Научный журнал выпуск 5 вопросы психологии. Личность, образование, общество



жүктеу 5.09 Kb.

бет1/53
Дата31.03.2017
өлшемі5.09 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ 
КАЗАХСТАН 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Вестник Казахстанско-Американского 
Свободного Университета  
 
 
 
НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ 
 
 
 
Выпуск 5 
ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИИ. ЛИЧНОСТЬ, 
ОБРАЗОВАНИЕ, ОБЩЕСТВО 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Усть-Каменогорск 
2015 

ББК 74.04 
 
В 38 
Республиканский  научный  журнал  «Вестник  Казахстанско-Американского 
Свободного Университета» посвящен вопросам психологии в различных теоретических и 
прикладных  аспектах.  Тематика  статей  представлена  на  казахском  и  русском  языках  и 
рассматривает философско-методологические проблемы развития психологии как науки
теоретические  аспекты  психологии,  организационную  психологию  и  психологию 
управления, психолого-педагогические аспекты обучения, психологию семьи и семейных 
отношений,  дифференциальную  психологию  и  психологию  индивидуальных  различий, 
педагогику и психологию творческой деятельности, коррекционную психологию. 
Материалы  сборника  адресованы  научным  сотрудникам,  профессорско-
преподавательскому составу вузов и студентам, работникам образования. 
Журнал выходит 6 раз в год. 
Рабочий язык журнала – русский. 
 
Главный редактор – Е.А. Мамбетказиев 
академик НАН РК, профессор 
 
Зам. главного редактора – А.Е. Мамбетказиев 
 
Выпускающий редактор – Т.В. Левина 
 
Арт-директор – К.Н. Хаукка 
 
Редакторы – Л.Н. Котова,  
А.Н. Нурланова 
 
 
Корректоры – Н.А. Мошенская, 
Э.А. Аликанова, 
А.Е. Хайруллина 
 
 
В 38  
Вестник 
Казахстанско-Американского 
Свободного 
Университета.  Научный  журнал.  5  выпуск:  вопросы 
психологии.  Личность,  образование,  общество.  –  Усть-
Каменогорск, 2015. – 304 с. 
 
В
15
)
05
(
00
4304000000

 
 
 
 
 
 
 
 
ББК 74.04   
 
 
Журнал  зарегистрирован  в  Министерстве  культуры,  информации  и  спорта 
РК. Свидетельство о постановке на учет СМИ № 5888-ж от 11.04.2005. 
 
 
© Казахстанско-Американский  
Свободный Университет, 2015 

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

УДК 159.9 : 008 
ПРОБЛЕМА ОСНОВАНИЙ В РАЗВИТИИ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ И 
СЛЕДСТВИЯ ЭМПИРИЗМА И РАЦИОНАЛИЗМА 
Гусева Н.В. 
 
Развитие  психологической  науки  во 
многом зависит от того как понимаются ее 
основания. Это касается любой науки, а не 
только  психологии.  Часто  вопрос  о  рас-
смотрении  оснований  заменяется  обсужде-
нием  вопроса  о  предмете  науки.  При  этом 
считается,  что  именно  определение  пред-
мета  науки  полностью  фокусирует  на  себя 
все  возможные  вопросы  к  ней,  возникаю-
щие  и  «до»  начала  исследования  выделен-
ного  предмета  и  «после»  завершения  про-
веденного  исследования.  Особое  внимание 
к  предмету  науки  считается  оправданным, 
так как именно в нем обнаруживаются воз-
можности уточнения проблем, связанных с 
областью  исследования  и проблем,  связан-
ных с допустимыми методами и методика-
ми  исследования.  В  этом  не  случайно  ви-
дится  и  перспектива  развития  науки,  и 
ожидаемые результаты.  
Отношение  к  предмету  психологии 
является  существенным  параметром  пони-
мания  ее  способов  и  перспектив  развития. 
Это вполне подтверждается имеющимися в 
истории  психологии  изменениями  в  пони-
мании  ее  предмета.  В  то  же  время  опреде-
ление  предмета  науки  не  является  исход-
ным  и  исчерпывающим.  Выявление  пред-
мета  науки  само  имеет  основание.  Если 
такое  основание  не  рассматривать,  то  вы-
явление и формулирование предмета науки 
будет  иметь  случайный,  произвольный,  во 
многом  субъективный  или  даже  субъекти-
вистский  характер.  Такое  положение  не 
может рассматриваться как положительное 
в существовании любой науки. Это касает-
ся и психологии. 
 
Обращение  к  предмету  психологии 
как  науки  может  выявить  некоторые  осо-
бенности и влияние подходов, которые ис-
пользуются  при  определении  в  той  или 
иной  форме  ее  предмета.  Выделение  влия-
ния используемых подходов способно про-
яснить  меру  адекватности  выводов,  по  ко-
торым  определяется  предмет  психологии. 
Такой  анализ  можно  осуществить  в  отно-
шении  понимания психологии  уже  касаясь 
древности.  Так,  Аристотель  рассматривал 
психологию как науку о душе
1

Обращаясь  к  Аристотелю  как  фило-
софу, надо подчеркнуть, что, рассматривая 
характеристики  души,  он  все  же  главное 
внимание  уделял  рассмотрению  природы 
души. Это означает, что его взгляд на душу 
акцентировал  не  просто  ее  как  предмет 
рассмотрения.  Акцент  переносился  им  на 
то,  что  порождает  душу  и  лишь  затем,  в 
зависимости от этого, на то, как она может 
характеризоваться  и  структурно,  и  функ-
ционально  в  том  или  ином  исследовании. 
Речь, таким образом, у Аристотеля идет не 
столько о душе как предмете рассмотрения, 
сколько о том, что выступает  ее  основани-
ем, что обусловливает затем ее и как пред-
мет исследования. 
Проблема  оснований  психологиче-
ских  исследований  в  последующие  перио-
ды - в Средние века и Новое время - специ-
ально  не  рассматривается,  если  не  считать 
наличия признания в одном случае Божест-
венной  субстанции,  а  во  втором  –  механи-
ческих  закономерностей,  характерных  для 
мира.  В  обоих  случаях  есть  указания  на 
связь  с  этими  основаниями,  но  собственно 
психологические  знания  выражают  лишь 
негласные  констатации  результатов  этой 
связи, а не процесс  ее влияния и порожде-
ния  того,  что  становится  затем  предметом 
психологического исследования. 
В  Новое  время  с  развитием  естест-
венных  наук  возникает  представление  о 
сознании  как  предмете  психологического 
исследования,  под  которым  понимается 
                                                
1
В  трактате  «О  душе»  Аристотель  форму-
лирует понятие о способностях и их иерар-
хии  как  функциях  души,  а  также  понятия 
такие  как  восприятие,  память,  воображе-
ние,  психические  образы,  ассоциации  как 
связь между представлениями, понятия ха-
рактера, мотивации и др. Душа рассматри-
валась  Аристотелем  не  как  самостоятель-
ная сущность, а как форма, способ органи-
зации живого тела.   

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

способность  думать,  чувствовать,  желать. 
Начиная  с  Декарта,  происходит  поворот  в 
понимании предмета психологии от души к 
сознанию.  Основные  методы  изучения  в 
этот период: 
-  самонаблюдение  (интроспекция, 
внутреннее зрение); 
- и описание фактов.  
Декартовская  концепция  сознания 
опиралась  на  открытие  рефлекса  и  связы-
вала процессы осознания с тем, что именно 
через  рефлексы  происходит  фиксация  ак-
тов  осознания  и  фиксация  цепи  актов  его 
самонаблюдения (интроспекции)
2
.  
Дополняющим  такой  подход  в  пони-
мании  предмета  психологии  в  этот  период 
надо  рассматривать  вклад  Лейбница,  кото-
рый  отмечал  наличие  «малых  перцепций» 
(неосознаваемых  восприятий)
3
.  Включение 
неосознаваемого в круг исследования явле-
ний,  важных  для  психологии,  показывает 
присутствие  вектора  ее  развития,  указы-
вающего  возможность  выхода  за  пределы 
доступности,  определяемого  механистиче-
ским подходом
4

Эти  феномены  характеризуют  бли-
жайшие  познавательные  контексты,  благо-
даря  которым  состоялось  формирование 
                                                
2
Рефлекс  рассматривался  как  реакция  выс-
шего  живого  существа,  присутствие  их 
констатировалось как данность в функцио-
нировании  сознания.  В  этом  виде  –  в  виде 
такой  константы  -  он  вводился  в  обиход 
исследования сознания. Именно в этом ви-
де позже в концепции бихевиоризма возни-
кает  версия  исследования  сознания  и  пси-
хики в целом по модели, которая воспроиз-
водит  структуру  рефлекса,  в  виде  соотно-
шения «стимул – реакция».
 
3
Осознание  последних  трактовалось  как 
осуществление  простой  перцепции  (вос-
приятия), к которой присоединяется аппер-
цепция (внимание и память).
 
4
Оба  этих  вектора  были  ориентированы  на 
постижение сознания и неосознаваемого на 
основе  самонаблюдения.  При  этом  боль-
шое значение придавалось методам и тому
как  они  могут  помочь  познавательному 
процессу.  Очевидность,  сомнение,  правила 
для руководства ума тщательно исследова-
лись.
 
психологического знания. Ближайшие кон-
тексты  имеют  в  себе  характеристики  как 
эмпирического, так и рационалистического 
плана.  Кроме  этого,  они  представляют  со-
бой  историческое  явление,  которое  вплот-
ную  подвело  к  пониманию  недостаточно-
сти  ограничения  познания  лишь  ближай-
шими контекстами рассмотрения. Познава-
тельная коллизия при этом замыкалась тем, 
что  и  как  понималось  контекстом  рас-
смотрения  изучаемых  явлений.  Работа  с 
психологическим  объектом  с  позиций  как 
эмпиризма, так и рационализма планирует-
ся однотипно: с помощью методов как осо-
бых  инструментов.  Различие  эмпиризма  и 
рационализма  как  основания  могло  прояв-
ляться лишь в плане формы предъявленно-
сти их присутствия: либо в качестве эмпи-
рического  факта,  либо  как  мыслимого.  В 
том  или  другом  случае  это  присутствие 
оказывалось в статусе фактов самой психо-
логической  реальности:  в  виде  фактов  эм-
пирических, или в виде фактов мыслимых
5
.  
Образ  предмета  психологической 
науки в этом плане оказывался очерченным 
следующими  востребованными  усилиями 
ученых:  самонаблюдение  за  сознанием  (и 
неосознаваемым,  по  возможности)  и  опи-
сание того, что в процессе самонаблюдения 
оказывалось  выявленным,  зафиксирован-
ным,  определенным.  Этот  проблемный 
круг  требовал  соответствующего  ему  по-
нимания и предпринимаемых усилий
6
. Весь 
этот  проблемный  круг  оказывался  полно-
стью  помещенным  в  границы,  определен-
                                                
5
И  вот  здесь  возникает  вторая  группа при-
влекаемых  к  исследованию  методов,  кото-
рая  упоминалась  выше.  Речь  идет  об  опи-
сании  фактов  и  соответствующих  ему  ме-
тодах.  Методы  описания  должны  подчи-
няться  формальной  логике,  и  методы  про-
ведения  исследования  могли  вступать  в 
противоречие с последними.
 
6
В их числе: разработка исследовательских 
методов  и  методов  описания;  или:  разра-
ботка  методов  описания  как  методов  ис-
следования; определение субъекта и объек-
та  исследования,  в  которых  должна  найти 
свое  выражение  конкретизация  возможно-
стей  их  взаимодействия,  влияющая  на  ре-
зультат исследования и т.д.
 

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

ные  пониманием  предмета  психологиче-
ского исследования, возникшего в этот пе-
риод.  
В  современный  период  происходит 
аналогичная  ситуация.  Она  выглядит  сле-
дующим  образом.  Учитывая  большое  мно-
гообразие  трактовок  предмета  психологии, 
в  каждом  из  вариантов  таких  трактовок 
проблемный  круг  всякий  раз  становится 
формой,  ограниченной  той  или  иной  кон-
цептуальной  канвой.  Именно  она  выступа-
ет  определяющим  вектором,  согласно  ко-
торому 
осуществляется 
исследование. 
Можно обратиться кратко к некоторым ва-
риантам,  представленным  в  современной 
психологии,  которые  вполне  определенно 
демонстрируют  и  наличие  проблемного 
круга,  и  наличие  ограничительной  концеп-
туальной канвы, в которой вынуждены по-
мещаться  психологические  исследования, 
принадлежащие  к  различным  направлени-
ям.  
Пожалуй,  одним  из  наиболее  вариа-
тивно  представленным  направлением,  яв-
ляется  поведенческая  психология.  Именно 
поведение  получает  в  этом  направлении 
статус  предмета  психологической  науки
7

Бихевиористы  считали,  что  человек  —  ре-
активная система, которая имеет своей мо-
делью  поведения  –  модель  «стимул-
реакция».  Поведение  может  и  должно,  с 
точки  зрения  бихевиоризма,  управляться 
внешней  средой.  Отсюда  вывод  о  том,  что 
система  поощрений  и  наказаний  имеет  ре-
шающее  значение.  Именно  она  позволяет 
человеку  добиваться  того,  к  чему  он  стре-
мится. 
Вариацией  поведенческой  психоло-
гии  можно  считать  и  позицию  так  назы-
ваемой  объективной  психологии
8
.  В  этом 
                                                
7
Так,  основатель  бихевиоризма  —  амери-
канский психолог Дж. Уотсон писал, что с 
точки  зрения  бихевиоризма  подлинным 
предметом психологии (человека) является 
поведение  человека  от  рождения  до  смер-
ти.  Он  не  отрицал  наличие  сознания,  но 
исключил его из предмета психологии. 
8
Основатель  объективной  психологии  (А. 
Пьерон)  поведение  рассматривает  как 
единство регуляций, психической и испол-
нительной  двигательной  стороны  во  взаи-
же ряду находится и функционализм, кото-
рый  предметом  психологии  считает  при-
способительное поведение и роль в нем тех 
или  иных  психических  функций.  Далее, 
Мак  Дауголл  -  английский  психолог  в 
США,  определяет  психологию  как  науку, 
задача  которой  заключается  в  исследова-
нии  и  объяснении  поведения  человека  с 
целью успешного его регулирования и при-
спосабливания  к  меняющимся  условиям 
обстановки
9
.  
Варианты  трактовок  поведения  как 
предмета  психологии  как  науки,  примеры 
которых мы отметили, оставляют в стороне 
вопрос о том, что является основанием вы-
деления поведения для построения некоего 
отдельного  психологического  учения.  Так 
же  в  стороне  остаются  вопросы  об  обу-
словленности  самого  поведения,  о  его  ста-
тусе в жизнедеятельности человека. Отсут-
ствие  интереса  к  данным  вопросам  харак-
теризует  подход,  который  можно  назвать 
абстрактным, то есть отвлеченным. В то же 
время  его  можно  назвать  и  эмпирическим. 
Он  также  отвечает  модели  рационалисти-
ческого  подхода.  Отсутствие  интереса  к 
выявлению  оснований,  на  которых  только 
и можно определить предмет науки являет-
ся  выражением  поверхностного  подхода. 
Он  позволяет  в  обычных  бытийных  усло-
виях  обнаружить  внешним  образом  фено-
мен поведения и взять его в качестве само-
стоятельного и самодостаточного предмета 
исследования  и  практически  (точнее:  эм-
пирически),  и  концептуально
10
.    В  итоге, 
                                                                    
модействии с окружающим миром. 
9
Поведение  мотивируется  и  ориентируется 
умственной  или  психической  структурой. 
Отсюда делается вывод о том, что психолог 
должен  изучать  строение  и  функции  пси-
хической структуры. В психической струк-
туре  он выделяет два аспекта: побудитель-
но-мотивационный  и  познавательно  -  ис-
полнительный.  Эта  позиция  характеризует 
так называемую гормическую психологию. 
«Горме»  означает стремление  к  определен-
ной цели. При этом речь все же идёт о по-
ведении. 
10
«Обычные  бытийные  условия»  в  данном 
случае  вполне  соответствуют  тому,  что 
подразумевается,  когда  характеризуют  эм-

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

обращение  к  эмпиризму  и  рационализму 
как основанию делает «легальным» форму-
лирование предмета психологии, исходя из 
обнаружения  того  или  иного  объекта,  вы-
ражающего  что-либо  (а  в  данном  случае: 
поведение),  который  находится  в  непо-
средственном бытии. Такой объект, в свою 
очередь,  находится  в  поле  «беспроблемно-
го»  обнаружения,  и  нуждается  только  в 
фиксации его теми, у кого  есть на это вре-
мя и желание. Не удивительно поэтому, что 
в психологии существует  очень много раз-
личающихся  трактовок  предмета  ее  как 
науки.  В  качестве  вывода  подчеркнем,  что 
эмпирический  и  рационалистический  под-
ходы  не  требуют  обращения  к  основаниям 
и,  соответственно,  к  обоснованию.  Доста-
точно  лишь  выделять  различное,  лежащее 
на  поверхности  и  придавать  ему  статус 
предмета психологии как науки. Непосред-
ственное  обнаружение  того,  что  может 
быть  взято  в  статусе  предмета  исследова-
ния  на  уровне  непосредственного  опыта, 
сразу  же  оказывается  достоянием  мысли-
тельного  манипулирования,  столь  же  не 
требующим  погружения  в  основания.  Бла-
годаря последнему, из материала непосред-
ственного  опыта  легко  конструируются 
любые  модели  рассматриваемого  объекта. 
Они  при  этом  не  теряют  произвольного 
характера.  Но  могут  быть  использованы  в 
случае востребованности.  
Помимо бихевиоризма, в психологии 
существуют и другие позиции. Так, с точки 
зрения Пьера Жане, предметом психологии 
является человек в его связях со вселенной 
и  другими  личностями.  Далее,  говоря  о 
связях, Пьер Жане указывает на то, что ими 
                                                                    
пирический  подход.  Смысл  эмпирического 
подхода при этом усматривается благодаря 
значению  слова  «эмпирио»,  которое  пере-
водится как «опыт». Далее, осуществляется 
обычная  редукция.  Она  касается  уже  того, 
как  понимается  опыт.  Традиция  развития 
эмпиризма Нового времени также проявля-
ет  свое  влияние.  В  результате  «опыт»  по-
нимается как то, что дано непосредственно. 
Отсюда  следует,  что  если  нечто  происхо-
дит  из  опыта,  то  оно  не  требует  обоснова-
ния или не делает необходимым обращения 
к основаниям. 
выступают  человеческие  действия
11
.  Эта 
позиция требует рассмотрения статуса дей-
ствий. Пьер Жане говорит, что психология 
является наукой о человеческих действиях, 
которые выражают его отношение к миру и 
насыщены  психологическим  содержанием. 
Обращаясь  к  рассмотрению  действий,  он 
как  будто  осуществляет  выход  за  пределы 
круга на лично данных феноменов опыта. В 
то  же  время  остается  открытым  вопрос  о 
том,  что  понимать  под  действиями.  Ведь 
выделение  действий  в  качестве  предмета 
психологии  также  является  актом  доста-
точно  произвольным.  Этот  акт  отвечает 
признакам  абстрактного,  эмпирического 
подхода  и  вполне  может  «рационализиро-
ваться»  в  форме  вариантов  манипуляций, 
теперь  уже,  системами  действий.  Здесь 
опять-таки  не  выявляются  основания,  на 
которых  можно  действительно  обоснован-
но утверждать, что выбор именно действий 
в  качестве  предмета  психологии  как  науки 
верный
12
.  Напротив,  есть  основания  утвер-
ждать,  что  действия  в  отличие  от  деятель-
ности,  всегда  имеют  ситуативный,  конеч-
ный  характер,  а  значит  ими  невозможно 
обосновывать  без  допущения  известной 
произвольности  постулируемую  Пьером 
Жане социальную обусловленность памяти 
и психики человека. 
Подчеркнем,  что  социальная  обу-
словленность  как  таковая  не  может  выра-
жаться  системами  конечных  ситуативных 
                                                
11
Он  подчеркивает,  что  психические  явле-
ния  нельзя  отделить  от  поведения,  дейст-
вия,  движения.  Он  считает  необходимым 
психику считать неотъемлемой частью дея-
тельности,  поведения.  Анализ  же  поведе-
ния надо считать, по его мнению, способом 
изучения характеристик и свойств психики, 
а  не  предметом  психологии,  как  это  пред-
ставлено  у бихевиористов. Это в итоге по-
зволило  ему  прийти  к  выводам  о  социаль-
ной  обусловленности  памяти  и  психики 
личности. 
12
В современной социальной науке имеется 
большое  количество  вариантов  трактовок 
действий,  которые  предлагается  понимать-
ся как основания конструирования тех или 
иных  социальных  феноменов.  Наиболее 
ярко эта позиция представлена у Макса Ве-
бера.
 

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

действий, так как это было бы  основанием 
невозможности  понять,  объяснить  культу-
ру и общество, и, как минимум, их истори-
ческий характер. Если остановиться на вы-
делении действий в качестве предмета пси-
хологии,  ориентированной  на  понимание 
социальной обусловленности, то возникает 
неразрешимая  коллизия,  которая  разруши-
тельно будет влиять на состояние психоло-
гической науки. Поясним это утверждение. 
Ситуативность  и  конечность  дейст-
вий  присуща  отдельным  индивидам  в  от-
дельные  промежутки  времени  и  места.  Ес-
ли исходить  из  этого  и  далее  пытаться  по-
дойти к вопросу о социальной обусловлен-
ности  человеческой  психики,  то  это  будет 
означать, согласие с пониманием общества 
как  совокупности  отдельных  индивидов. 
Однако такое понимание ведет в тупик и в 
понимании науки как социального феноме-
на, и в понимании социальной обусловлен-
ности  психики  человека,  и  в  понимании 
сущности  культуры.  Неразрешимая  колли-
зия  здесь  возникает  потому,  что  в  данном 
направлении  обращение  к  действиям  как 
предмету психологической науки берет без 
рассмотрения  то,  что  представляют  собой 
действия, то, какой статус они имеют в со-
циальной реальности, в реальности отдель-
ного  индивида,  в  реальности  личности  и 
др.  Такое  рассмотрение  предполагает  об-
ращение  к  основаниям.  Для  него  совер-
шенно  недостаточно  выделение  действий 
только  потому,  что  они  более  весомы,  чем 
поведение.  Подчеркнём,  что  выделение 
действий  –  более  глубокий  вариант в  фор-
мулировании предмета психологии. Но все 
же  он  недостаточен.  Можно,  например, 
сравнить  смысл  того,  что  может  выразить 
поведение,  с  одной  стороны,  а  что  могут 
выразить действия, с другой
13
.  
Отказ  от  рассмотрения  оснований 
всегда  чреват  тупиками  и  ошибочными 
версиями происходящего не только в быту, 
но  и  в  науке.  Такой  отказ  является  прису-
                                                
13
Если  действия  ориентированы  на  резуль-
тат здесь и сейчас, который подтверждает-
ся ими через его достижение, то поведение 
может  выражать  или  вуалировать  цели. 
Поэтому их статус не может быть одинако-
во  весомым  для  адекватного  понимания 
происходящего. 
щим  позиции  и  эмпиризма,  и  рационализ-
ма,  как  мы  отмечали  выше.  В  данном  же 
случае  мы  подчеркиваем,  что  присутствие 
эмпиризма  и  рационализма  оказывается 
обнаруживаемым  и  в  трактовке  предмета 
психологии через обращение к действиям и 
постулированию  через  них  социальной 
обусловленности психических явлений. 
Эмпиризм и рационализм могут про-
являться  в  различных  формах.  Например, 
если  выделяется,  например,  структура  или 
функция  в  качестве  произвольных  основа-
ний,  то  эмпиризм  здесь  будет  присутство-
вать  в  виде  произвольности  и  непосредст-
венности  перехода  от  на  лично  данного  в 
явлении (либо структуры, либо функции) к 
тому, что должно выражать описание этого 
явления,  знание  о  нем.  Рационализм  же 
здесь  будет проявляться в том, что все ви-
димое  содержание  непосредственного  про-
извольного процесса будет моделироваться 
в  мысли  и  будет  далее  сопровождать  ис-
следователя в качестве уже принятой моде-
ли понимания, которой в этом случае будет 
придан статус концепции.  
Далее,  обратимся  к  психологической 
концепции,  получившей  название  гумани-
стической.  Она  возникла  благодаря  разви-
тию  взглядов  Адлера,  Хорни  и  Салливана 
на  роль  социокультурных  факторов  в  пси-
хической  деятельности.  Казалось  бы,  пря-
мое  обращение  к  социокультурным  факто-
рам  должно  обезопасить  эту  психологиче-
скую  концепцию  от  присутствия  эмпириз-
ма и рационализма. Но на самом деле и эм-
пиризм, и рационализм в ней присутствует. 
Это выражается в том, что постулирование 
социокультурных  факторов  не  выступает 
достаточным  основанием  адекватного  по-
нимания и общества в отличие от социума, 
и  культуры,  которая  не  должна  редуциро-
ваться  к  определениям  цивилизационного 
характера.  
Можно отметить, как писал Л.С. Вы-
готский, что ни в одной науке нет столько 
трудностей,  неразрешимых  контроверз, 
соединения различного в одном, как в пси-
хологии.  Предмет  психологии,  по  его  мне-
нию, – самый трудный из всего, что есть в 
мире,  наименее  поддающийся  изучению; 
способ  ее  познания  должен  быть  полон 
особых  ухищрений  и  предосторожностей, 
чтобы дать то, чего от него ждут.  


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал