Научный журнал выпуск 5 вопросы психологии. Личность, образование, общество


ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»



жүктеу 3.61 Mb.
Pdf просмотр
бет2/53
Дата31.03.2017
өлшемі3.61 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

Развитие  современной  психологии 
как науки напрямую зависит от меры осво-
бождения от подходов, ведущих в тупик, а 
также  от  развития  культуры  в  целом
14
.  В 
отношении  науки  разделение  цивилизаци-
онного ее образа и собственно культурного 
осуществляется  также  по  параметры  дея-
тельности,  которую  осуществляют  люди 
каждый день и все время своего существо-
вания.  Эта  деятельность  может  иметь  раз-
личное  предметное  содержание,  ее  суть 
зависит  ее  характера.  Наука  как  явление 
культуры, представлена исследовательской 
деятельностью,  которая  имеет  характер 
созидательной,  творческой,  социально-
значимой.  Это  значит,  что  исследователь-
ская деятельность не может превращаться в 
некую  систему  действий  в  режиме  посто-
янно  повторяющегося  алгоритма.  То  есть 
она не может превращаться в деятельность 
манипулятивную,  ситуативную  и  имею-
щую  конечный  характер,  имеющую  смысл 
только «здесь и сейчас». Если такое проис-
ходит,  то  это  означает,  что  в  этом  случае 
научное  исследование  как  таковое  прекра-
щается и вместо нее имеет место некий ра-
ционализированный  поток  программируе-
мых  действий,  которые  определенным  об-
разом  сочетаются  с  целями  принятых  на-
учных  программ  и  последовательностями 
их  осуществления.  Сочетание  манипуля-
тивных  систем  действий,  выходящих  на 
                                                
14
Наука как явление культуры не может не 
развиваться  вместе  с  развитием  культуры. 
Развитие же современной культуры являет-
ся  усложненным процессом, так  как на се-
годняшний  день  цивилизационные  харак-
теристики  общественного  бытия  преобла-
дают  за  счет  их  чрезвычайной  акцентиро-
ванности потребительской ориентацией как 
главной  ценности.  Учитывая,  что  отличие 
цивилизационной  формы  организации  об-
щественной  жизни  от  собственно  культур-
ных  процессов  в  ней  состоит  в  том,  что 
собственно  культурные  процессы  выража-
ют  осуществление  деятельности,  имеющей 
созидательный,  творческий  и  социально-
значимый  характер,  а  цивилизационные 
процессы  в  полной  мере  выражены  упот-
реблением,  применением,  потреблением, 
тиражированием,  обменом  и  т.д.  того,  что 
создано в культуре и культурой. 
передний  план в  работе  ученого,  с  целями 
принятых  научных  программ  и  последова-
тельностями  их  осуществления,  может 
происходить  в  связи  с  тем,  что  в  самих 
программах  они  предусматриваются
15
.  Да-
же  многократное  проведение  эксперимен-
тов по одной и той же методике уже вполне 
характеризует присутствие алгоритмизации 
того,  что  делает  ученый  в  процессе  иссле-
дования.  Здесь  также  присутствует  соот-
ветствие ситуации, в которой производится 
эксперимент, в котором присутствует  ожи-
даемое  его  завершение  в  том  или  ином 
цикле  и  т.д.  То  есть  эксперимент  как  фор-
ма,  например,  в  которой  осуществляется 
деятельность  ученого,  становится  узнавае-
мо  цивилизационной
16
.  Аналогично,  на-
пример, наблюдение как форма проведения 
исследовательской  работы,  точнее,  как  ме-
тод,  который  приводит  к  порождению  ее 
формы,  предполагает  разработку  его  про-
граммы, в которой должны быть отмечены 
параметры,  по  которым  это  наблюдение 
будет  осуществляться  в  отношении  вы-
бранного объекта исследования. После соз-
дания  такой  программы исследование  пре-
вращается  в  «процедурный»  процесс.  То 
есть  он  не  предполагает  созидательного  и 
творческого  характера.  Всегда  происходит 
аналогично. Так как речь идет об использо-
вании  методов,  форм,  которые  уже  сложи-
лись, кем-то были созданы впервые.  
По отношению к вопросу о создании 
методов познания можно обратиться к Но-
вому времени. Именно в тот период созда-
                                                
15
Так, в программах всегда предусматрива-
ется  создание  и  использование  тех  или 
иных  алгоритмов  в  проведении  самой  ис-
следовательской  работы.  Выделяется,  на-
пример,  большое  количество  времени  на 
подготовительные  работы  к  проведению 
экспериментов,  выделяется  время  на  рабо-
ту  с  источниками,  на  основе  которых  соз-
дается та или иная гипотеза и др. 
16
Понятно,  если такая форма была вырабо-
тана  до  проведения  текущего  эксперимен-
та,  то  она  используется  с  большей  эффек-
тивностью,  так  как  уже  доведена  до  авто-
матизма и не требует все новых коррекций. 
Такая же ситуация имеет место и по  отно-
шению к другим формам проведения науч-
ных работ. 

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

ние  методов  было  явлением  культуры,  так 
как  они  были  результатом  процесса  твор-
ческого,  в  котором  раздвигались  границы 
познания – познания возможностей движе-
ния к новому знанию, к его открытию. Да-
лее,  они  получили  статус  инструментов, 
которые  можно  применять,  использовать, 
то есть они стали вполне цивилизационным 
явлением. Цивилизационные явления такие 
как методы, средства, технологии исследо-
вания  и  т.п.,  позволяют  совершенствовать 
исполнительскую  часть  исследовательской 
деятельности,  делают  ее  более  эффектив-
ной  и  комфортной.  Однако,  они  не  стано-
вятся  ведущим  содержанием  исследова-
тельской  научной  деятельности,  они  не 
становятся выражением ее сущности.  
Что  же  остается  за  пределами  дося-
гаемости для методов, средств, технологий 
исследования?  Остается  главное.  Образно 
выражаясь,  главным  является  «погруже-
ние»  в  то,  что  исследуется.  «Погружение» 
означает  создание  возможности  познать 
объект  через  него  самого  и  через  тот  кон-
текст, в котором  он возникает и существу-
ет.  
Более поверхностным по отношению 
к погружению является процесс выявления 
того,  как  функционирует  объект  исследо-
вания.  Функционирование  предмета  озна-
чает его проявление в том или ином плане, 
контексте,  процессе  и  т.д.  Понятно,  что 
функционирование любого предмета будет 
различным,  если  это  функционирование 
будет осуществляться в различных контек-
стах  или  обстоятельствах.  Это  значит,  что 
предмет  познания  будет  другим,  если  мы 
его  будем рассматривать в различных кон-
текстах  или  обстоятельствах.  Контексты 
могут  быть  вызваны  и  внешними  обстоя-
тельствами.  В  этом  случае  формируемое 
знание предмета будет  относиться не к не-
му  самому,  а  к  обстоятельствам,  которые 
создали  контекст  и  соответствующее  про-
явление исследуемого предмета.  
Понимание  такого  «переноса»  смыс-
ла  исследования  с  главного  на  инструмен-
тально-техническое  может  означать  лишь 
трансформацию,  не  способствующую  со-
хранению и актуализации цели, ориентиро-
ванной на творческое деяние. Для внутрен-
него  состояния  науки  это  означает  потерю 
своего  энергетического  потенциала  разви-
тия.  Цель  использования  матриц,  трафаре-
тов  и  т.д.  не  может  сравниться  по  своему 
«энергетическому»  статусу  с  целью  сози-
дания  нового,  целью  осуществления  твор-
ческого  деяния.  Научного  сообщество,  в 
котором  произошла  такая  трансформация 
становится  тоже  цивилизационным  фено-
меном  и  теряет  возможность  быть  вопло-
щением  процесса  развития  культуры.  Для 
развития  науки  как  явления  культуры  не-
обходимо 
сохранять 
созидательно-
творческий  потенциал.  В  развитии  любой 
науки важным является понимание того, на 
каких  основах  можно  осуществить  иссле-
дование.  К  числу  исходных  оснований  от-
носится  адекватное  определение  его  пред-
мета,  а  также  то,  как  именно  этот  предмет 
исследования можно познать. 
Эмпиризм  и  его  антипод  –  рациона-
лизм  -  в  современном  процессе  научного 
функционирования и в научных исследова-
ниях  активно  выступают  в  роли  «доброт-
ных»  оснований.  Более  того,  на  них  сего-
дня  строятся  многочисленные  концепции 
не  только  теоретического,  но  и  методоло-
гического  плана.  Однако,  при  ближайшем 
рассмотрении  такое  положение  должно 
рассматриваться  как  анахронизм,  который 
не только не допустим сам по себе как ар-
хивное явление, но и вреден настолько, что 
выступает  условием  торможения  всякого 
исследования  и  концептуального  осмысле-
ния  возможностей  будущего  развития нау-
ки. 
Эмпиризм  и  рационализм  родом  из 
17 века. Они имеют вполне положительные 
черты  как философские  концепции. В чис-
ле  положительных  черт  можно  отметить 
рассмотрение  ими  возможностей  человека 
в познании, которые они связывали именно 
с тем, что человек как отдельное существо 
имеет  изначально  от  природы.  Здесь  име-
ется  в  виду  наличие  у  человека  органов 
чувств  и  возможности  осуществлять  мыш-
ление,  благодаря  наличию  мозга.  Наличие 
этих  природных  характеристик  у  человека 
характеризует  его  физиологическую  опре-
деленность.  Здесь  не  может  быть  никаких 
возражений.  
Однако,  если  физиологическую  оп-
ределенность  рассматривать  как  опреде-
ленность  познавательного,  а  также  и  пси-
хического,  процесса,  то  в  этом  случае 

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 
10 
должно  быть  осознано  присутствие  недо-
пустимой редукции. Она состоит в том, что 
собственно  физиологические  характери-
стики  в  этом  рассмотрении  безоснователь-
но  квалифицируются  как  гносеологиче-
ские,  или  в  другом  варианте:  как  психоло-
гические.  Затем  делаются  далеко  идущие 
выводы, касающиеся уже теории познания, 
логики  познавательного  процесса  или 
предмета  психологической  науки.  Объек-
тивности  ради  надо  отметить,  что  как  эм-
пиризм, так и рационализм в рассмотрении 
познавательных  процессов  уже  в  17  веке 
столкнулись  с  недостаточностью  своих 
концептуальных  позиций.  Так,  эмпиризм 
оказался  неспособным  вывести  и  объяс-
нить появление всеобщего и необходимого 
знания. Таким знанием, как известно, явля-
ется  знание  математическое,  философское 
и  в  целом  знание  закономерностей.  Рацио-
нализм же, чтобы объяснить наличие тако-
го  знания  вынужден  был  прибегнуть  к  по-
стулированию  (утверждению)  наличия 
врожденных идей, которые, якобы, делают 
из  идей  ощущений,  то  есть  из  плодов  чув-
ственного воспроизведения мира, всеобщее 
и необходимое знание. Сегодня допущение 
наличия  врожденных  идей  не  подтвержда-
ется  ни  физиологически  при  исследовании 
мозга  младенцев,  ни  психологически.  В 
философском  же  плане  такое  допущение 
также является несостоятельным. 
Хождение  идей  эмпиризма  и  рацио-
нализма в современном функционировании 
науки  и  в  осуществлении  научных  иссле-
дований,  как  правило,  выражено  ориента-
цией  на  терминологическое  значение  на-
званий  этих  философских  концепций.  При 
использовании  эмпиризма,  как  принимае-
мой  концепции,  ориентация  осуществляет-
ся  лишь  с  опорой  на  то,  как  переводится 
корень  в  его  названии.  Корень  слова  «эм-
пиризм»  означает  –  опыт.  А  корень  слова 
«рационализм» означает – «рацио», то есть 
рассудок  или  разум
17
.  Понятно,  что  ника-
кой  уважающий  себя  ученый,  или  просто 
мыслящий человек, не будет отрицать роль 
                                                
17
  До  немецкой  классической  философии 
понятия рассудка и разума по существу не 
различались.  Под  «рацио»  понималась  не-
кая  отсылка  к  тому,  что  осуществляется 
мышлением. 
разума или опыта в любом процессе позна-
ния и в развитии любой науки. Однако та-
кое  отношение  к  опыту  и  разуму  вовсе  не 
должно  означать  признания  эмпиризма  и 
рационализма  основой  развития  современ-
ной  науки  в  целом  и  научных  исследова-
ний,  которые  проводятся  под  ее  эгидой. 
Дело в том, что рассмотрение эмпиризма и 
рационализма  в  качестве  ориентиров,  по-
мимо терминологического ракурса, имеет и 
собственно  концептуальный  итог.  Терми-
нологический  и  концептуальные  ракурсы 
очень  отличаются  друг  от  друга  и  порож-
дают очень различные следствия. 
В  рамках  рассмотрения  эмпиризма  и 
рационализма  в  качестве  концептуальных 
основ научного исследования или развития 
науки  в  целом  необходимым  образом  на 
первый план выдвигаются коррекции в по-
нимании  предметов  исследования,  спосо-
бов  и  методов  исследования,  способов  ин-
ституционального оформления результатов 
исследования и др. Эти коррекции сущест-
венным  образом  меняют  логику  научного 
исследования и понимание логики развития 
науки в целом. 
Обратимся  к  некоторым  итоговым 
коррекциям,  обусловленным  признанием 
эмпиризма или рационализма основой про-
цессов, имеющих место в науке. Но прежде 
подчеркнем,  что  и  эмпиризм,  и  рациона-
лизм,  как  мы  отмечали  выше,  исходят  из 
возможностей  отдельного  человека,  инди-
вида,  характеристики  которого  в  полной 
мере  обусловлены  природным  образом.  В 
понятиях «опыта» и «рацио» в их трактов-
ке  эмпиризмом  и  рационализмом  абсолю-
тизируется
18
  принадлежность  их  характе-
ристик отдельному индивиду.  
В  то  время  как  человеческий  опыт  и 
человеческий  разум  (и  даже  рассудок)  не 
может  сформироваться  только  как  инди-
видный
19
  феномен.  Они  формируются  как 
явления  социального  порядка.  Это  под-
тверждается  всем  развитием  человеческой 
культуры. Вся история философии после 17 
века, а также развитие науки на ее класси-
                                                
18
  Абсолютизируется  –  значит  недопусти-
мым образом преувеличивается. 
19
  Индивидный  феномен  –  значит  явление, 
принадлежащее  одному  индивиду,  или  по-
рожденное одним индивидом. 

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 
11 
ческом  этапе,  доказывают  недопустимость 
абсолютизации  индивидного  подхода,  как 
со  стороны  эмпиризма,  так  и  со  стороны 
рационализма. Уже Лейбниц считает необ-
ходимым  вводить  понятие  Предустанов-
ленной гармонии для характеристики пове-
дения  и  имеющихся  возможностей  монад. 
Спиноза  также  указывает  на  природу  как 
причину  самой  себя  и  этим  подчёркивает 
несамостоятельность индивида в лоне при-
роды,  его  зависимость  от  характеристик 
самой  природы.  Иначе  говоря,  в  филосо-
фии  уже  Нового  времени  имеет  место  по-
нимание  концептуальной  недостаточности 
как  эмпиризма,  так  и  рационализма.  В  не-
мецкой  классической  философии  это  на-
правление мысли специально рассматрива-
ется.  В  частности,  концептуально  обосно-
вывается  необходимость  присутствия  все-
общего  основания  для  любого  отдельного 
явления.  У  Канта  –  это  Трансценденталь-
ный  Субъект,  у  Гегеля  –  это  Абсолютный 
Дух  или  Абсолютная  Идея.  В  философии 
К.  Маркса  и  Ф.Энгельса  таким  всеобщим 
основанием,  но  понимаемым  материали-
стически, рассматривается общество. Через 
исследования в области философии откры-
вается суть недостаточности позиций и эм-
пиризма,  и  рационализма.  Эта  недостаточ-
ность проявляется всякий раз, когда возни-
кает  попытка  базировать  понимание  или 
построение  процессов  познания  на  основе 
концепции либо эмпиризма, либо рациона-
лизма. 
Во-первых, это касается выделения и 
понимания предмета науки. Попытка опре-
деления  предмета  науки,  осуществляемого 
исходя  из  возможностей  отдельного  чело-
века,  будет  означать,  что  большая  группа 
наук,  уже  имеющих  место  в  современном 
обществе,  должна  потерять  свой  предмет. 
К ним можно отнести все социальные нау-
ки,  так  как  все  они  не  могут  строиться  на 
понимании  общества  как  явления,  модели-
рующего  особенности  отдельного  индиви-
да.  В  отношении  естественных  наук  также 
произойдет потеря своего предмета, так как 
современные естественные науки опирают-
ся на данные о природе, которые фиксиру-
ются  далеко  не  только  и  не  столько  с  по-
мощью органов чувств отдельных людей.  
Во-вторых,  это  касается  рассмотре-
ния способов и методов исследования. По-
нятия  «способ»  и  «метод»  характеризуют 
то,  каким  образом  происходит  связь  субъ-
екта  познания  с  тем,  что  познается.  Такая 
связь, если она мыслится в виде характери-
стик  атрибутов  отдельного  человека,  с  са-
мого начала оказывается не способной вос-
производить то, что характеризует реально 
связь  человека  с  познаваемым  объектом. 
Дело  в  том,  что  связь  субъекта  и  объекта 
познания  с  самого  начала  всегда  обуслов-
лена  контекстом,  в  котором  она  осуществ-
ляется.  Поэтому,  чтобы  эту  связь  правиль-
но,  точнее:  соответственно,  понимать  и 
конструировать, воссоздавать в виде новых 
и  эффективных  способов  и  методов,  -  не-
обходимо  сам  контекст  и  то,  как  именно 
связан  с  контекстом  сам  познающий,  как 
пребывает с ним в единстве, - был понят и 
интерпретирован.  Признание  чувственного 
опыта  в  качестве  основы  понимания  и  ин-
терпретации контекста связи познающего и 
познаваемого  ведет  в  тупик.  Это  происхо-
дит  потому,  что  сам  контекст,  хотя  и  ре-
ально существует, не может  быть сведен к 
характеристикам  чувственности  субъекта 
познания,  как  моделирующего  познава-
тельный процесс основания. В то же время 
сохраняется  проблема  зависимости  от 
субъекта того, что в результате оказывается 
результатом  познания.  Здесь  тупик  имеет 
статус  методологического.  Это  означает, 
что  понимание  процесса,  в  котором  фор-
мируется  знание,  искажен  и  требуется  пе-
реосмысление.  В  противном  случае  тупик 
останется и следствия его будут неуклонно 
сохраняться  и  тиражироваться  в  отноше-
нии  любых  наук  и  любых  проблем  внутри 
них. 
Аналогично обстоит дело и с вариан-
том,  в  котором  постулаты  рационализма 
принимаются  в  качестве  основы  связи 
субъекта и объекта познания. Таким посту-
латами  выступают  представления  о  роли 
рациональной  мыслительной  деятельности 
–  мышления  на  уровне  рассудка  в  позна-
нии. К их числу можно отнести: 
-  мысль  о  роли  знания,  которым  уже 
обладает  человек.  Здесь  оно  оказывается  в 
роли  определяющего  дальнейший  ход  по-
знания, даже в том случае, если это знание 
оказывается ложным или искажающим; 
- наличие сомнений и вытекающих из 
них  вариаций  понимания  того,  что  пред-

ВО «КАЗАХСТАНСКИЙ ФИЛОСОФСКИЙ КОНГРЕСС»:  
РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 
12 
стает как объект и способ или метод позна-
ния; 
-  наличие  мысленной  модели  хода 
познавательного (исследовательского) про-
цесса  как  версии  наилучшего  способа  или 
метода его осуществления вне зависимости 
его  от  ее  (модели)  оснований,  который 
имеется и предпосылается самому исследо-
ванию; 
-  понимание  рациональности  как  мо-
гущественного  инструмента  познания,  так 
как  его  понимание,  как  правило,  соотно-
сится  с  образом  все  понимающего  разума, 
все воспроизводящего мышления; 
Однако  каждый  из  этих  постулатов 
нуждается  в  дополнительном  рассмотре-
нии.  Итак,  первый  постулат  указывает  на 
особую  роль  уже  имеющихся  знаний  для 
дальнейшего исследования. Уповать на на-
личное  знание  в  научном  исследовании 
крайне  недостаточно,  так  как  не  всякое 
имеющееся знание способно помочь иссле-
дованию.  В  том  случае,  если  имеющееся 
знание  представлено  в  виде  информации, 
то есть в форме знания «готового», а пото-
му статичного, - то в этом случае оно в ис-
следовательском  процессе  не  впишется  в 
процессуальную  форму  самого  исследова-
ния.  Будет  в  этом  смысле  ему  противосто-
ять.  Конечно,  это  противостояние  будет 
наблюдаться  только  в  том  случае,  если 
проводимое  исследование  не  будет  пред-
ставлять  собой  конгломерат  еще  и  других 
форм готового знания, которыми «исследо-
ватель»  манипулирует  путем  проб  и  оши-
бок, наугад ожидая хоть какого-нибудь ре-
зультата.  Упование  на  имеющееся  готовое 
знание  как  мыслительная  установка  явля-
ется не только определенной данью рацио-
нализму  как  философской  концепции  Но-
вого  времени,  но  и  является  данью  эмпи-
ризму.  Последнее  обнаруживается  тогда, 
когда  подразумевается  необходимость  и 
обязательность  использования  готового 
знания,  включение  его  в  чужеродном  виде 
(в  готовом  виде)  в  процессы.  В  данном 
случае  в  исследовательские  процессы.  Та-
кое  включение  покажется  вполне  оправ-
данным  с  точки  зрения  расхожего  пред-
ставления  о  знании,  не  различающемся  в 
любой  форме  (включая  и  готовое  знание, 
то  есть  информацию).  Вспомним  в  этом 
плане яркую версию такой позиции, выска-
занную в Новое время Ф. Бэконом: «Знание 
–  сила».  При  этом  нельзя  забывать,  что 
знание  может  быть  выражено  и  выражать 
то,  что  вряд  ли  будет  подтверждать  этот 
тезис. Например, для иллюстрации: знание 
того,  что  такое  инфляция  не  дает  возмож-
ности ее преодолеть. Или знание о том, что 
есть психология не обусловливает решения 
ее  проблем  и  т.д.  Иначе  говоря,  не  всякое 
знание есть сила. 
Второй постулат, который можно от-
нести  к  позиции  рационализма  –  это  при-
знание  положительного  смысла  наличия 
сомнения  как  такового  и  вытекающих  из 
него  вариаций  понимания  того,  что  пред-
ставляет  собой  объект,  способ  или  метод 
познания.  В  современный  период  обраще-
ние  к  постулату  сомнения  является  также 
расхожим  выражением  приверженности  к 
позиции рационализма. В современной ин-
терпретации:  этот  постулат  интерпретиру-
ется  как  фактор  приверженности  к  рацио-
нальному  отношению. Он указывает на то, 
что  в  мышлении  исследователя  присутст-
вует модель ситуации выбора (или опреде-
ления  приоритетности),  который  необхо-
димо  совершить  между  уже  имеющимися 
вариантами  знаний,  оценок  состояний,  мо-
делей,  методов  и  проч.  Недостаточность 
здесь выражается, прежде всего, в том, что 
для  исследователя  попадание  в  ситуацию 
выбора означает фактически выпадение из 
ситуации  осознанного,  целенаправленного 
познавательного  процесса.  Это  означает, 
что  его  включение  в  исследовательский 
процесс  носит  характер  достаточно  внеш-
ний, неосознанный, поверхностный, ориен-
тированный  на  случайность,  а  не  понима-
ние его закономерностей. 
Третий  постулат,  предполагающий 
использование имеющейся модели, которая 
предпосылается  познавательному  процес-
су,  как  мыслительная  схема,  калька  и  т.п. 
также  можно  отнести  и  к  традиционно  ра-
ционалистическому и эмпиристскому вари-
анту. Со стороны указания на наличие схе-
мы  или  модели,  которая  присутствует  в 
мышлении,  этот  постулат  можно  вполне 
отнести  к  позиции  рационализма.  Со  сто-
роны  же  использования  этой  схемы  как 
матрицы,  как  того,  с  чем  можно  «орудо-
вать» через системы действий, - с этой сто-
роны данный постулат вполне вписывается 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет