Сборник материалов международной научной конференции кипчаки евразии: история, язык и



жүктеу 4.03 Mb.
Pdf просмотр
бет26/41
Дата15.03.2017
өлшемі4.03 Mb.
түріСборник
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   41

Литература 

1. Бадер А., Гаибов В., Кошеленко Г. Мервская митрополия // Традиции и 

наследие 

Христианского 

Востока. 

М., 


1996. 

// 


http://krotov.info/history/03/2/merv1996.htm  

2.  Бартольд  В.В.  Еще  о  христианстве  в  Средней  Азии//  Академик  В.В. 

Бартольд  .  Том  II  (2).  Работы  по  отдельным  проблемам  истории  Средней 

Азии. – М., 1964 // http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=223 

3.  Бартольд  В.В.  Мусульманские  известия  о  Чингизидах-христианах// 

Академик  В.В.  Бартольд  .  Том  II  (2).  Работы  по  отдельным  проблемам 

истории 

Средней 


Азии. 

– 

М., 



1964

http://www.portal-

credo.ru/site/print.php?act=lib&id=214  

4.Кольченко  В.А.  Заметки  о  христианстве  в  Чуйской  долине  в  Средние 

века 

// 


Sosyal 

Bilimer 


Degrisi, 

3. 


– 

Bishkek, 

2002. 

// 


http://yordam.manas.kg/ekitap/pdf/Manasdergi/sbd/sbd3/sbd-3-12.pdf 

5.Пигулевская  Н.В.  Сирийская  средневековая  историография.  –  СПб., 

2000. // http://www.vostlit.info/Texts/rus15/Mar_Yabalacha_III/frametext1.htm 

6.Селезнев Н.Н. Ассирийская церковь Востока. Исторический очерк. М., 

2001. 

http://east-west.rsuh.ru/binary/67105_83.1247816358.51254.pdf 



       7.Селезнев Н.Н. Несторий и Ассирийская Церковь Востока. – М., 2005. // 

http://east-west.rsuh.ru/binary/67105_86.1247990197.05016.pdf 

       8.Селезнев Н.  Уйгуры-христиане и их религиозно-историческая судьба // 

Волшебная 

гора. 

Вып. 


ХІ. 

– 

М., 



2005. 

http://krotov.info/libr_min/18_s/el/eznev_2005.htm 

       9.Budge W. The monks of Khubilai khan Emperor of China. – London, 1928. 

// http://www.aina.org/books/mokk/mokk.pdf 

http://pages.uoregon.edu/sshoemak/324/texts/monks_of_kubla_khan.htm 

       10.Cameron  N.  Barbarians  and  Mandarins.  Thierteen  Centuries  of  Western 

Travels in China. Hong-Kong, Oxford, New York, 1989.  

       11.Divitçioglu S. Nebulous Nestorians in the Turkish Realm (VIII century) // 

Central Asiatic Journal. Vol. 50/1. 2006.  

       12.Enoki  K.  The  Nestorian christianism  in  China in  medieval  time  according 

to  recent  historical  and  archaeological  researches  //  L’Oriente  Christiano  nella 

Storia della Civilta. Roma, 1964.  

       13.Fiey J.M. Le pelirinage de Nestoriens et Jacobites a Jerusalem // Cahiers de 

civilization medievale. X-XII siecles. XII Annee, № 2. Avril-Juin. Poitier, 1969.  

       14.  Halbertsma  T.H.F.  Early  Christian  Remains:  Discovery,  Reconstruction, 

and Appropriation/ Sinica Leidensia. –Vol. 88. – Leiden-Boston, 2008. 

       15.Hambis  L.  Deux  noms  chretiens  chez  les  Tatars  au  Xie  siecle  //  Journal 

Asiatique. T. CCLXI. Paris, 1953.  



       16.Hamilton J., Ru-Ji N. Deux inscriptions funeraries turques nestoriennes de 

la Chine Orientale // Journal Asiatique. T. CCLXXXII. Paris, 1964.  

       17. Khanbagi A. Fire, the Star and the Cross: Minority Religions in Medieval 

and Early Modern Iran. London, 2006.  

       18. Missick S.A. The Assyrian Church in the Mongol Empire as Observed by 

World  Travelers  in  the  Late  13

th

  and  Early  14



th

  Centuries  //  Journal  of    Assyrian 

Academic Studies. – Vol. XIII. – № 2. – 1999.  

       19. Lassus J. Liturgies nestoriennes medievalles et eglises syriennes antiques // 

Revue de l’histoire des religions. Tome 137. №2. 1950.  

       20.Obrusanszky  B.  Nestorian  Christianity  in  Ordos  //  Цирендоржиєвські 

читання  –  2012  (V):  Тибетська  цивілізація  та  кочові  народи  Євразії: 

кросскультурні контакти. – Київ, 2012.  

       21.  Taylor  W.R.  Nestorian  crosses  in  China  //  The  American  Journal  of 

Semitic Languages and Literatures. — Vol. 55.  — № 1. — Chicago, 1938.  

22. Бубенок О.Б. К вопросу о распространении християнства среди хазар 

// Східний Світ. – № 4. –К., 2011.  

23.  Осіпян  О.  Поширення  християнства  серед  половців  XI-XV  cт.  // 

Київська старовина. – №1.  –К., 2005.  

24.  Гаркавец  А.Н.  Кыпчакское  письменное  наследие.  Том  І.  Каталоги  и 

тексты памятников армянским письмом. – Алматы, 2011. 

25.  Ермоленко  Л.Н.  Средневековые  изваяния  казахстанських  степей 

(типология,  семантика  в  аспекте  военной  идеологии  и  традиционного 

мировозрения). – Новосибирск, 2004.  

26.  Кляшторный  С.Г.  История  Центральной  Азии  и  памятники 

рунического письма. — СПб., 2003. 

27.  Cтеблева  И.В.  Жизнь  и  литература  доисламских  тюрков:  историко-

культурный контекст древнетюркской литературы. –М., 2007. 

28. Голден П. Религия кыпчаков средневековой Евразии // Степи Европы 

в Эпоху Средневековья. — Т.6.: Золотоордынское время.— Донецк, 2008.  

29. Хосроев А.Л. История манихейства. СПб., 2007.  

30. Волков И., Кадырбаев А. Иудеи в Золотой Орде // История татар. Том. 

III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в. Казань, 2009.  

31. Кизилов М. Крымская Иудея: очерки истории евреев, хазар, караимов 

и  крымчаков  в  Крыму  с  античных  времен  до  наших  дней.  Симферополь, 

2011.  


32.  Путешествие  Абу  Хамида  ал-Гарнати  в  Восточную  и  Центральную 

Европу (1131-1153 гг.) / Публикация О.Г.Большакова и А.Л.Монгайта. — М., 

1971.  

http://www.vostlit.info/Texts/rus4/Garnati/frametext1.htm 



http://www.vostlit.info/Texts/rus4/Garnati/frametext2.htm 

http://www.vostlit.info/Texts/rus4/Garnati/frameposl.htm 

33. Zuev Yu.A. Se-Yanto Kaganate and Kimeks (Türkic ethnogeography of the 

Central Asia in the middle of 7

th

 century) // Shygys. — №1.— №2.  Almaty, 2004. 



// http://www.turkicworld.org/ 

34.  Кумеков  Б.Е.  Государство  кимаков  IX-XI  вв.  по  арабским 

источникам— А.-А., 1972. 


35.  Мельник  М.  Візантія  і  релігійні  вірування  печенігів  //  Проблеми 

гуманітарних 

наук: 

Наукові 


записки 

Дрогобицького 

державного 

педагогічного  університету  ім.  І.  Франка.  –  Вип.  9.  –  Дрогобич,  2002. 

http://lnu.academia.edu/MykolaMelnyk/Papers/1300071/Vizantija_i_religijni_viru

vannja_Pechenigiv 

36.  Кызласов  Л.Р.  Северное  манихейство  и  его  роль  в  культурном 

развитии  народов  Сибири  и  Центральной  Азии  //  Древности  Алтая.  №  5. 

Горно-Алтайск, 2000. // http://e-lib.gasu.ru/da/archive/2000/05/10.html 

37.  Ипатьевская  летопись  //  Полное  собрание русскх  летописей. –  Т.2. – 

М., 1962. 

38.  Кюнер  И.В.  Китайские  известия  о  народах  южной  Сибири, 

Центральной 

Азии 


и 

Дальнего 

Востока. 

– 

М., 



1961. 

// 


http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/china.htm 

39.  Никитин  А.Б.  Христианство  в  Центральной  Азии  (древность  и 

средневековье). http://krotov.info/history/05/01/nikitin.htm 

40.  Толстов  С.П.  Новогодний  праздник  Каландас  у  хорезмийских 

христиан  начала  ХІ  века  //  Материалы  и  исследования  по  этнографии  и 

антропологии 

СССР 



– 



№2. 

– 

М., 



1946.//  

http://groznijat.tripod.com/kalandas/index.html 

41. Бартольд В.В. О христианстве в Туркестане в домонгольский период 

(по поводу семиреченских надписях) // Академик В.В. Бартольд . Том II (2). 

Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии. – М., 1964.  

42. Шер Я.А. Об одном древнетюркском изваянии из Чуйской долины  // 

Советская  археология.  –  №2.  –  М.,  1963.  //  http://kronk.narod.ru/library/sher-

yaa-1963a.htm 

43.  Шер  Я.А.  Памятники  орхонско-енисейских  тюрок  на  Тянь-шане  // 

Советская археология. – №4. –М., 1963.// http://kronk.narod.ru/library/sher-yaa-

1963.htm 

44.  Minorsky  V.  Sharaf  al-Zaman  Tahir  Marvazi  on  China,  the  Turks  and 

India. – London, 1942. 

45.  Джиованни  де  Плано  Карпини.  История  монгалов.  Вильгельм  де 

Рубрук.  Путешествие в Восточные страны /  Пер. с лат. А.И. Малеина. Ред., 

вступит. 

ст. 

и 

примеч 



Н.П. 

Шастиной. 

 

М., 


1957. 

http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/rubruk.htm 

46.  Юрченко  А.Г.  Историческая  география  политического  мифа.  Образ 

Чингис-хана в мировой литературе XIII-XV вв. — СПб., 2006. 

47. Гмыря Л.Б. Адаптационные поведенчиские механизмы христианского 

населения  (пленников  и  рабов)  ’’Страны  Гуннов’’  Прикаспия  // 

Взаимодействие  народов  Евразии  в  эпоху  Великого  переселения  народов. 

Материалы  научного  симпозиума.  Материалы  научной  конференции.– 

Ижевск, 2006.  

48. Гмыря Л.Б. Внедрение христианской символики в систему языческих 

верований  населения  Страны  Гуннов  Прикаспийского  Дагестана  // 

Взаимодействие  народов  Евразии  в  эпоху  Великого  переселения  народов. 

Материалы  научного  симпозиума.  Материалы  научной  конференции.  –

Ижевск, 2006.  



49.  Калантакуаци  Мовсэс.  История  страны  Алуанк.  –  Ереван,  1984.  // 

http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Kalank/frametext22.htm 

50.  Жития  царя-царей  Давида  //  Символ.  —  №40.  —  (1998). 

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XI/1080-

1100/David/frametext1.htm 

51.  История  и  восхваление  венценосцев  /  Пер.  и  ред.  Кекелидзе  К.С.  — 

Тбилиси, 

1954. 


// 

http://www.vostlit.info/Texts/rus15/Istor_vencenoscev/frametext1.htm  

 

52.  Жизнь  царицы  цариц  Тамар  /  Пер.  и  введ.  В.Д.  Дондуа.  Исслед.  и 



примеч. М.М. Бердзенишвили; [Ред. кол. Ш.В. Дзидзигури, М.Д. Абашидзе, 

З.Н. 


Алексидзе 

и 

др.]; 



— 

Тбилиси, 

1985. 

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XII/1140-



1160/Tamar/frametext.htm 

53. Кругосветное путешествие Петахьи Регенсбургского. // Три еврейских 

путешественника  /  Перевод  и  примечания  П.В.  Марголина.  М.,  2004.  // 

http://www.vostlit.info/Texts/rus15/Petach_Regensburg/text.phtml?id=1083 

54. 

Чхаидзе 


В. 

’’Жидове 

козарстии’’. 

http://www.jewukr.org/observer/eo2003/page_show_ru.php?id=1018  

55. 

Алексеев 



В.П. о 

происхождении 

крымских 

караимов.  

http://karai.crimea.ua/karai/etnogenez  

56. 


Дебец 

Г.Ф.  


о 

происхождении 

крымских 

караимов/ 

http://karai.crimea.ua/karai/etnogenez  

57.  Кропотов  В.С.  Специфика  формирования  этнической  культуры  

крымских  караимов  и  особенности  ее  проявления  на  различных 

исторических этапах развития общества. http://karai.crimea.ua/karai/etnogenez  

58. 

Гаркавец 



А. 

Караимский 

молитвенник. 

Алматы, 


2004. 

http://www.qypchaq.unesco.kz/Docs/KaraiMol/KaraiMol.pdf  

59. Кизилов М.Б. Караимы// Храпунов И.Н., Герцен А.Г. От киммерийцев 

до  крымчаков  :  Народы  Крыма  с  древнейших  времён  до  конца  XIII  в. 

Симферополь,  2007.  http://www.krimoved-library.ru/books/ot-kimmeriytsev-do-

krimchakov21.html  

60.  Кизилов  М.  Ильяш  Караимович  и  Тимофей  Хмельницкий:  кровная 

месть  которой  не было  //  Karadeniz  Araştırmaları.  Cilt: 6,  Sayı:  22,  Yaz  2009. 

http://www.karam.org.tr/Makaleler/26497205_kizilov.pdf  

61.  Кизилов  М.  Яхудилер-Кырымча:  крымские  крымчаки-раббаниты. 

http://www.berkovich-zametki.com/Nomer39/Kizilov1.htm  

62.  Кизилов  М.  Крымчаки:  современное  состояние  общины  // 

Евроазиатский 

еврейский 

ежегодник 

– 

5768 



(2007/2008) 

http://eajc.org/page70/news13498  

63.    Ачкинази  И.В.  Крымчаки:  историко-этнографический  очерк. 

Симферополь, 2000.  



 

 

 

 

 

О НЕКОТОРЫХ ПЛЕМЕНАХ ЗАПАДНЫХ 

ТЮРКОВ И ТЮРГЕШЕЙ 

 

 

Торланбаева К.У. 

Алматы, Казахстан 

Институт востоковедения  

им. Р.Б. Сулейменова 

  

      Одним  из  интересных  источников  по  истории  дипломатических 

отношений  между  западными  тюрками  и  римлянами  являются  сведения 

Менандра  Византийца.  В  его  «Продолжении  истории  Агафьевой»  мы 

находим  подробное  описание  причин  и  событий  подписания  договора  «О 

союзе  и  мире»  между  тюрками  и  римлянами  и  последующие  отношения 

между двумя сторонами. Посольство тюрков в Византию возглавил согдиец 

Маниах в 568 г. во время правления Истеми-кагана (лат. Дизавул) [1].  

      В  представленной  публикации  для  нас  эти  сведения  важны  с  той  точки 

зрения,  что,  наряду  с  другими  письменными  источниками,  помогают 

восстановить  сведения  о  племенном  составе  западных  тюрков  и  затем 

тюргешей.  

      Ответное  посольство  римлян  в  Тюркский  каганат  состоялось  в  576  г.  во 

главе  с  Валентином  Меченосцем.  Во  время  визита  римский  посол  вместе  с 

Истеми-каганом  «остановился  в  месте,  называемом  Талас  и  (они)  здесь 

встретили  посольство  персидское»  [1,  с.  380].  Этот  случай  упоминания 

Таласа является единственным в византийских источниках.  

     Талас был  той  страной, которую  тюрко-манихейская  «Книга  двух  основ» 

(VIII в.) и «Словарь» Махмуда Кашгари (XI в.) называют Аргу-Талас, Алтун-

Аргу-Талас,  Аргу-Талас-Улуш  [2;  3].  В  стране  Аргу  были  установлены 

четыре  манихейских  храма  в  Чигиль-балыке,  Кашу,  Орду-кенте  и  Йигян-

кенте  [4,  с.  48-50].  Все  эти  названия  известны  у  персидских  и  арабских 

авторов X – XVI веков под теми же названиями, указывающие на Талас как 

центр в Западном Семиречье, вокруг которого располагались города Чигиль, 

Кашу, Орду-кент и Йигян-кент.    

       В  576  г.  эти  края  находились  под  управлением  Турксанфа:  «Римляне 

проехали многими трудными дорогами и непроездными местами, и, наконец, 

достигли  того  края,  где  были  военные  знаки  Турксанфа,  одного  из  князей 

туркских (т.е. тюркских). Те, которым досталось в удел управлять племенем 

туркским, разделили владения его на восемь частей. Старейший единодержец 

Турков  называется  Арсила  (т.е.  Арслан)»  [1,  с.  418].  Верховным  каганом 

Тюркского  каганата  во  время  этого  римского  посольства  был  Тобо-каган 

(572–581 гг.) [5, с. 237-239]. Турксанф, судя по этому источнику, был одним 

из  тюркских  правителей  Таласской  области.  Разные  источники  о  нем 

сообщают следующие сведения: 

      1)  По  византийским  источникам,  Турксанф  –  один  из  тюркских 

правителей области Талас, военным знаком и титулом которого, вероятно, и  

был Арсила/Арслан – Лев [6, с. 47].  



      2)  По  согдо-тюргешским  монетам,  Турксанф  –  тюргешский  правитель, 

чеканивший  монету  с  надписью:  tγws`n`kγwβw  –  тухсан  хубу  «государь 

тухсский» [7, с. 405-410; 8, с. 190].  

     3) По китайским летописям, Турксанф – это удельный тюргешский князь, 

обозначенный в летописях под именем Тухосянь, этимология имени которого 

может быть восстановлена по-тюркски как  Тухсан (<  t`uo-xua-siän < tuxsan) 

[6, с. 46, 47; 8, с. 190]. 

     4)  По  персидскому  источнику  «Худуд  ал-‘алам»,  субстратное  население 

тюргешского государства обозначалось в форме тухси н, т.е. «тухсийцы» [9, 

с. 99, 300-304; 8, с. 190].  

5)  В  «Словаре»  Махмуда  Кашгари  упоминается  сдвоенное  название 

племени  токсы-чигиль  –  toχsï  čigil  [3,  с.  423],  обозначенное  в 

«Древнетюркском  словаре»  как  этническое  объединение  тюркских  племен, 

или родов [10, с. 578].   

      Все  указанные  сведения  письменных  источников  относятся  к  Таласской 

области  –  важного  центра  караванной  торговли  и  тюрко-согдийского 

взаимодействия.  Известно,  что  обозначение  имени  правителя  может 

указывать  на  название  самого  племени.  В  данном  случае  речь  идет  о 

правителе с именем Тухсан (кит. Тухосянь, лат. Турксанф), племя, которое 

он возглавлял, называлось тухс или тухсийцы. Это племя входило в 576 году 

в  состав  Западно-тюркского  каганата,  затем  вошло  в  состав  Тюргешского 

каганата,  как  его  правопреемника  и  стало  этническим  субстратом 

тюргешкого населения. Во время византийского посольства западных тюрков 

в  этой  области  представляло  племя  тухс.  Появление  в  «Словаре»  Махмуда 

Кашгари  через  три  века  после  этих  событий  этнического  названия  тухсы-

чигиль  может  также  указывать  на  сохранение  этнического  субстрата  тухс  в 

Таласской области, однако уже в составе названием племени чигиль.   

Название  тюркского  племени  чигиль  помимо  «Словаря»  Махмуда 

Кашгари  встречается  также  в  манихейских  фрагментах  из  коллекции 

рукописей,  обнаруженных  в  Турфанском  оазисе  А.  фон  Лекоком  [2].  Л. 

Кларк  дал  классификацию  манихейских  текстов  и  датируют  эти  фрагменты 

VIII-XI  вв.  [11,  с.  133].  Название  чигиль  также  встречается  в  «Кудатгу 

Билике»  [10,  с.  145].  По  исследованиям  Ю.А.  Зуева  племя  чигиль  приняло 

манихейство  и  поэтому  было  выделено  среди  других  тюргешских  племен, 

затем вошло в состав карлуков [8, с. 191]. 

     Народную  этимологию  названия  чигиль  приводит  Махмуд  Кашгари.  В 

легенде  говорится,  что  «Когда  Зу-л-Карнайн  (т.е.  Александр  Македонский) 

дошел  до  страны  Аргу,  тучи  пролили потоки  воды,  и дорога  стала  грязной, 

отчего его постигли большие затруднения. Он сказал по-персидски: «Ин чи 

гиль аст?» что значит: «Что это за грязь, мы никак не избавимся от нее?!». И 

приказал возвести здесь постройку. И была построена эта крепость, которая 

теперь  называется  Чигиль…  Потом  те  из  тюрок,  кто  поселился  в  этой 

крепости, 

стали 


называться 

«чигиль». 

Позже 

это 


название 

распространилось…  И  назвали  тех,  кто  одевался  по-чигильски,  т.е.  всех 

тюрок, живущих от Джейхуна до Верхнего Китая, чигиль, и это ошибка» [3, 

с. 304; 12, с.22].  



     За  внешне  обыденным  рассказом  об  основании  города  и  народной 

этимологией слова «чигиль» кроется указание на важное положение учения 

Мани.  В  манихействе  грязь  –  это  материальный  элемент  (в  том  числе, 

человеческая  плоть)  всякого  творения  в  области  смешения  Света  и  Мрака. 

Стремление  к  «избавлению  от  грязи»  подразумевает  освобождение  души 

Живой  из  уз  Материи,  от  грязи,  оскверняющей  чистоту  Света.  Постоянное 

очищение от грязи Материи и Мрака составляет содержание всего процесса 

вознесения  души  к  царству  Света,  который  в  других  текстах  назван  Йол-

Тенгри  [13,  с.  3-5].  Чигильскую  манеру  одеваться,  т.е.  носить  долгополую 

одежду  (uzun  tonluγ),  по  мнению  Дж.  П.  Асмуссена,  было  тюркским 

названием всех манихеев [14, с. 219].  

      В  «Тан  шу»  Тухосян  (по  Н.Я.  Бичурину:  кит.  Тухосян-Гучжо-хан)  был 

правителем  тюргешей  и  правил  в  Суябе  –  каганской  ставке,  тогда  как 

катунская  ставка  располагалась  в  Таласе  (кит.  Хынлос).  Упоминаемый  в 

летописи  «черный  род»  является  калькой  тюркского  племени  каратюргеш. 

Во  время  событий  нападения  кашгарских  и  ферганских  войск  во  главе  с 

Фумын  Линча  на  Талас  упоминается  город  Йигян,  в  качестве  трофеев  они 

захватывают  вдову  тюргешского  Сюлюк-кагана  (кит.  Сулу,  716-738  гг.), 

хотанскую царевну и «Живэйеву ханьшу» [5, с. 305]. Город Йигян есть то же, 

что  в  арабских  источниках  Йигян-кент,  слово  «йегян»  по-тюркски  означает 

«племянник» [10, с. 253].   

Во время первого визита византийского посольство к тюркам в 568 году, 

казалось,  что  Тюркский  каганат  выступает  единым,  однако  уже  с  самого 

начала  своего  существования  он  имел  два  крыла:  восточное  и  западное. 

Завоевания  на  западе,  отношения  с  Сасанидским  Ираном  и  Византией 

проходили через западных тюрков, которые считались «младшей» ветвью по 

отношению  к  восточным  тюркам.  Легенда  о  двух  братьях  Бумын-кагане  и 

Истеми-кагане  в  начальных  строках  надписи  Кюль-тегину  отражает 

характерную для кочевого общества организацию родоплеменного деления с 

постоянным  «отпочковыванием»  выделявшихся  родов.  Объяснение  такой 

организации  имело  идеологическое  обоснование,  связанное  с  образами 

старшего  и  младшего  братьев,  или  братьев-близнецов  в  генеалогических 

мифах народов Центральной Азии. В геополитическом отношении Тюркский 

каганат никогда не был единым, а представлял собой два каганата, восточных 

и  западных  тюрков.  Через  сто  лет  в  результате  междоусобных  воин  по 

причине  наследования  верховной  власти  на  Орхоне,  а  значит  первенства  в 

Степи,  представления  о  легендарном  единстве  стерлись,  и  мы  уже  имеем 

дело  с  отдельными  государствами-каганатами:  правопреемником  Западно-

тюркского  каганата  становится  Тюргешский  каганат,  правопреемником 

Тюркского каганата становится Восточно-тюркский каганат.  

       Основателем  Тюргешского  каганата  (699  –  766  гг.)  был  Учжилэ  (тюрк

Йузлик,  699–706  гг.),  первые  два  иероглифа  китайского  имени,  по  мнению 

Ю.А.  Зуева,  означают  «черная  сущность»  [7,  с.  206],  по-тюркски  он  носил 

титул  Бага-таркан  и  был  выходцем  из  племени  хэлоши  (тюрк.  алач/халач), 

четвертого  племени  в  составе  левого  крыла  Западно-тюркского  каганата. 

Первоначально  он  стоял  во  главе  этносоциальной  организации,  называемой 



сотня  (тюрк.  yüz),  локализация  которой  находилась  в  Отрарском  оазисе. 

Термин  «йузлик»  –  предводитель  сотни  встречается  в  енисейских  надписях 

[15,  с.  38,  46,  87]  и  указывает  на  этносоциальную  организацию  сотенной 

дружины, 

которая 

выполняла 

функции 

разведки 

и 

воспитания 



подрастающего  поколения  в  кочевых  обществах,  ее  социальное  место  было 

определенно и составляло обязательное структурное подразделение общества 

[16, с. 47-55]. Предводитель-наставник такой сотни мог носить титулы Кара-

чор,  или  öгя;  его  образ  восходит  к  иранскому  витязю  Рустему,  наставнику 

Сиявуша,  этот  образ  представлен  и  в  турфанских  манихейских  фрагментах 

уже в качестве манихейского учителя с титулом мар [8, 202-203, 252].  

      По мере ослабления западно-тюркских каганов, тюргеши усиливались. В 

699 году  Учжилэ  изгнал  в  Китай  марионеточного  кагана  из  ашина  и 

установил свою власть на территории от Шаша до Турфана и Бешбалыка. В 

целях  обретения  законных  прав  на  западно-тюркский  престол  по  традиции 

тюргешский  каган  стал  именоваться  «каганом  десяти  фамилий  он  ок»  (т.е. 

«народа  десяти  стрел»),  сами  тюргеши  именуются  народом  он  ок  и  даже 

западными тюрками [6, с. 89]. Йузлик  перенес свою главную ставку в Суяб, 

его вторая, или Малая ставка, находилась в Кунгуте. Такого было рождение 

нового каганата и новой династии, был учрежден чекан собственной монеты, 

на  легенде  которой  было  записано:  тухсан  хубу  «государь  тухсский»  [7,  с. 

405-410; 7, с. 190].  

     В  706  году  на  тюргешский  престол  сел  сын  Йузлик-кагана  Сакал  (кит. 

Coгэ,  706-711  гг.),  который  до  интронизации  был  тутуком  приталасской 

области Улу [8, с. 143-144]. В китайских источниках находим характеристику 

этого  термина:  «Бороду  они  называют  согэ  (тюрк.  сакал).  Потому-то  у  них 

есть (звание) са-кал-тутунь» [17, с. 154, 156-157].  

      У  Сакал-кагана  был  брат-соперник  Чжэну,  которому  новый  каган 

передает управление над Таласской долиной с центром в Таласе с тюркским 

и  согдийским  населением,  занимавшими  стратегическую  позицию  на 

Великом  Шелковом  пути.  Положение  Тюргешского  каганата  не  было 

устойчивым, как из-за внутреннего конфликта двух братьев, так и грозившей 

военной опасности с претендентами ашина из Восточно-тюркского каганата.  

      В  это  время  каганом  восточных  тюрков  был  один  из  сильнейших 

правителей  Степи  Капаган-каган  (691  –  716  гг.)  (кит.  Мочжо;  тиб.  hBug-

chor). Период тюрко-тюргешских отношений приходится на 706 – 711 годы и 

связан  с  известной  тюргешской  военной  кампанией  –  самым  грандиозным 

событием  в  имперской  истории  восточных  тюрков,  ее  основная  цель 

заключалась в утверждении господство ашина над тюркскими племенами на 

западе  вплоть  до  Кюнгю  и  Тарбана  на  реке  Жемчужной  (Сырдарье). 

Причиной  войны  стало  обращение  Джену  к  Капаган-кагану  за  помощью 

против Сакал-кагана, которого тот считал незаконным правителем. С именем 

Джену и событиями 708 года связана тюрко-тюргешская война и упоминание 

в орхонских надписях каратюргешей и азов [8, с. 208].  

      Начало, ход военных действий и успешное завершение кампании против 

тюргешей  описано  в  надписях  Тоньюкука,  Кюль-тегина  и  Бильге-кагана. 

Решающая  битва  между  тюрками  и  тюргешами  произошла  при  р.  Болчу, 



окончившаяся  победой  восточных  тюрков.  Согласно  китайским  летописям, 

это событие произошло в 708 году, доказательство которого представлены на 

русском  языке  Ю.А.  Зуевым  [8,  с.  165-168].  Главным  источником  даты 

события  является  китайские  летописи  периода  династии  Тан,  пересмотр 

которых по этой дате и этому событию был первоначально дан в переводах 

летописей  китайским  ученым  Цэнь  Чжунмянем,  затем  в  переводах  и 

монографии  японской исследовательницы  Наито Мидори «Ниси  токкэцу  си 

но  кэнкю  (История  западных  токкэцу-тюрков)»  (1987  г.).    Как  пишет  Ю.А. 

Зуев: «Наито Мидори так и назвала раздел в своем исследовании по истории 

западных тюрков «Тюргешский поход восточных тюрко-туцзюе во 2-м году 

периода  Цзин-лун,  708  г.  …  До  нее  китайский  историк  Цэнь  Чжунмянь 

привел  свидетельства,  что  обозначение  периода  С14299,  12272  Цзин-лун 

(707–710  гг.)  в  ряде  случаев  (в  том  числе  в  «Истории  дин.  Тан»)  было 

ошибочно  заменено  сходным  по  написанию  С14299,  15095  Цзин-юнь  (710–

711  гг.)»  [8,  с.  166,  165-167].  Война  с  тюргешами  происходила  во  2-м  году 

периода Цзин-лун, т.е. в 708 году: «В это время (708 г.) Мочжо всем народом 

напал  на  туциши»,  или  «Мочжо  всем  народом  напал  на  тюргешского 

Сакала», «земли на юге от пустыни Гоби опустели» [6, с. 281-282].  

       Сведения  о  сражении  с  тюргешами  параллельно  описаны  в  трех 

тюркских  надписях.  Приведём  описание  этого  сражения  по  надписи 

Тоньюкука  (стк.  39-40)  в  переводе  С.Е.  Малова  [18]:  «На  второй  день  они 

пришли. Они пришли, пламенея как пожар (örtčä qïzïp kelti). Мы сразились. 

Сравнительно  с  нами  их  два  крыла  наполовину  были  многочисленней.  По 

милости  Неба  (tеngri)  мы  боялись,  говоря,  что  их  много.  Мы  прогнали 

(врагов), их кагана мы схватили, их ябгу и шада мы умертвили» (Тон, 39-40). 

 В  надписи  Кюль-тегину  это  же  сражение  с  тюргешами  описывается 

иначе: «Войско тюргешского кагана пришло при Болчу подобно огню и вину 

(otča  borča  kelti).  Мы  сразились,  Кюль-тегин  схватил  собственноручно 

каганского  приказного  тюргешей,  тутука  азов.  Их  кагана  мы  убили,  его 

племенной  союз  (иль-эль;  государство)  покорили.  (Но)  масса  тюргешского 

народа  (qara  türgeš  bodun)  откочевала  вглубь  (страны,  т.е.  подчинилась) 

(Надо:  народ  каратюргешей  по  большей  части  подчинился  [12,  с.  29]).  Тот 

народ при Табаре (Таласе) мы поселили...» (КТб, 37-38).  

     В двух надписях привлекают внимание выражения otča borča kelti и örtčä 



qïzïp  kelti,  в  которых    слова  ot  и  ört  означают  противоположные  понятия  о 

сущности  огня  в  манихействе.  Согласно  этому  учению,  огонь  дуалистичен, 

это  два  Огня:  очищающий  и  созидающий  божественный  Огонь  (тюрк.  оt 

tеngri) и его антиподобие – уничтожающий Огонь-Пожар мира Мрака (тюрк. 

ört). Представление об огне относится к зороастрийскому слою учения Мани. 

«К тому времени, – говорится в «Кефалайа», – когда Первочеловек вышел на 

врага,  он  вызвал  пять  Одеяний  живых  и  смирил  Мрак  Одеянием  Огня 

живого;  в  том  Одеянии  он  погасил  Пожар  врага;  низверг  его  суесловие  и 

гордыню»  [19,  с.  127].  Подобное  отмечено  в  надписях  в  эпизоде  прихода 

каратюргешей  к  р.  Болчу  для  сражения  с  восточными  тюрками.  При  этом 

только в надписи Кюль-тегину единственный раз в камнеписных источниках 

употреблен этноним «каратюргеш». Бильге-каган уточняет, что речь идёт не 



о тюргешах вообще, а именно о  каратюргешах. Загадочное название  Табар 

приведенного  отрывка  всегда  вызывало  сомнение  у  исследователей.  В  этой 

связи  нами  в  специальном  исследовании  было  показано,  что  под  этим 

топонимом  может  скрываться  центр  тюркского  манихейства  –  Талас  (или 

страна Аргу-Талас тюрко-манихейского колофона) [12, с. 29-30].  

      Продолжением  этой  военной  кампании  были  события,  связанные  с 

покорением  согдакских,  т.е.  согдийских  общин  в  бассейне  р.  Сырдарьи, 

находившиеся  под  тюргешским  протекторатом.  Бильге-каган  сообщает  об 

этом  весьма  лаконично:  «Вернувшись  с  целью  устроить  согдакский  (soγdaq 

bodun)  народ,  мы,  переправясь  через  реку  Йенчу,  прошли  с  войском  вплоть 

до  Темир-капыга»  (КТб,  39).  Более  подробные  сведения  этого  похода,  его 

причины и результаты содержатся в надписи Тоньюкука: «Когда я устраивал 

и собирал приходящих бегов и народ, то народ аза (?) убежал. Я повел войско 

народа он ок. Мы еще воевали и гнали их. Переправляясь через реку Йенчу, 

гору  Бянглигяк  –  местожительство  сына  Тинэси…  Я  преследовал  врагов до 

Темир-капыга. Мы заставили их оттуда возвратиться» (Тон, 43-45).  

      Указанием на этноним «аз» (в его руническом воспроизведении в надписи 

Тоньюкуку  –  аза?  –  или  же  следует  воспринимать  последний  знак  за 

возможный разделительный, или за ошибку резчика) является параллельное 

описания погони за азами в тексте памятника Кюль-тегину: «Народ азов стал 

нам врагом. Мы сразились при Кара-кёле; Кюль-тегину шел (тогда) тридцать 

первый  год.  На  своего  белого  коня  героя  Шалчы  сев,  он  бросился  в  атаку, 

схватил эльтебера азов; народ азов тогда погиб» (КТб, 42-43).  

      Совокупные сведения письменных источников восстанавливают  картину 

политических событий 708 года и племенной состав тюргешского общества.  

      1)  Междоусобная  борьба  в  Тюргешском  каганате  привела  к  войне  с 

восточными  тюрками  в  708  г.  Целью  военного  похода  восточных  тюрков 

было  восстановление  первенства  династии  ашина  над  тюркским  народом,  а 

также  восстановление  подчинения  торговой  артерии  Таласской  области, 

которая  связывала  их  с  Согдом  и  затем  Ираном  и  Византией.  Тюргешский 

каганат  не  переставал  существовать  и  имел  свою  династию.    После  смерти 

Сакал-кагана  его  преемником  стал  Сюлюк-каган  (кит.  Сулу,  716–738  гг.), 

который был представителем каратюргешей.  

     2)  В  Таласской  области  находились  согдийские  центры,  являющиеся 

составной  частью  каганата.  В  надписи  Кюль-тегину  название  Талас  было 

заменено,  вероятно,  преднамеренно  на  слово  Табар,  означающее  «товар»,  а 

может  было  указанием  на  эту  область  как  на  торговый  центр  согдийской 

торговли,  важный  в  политическом  и  экономическом  отношении.  Таласская 

область  играла  важную  стратегическую  роль  и  в  религиозном  отношении 

представляла собой синкретическую область манихейских и зороастрийских 

общин.  Однако  круг  письменных  источников  наиболее  часто  указывает  на 

манихейский  центр  этой  области.  Привлечение  манихейских  источников  к 

пониманию  исторических  событий  тюркского  времени  раскрывает  многие 

непонятные строки орхонских памятников. 

     3)  В  надписи  Кюль-тегина  имеются  ясные  названия  обозначения 

тюргешей, это, в целом народ тюргешей – это каратюргеши, а азы, вероятно, 



главное  племя  среди  них.  Упоминание  племени  аз  во  всех  орхонских 

надписях  указывает  на  его  особенную  роль  в  Тюргешском  каганате,  это 

племя  наряду  с  тухсами  составляло  субстратный  этнический  компонент 

тюргешей.  Этимология  названия  племени  «аз»  восходит  к  зороастризму,  и 

означало  сущность  демона,  пожирающего  Ахримана.  Аз  –  принцип 

беспорядка,  который  вторгся  в  естественный  порядок:  он  и  излишек  и 

нехватка  в  противоположность достаточному,  одновременно  это  –  желание, 

т.е.  предварительное  условие  физической  жизни,  так  же  как  и  физической 

смерти  [20,  с.  49-51].  В  манихейских  текстах  персидское  слово  «аз»  стало 

переводиться  на  греческий  язык  со  значением  «материя»,  которая  является 

начало смерти, эта она побудила Царя Тьмы начать войну с миром Света [21, 

с. 376]. Для манихеев «материя» и «вожделение» были взаимозаменяемыми 

терминами: они – и «беспорядочное движение, которое находится в каждой 

существующей  вещи»  и  принцип,  который  препятствует  вечной  жизни. 

Поэтому,  характеризуя  тёмное  начало  в  манихейских  текстах,  говорится  о 

беспорядочном движении, беспорядке [19, с. 29].  

     Таким  образом,  на  территории  Таласской  области,  современной  Чу-

Таласской 

долины 

по 


письменным 

источникам 

просматривается 

преемственность  в  племенном  составе  западных  тюрков  и  тюргешей. 

Племена тухс и аз были одним из этнических субстратов Западно-тюркского 

и  затем  Тюргешского  каганатов.  Название  племени  чигиль  находит 

объяснение  в  круге  манихейских  представлений  и  впоследствии  стало 

общепринятым названием для обозначения тюркского племени в персидских 

и арабских источниках.     


Каталог: media -> upload
upload -> Болат Боранбай Қазақ тіл білімінің Қалыптасуы мен дамуы
upload -> Әож 930 (574) Қолжазба құқығында
upload -> Қазақ хандығының құрылуы және Керей мен Жәнібек cұлтандар Хандықтың құрылуы
upload -> ТӨленова зирабүбі Маймаққызы, Қр бғМ ҒК
upload -> С. Мәжитов Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты Пікір жазған К. Л. Есмағамбетов
upload -> Бүкілресейлік Құрылтай жиналысына қазақ сайлаушыларынан аманат (1917 ж.) Серікбаев Е. Қ. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, т.ғ. к.,доцент
upload -> АҚТӨбе облысының тыл еңбекшілері ұлы отан соғысы жылдарында
upload -> Ұлы отан соғысы жылдарындағы мұнайлы өҢір а. Ж. ƏБденов
upload -> Ж. Е. Жаппасов XVI-XVIII ғҒ. ҚАзақ-орыс
upload -> Жоба бакалавриаттың тарихшы емес мамандықтары үшін


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   41


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет