» 

журнала психологов «Развитие  личности» и высоко оценены академиком РАЕН, д. психол. 

н.,  В.С.  Мухиной.  Но  главное  –  мы  успели  рассказать  о  живых  живым.  И  эти  люди  не 

растворились в истории. ОНИ  ПОБЕДИЛИ! 

 

Список литературы: 

 

1.



 

Балабанова  М.Ю.  Советские  остарбайтеры  в  годы  Великой  Отечественной  войны.  –

Нижневартовск, 2004.  

2.

 



Воспоминания климовчан-остарбайтеров. – Могилев, 2005.  

3.

 



Детство, опаленное войной. Воспоминания о пережитом. – Муром, 2008. 

4.

 



Лангмайер Й., Матейчик З. Психическая депривация в детском возрасте. – М.; Прага, 1984. 

5.

 



Лебедева Н.С. Подготовка Нюрнбергского процесса. – М., 1975. 

6.

 



Литвинов Вл. Коричневое «ожерелье»: В 2 кн. – Киев, 1996—2001. 

7.

 



Международный  проект  создания  единого  электронного  банка  жертв  политических  репрессий 

«Возвращенные  имена»:  Сборник  материалов  по  итогам  первого  этапа  проекта.  2000—2003  годы. 

Нижний Тагил, 2003. 

8.

 



Мельников  Д.Е., Черная Л.Б.  Империя смерти: аппарат насилия в нацистской Германии. 1933—

1945. 


М., 1988;  

9.

 



Муратова Л.С. Несломленные. Ростов н/Д, 2008.  

10.


 

Оккупация. Воспоминания бывших малолетних узников финских концлагерей — в год 60-летия 

Великой Победы. Петрозаводск, 2005. 

11.


 

Кривоблоцкий В.В., Поликанина В.П. Память. Минск, 2005. 

12.

 

Проблемы создания единого электронного банка данных жертв политических репрессий в СССР: 



Сборник  докладов  участников  международной  научно-практической  конференции.  Нижний  Тагил, 

18—


21 мая 2000 г. Нижний Тагил, 2001. 

13.


 

Преступные цели — преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской 

Германии на территории СССР (1941—1944 гг. ). 3-е изд. М., 1985. 

14.


 

Преступные  цели  гитлеровской  Германии  в  войне  против  Советского  Союза:  Документы  и 

материалы / Под ред. и с предисл. П.А.Жилина. М., 1987. 

15.


 

Русский провинциальный некрополь. М., 1914;  

16.

 

Река  времен:  В  5  кн.  Русский  провинциальный  некрополь.  Картотека  Н.П.Чулкова  из  собрания 



Государственного литературного музея. М., 1996. Кн. 4. 

17.


 

 

Родина А.В. На детстве моем войны отметина. Саратов, 2003. 



 

321 


18.

 

Судьба.  Газета  Международного  союза  бывших  малолетних  узников  фашистских  концлагерей. 



2009. № 2. Март-апрель. 

19.


 

Тимошенко Л. Дети и война.Даугавпилс, 1999. 

20.

 

Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. 



21.

 

Шуплецов  В.М.  Насильственный  угон  мирного  населения  с  оккупированных  территорий 



СССР для принудительного труда в фашистской Германии (1941—1945). Пермь, 1973. 

22.


 

Эхо несостоявшегося детства: «говорящая Книга памяти (на материалах Нижневартовского 

общества  бывших  малолетних  узников  концлагерей  «Жертвы  войны»)  /Под  общ.  Ред. 

Н.В.Сапожниковой. – Изд. 2-е, доп.- Нижневартовск: Изд-во Нижневар.гуманит. ун-та. 2011. – 211 

с. Колл. Монография.  

 


Каталог: data
data -> С. торайғыровтың публицистикасы
data -> Национальная академия образования им. Ы. Алтынсарина
data -> Байдалиев Д. Д
data -> «Қазақ» газетіндегі ұлт-азаттық көтеріліс туралы мақалалардың маңызы
data -> Бағдарламасы бойынша ескертпе (сайтқа орналастыру үшін)
data -> РеспубликалыҚ оҚу-Әдiстемелiк ЖуРнал мазмҰны содеРЖание Ө. Шеденов., а аРна
data -> Литература Межрегиональной олимпиады школьников «Высшая проба» по праву для учащихся 10 классов
data -> Урок русского языка в 11-м классе по теме: "Сложные предложения с различными видами связи"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   70


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет