Аралық ғылыми­практикалық конференция II том



жүктеу 8.09 Mb.

бет29/78
Дата22.12.2016
өлшемі8.09 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   78

Kaynakça: 

1  Adaşbayev T.,Arslanbab Efsanesi,Taşkent,Yosh Gvardiya Yayınevi, 1988. – s. 208. 

2  Aşurov B., Tursunbay Adaşbayev’in poetik mahareti, Toshkent, Fan Yayınevi, 2009. – s. 139. 

3  Barakayev R.,Canım Şiir, Taşkent: Cho’lpon Yayınevi, 1997. – s. 88. 

4  Puşkin A.S., Soçineniye, 3 ciltli, c.1, Moskova, Hudojestvennaya Literatura Yayınevi, 1974. ­ 

s. 536. 


5  Sâdulla Şükür, Senin bayramın, 3 ciltli, 1.kitap, Şiir, destan, masal ve fıkralar (1935­1970), 

Taşkent,Yosh gvardiya Yayınevi, 1972. ­ s. 240. 

6  Özbek çocuk edebiyatı ve edebî süreç, Taşkent, Fan Yayınevi, 1989. – s.310.  

7  Suhomlinskî V.,Terbiye hakkında, Taşkent, Yosh gvardiya Yayınevi, 1977.– s.216. 

8  Tutçev F.I., Polnoye sobraniye stixotvoreniy, Leningrad, Sovetskî pisatel Yayınevi, 1987. ­ s. 

446. 


9  Kahramanov K., Edebî tenkit ve Özbek çocuk edebiyatı, Taşkent, Fan Yayınevi,  

1991. – s. 120.            

10 Kudüs Muhammedî, Seçilmiş Eserler,Taşkent,  Davlat badiiy edebiyatı Yayınevi, 1957. – s. 

297.     

11 Gulam Gafur, Evlatlarıma, Taşkent, Yosh gvardiya Yayınevi, 1983. – s. 240. 

12 Hikmet Kudret, Oğlumla Sohbet, Taşkent,Yosh gvardiya Yayınevi, 1970. – s. 176. 

 

УДК 82­1 



Тусупова А.К.

1

, Смагулова А.С.



к.ф.н.,доцент

1

, к.ф.н.,доцент



Центрально-азиатский университет, Казахстан, г.Алматы 

 

                                    



 ПОСОЛ ПОЭЗИИ ВО ВСЕМ МИРЕ 

                                   

Аннотация.  В  статье  рассматривается  сотворчество  казахского  поэта 

М.Шаханова и кыргызского писателя Чингиза Айтматова над книгой  «Плач охотника над 

пропастью».  Это  книга­диалог  (эссе,  как  говорит  сам  Шаханов)  «Плач  охотника  над 


225 

 

пропастью», которую поэт создал в 1996 году вместе с известным киргизским писателем 



Чингизом Айтматовым.  

Ключевые слова: независимость, поэзия, проза, философия, гуманизм 

 

Подлинный  расцвет  творчества  М.Шаханова  достиг  в  годы  независимости 

Республики  Казахстан.  В  последние  годы  уходящего  ХХ  столетия    он  стал  автором 

произведений,  о  которых  заговорил  весь  мир.  Это  книга­диалог  (эссе,  как  говорит  сам 

Шаханов)  «Плач  охотника  над  пропастью»,  которую  поэт  создал  в  1996  году  вместе  с 

известным  киргизским  писателем  Чингизом  Айтматовым,  и  поэма  «Заблуждение 

цивилизации». 

  

Презентация  книги  «Плач  охотника  над  пропастью»  состоялась  в  1997  году  в 



конференц­зале  «Литературной  газеты»  в  г.Москве.  О  том,  какое  значение  придавала 

литературная  общественность  совместному  труду  казахского  поэта  и  киргизского 

писателя, свидетельствует тот факт, что на презентации присутствовал министр культуры 

России Е.Сидоров. 

  

Поэма  «Заблуждение  цивилизации»,  которую  немецкий писатель­философ  назвал 



«шаровой  молнией  для  Европы»,  переведена  на  многие  языки  и  за  короткое  время 

получила  всемирную  известность.  Эта  поэма  была  высоко,  оценена  ЮНЕСКО  как 

произведение, поднимающее глобальные проблемы на стыке двух тысячелетий.  

Специальным  решением  ЮНЕСКО  провела  презентацию  поэмы  в  своей  штаб­

квартире в Париже. Поэма  «Заблуждение цивилизации» была включена в издающийся в 

Вене  итоговый  сборник  ОБСЕ,  распространяющийся  всем  главам  государств  мира,  что 

является еще одним неоспоримым доказательством ее признания на межгосударственном 

уровне. 


  

 Творческий путь М.Шаханова, народного поэта Казахстана и Киргизии, одного из 

лучших поэтов Современной Средней Азии, продолжается и по сей день. Шаханов – поэт 

философских  обобщений,  мыслитель  поискового  склада,  соединяющий  в  себе  истоки 

восточной  мудрости  с  чутким  мироощущением  Запада.В  качестве  аргумента  приведем 

характерную  иллюстрацию  из  эссе  о  друге­брате  Ч.Айтматове:  «  К  написанию 

поэтического романа «Заблуждение цивилизации» я приступил в начале 1996 года. Спустя 

несколько  месяцев    в    командировку  из  Брюсселя  в  Бишкек  приехал  Айтматов,  и  я 

прочитал ему отрывок из романа за чашкой чая в моем доме. 

  

­ Если не свернешь с этого направления – это произведение может занять особое 



место в поэзии, ­ сказал он   с одобрением.   Позднее  сам написал  предисловие к  этому 

роману и помог опубликовать одну из глав в кыргызской прессе. 

  

В  1997  году  весь  Кыргызстан  по  инициативе  Айтматова  начал  готовиться  к 



проведению Иссык­кульского  форума под эгидой ЮНЕСКО. 

Однажды Шыкең сказал мне: 

­ Что, если ты прочтешь одной из частей «Заблуждения цивилизации» в виде доклада на 

Иссык­кульском форуме?. По­ моему,   и Федерико МАЙОР поддержит. Отрывок поэмы 

на английском языке он оценил очень высоко.»[1.с.23] 

Таким  образом,  М.Шаханов,  благодаря  трехкратной  поддержке  Чингиза  Айтматова  на 

трех форумах ЮНЕСКО, и впервые в истории, прочитал главу из романа  «Заблуждение 

цивилизации». Не об этом ли сказано, что  «от хорошего человека всегда идет добро, от  

плохого – зло». 


226 

 

  



В  1999  году  ЮНЕСКО  в  своей  штаб­квартире  в  Париже  провела  специальную 

презентацию  романа  в  стихах  «Заблуждение  цивилизации».  Полное  освещение  в 

произведении современных духовных проблем способствовало в первую очередь, то, во­

вторых,  повлияло  письмо  о  романе,  написанное  Айтматовым  в  эту  авторитетную 

организацию, и особая благосклонность к произведению директора ЮНЕСКО Федерико 

Майора.  Позднее  Ф.Майор  написал  предисловие  к  зарубежному  изданию  «Заблуждения 

цивилизации». В презентации и обсуждении романа приняли ученые, деятели  литературы 

и  искусства с мировыми именами.  Впоследствии роман был издан на немецком языке в 

переводе Фридриха Хитцера. В 12 городах Германии состоялись встречи и конференции 

по тематике произведения. 

  

Издательство «Пендо», выпустившее роман на немецком языке, издало (впервые в 



истории этого издательства) книгу  о книге, а именно  специальный сборник, содержащий 

отзывы  известных  людей  о  романе  «Заблуждение  цивилизации»,  отрывки  из  него    и 

биографию М.Шаханова. Публикация  многочисленных отзывов о поэме в десятках газет 

Германии свидетельствовала о возрождающемся интересе населения к поэзии, утраченном 

в последние годы во всем мире

  

Как  говорит  М.Шаханов:  «Отодвинув  свои  многочисленные  посольские  дела, 



Айтматов объехал вместе с нами шесть немецких городов. Приятно удивило то, что здесь 

трудно было найти человека, не знавшего и не читавшего Айтматова.  

  

С  полным  основанием  можно  сказать,  что  в  этой  стране  он  был  возведен  в 



духовный  культ  (безусловно,  между  культом    духовным  и  создаваемым  рукотворно 

культом  тиранов­властителей  есть  разница,  как  между  небом  и  землей).  В  некоторых 

городах народ переполнял большие залы, вмещающие по 1000­1500 человек, и тогда для 

людей,  оставшихся  снаружи,  наши  голоса  транслировались  по  радио.  В  Германии    об 

Айтматове  написано  великое  множество  статей  и  книг.  В  этой  стране  я  увидел 

совершенно особую форму почитания Кыргызского Эвереста».[1, с.22] 

  

В  Германии  о  романе  после  выхода  «Заблуждение  цивилизации»  было 



опубликовано  около  400  статей.  Выдающийся  писатель,  публицист,  поэт  Ф.Хитцер, 

переводивший «И дольше века длится день», «Тавро Кассандры» и другие произведения 

Чингиза Айтматова, является одним из немногих истинных патриотов Германии, который 

даже    в    современный    период  глобализации    поддерживает  и  повышает    духовно­

интеллектуальный  уровень  своего  отечества.  В  те  годы  общее  количество 

распространенных  в  Германии  книг  Айтматова  перевалило  за  миллион.  Если  учесть, 

насколько  высок  уровень  литературного  вкуса  немецкого  читателя  в  современном 

процессе духовного развития, то такой успех не снился многим признанным иностранным 

писателям.  

  

Великий человек всегда проявит свою гениальность, а мелкий никогда не сможет  



избавиться от мелочности. Подобно тому, как крупные акулы и киты плавают в больших 

морях  и    океанах,  на  огромных  просторах  духовности    могут  расправлять  свои  крылья 

лишь те, кто владеет колоссальным интеллектуальным богатством. 

Одной из центральных тем творчества М.Шаханова является тема дружбы. Поэт, высоко 

ценящий  способность  человека  дружить,  создал  стихотворение  произошедший  случай  с 

ними по дороге в гостиницу: 

 

 

 



В зеленом городе Кишиневе 

 

 

 

На форуме ЮНЕСКО 

 

 

 

Мы с Айтматовым возвращались 

227 

 

 



 

 

В гостиницу пешком. 

 

 

 

Вдруг возле большого особняка 

 

 

 

Пожилая русская женщина, 

 

 

 

Статная и красивая, 

 

 

 

Увидев Айтматова, замерла: 

 

 

 

- О боже, неужели это Вы? – 

 

 

 

Она, встав  поперек пути 

 

 

 

И с особой благодарностью 

 

 

 

Пожимая ему руку, 

 

 

 

Продолжила: 

 

 

 

Вы были и остаетесь 

 

 

 

Кумиром нашего поколения. 

 

 

 

И мы перед Вами всегда 

 

 

 

В неоплатном долгу. 

 

 

 

 

Затем она громким голосом 

 

 

 

Позвала внука, 

 

 

 

Сидевшего на террасе. 

 

 

 

- Петя, беги скорей, 

 

 

 

Познакомься  с дядей, 

 

 

 

Это легендарный 

 

 

 

Чингиз Айтматов! 

 

 

 

А Петя со жвачкой во  роту, 

 

 

 

Сняв свои наушники 

 

 

 

Со звучавшей в них музыкой, 

 

 

 

Смачно прошепелявил: 

 

 

 

-Вы лидер 

 

 

 

Рок-группы «Чингисхан»? 

 

 

 

О, как здорово! 

 

 

 

Если я расскажу друзьям, 

 

 

 

О том, что видел Вас, 

 

 

 

Они помрут от зависти… 

 

 

           

-Что ты несешь? – 

 

 

 

Бабушка возмутилась.- 

 

 

 

С кем путаешь

 

 

 

Это же писатель Айтматов… 

 

 

 

 

Петька, отворачиваясь, 

 

 

 

Понуро пробормотал: 

 

 

 

- Но я-то думал, 

 

 

 

Что этот дядька 

 

 

 

Знаменитая рок-звезда. 

                              

 

 

 

- Не обижайтесь, ради бога – 

 

 

 

Сказала женщина, смутившись 

228 

 

 



 

 

И густо покраснев. – 

 

 

 

Простите его… 

                             

 

 

 

И горько подумалось мне – 

 

 

 

Он же продукт 

 

 

 

Электронно-меркантильного века… 

 

 

 

И бабка при всем желании 

 

 

 

Бессильна  влиять на него. 

 

 

 

Неужели нет заслона, 

 

 

 

О боже, 

 

 

 

Современному 

 

 

 

Музыкальному манкурству, 

 

 

 

Шумовому  кайфу, 

 

 

 

Легко  распространяющимся 

 

 

 

Подобно бактериям чумы 

 

 

 

И  отвлекающим разум молодежи 

 

 

 

От подлинно духовного развития?! 

 

 

 



 

 

  



Читая его книги, мы найдем в них традиции поэзии Востока, и абаевские мотивы, и 

осмысление проблем, над которыми размышляли лучшие европейские и русские писатели 

и  поэты:  Ж.Ж.Руссо,  Д.Дефо,  Г.Торо,  Дж.Байрон,  Л.Н.Толстой,  Н.Хикмет,  П.Неруда  и 

другие. В то же время  творчество  Мухтара  Шаханова  глубоко индивидуально, он не  

похож      ни  на  одного  другого  поэта,  и  в  этом    умении  сочетать  традиции  с 

индивидуальностью ярко  раскрывается талант большого поэта.  

  

Произведения      Мухтара  Шаханова  не  могут  оставить  равнодушным  читателей, 



потому  что  несут  в  себе  большой  эмоциональный  заряд,  потому  что  каждый  человек, 

обративший к ним, извлекает из них для себя уроки высокой нравственности, духовности, 

огромной  любви  к  людям,  к  истории  человечества,  ко  всей  нашей  огромной  и  в  то  же 

время хрупкой планете.  

Проблема  добра  и  зла  в  лирике  поэта  занимает  центральное  место.  Честность, 

чистота помыслов лирического героя Шаханова отличает его во всех нелегких перипетиях 

судьбы. Юмор поэта пробивается сквозь излюбленные исторические параллели, легенды и 

мифы, которыми он украшает свои произведения. Поэтому жанр дастана – излюбленный 

жанр  М.Шаханова,  в  котором  поэтическая  страстность  искусной  строки  сочетается  со 

спокойной эпической созерцательностью прозаической легенды. 

  

Духовность – это то качество, которое поэт Мухтар Шаханов больше всего ценит 



не только в человеке, но и в каждой нации. Особое место в лирике М.Шаханова занимают 

произведения, в которых автор говорит о назначении поэта и поэзии. Шаханов убежден, 

что  основное  качество  поэта  ­  гражданственность,  главное  назначение  поэзии  – 

воспитывать в читателях доброту  и отзывчивость, честность и справедливость, любовь ко 

всему миру и  уважение к людям разных национальностей.  В стихотворении  «В защиту 

поэзии, или «Три минуты молчания» он пишет: 

 

 

 



 

…Мой гордый предок Махамбет, 

 

 

 

 

Головой  поплатившийся за правду. 

 

 

 

 

Встань рядом и ты, 

 

 

 

 

Вечно беспокойный Рафаэль Альберти. 

 

 

 

 

И ты наследник  великого  Манаса, 

229 

 

 



 

 

 

Голос смуглой Азии, 

 

 

 

 

Поэт крылатой прозы – Чингиз Айтматов. 

 

 

 

 

И ты, мой отзывчивый друг Евтушенко. 

 

 

 

 

Встанем все вместе горой. 

 

  

Высокое назначение поэта определено М.Шахановым четко: быть «послом поэзии 



во  всем  мире».  Поэзия  же,  в  свою  очередь,  ­  это  то,  что  помогает  стать  настоящим 

человеком, настоящим гражданином. Говоря о  творчестве, об искусстве,  М.Шаханов не 

раз подчеркивает, что подлинный художник должен обладать индивидуальным почерком, 

собственным  стилем,  что  все  его  произведения  должны  быть  «выстраданными»,  ибо  не 

может настоящий поэт быть равнодушным к тому, о чем он хочет поведать миру. 

 

 



 

 

 



Список литературы: 

 

1  Шаханов  М.  Правдаформула  и  восхождение  на  Эверест  любви.­  А,  Ашык  Алан 

(Трибуна), 3 июля 2013/№25(43). 

 

 



УДК 82 

Тусупова А.К.

1

, Смагулова А.С.



к.ф.н.,доцент

1

, к.ф.н.,доцент



Центрально-азиатский университет, Казахстан, г.Алматы 

 

О ВЗАИМОСВЯЗИ МЕЖЛИТЕРАТУРНОЙ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ 

КОММУНИКАЦИИ 

 

Изучение  современного  литературного  процесса  невозможно  без  внимания  к 



проблемам взаимосвязей и взаимовлияний. Как известно, каждая историко­литературная 

эпоха  имеет  свою  специфику,  в  том  числе  в  области  литературных  взаимосвязей.  В 

современной  мировой  ситуации  в  ракурсе  осмысления  новых  общечеловеческих 

ценностей  значительно  возрастает  роль  литературы  и  культуры.  Актуальность 

обусловлена  возрастанием  гуманитарного  и  культурного  сотрудничества  между 

Казахстаном  и  странами  дальнего  и  ближнего  зарубежья  в  связи  с  усилением 

интеграционных  процессов.  Литература  развивается  ярко  и  интенсивно,  включаясь  в 

диалог культур, как  писатели и поэты, живущие в разных  странах и имеющие различные 

мировоззрения, участвуют в диалоге как современники, вступают, по мнению академика 

НАН  РК  С.А.  Каскабасова,  в  перекличку  двух  и  более  культур.  Диалог  становится  все 

более  явственнее,  насыщеннее  и  весомее,  а  также  способствует  установлению  в  мире 

климата межнационального уважения и толерантности.[1, с.23 ]  

 Диалогичность  как  внутреннее  свойство  национальных  культур  придает 

литературному  процессу  международный  характер.  Сегодня  каждый  литературовед 

непременно  в  какой­то  степени  компаративист,  потому  что  изучение  истории 

национальных  литератур  и  современной  картины  мирового  литературного  процесса 



230 

 

невозможно  без  сопоставлений,  сравнений,  контактных  и  типологических  взаимосвязей, 



без  анализа  многообразных  процессов  рецепции,  художественных  переводов  и  т.д.  В 

процессе  перевода  путем  синтеза  национальных  особенностей  двух  народов, 

представленных  автором  и  переводчиком,  возникают  новые  художественные  формы, 

раздвигающие  национальные  границы  литературы.  Художественный  перевод  является 

импульсом в деле культурного сближения народов, установления между ними дружбы и 

взаимопонимания. 

Художественный  образ  –  это  отражение  действительности  в  духовном  мире 

человека.  Правильно  воссозданный  в  переводе  образ  не  искажает  смысл  целого 

художественного произведения. Для того чтобы произведение зарубежного автора стало 

частью  национальной  культуры,  чтобы  оно  проникло  в  ум  и  волновало  душу  читателя, 

требуется  талант  и  титанический  труд  переводчика.  И  как  это  ни  парадоксально,  но 

перевод тем лучше, чем менее заметно в нем присутствие 

 переводчика.  Еще  Гоголь 

говорил, что «переводчик должен быть, как стекло, такое прозрачное, что его не видно»[2, 

c.170].  Отношение к переводу как к искусству предъявляет переводчику  определенные  

требования.  

Бахытжан  Канапьянов,    Бахыт  Кенжеев,  Ауэзхан  Кодар  –    своеобразнейшие  

фигуры  современного  литературного  процесса.  Казахи,  писавшие  по­русски,  свободно 

черпают из накопленных многими поколениями богатств  двух культур. Впитав с детства 

краски и ритмы сказаний, легенд, песен родного края, они естественно и просто вводят их 

в свою речь. Их лирико­философские раздумья заставляют вспомнить великую традицию 

поэзии  Востока.  В  этом  слиянии  и  взаимодействии    двух  культур  –  особое  обаяние  их 

книг. 

Бахытжан    Канапьянов    много  лет  работает  в  жанре  поэтического  перевода.  В 



разные  годы  им    переведены  стихи  Абая,  Махамбета,  Жамбыла,  Кенена,  Шакарима 

Кудайбердиева, Магжана Жумабаева, выдающийся памятник казахского фольклора поэма 

«Кыз  Жибек»,  поэтические  произведения  многих  поэтов  мира.  Бахытжан  Канапьянов 

относится  к  поэтическому  поколению,  которое  сформировалось  в  Казахстане  в 

семидесятые годы  ХХ столетия. Знание родного языка и владение русским литературным 

языком, национальное мироощущение и общечеловеческое, освоение русской и мировой 

культуры во многом определили своеобразие поэзии Бахытжана Канапьянова. Он активно 

работает  в  кино  и  на  телевидении,  главный  редактор  двух  альманахов  –  «Литературная 

Азия»    и  «Литературная  Алма­Ата»,  а  также  автор  и  режиссер  около  20­ти  кино­  и 

видеофильмов,  среди  которых  «Абай:  жизнь  и  творчество»  (1983),  «Последняя  осень 

Шакарима» (1992), «Балхашская  сага» (о жизни репрессированных народов, высланных в 

Казахстан» (1990). Книги, выпущенные в свет в созданном им  издательском доме «Жибек 

жолы»,  не  раз  экспонировались  на  международных  книжных  выставках  и  ярмарках  в 

Москве, Франкфурте, Париже, Иерусалиме, Алматы, Астане и были отмечены дипломами 

и  призами. Б. Канапьянов – поэт­лирик. Лирика его разноплановая, как сама жизнь,  его 

волнует все: родной очаг, бескрайняя степь, глаза любимой, древние и  вечно  юные горы 



231 

 

Алатау,  таинственный  космос.  Канапьянов  –поэт­философ,  все  его  произведения  о 



главном  и  вечном  –  о  поиске  смысла  жизни,  об  обретении  душевной  гармонии,  о 

совершенстве мироздания и дисгармонии, которую в него вносит человек

 

Пришли неизвестно откуда, 

Уйдем неизвестно куда. 

Последняя выбита ссуда 

На смутные эти года. 

Быть может, к последнему морю 

Выводит дорога судьбы, 

Где к звездному тянется рою 

Блаженная пыль ворожбы. 

 

В  своей  поэзии  Бахытжан  Канапьянов  глубоко  раскрывает  диалектику  взаимосвязи  и 

взаимообусловленности  всего  живого  и  неживого  как  всеобщей  гармонии  Земли  и 

Космоса. Об этом его «Земная баллада о космосе». Навеянная айтматовским романом «И 

дольше века длится день», она говорит об обыденности космического восприятия мира и в 

то  же  время  о  возвышенности  образа  старушки,  продающей  дыньки  на  забытой  богом 

станции.    Такие  детали,  как  «уазик»,  скрывшийся  за  безымянным  холмом,  взлетающий 

орел осенены стартом ракет с близкого космодрома, следом космического ветра. 

В его творчестве Космогония – это необозримая бесконечность и неповторимая красота, 

которая  существует  для  человека.  Благодаря  его  поэзии,  образ  казахстанской  степи  и 

вековых гор Алатау приобрел философский и поэтический смысл. 

Его  стих  интеллектуален,  с  большой  долей  культурной  и  научной  насыщенности. 

Бахытжан  Канапьянов раскрывает современное содержание в классических поэтических 

формах (гекзаметр, сонет) и архаических (заклинание). Для его стихотворений характерны 

утонченная  метафоричность,  сложные  ассоциативные  связи.  Одни  его  стихи  явно 

модернистского  толка,  другие  тяготеют  к  импрессионизму,  фиксируя  мгновенные 

впечатления и переживания, третьи – к экспрессионизму или сюрреализму. В целом его 

поэзия  –  образец  сплава  высокой  традиции  с  усложненной  техникой  стиха  и  способом 

художественного мышления, выработанного ХХ веком. 

Поэзия Б. Канапьянова – новаторская по форме и глубоко философская по содержанию. 

Она  органически  вписывается  в  действительность,  потому  что  создатель  ее  стремится 

осмыслить эту действительность во всей ее полноте и масштабности. Поэзия напоминает 

людям  о  сохранении  высших  духовных  ценностей  человека.  Отсюда  столь  широка  и 

многообразна тематика его стихотворений. По сути, нет ни одной области в нашей жизни, 

которая не вызвала бы его живейшего интереса и не была бы представлена в его поэзии. 

Его волнуют судьбоносные события века, будь то чернобыльская катастрофа или другие 

катаклизмы  современности.  Они  проходят  через  душу  поэта,  выверяясь  той  самой 

кардиограммой  его  поэтического  сердца.  Он  был  одним  из  первых  среди  поэтов  своего 



232 

 

поколения, который ввел антиядерную тему в поэтическое творчество. Неоднократно был 



в  Семипалатинске,  Неваде  и  Чернобыле.  Настоящим  подвигом  стало  посещение  Б. 

Канапьяновым  Чернобыльской  АЭС  в  первые  же  дни  ликвидации  последствий 

чудовищного взрыва станции. Надо было иметь мужество, чтобы, рискуя, в такие минуты 

поехать туда на помощь людям, ликвидирующим последствия трагедии. В результате этих 

поездок  появилась  книга  поэтической  публицистики  «Аист  над  Припятью»  ­  это  книга­

исповедь, отклик на беду, сопричастность и боль человека, побывавшего в эпицентре этой 

беды. 

В  условиях  развития  межгосударственных  связей  актуальность  представляет 



исследование американских источников о казахской литературе, и в настоящее время этот 

процесс приобретает все большее научное и практическое значение. 

В  цикл  произведений  Б.Канапьянова  «Алма­атинский  блюз»  вошли  стихи  1991­1999 

годов,  такие  как  «Алма­атинский  блюз»,  «Музей,  Светильник»,  «А  может  быть»  и  т.д., 

всего  в  цикл  вошли  43  стиха.  Картина  мира  созданная  поэтом  в  данном  цикле  тесно 

связана  с  первыми  годами  независимости  Республики  Казахстан.  Его  волнует    тайна 

бытия,  лирика  поэта  непосредственно  отражает  дух  бытия  народа.  Картина  мира 

показанная в произведениях данного цикла скрывает некую тайну и овеяна меланхолией 

души.  Для  поэта  человечество  выступает  в  роли  кочевника,  который  объединяет  в  себе 

всю  природу.  В  1995  году  американский  поэт  Петер  Оресик  перевел  сборник  стихов 

Б.Канапьянова  «Время  тишины»  («Time  of  silence»,1995)  на  английский  язык,  они были  

изданы  в  Бостоне  (США).    Так  была  заложена  творческая  основа  для  взаимопереводов, 

которые являются продуктивной формой развития переводческого дела и межкультурной 

коммуникации.  Из  цикла  «Алма­атинский  блюз»  на  английский  язык  были  переведены 

следующие стихи: «Дыхание моей любимой», «Песенка ваганта», «И на белую страницу», 

«Затаилась  в  кронах  осень»,  «Ночная  электричка»,  «Дорога  горная  в  тумане»,  «Музей. 

Светильник».  В  цикле  разграничивается  группа  текстов  от  остальных,  тем  самым 

объединяя  тексты  единым  контекстом.  Циклизация  является  едва  ли  не  самой 

эффективной  формой  проявления  авторской  личности.  Поэтому  в  переводе  циклов 

первостепенное  значение  имеет  перевод  всего  смысла,  органичности  цикла,  которая 

заключена  в  совокупность  произведений.  Переводчик  в  первую  очередь,  должен 

осознавать  целостность  картины,  обозначить  связующие  звена  цикл.  Необходимо 

определить  не  только  эксплицитное  значение  всего  цикла,  но  и  имплицитное,  нельзя 

переводить  выборочные  произведения  цикла,  необходимо  определить,  что  эти 

произведения  образуют  циклический  взаимосвязанный  круг.  К  сожалению,  П.  Оресик 

перевел  не  весь  цикл  «Алма­атинский  блюз»,  а  лишь  выборочные  произведения,  что 

означает  переводчик  не  изложил  целостность  содержания  поэтического  цикла  Б. 

Канапьянова. 

Интересен перевод произведения «Дыхание моей любимой»: 

 

Дыхание моей любимой                   



 The breathing of my beloved 

233 

 

Качнуло тишину слегка,                   



 slightly shook the silence. 

Быть может, ангелом хранима,         

Blessed by an angel, maybe, 

Что входит в образ мотылька.          

In the form of a butterfly. 

 

В процессе сопоставления двух вариантов одного  фрагмента  в переводе переданы 

смысловые  пласты  и  образно­эмоциональной  характер.  Смысловой  пласт  данного  стиха 

воплощает  в  себе  «образ  мотылька».  Мотылек  является  символом  красоты,  вечности  и 

мгновения,  и  воплощает  в  себе  быстротечность  и  эфемерность  бытия.  Данный  образ 

выполняет  идейно­композиционную  роль  всего  произведения.  «Образ  мотылька»  не  раз 

встречается в персидской, японской, русской и казахской литературах. Это наблюдается в 

поэзии Магжана Жумабаева, а также произведении «Весна» Абая Кунанбаева.  

Таким  образом,  творческий  союз  Б.  Канапьянова  и  П.  Оресика  обусловлен 

схожестью  идей,  тем,  образов  в  творчестве  поэтов,  а  так  же  в    переводе    поэзии  Б. 

Канапьянова  необходимо  учитывать  интонацию,  национальный  колорит  и  специфику 

использования стилистических средств. 

Важен отзыв Петера Оресика, поэта  из США:  «Стихи  Канапьянова, переведенные 

на английский язык, давно кочуют по многим странам. Достаточно сказать, что его книги 

вышли в США, Великобритании, Канаде. Я рад, что принял участие в этом сотворчестве 

как  переводчик.  Время,  по  утверждению  Бахытжана  –  это  поэтическое  путешествие  в 

океан памяти. Стихи его полны образов малоизвестного до этого поэтического мира степи 

и  его  изменений  за  последнюю  четверть  века»  [3,  c.261].                В    предисловии  книги 

«Время  тишины»  А.Вознесенский  пишет:  «Степи  Центральной  Азии  порождают  не 

только  большие  караванные  пути  и  великие  ветры.  Они  дают  миру  поэтов.  Их  стихи 

работают  «поверх  барьеров».  В  статье,  посвященной  выходу  этой  книги,  американский 

поэт подчеркивает: «Читатель по воле автора и переводчика следует за поэтом по «горной 

дороге» его стихов, видит сквозь туман в мифической долине далекий костер, лучи солнца 

сквозь шелестящую осеннюю листву, а также огни вечерних окон современного города, 

каким  является  город  Алма­Ата.  Время,  по  поэтическому  утверждению  Бахытжана 

Канапьянова, это не только движение минутной и часовой стрелки или электронный отчет 

цифр, время – это поэтическое путешествие в океан памяти. В этой книге образ тишины с 

каждым стихотворением наполняется земной и священной иллюзией, высоким лиризмом 

воображения.  И  этот  образ  тишины,  на  мой  взгляд,  поможет  читателю  представить 

поэтический ландшафт Казахстана» [3, c.261]. 

Каждое время выдвигает на авансцену поэта, который служит неким камертоном: 

по  нему  эпоха  настраивает  сердца  и  души  людей.    К  такой  категории  поэтов  сегодня 

принадлежит Бахыт Кенжеев. Трудно устоять от искушения и не повторить ставшие уже 

расхожими слова о том, что он представляет собой некую экзотику: родился в Чимкенте, 

вырос  в  Москве,  живет  в  Канаде,  по  национальности  –  казах,  пишет  на  русском  языке. 

Бахыт Кенжеев  относится  к поэтам­билингвам, пишет на двух языках.  



234 

 

Сейчас Кенжеев часто приезжает в Казахстан.  В  Алматы   много родственников и 



друзей.  Его  детство,  о    котором  он  хранит  теплые  воспоминания,  прошло  в  старых 

московских  переулках.  Кенжеев  любит  бывать  и  на  своей  исторической  родине  в 

Казахстане, где его любят  и тепло принимают. 

География  стихов  Кенжеева  широка.  Переживания  и  мысли  из  разных  широт, 

географических, культурно­исторических и психологических, переплетаются в его поэзии. 

Поэта тянет на духовную Родину, ту, которую он когда­то покинул (может быть, для того 

чтобы возвращаться вновь и вновь?).  

   В  Алматы  ­  друзья  и  почитатели,  журнал  «Книголюб»,    редактором  которого 

является  Лилия  Калаус,  устраивали  встречи  с  Бахытом  Кенжеевым    и    издали 

замечательную  книгу  его  избранных  стихов  «Послания».  Среди  тех,  кто  любит  эти  

встречи,  казахстанский  журналист  Ербол  Курманбаев:  «Бахыт  Кенжеев  как  любой 

хороший,  настоящий  поэт  пишет,  конечно,  для  себя.  Поэты  –  это  такой  народ, который 

черпает и вдохновение в себе, и тему внутри себя, в своем собственном мире. Он считает 

себя человеком планетарного масштаба, он ощущает себя и казахом, и русским или может 

канадцем, он к этому относится более скептически. Поэтому он пишет не для Казахстана, 

не для России, хотя он является русским поэтом, не для канадцев, пишет он для себя. А 

когда  он  описывает  свой  мир,  пишет  о  том,  что  тревожит  его,  то  появляется  реакция 

людей,  которые  читают  эти  стихи».    Б.  Кенжеев  –  поэт  и  писатель,  именно  в  его 

творчестве  эксперименты  с  формой  воспринимаются  не  как  нечто  эпатажное,  а  вполне 

обыденно  и  полифункционально.  Это  проявление  индивидуального  сознания.  Вот  его 

сознание отличается от сознания европейского поэта прежде всего тем, что он язычник, 

жизнелюб. И он эту жизнь любит во всех ее  проявлениях. Любит создавать праздники, 

его  поэзия  –  это  праздник  интеллекта.  В  его  поэзии  нет    гражданского  пафоса,  нет 

идеологии. Поэтому его поэзия  – это не фотография, это что­то такое,  где  лирическая 

строка Бахыта Кенжеева поет и обдает подспудной музыкальной волной.  

В  первую  очередь,  критерием  перевода  должно  быть  совпадение  личностей, 

родство душ автора и переводчика.  По словам Маршака, чтобы по­настоящему не одной 

только головой, но и сердцем понять мир чувств Шекспира, Гете или Данте, надо найти 

нечто  соответствующее  в  своем  опыте  чувств,    изучить  жизнь  страны,  реалии,  быт, 

историческую  эпоху. Во­вторых, переводчик должен   сохранить чистоту и красоту языка, 

испытать  те  же  чувства  и  уловить  то  же  настроение    автора,  чтобы  внутренняя  жизнь 

перевода  соответствовала  внутренней  жизни  оригинала.    Всеми  этими  критериями  и 

принципами    обладает  переводчик  Игорь  Полуяхтов,  перу  которого  принадлежат 

переводы на английский язык  современного казахского поэта Ауэзхана Кодара.            

Сначала он выступает как читатель, т.е. он декодирует авторский текст, а затем как 

автор  кодирует  полученную  информацию  средствами  другого  языка.  Таким  образом, 

перевод есть творческий процесс перекодирования информации с одного языка на другой.        

 Очевидно,  что  при  стихотворном  переводе  всегда  требуется  как  можно  более 

точное  воспроизведение  всех  выше  перечисленных  элементов.  Однако  основным 


235 

 

своеобразием  поэтического  перевода,  как  это  ни  парадоксально,  является  его  условно­



свободный  характер,  и  если  есть  отступления,  вызываемые  языковыми  различиями, 

которые  характерны  и  для  прозаического  перевода,  то  есть  отступления,  характерные 

именно для стихотворного перевода ­ те, которых требует форма. 

Английский  и  русский  языки  различаются,  прежде  всего,  своим  грамматическим 

строем.  Однако  проблема  перевода  начинается  с  выбора  слова,  осуществляются 

комплексные  лексико­грамматические  трансформации  с  переходам  от  лексических 

единиц  к  грамматическим  и  наоборот.  Переводчик  должен  как  бы  перевоплотиться  в 

автора,  принимая  его  манеру  и  язык,  интонации  и  ритм,  сохраняя  при  этом  верность 

своему  языку  и  в  чем­то  и  своей  поэтической  индивидуальности.  Необходимо  помнить, 

что перевод выдающегося литературного произведения сам должен являться таковым. 

Что  касается  творческой  биографии,  Ауэзхан  Кодар  –  поэт,  переводчик,  теоретик 

культуры.  Пишет  на  двух  языках  –  русском  и  казахском.  Автор  поэтических  сборников 

«Крылатый  узор»  (1990),  «Қанағат  қағанаты»  (на  казахском  языке)    (1994), 

герменевтического  сборника  «Абай  (Ибрагим)  Кунанбаев»  (1996),  книги  «Круги 

забвения» (1998), пьес «День рождения» и «Клятва Акадиля», книги «Очерки по истории 

казахской литературы» (1999). 

Перевел  на  русский  язык  произведения  Абая,  Магжана  Жумабаева,  Жуматая 

Жакипбаева.  Перевел  на  казахский  язык  драму  Евг.  Замятина  «Атилла»,  философские 

работы Мартина Хайдеггера и Хосе Ортеги­и­Гассета. 

А. Кодар – казахский писатель новой волны, двуязычный поэт и драматург, философ, 

литературный критик, переводчик национальной классики. 

 Русский  язык  принадлежит  к  индоевропейской  семье  языков,  а  казахский  –  к 

тюркской  семье.  Для  первого  характерна  флективность,  а  для  второго  –  агглютинация. 

Поэтому,  если  в  первом  случае  Ауэзхан  использовал  синтаксические  возможности 

русского  языка  (в  переводах  явно  бросается  в  глаза  чрезмерное  пристрастие  к 

аналитическим  грамматическим  формам  и  синтаксическим  конструкциям,  в  ущерб 

флективным,  как,  например,  частота  кратких  форм  прилагательных  и  причастий. 

Переводчик  не  всегда  различает  стилистические  и  семантические  оттенки  некоторых 

союзов определительных конструкциях), то во­втором, т.е. в переводах на казахский язык 

Ауэзхан занимается аналитическим наполнением родного языка, стремясь найти адекваты 

таких философских категорий, как бытие, существование и т.д. 

Поэзия  Ауэзхана  Кодара  разнообразна.  Сборник    «Цветы    руин»  (The  Flowers  of  

ruins,  2004),  который  состоит  из  четырех  крупных  разделов:  «Цветы  руин»,  «Римские 

мотивы», «Сонеты лире», «Дорога к степному знанию». Их объединяет чувство абсурда.  

Восточная  поэзия  всегда  тяготела  к  философскому  постижению  бытия.  У  А.Кодара 

любовь к восточной мудрости сочетается с эстетикой европейского декаданса. 

Наряду с казахскими жырау  Шалкиизом, Казтуганом, Асаном Кайгы, Махамбетом 

и  другими,  Кодар  описывает  интеллектуальные  стратегии  Абая,  Шакарима  и  Чокана 

Валиханова.  Они  соответствуют  номадическому  учению  о  человеке  и  обращены  к 


236 

 

каждому, кто  стремится открыть для себя путь к истинной жизни. И нельзя забывать, что 



хороший литературный перевод – это огромная ценность. И этот «мост» ­ для взаимного 

познания  друг  друга.  Именно  сейчас  крайне  важно  сделать  так,  чтобы  связующая  нить 

литературных  времен  не  прервалась,  чтобы  новое  поколение,  приходящее  в  литературу, 

стало достойными продолжателями творчества Абая и Шакарима. 

Казахстан  на  нынешнем  рубеже  исторического  развития  находится  в  ситуации 

масштабного  информационного  запроса.  Проблемы  интенсивного,  социального, 

политехнического,  культурного,  экономического,  духовного  развития  народа  Казахстана 

сегодня  и  в  ближайшей  исторической  перспективе  вынесли  на  первый  план  вопросы 

состояния  «Переводческого  дела»  в  республике.  И,  как  выяснилось  по  словам 

А.Ж.Жаксылыкова  –  ученого,  современного  писателя  и  переводчика,  здесь  много 

«сложных узелков». [4, с.7].  В годы перестройки и нового экономического строительства 

в  Казахстане  перевод  приобрел  особое  актуальное  значение  в  связи  с  необходимостью 

развития  на  государственном  языке  всех  сфер  делопроизводства,  применения 

синхронного  перевода  на  многочисленных  форумах,  конференциях,  научных, 

культурологических,  заседаниях  парламента,  правительства,  акиматов,  департаментов. 

Наша наука, культура, образование, сферы внутренней и внешней политики испытывают 

все возрастающий  дефицит новейшей научной и другой специальной  литературы, в том 

числе  –  энциклопедий,  словарей,  справочников  зарубежного  происхождения.  Всю  эту 

литературу  необходимо  переводить  на  казахский  язык  в  возрастающих  масштабах. 

Необходимо  так  же  организовать  планомерный  и  масштабный  перевод  мировой 

художественной классики на казахский язык, так как с распадом  Советского Союза мы 

потеряли  среди  всего  прочего  переводческую  инфраструктуру.  Особую    актуальность 

переводческому  делу  придал  и  процесс  создания  республиканской  сети  Интернет, 

развития новых коммуникативных и информационных систем на основе государственного 

языка.  Также  выявилась  острая  необходимость  в  высококвалифицированных 

переводческих  кадрах  разного  профиля,  в  том  числе  переводчиков­синхронистов, 

переводчиков  научных  текстов,  переводчиков­референтов,  военных  переводчиков, 

переводчиков  деловых  документов,  художественных  текстов,  теоретиков  перевода, 

преподавателей  по специальности «Переводческое дело». Практически каждая более или 

менее ответственная организация испытывает нужду в квалифицированных переводчиках 

устного и письменного профиля. 

Открытие  факультетов  и  отделений  «Переводческого  дела»  в    университетах 

республики показало наличие острых проблем: дефицита научной и учебной литературы 

по  данной  специальности,  особенно  –  словарей  и  практикумов,  текстов  и  программ  на 

электронной  базе.  Каждая  кафедра,  отделение  и  факультет  в  меру  своих  возможностей 

пытаются решить эти вопросы. 

Анализируя данную ситуацию, понимая актуальность и сложность этих вопросов, 

мы  предлагаем  решать  их  на  уровне  специальных  государственных  программ.  Это, 

конечно,  предполагает  централизацию  деятельности  переводчиков  в  Казахстане.  В 


237 

 

частности,  открытие  института  перевода,  где  были  бы  сконцентрированы  лучшие 



переводческие кадры, организованы как многопрофильный переводческий процесс, так и 

преподавание  «Переводческого  дела»  соответствующими  кафедрами.  Такой  институт 

получал  бы  на    плановой  основе  госзаказы  по  переводу  на  бюджетной,  грантовой  и 

тендерной  основе,    кроме  того,  существование  такого  института  позволило  бы  более 

эффективно координировать научно­исследовательскую деятельность различных кафедр и 

отделов  по  переводческому  делу,  осуществлять  мониторинг  по  преподаванию  и 

подготовке  кадров  в  различных  регионах  республики.  Следовательно,  на  данном  этапе 

давно назрела необходимость открытия  такого института. Пока же усилия переводчиков, 

теоретиков    и  преподавателей  «Переводческого  дела»  в  Казахстане  носят  характер 

разрозненного фрагментарного, несистемного процесса. 




1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   78


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал