Уфимского научного центра российской академии наук совет молодых ученых иэи унц ран этносы и культуры



жүктеу 9.62 Mb.
Pdf просмотр
бет11/42
Дата15.03.2017
өлшемі9.62 Mb.
түріПротокол
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   42

Алғыш-ҡарғыштарҙа  ла  таш  һүҙе  ҡулланыла,  ауылдарҙа  мəҫəлəн,  əгəр  ҡоҙғон 
ҡысҡырһа: «Тамағыңа таш төйөлһөн, ҡарғышың үҙеңə төшһөн» тип əйтəлəр. Быға ҡаршы, 
шулай əйткəндəр: «Улай ҡоштарға насар əйтергə ярамай, ауыҙыңа бал да-май, тип əйт! » – 
тиҙəр.  
Таш менəн бəйле сағыштырыуҙар ҙа бар. Халҡыбыҙҙа ҡаты бəғерле, уҫал кешене – 
«
таш йөрəкле» тиҙəр, йəғни таш һымаҡ ҡаты күңелле. 
Таштарға  бəйле  тыйыуҙарҙан  тағы  түбəндəгелəрҙе  миҫалға  килтерергə  мөмкин: 
«
Ятҡан  ташты  ҡуҙғатырға  ярамай,  туҡтауһыҙ  ямғыр  яуасаҡ»,  «Ҡəбер  ташын  алып 
ҡайтырға ярамай» һ.б. Балаларҙың һаулығын ҡайғыртып: «Ташҡа ултырма, эсеңə, бөйөр-
бауырыңа һыуыҡ үткəрерһең»тиҙəр ололар. 
Таштар им-томда ла киң ҡулланыла. Əгəр баланың теле боҙолһа – борон уға асы 
таш  ялатҡандар.  Ҡайһы  бер  төбəктəрҙə  бүҫер  ташы  менəн  төртөп  имлəү  ғəҙəте  булған. 
«
Инə  таш,  ата  таш  була.  Инə  таш  менəн  ҡыҙҙарҙы  имлəйҙəр:  бүҫерҙе,  өсйəнде,  тире 
аурыуын.  Ата  таш  менəн  ир  балаларҙы  имлəйҙəр:  эс  ауыртыуҙан,  күҙегеүҙəн,  быуын 
сиренəн”  (2003  йылда  Йылайыр  районы  Исҡужа  ауылында  Юлгилдина  Хəмдиə  Айса 
ҡыҙынан (1933 й.) Р.Ə.Cолтангəрəева яҙып алған)
4

«
Матур ғына шыма таш. Салғы ҡайраған таш. Имлəй инем төрлөһөн шуның менəн. 
Инə таш, ата таш була. Күҙлеһе була... Шулар имгə һəйбəт» (
2005 йылда Һарытау өлкəһе 
Ташбулат  ауылынан  Мусина  Ҡəнифə  Камали  ҡыҙынан  (1926  й.)  Р.Солтангəрəева  яҙып 
алған)
5

                                                 
1
 
Зинурова Р.Р. Рожденный из камня герой башкирской богатырской сказки 
«
Алп-батыр
»
 // 
3
 
Экспедиция материалдары – 2008: Балтач районы... 170-се б. 
4
 
Экспедиционные материалы – 2003: Зилаирский район… 140-сы б. 
5
 
Һамар, һарытау өлкəһе башҡорттарының рухи хазинаһы. Өфө, 2008. 137-се б. 
63
Урал-Алтай: через века в будущее: Материалы V Всероссийской тюркологической конф., посв.80-
летию ИИЯЛ Уфимского научного центра. Уфа, 2012. С. 378–380. 
2
 
Экспедиционные материалы – 2003: Зилаирский район...  С. 201. 

64
«
Ташым  бар  ине  минең.  Шул  ташым  менəн  һыйпаһам  –  шеше  бөтə  ине  һыйыр 
елененең. Күп затлы кешегə бирҙем – хəҙер үкенəм. Йомро ғына таш ине. Əйтə инем:  
Елдəн килһəң – елгə кит,  
Ерҙəн килһəң – ергə кит,  
Ҡайҙан килҫəң – шунда кит! - тип өс тапҡыр һыйпай инем». (
2005 йылда Һамар өлкəһе 
Күҫəбай  ауылынан  Ғафарова  Бибисара  Мөхəмəтшə  ҡыҙынан  (1926  й.)  Р.Солтангəрəева 
яҙып алған)
1

Шулай уҡ, им-томда йылға буйынан ябай таш алып ҡайтып, шуның менəн имлəп, 
уны кире урынына алып барып һалыу алымы ла бар. Халыҡ араһында ҡиммəтле минерал 
таштарҙың һаулыҡҡа ғына түгел, яҙмышҡа ла йоғонто яһауы тураһында ырым-ышаныуҙар 
осрай.  
Таштар  –  халҡыбыҙҙың  борондан  килгəн  күрəҙəлек  ҡылыу  ысулы  −  «Ноҡот 
һалыу» ҙа ла ҡулланыла. «Ноҡот һалыу»ҙы икенселəй «Таш һалыу»ҙа тиҙəр. Уның өсөн 
барлығы  41  таш  алына,  тик  таштарҙы  юлдан  алырға  ярамай,  сөнки  улар  алдай,  тип 
иҫəплəнə. Йылға буйынан алынған таштар дөрөҫөн əйтə, тиҙəр. (юлда кеше күп йөрөгəнгə 
күрə,  юлдағы  таш  бырсаҡ  энергетикалы  булғанға  –  Ф.Ғ.).  Таштарҙы  бүлгəндə  һəр  һан 
нимəнелер  белдерə.  Əммə,  былар  барыһы  ла,  йəғни  таш  символының  фольклор 
жанрҙарында сағылышы айырым тикшереү талап итə. 
Дин  буйынса  таштар  ҙа  зекер  əйтəлəр,  тип  иҫəплəнə  (йəғни,  Аллаһты  иҫкə  ала). 
Мəккə  ҡалаһындағы  Харам  мəсеттə,  Ҡəғбəтуллала  ҡара  таш  бар.  Хаж  ҡылған  ваҡытта 
мосолмандар уны тауаф ҡыла. Дини риүəйəт буйынса, ул Əҙəм ғəлəйһис-сəлəм тарафынан 
ожмахтан төшөрөлгəн фəрештə, һуңынан ташҡа əйлəнгəн. Тəүҙə ул аҡ төҫтə булған, əммə 
гонаһлы кешелəр ҡағылғаны өсөн ҡара төҫкə əйлəнгəн. Заман ахырында  ул таш яңынан 
фəрештəгə əйлəнəсəк, тип бəйəн ителə. 
Борон  башҡорттарҙа  таш  –  язалау  ҡоралы  ла  булып  хеҙмəт  иткəн,  белеүегеҙсə, 
шəриғəт ҡанунын боҙған, зина гонаһы ҡылған өсөн таш менəн һуғып язалау булған.  
Шулай  итеп,  таштар  халыҡ  ижадында,  тормош-көнкүрештə  төрлө  функциялар 
үтəүҙəрен  дауам  итəлəр.  Таш  −  «Мифологияла  донъяның  иң  тəүге  өлөштəренең  береһе. 
Башҡорттарҙың ышаныуы буйынса, таш – тере əйбер. Улар үҫə (таш үҫə), ял итə, йоҡлай 
(таш таныға), таш балалай»
2
. Шулай уҡ, таш – тоя, дауалай, зекер ҡыла, енестəргə бүленə 
(инə,  ата),  тышҡы-эске  сифаты  буйынса  ҡарала  (ҡаты,  йомшаҡ),  ер-һыу  атамаһы  булып 
һəм көнкүрештə төҙөлөш материалы булып хеҙмəт итə һ.б. Үрҙə, беҙҙең тарафтан ҡарала 
башлаған бүлектəр килəсəктə һəр яҡтан ентекле өйрəнелер тигəн өмөттə ҡалабыҙ. 
 
© Ғайсина Ф.Ф., 2016  
 
 
 
                                                 
1
 
Һамар, һарытау өлкəһе башҡорттарының рухи хазинаһы. 129-сы б. 
64
УДК 902.2  
Галимова М.Ш.,  
Хамзин Р.Н.  
г. Казань 
 
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ДРОЖЖАНОВСКОГО РАЙОНА  
РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН 
 
Аннотация:  В  данной  работе  рассматривается  краткая  история  археологического  изучения 
Предволжья в целом и Дрожжановского района Республики Татарстан в частности. Прослежено заселение 
региона людьми на основе известных археологических памятников рассматриваемого района в различные 
исторические эпохи, начиная с каменного века и заканчивая поздним средневековьем. 
Ключевые  слова:  Республика  Татарстан,  Предволжье,  Дрожжановский  район,  археологические 
памятники, история археологического изучения. 
 
Annotation: In this paper we consider the history of researching the archaeological sites in Predvolzhye. 
Key words: Republic of Tatarstan, Predvolzhye, Drozhzhanovsky district, archaeological sites, history of 
archaeological studies 
 
Краткая  история  археологического  изучения  Предволжья  Татарстана.  Интерес 
со  стороны  исследователей  к  археологическим  памятникам  Предволжья  проявился  по 
сравнению  с  другими  районами  Татарстана,  относительно  поздно.  Первые  упоминания 
об  археологических  памятниках  Предволжья  относятся  к  20-м  годам  XIX  в.,  когда  Ф. 
Эрдманом  (1821)  были  отмечены  остатки  летописного  Ошеля  (Кирельское)  городище. 
Далее  в  1856  г.  у  с.  Малые  Атрясы  найден  крупный  клад  монет  XIII-XIV  вв., 
опубликованный  П.С.  Савельевым.  В  1967  г.  профессор  Казанского  университета  Н.А. 
Головкинский  (1869)  отметил  несколько  местонахождений  каменных  орудий  и 
фрагментов  глиняной  посуды  в  окрестностях  с.  Буртасы.  В  первых  сводах 
археологических памятников К.И. Невоструева, (1871) и С.М. Шпилевского (1877)  уже 
указано около двух десятков древних городищ и отдельных находок в Предволжье. В 70-
80-
е годы XIX в. из различных населённых пунктов правобережья Волги и бассейна р. 
Свияги  в  коллекции  казанских  краеведов  и  коллекционеров  начинают  поступать 
различные  предметы.  Особенно  многочисленными  они  оказались  в  коллекции  В.И. 
Заусайлова, ныне хранящийся в Национальном музее Финляндии
1

Образование в 1878 г. при Казанском университете Общества археологии, истории и 
этнографии  усилило  деятельность  казанских  и  симбирских  археологов  по 
непосредственному  изучению  памятников  региона.  Так,  например,  инспектор  народных 
училищ  И.А.  Износков  в  1878-1881  гг.  открывает  и  осматривает  в  районе  г.  Тетюши 
несколько интересных городищ (Танай-Тураевское городище, Чуру-Барышевское городище 
и  селище).  Рад  городищ  (Льяшевское  городище,  Зеленовское  городище,  Колунецкое 
городище, Сюкеевское городище и др.) между Волгой и Свиягой были открыты и изучены в 
1881-1
882  гг.  Е.Т.  Соловьёвым.  В  эти  же  годы  профессора  Казанского  университета  Н.Ф. 
Высоцкий и П.И. Кротов выявляют и исследуют несколько стоянок в правобережье  устья 
Свияги.  Несколько  позднее  в  1895  г.  П.И.  Кротов  открыл  ряд  интересных  стоянок  на  р. 
Свияге  у  сел  Большие  и  Малые  Кокузы  (Малококузинская  стоянка  I,  Малококузинская 
стоянка).  В  1890  г.  известный  казанский  учёный  П.А.  Пономарёв  предпринял  попытку 
археологического  поиска  летописного  города  Ошеля  и  с  этой  целью  осмотрел  несколько 
городищ  в  районе  с.  Кирельское  (Янтиковское  (Кирельское)  городище,  Кирельское 
городище II («Сокол»)), Кирельское городище I («Сокол»))
2
.  
К  рубежу  XIX–XX  вв.  относится  активная  деятельность татарского  археолога  Г. 
Ахматова по выявлению и изучению археологических памятников в низовьях Свияги. Им 
                                                 
1
 
Археологическая карта Татарской АССР. Предволжье. Казань, 1985. С. 6. 
2
 
Свод памятников археологии Республики Татарстан (т. 3). Казань, 2007. С. 9. 
65
2
 
Хисамитдинова Ф.Г. Таш // Башҡорт мифология һүҙлеге. Өфө, 2015. Б. 328–331. 
65
УДК 902.2  
Галимова М.Ш.,  
Хамзин Р.Н.  
г. Казань 
 
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ДРОЖЖАНОВСКОГО РАЙОНА  
РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН 
 
Аннотация:  В  данной  работе  рассматривается  краткая  история  археологического  изучения 
Предволжья в целом и Дрожжановского района Республики Татарстан в частности. Прослежено заселение 
региона людьми на основе известных археологических памятников рассматриваемого района в различные 
исторические эпохи, начиная с каменного века и заканчивая поздним средневековьем. 
Ключевые  слова:  Республика  Татарстан,  Предволжье,  Дрожжановский  район,  археологические 
памятники, история археологического изучения. 
 
Annotation: In this paper we consider the history of researching the archaeological sites in Predvolzhye. 
Key words: Republic of Tatarstan, Predvolzhye, Drozhzhanovsky district, archaeological sites, history of 
 
Краткая  история  археологического  изучения  Предволжья  Татарстана.  Интерес 
со  стороны  исследователей  к  археологическим  памятникам  Предволжья  проявился  по 
сравнению  с  другими  районами  Татарстана,  относительно  поздно.  Первые  упоминания 
об  археологических  памятниках  Предволжья  относятся  к  20-м  годам  XIX  в.,  когда  Ф. 
Эрдманом  (1821)  были  отмечены  остатки  летописного  Ошеля  (Кирельское)  городище. 
Далее  в  1856  г.  у  с.  Малые  Атрясы  найден  крупный  клад  монет  XIII-XIV  вв., 
опубликованный  П.С.  Савельевым.  В  1967  г.  профессор  Казанского  университета  Н.А. 
Головкинский  (1869)  отметил  несколько  местонахождений  каменных  орудий  и 
фрагментов  глиняной  посуды  в  окрестностях  с.  Буртасы.  В  первых  сводах 
археологических памятников К.И. Невоструева, (1871) и С.М. Шпилевского (1877)  уже 
указано около двух десятков древних городищ и отдельных находок в Предволжье. В 70-
80-
е годы XIX в. из различных населённых пунктов правобережья Волги и бассейна р. 
Свияги  в  коллекции  казанских  краеведов  и  коллекционеров  начинают  поступать 
различные  предметы.  Особенно  многочисленными  они  оказались  в  коллекции  В.И. 
Заусайлова, ныне хранящийся в Национальном музее Финляндии
1

Образование в 1878 г. при Казанском университете Общества археологии, истории и 
этнографии  усилило  деятельность  казанских  и  симбирских  археологов  по 
непосредственному  изучению  памятников  региона.  Так,  например,  инспектор  народных 
училищ  И.А.  Износков  в  1878-1881  гг.  открывает  и  осматривает  в  районе  г.  Тетюши 
несколько интересных городищ (Танай-Тураевское городище, Чуру-Барышевское городище 
и  селище).  Рад  городищ  (Льяшевское  городище,  Зеленовское  городище,  Колунецкое 
городище, Сюкеевское городище и др.) между Волгой и Свиягой были открыты и изучены в 
1881-1
882  гг.  Е.Т.  Соловьёвым.  В  эти  же  годы  профессора  Казанского  университета  Н.Ф. 
Высоцкий и П.И. Кротов выявляют и исследуют несколько стоянок в правобережье  устья 
Свияги.  Несколько  позднее  в  1895  г.  П.И.  Кротов  открыл  ряд  интересных  стоянок  на  р. 
Свияге  у  сел  Большие  и  Малые  Кокузы  (Малококузинская  стоянка  I,  Малококузинская 
стоянка).  В  1890  г.  известный  казанский  учёный  П.А.  Пономарёв  предпринял  попытку 
археологического  поиска  летописного  города  Ошеля  и  с  этой  целью  осмотрел  несколько 
городищ  в  районе  с.  Кирельское  (Янтиковское  (Кирельское)  городище,  Кирельское 
городище II («Сокол»)), Кирельское городище I («Сокол»))
2
.  
К  рубежу  XIX–XX  вв.  относится  активная  деятельность татарского  археолога  Г. 
Ахматова по выявлению и изучению археологических памятников в низовьях Свияги. Им 
                                                 
1
 
Археологическая карта Татарской АССР. Предволжье. Казань, 1985. С. 6. 
2
 
Свод памятников археологии Республики Татарстан (т. 3). Казань, 2007. С. 9. 
65
archaeological studies. 

66
были  исследованы    и  описаны  несколько  городищ:  Тавлинское,  Городищенское, 
Луковское (Япанчинское), а также Побединская курганная группа и др. В это же время 
В.И.  Поливанов  составляет  Археологическую  карту  Симбирской  губернии,  где  был 
отмечен ряд археологических памятников, ныне относящихся к Буинскому району РТ. В 
1901  г.  профессор  А.А.  Штукенберг  провел  археологические  раскопки  в  Пустых 
Морквашах (Пусто-Морквашинский могильник I). 
В советское время в Предволжье начинаются целенаправленные археологические 
разведочные  исследования  и  раскопки.  Так,  например,  в  1927–1928  гг.  краеведы  А.М. 
Тамбовцев и Н.Ф. Калинин проводят разведки по Волге и от Волги к Свияге, при этом 
они  осматривают  Льяшевское  и  Зеленовское  городища.  В  1927  г.  В.Ф.  Смолин 
предпринял раскопки Пусто-Морквашинского могильника II. 
В 1949 г. под руководством Н.Ф. Калинина в правобережье Волги была проведена 
археологическая  экспедиция,  которая  открыла  и  исследовала  более  100  различных 
археологических  памятников.  В  1951  г.  этой  же  экспедицией  исследовались 
палеолитические памятники и проводились разведки по правобережью Волги на отрезке 
между селами Пустые Моркваши и Нижний Услон.  
В  1957  г.  экспедиция  ИЯЛИ  КФАН  СССР  несколькими  отрядами  провела 
археологические  разведки  в  бассейне  р.  Свияги  в  пределах  Тетюшского,  Буинского, 
Дрожжановского  и  Апастовского  районов.  В  результате  этих  работ  было  выявлено  около 
130 археологических памятников, а на Козловском и Большетарханском I могильниках были 
проведены раскопки. В 1960 г. разведки и довольно широкие археологические исследования 
памятников эпохи бронзы были проведены в пределах Верхнеуслонского, Зеленодольского 
и Апастовского районов. В результате было выявлено более 100 различных археологических 
памятников.  Интересные  результаты  принесли  раскопки  в  1960–1961  гг.  мезолитических, 
неолитических  и  энеолитических  стоянок  в  районе  сёл  Кабы-Копры  и  Кокузы  (Кабы-
Копрынская  стоянка  I,  II,  Малококузинская  стоянка  I,  II).  В  эти  же  годы  широкие  были 
продолжены исследования на Большетарханском I могильнике
1
.  
В 60-е гг. XX в. начинаются активные работы казанских археологов по изучению 
археологических  памятников  Предволжья,  разрушающихся  в  зоне  Куйбышевского 
водохранилища.  В  1963  г.  были  осмотрены  памятники  на  Волге  между  Сюкеевым  и 
Тетюшами, в 1968 г. – от Камского Устья до южных границ РТ, в 1967-1969 гг. низовья р. 
Свияги. В результате всех этих работ к 1976 г. в Предволжье Татарстана было осмотрено 
около  120  археологических  памятников,  многие  из  которых  были  открыты  впервые.  В 
эти  же  годы  проводились  стационарные  археологические  исследования  некоторых 
памятников.  Так,  например,  в  1963-1967  гг.  Чувашский  отряд  Поволжской 
археологической экспедиции провёл раскопки городища «Хулаш». В 1969–1971, 1978 и 
1980  гг.  исследовался  комплекс  могильников  эпохи  бронзы,  раннего  железа  и 
раннеболгарского времени у г. Тетюши (Тетюшский могильник I, II, III). В 1970 г. Е.А. 
Халиковой  и  А.Х.  Халиковым  были  проведены  небольшие  раскопки  на  Атрясском 
кладбище  и  Большетарханском  I  могильнике.  Также  во  второй  половине  1970-х  гг. 
начале  1980-х  гг.  масштабным  археологическим  исследованиям  были  подвергнуты 
Пусто-Морквашинский I могильник, комплекс «Сюкеевский звоз»
2
.  
В  конце  1980-х  –  1990-е  гг.  разведочные  исследования  в  бассейне  р.  Свияги 
проводились Р.С. Габяшевым, М.Ш. Галимовой, К.Э. Истоминым, А.А. Чижевским, М.Г. 
Косменко  и  т.д.  В  2006  г.  разведочные  исследования  под  руководством  Р.Н.  Хамзина 
проводились  в  Вернеуслонском  и  Камско-Устьинском  районах
3
.  В  2008  г.  под 
                                                 
2
 
Свод памятников археологии Республики Татарстан... С. 11–12. 
3
 
Хамзин  Р.Н.  Отчет  о  разведках  археологических  памятников  в  Камско-Устьинском  и 
Верхнеуслонском  районах Республики Татарстан в 2006 г. С. 4–9. 
66
руководством Р.Н. Хамзина разведки проводились в Апастовском и Кайбицком районах
1

а  под  руководством  М.В.  Сивицкого  разведочные  исследования  проводились  в 
Дрожжановском  и  Буинском  районах  РТ
2
.  Последние  работы  в  южных  районах 
Предволжья  на  территории  Республики  Татарстан  дали  новые  сведения  о  памятниках 
археологии  региона  и  позволили  уточнить  состояние  и  местоположение  ранее 
выявленных  памятников
3
.  Однако,  несмотря,  на  определенные  успехи  археологов,  в 
древней и средневековой истории Предволжья Татарстана и Дрожжановского района, в 
особенности,  остается  немало  нерешённых  проблем,  которые  требуют  пристального 
внимания исследователей. 
Территория  Дрожжановского  района  в  первобытную  эпоху.  Долины  левых 
притоков  р.  Свияга  (в  ее  среднем  течении)  –  рек  Малая  и  Большая  Цильна,  которые 
протекают  по  территории  Дрожжановского  района,  были  издревле  населены  людьми 
первобытной эпохи. Об этом свидетельствуют отдельные первобытные археологические 
памятники,  известные  к  настоящему  моменту.  В  целом,  в  истории  заселения  и 
хозяйственного  освоения  территории  Предволжья  РТ  в  так  называемый  «догородской» 
период выделяется несколько основных этапов: 

каменный  век  и  медно-каменный  век  (верхний  палеолит,  мезолит,  неолит, 
энеолит) (XIV–IV тыс. до н.э.) 

эпоха  бронзы  (срубная,  абашевская,  культуры,  памятники  т.н.  «займищенского 
типа», а также сусканско-луговская и маклашеевская культуры) III–II тыс. до н.э. 

ранний железный век (ананьинская культура) VII–V  вв. до н.э. 

раннее средневековье (азелинская, именьковская культуры) III – нач. Х вв. н.э. 
Вопрос  о  заселении  территории  Дрожжановского  района  в  каменном  и  медно-
каменном веках до сих пор остается открытым, поскольку стоянок этого возраста здесь 
пока  не  обнаружено.  Вместе  с  тем,  сушествуют  довольно  неплохие  перспективы 
нахождения древнейших памятников в долинах рек Малая и Большая Цильна.  Об этом 
свидетельствуют находки эпохи камня и энеолита, известные в долине р. Карла – левого 
притока Свияги, который протекает несколько севернее р. Малая Цильна, по территории 
Буинского  района  РТ.  На  обоих  берегах  р.  Карла  были  открыты  стоянки  первобытных 
людей мезолита, неолита и энеолита, располагавшиеся на песчаных холмах – дюнах у сел 
Альшихово, Тиньгаш, Рунга и др.  
С появлением первых металлических орудий (медных) в период энеолита (IV–III 
тыс. до н.э.) образ жизни и хозяйственная деятельность обитателей Приволжского края 
практически не изменились. Первобытные люди в это время по-прежнему использовали, 
в основном, каменные орудия труда, медные изделия были чрезвычайно редки. В связи с 
этим  для  волжского  правобережья  весьма  характерны  остатки  стоянок-мастерских  по 
изготовлению  орудий  из  кремня  и  кварцита.  Полученные  на  берегу  Волги  заготовки 
каменных  орудий,  а  также  ножевидные  пластины  и  нуклеусы  (ядрища),  с  которых  эти 
пластины могли быть отделены, первобытные обитатели долины Свияги и ее притоков 
приносили  в  свои  жилые  поселки  (поселения  и  стоянки),  которые  также,  как  и  в 
предшествующие  эпохи,  располагались  на  песчаных  холмах  и  террасах.  Каменные 
наконечники  стрел  и  дротиков,  а  также  топоры  использовали  на  кратковременных 
охотничьих  стоянках,  остатки  которых  в  виде  местонахождений  зафиксированы  на 
территории Буинского района. 
                                                 
1
 
Он  же.  Отчёт  о  разведках  археологических  памятников  в  Апастовском,  Кайбицком 
районах Республики Татарстан в 2008 г. С. 4–9. 
2
 
Сивицкий  М.В.  Отчёт  о  разведках  археологических  памятников  в  Дрожжановском, 
Буинском районах Республики Татарстан в 2008 г. С. 4–6. 
3
 
Галимова  М.Ш.,  Сивицкий  М.В.,  Хамзин  Р.Н. Археологические  исследования  у  села 
Нижнее  Чекурское Дрожжановского  района  Республики  Татарстан // Средневековая  археология 
Волго-Уралья:  сборник  научных  трудов  к  65-летнему  юбилею  д.и.н.,  проф.,  член-корр.  АН  РТ 
Ф.Ш. Хузина. Казань: Институт археологии им. А.Х. Халикова АН РТ, 2016.  С. 86–91. 
67
1
 
Археологическая карта Татарской АССР... С.7. 
67
руководством Р.Н. Хамзина разведки проводились в Апастовском и Кайбицком районах
1

а  под  руководством  М.В.  Сивицкого  разведочные  исследования  проводились  в 
Дрожжановском  и  Буинском  районах  РТ
2
.  Последние  работы  в  южных  районах 
Предволжья  на  территории  Республики  Татарстан  дали  новые  сведения  о  памятниках 
археологии  региона  и  позволили  уточнить  состояние  и  местоположение  ранее 
выявленных  памятников
3
.  Однако,  несмотря,  на  определенные  успехи  археологов,  в 
древней и средневековой истории Предволжья Татарстана и Дрожжановского района, в 
особенности,  остается  немало  нерешённых  проблем,  которые  требуют  пристального 
внимания исследователей. 
Территория  Дрожжановского  района  в  первобытную  эпоху.  Долины  левых 
притоков  р.  Свияга  (в  ее  среднем  течении)  –  рек  Малая  и  Большая  Цильна,  которые 
протекают  по  территории  Дрожжановского  района,  были  издревле  населены  людьми 
первобытной эпохи. Об этом свидетельствуют отдельные первобытные археологические 
памятники,  известные  к  настоящему  моменту.  В  целом,  в  истории  заселения  и 
хозяйственного  освоения  территории  Предволжья  РТ  в  так  называемый  «догородской» 
период выделяется несколько основных этапов: 

каменный  век  и  медно-каменный  век  (верхний  палеолит,  мезолит,  неолит, 
энеолит) (XIV–IV тыс. до н.э.) 

эпоха  бронзы  (срубная,  абашевская,  культуры,  памятники  т.н.  «займищенского 
типа», а также сусканско-луговская и маклашеевская культуры) III–II тыс. до н.э. 

ранний железный век (ананьинская культура) VII–V  вв. до н.э. 

раннее средневековье (азелинская, именьковская культуры) III – нач. Х вв. н.э. 
Вопрос  о  заселении  территории  Дрожжановского  района  в  каменном  и  медно-
каменном веках до сих пор остается открытым, поскольку стоянок этого возраста здесь 
пока  не  обнаружено.  Вместе  с  тем,  сушествуют  довольно  неплохие  перспективы 
нахождения древнейших памятников в долинах рек Малая и Большая Цильна.  Об этом 
свидетельствуют находки эпохи камня и энеолита, известные в долине р. Карла – левого 
притока Свияги, который протекает несколько севернее р. Малая Цильна, по территории 
Буинского  района  РТ.  На  обоих  берегах  р.  Карла  были  открыты  стоянки  первобытных 
людей мезолита, неолита и энеолита, располагавшиеся на песчаных холмах – дюнах у сел 
Альшихово, Тиньгаш, Рунга и др.  
С появлением первых металлических орудий (медных) в период энеолита (IV–III 
тыс. до н.э.) образ жизни и хозяйственная деятельность обитателей Приволжского края 
практически не изменились. Первобытные люди в это время по-прежнему использовали, 
в основном, каменные орудия труда, медные изделия были чрезвычайно редки. В связи с 
этим  для  волжского  правобережья  весьма  характерны  остатки  стоянок-мастерских  по 
изготовлению  орудий  из  кремня  и  кварцита.  Полученные  на  берегу  Волги  заготовки 
каменных  орудий,  а  также  ножевидные  пластины  и  нуклеусы  (ядрища),  с  которых  эти 
пластины могли быть отделены, первобытные обитатели долины Свияги и ее притоков 
приносили  в  свои  жилые  поселки  (поселения  и  стоянки),  которые  также,  как  и  в 
предшествующие  эпохи,  располагались  на  песчаных  холмах  и  террасах.  Каменные 
наконечники  стрел  и  дротиков,  а  также  топоры  использовали  на  кратковременных 
охотничьих  стоянках,  остатки  которых  в  виде  местонахождений  зафиксированы  на 
территории Буинского района. 
                                                 
2
 
Сивицкий  М.В.  Отчёт  о  разведках  археологических  памятников  в  Дрожжановском, 
Буинском районах Республики Татарстан в 2008 г. С. 4–6. 
3
 
Галимова  М.Ш.,  Сивицкий  М.В.,  Хамзин  Р.Н. Археологические  исследования  у  села 
Нижнее  Чекурское Дрожжановского  района  Республики  Татарстан // Средневековая  археология 
67
1
 
Он  же.  Отчёт  о  разведках  археологических  памятников  в  Апастовском,  Кайбицком 
районах Республики Татарстан в 2008 г. С. 4–9. 
Волго-Уралья:  сборник  научных  трудов  к  65-летнему  юбилею  д.и.н.,  проф.,  член-корр.  АН  РТ 
Ф.Ш. Хузина. Казань, 2016.  С. 86–91. 

68
Обитателями  Предволжья  и  в  частности  в  период  энеолита  были,  в  основном, 
носители  волосовской  археологической  культуры.  Об  этом  говорят,  например, 
результаты раскопок Черки-Кильдуразских поселений 1 и 2 на песчаной террасе правого 
берега  Свияги  в  Буинском  районе.  Несколько  позже  на  территорию  среднего  течения 
Свияги проникли носители балановской культуры, принадлежащей обширной общности 
культур  с  боевыми  топорами  Северной  Европы.  Распространение  в  Предволжье 
памятников балановской культуры III тыс. до н.э. было связано, видимо, с тем, что здесь 
находились источники медесодержащих руд. Свидетельством тому являются результаты 
раскопок  уникального Козловского  1  могильника  на  дюне  в  пойме Свияги  напротив  д. 
Козловка Буинского района. 
В  III–II  тыс.  до  н.э.  в  районе  появляются  сообщества  носителей  культур  эпохи 
бронзы,  которые  были  знакомы  с  бронзовыми  орудиями,  однако,  продолжали  активно 
использовать  и  каменные.  Чрезвычайная  редкость  находок  эпохи  бронзы  в 
Дрожжановском  районе,  вероятно,  связана  со  слабой  изученностью  этой  территории 
Предволжья. Между тем, в соседних районах Предволжья, например, в Буинском районе, 
число  зафиксированных  стоянок  бронзового  века  довольно  велико  (около  50 
памятников). В Дрожжановском районе известны следующие памятники эпохи бронзы: 
Старошаймурзинские  местонахождения  I  и  II,  Новозадоровское  поселение,  Матакское 
поселение  (селище).  Необходимо  отметить,  что  в  бронзовом  веке  была  заселена 
ближайшая  к  Дрожжановскому  району  с  севера  долина  реки  Чильча  (левый  приток 
Свияги).  Там  известны  стоянки  у  сел  Старые  Тинчали,  Старостуденецкие  Выселки, 
Бюрганы, Старые Бурундуки, Сарыкамыш. 
На протяжении эпохи бронзы картина распространения археологических культур на 
данной территории неоднократно менялась. Вначале долину Свияги и ее притоков освоили 
племена абашевской культуры, затем – срубной культуры и так называемого займищенского 
типа памятников. В позднем бронзовом веке здесь появились носители сускан-луговской и 
маклашеевской  культур.  Первобытные  коллективы  эпохи  бронзы  освоили  важнейшую 
отрасль производящего хозяйства – животноводство. Вместе с тем, они активно продолжали 
заниматься охотой и рыболовством. В этой связи долина Свияги и ее притоков, широкая, с 
песчаными холмами, с высоким правым берегом и многочисленными старицами на левом 
берегу, была весьма привлекательна для древних скотоводов.  
По всей вероятности, к эпохе бронзы могут быть отнесены все группы курганов, 
не  имеющие  хронологической  привязки,  которые  были  отмечены  во  множестве  еще  в 
XIX 
в. Ныне большинство из этих курганных групп, внесенных в списки Министерства 
культуры  РТ,  очевидно,  были  уничтожены  распашкой,  вследствие  чего  не  поддаются 
локализации.  Таковы,  видимо  и  курганы,  отмеченные  в  более  100  лет  назад  близ  с. 
Средние  Алгаши.  Между  тем,  поблизости  от  восточной  границы  Дрожжановского 
района, в устьевой части долины р. Цильна у с. Раково сохранились такие курганы. 
В начале I тысячелетия до н.э. в Волго-Камье происходило формирование предков 
современных  финноязычных  народов  Поволжья  и  Предуралья  –  мордвы,  марийцев, 
удмуртов,  коми.  В  VIII  в.  до  н.э.  племена,  жившие  в  Предволжье,  перешли  к 
использованию железа. Железо окончательно вытеснило каменные и бронзовые орудия 
труда  и  оружие.  Освоение  черной  металлургии  привело  к  дальнейшему  развитию 
производительных  сил,  а  также  росту  имущественного  расслоения  в  первобытных 
коллективах.  Археологические  культуры  раннего  железного  века  –  городецкая, 
ананьинская,  пьяноборская  и  др.  В  начале  1  тыс.  до  н.э.  на  место  обитания  населения 
маклашеевской  культуры  финального  бронзового  века  пришли  носители  ананьинской 
культурно-исторической  общности,  мигрировавшие  из  Верхнего  и  Среднего  Прикамья. 
Ананьинцы имели сложную племенную структуру, со своими локальными центрами. 
Ананьинское  население  в  VIII-VI  вв.  до  н.э.  оставило  наиболее  древние  в  Волго-
Камье  укрепленные  поселения–убежища  (городища),  которые  обычно  располагаются  на 
очень  высоких,  выдающихся  над  окрестностями,  мысах,  залесенных  и  ограниченных 
68
глубокими оврагами. Множество таких мысов зафиксировано на территории приподнятого 
и глубоко расчлененного рельефа северной части Приволжской возвышенности. Однако, 
на  территории  Дрожжановского  района  таких  высоких  мысов  довольно  мало.  Здесь 
известно  лишь  одно  местонахождение  ананьинской  культуры  –  Старошаймурзинское. 
Видимо,  население  ананьинской  культурно-исторической  области,  так  же,  как  и 
последующее  население  азелинской  культуры,  почти  не  проникало  вглубь  Предволжья, 
расселяясь,  в  основном,  в  безопасной  пересеченной  и  залесенной  местности  на  высоком 
волжском берегу. В VI в. до н.э. ананьинская культурно-историческая область прекратила 
свое существование по причинам, которые не установлены твердо до сих пор.  
О населении территории нынешнего Дрожжановского района в период с VI в. до 
н.э. по  III в н.э. ничего не  известно. В  III–IV вв. н.э. в Предволжье приходят носители 
азелинской  культуры.  Здесь  они  оставили  после  себя  редкие  памятники.  В  эпоху 
Великого  переселения  народов  в  середине  I  тыс.  н  э    поволжские  финны  испытывали 
давление  прототюркских  и  других  племен,  что  привело  к  перемещению  и  отчасти 
смешению  населения.  Азелинцы  занимались  подсечно-огневым  земледелием, 
скотоводством, рыбной ловлей и охотой (преимущественно пушной), а также кузнечным 
делом.  Азелинцы    использовали  городища-убежища  предшествующих  ананьинской  и 
городецкой культур. Однако, на территории района памятники азелинской культуры на 
сегодня практически не известны.  
В раннем средневековье (V–VII вв.) – т.н. «предболгарский» период долина Свияги 
и ее притоков была плотно освоена населением именьковской культуры. Будучи первыми 
пашенными  земледельцами  в  крае,  «именьковцы»  стремились  освоить,  прежде  всего, 
черноземные  почвы,  которыми  богата  долина  Свияги.  Жили  носители  именьковской 
культуры  в  полуземлянках,  выращивали  зерновые  культуры.  У  них  было  развито  также 
скотоводство.  Высокий  правый  берег  реки,  интенсивно  рассеченный  оврагами,  был 
чрезвычайно  удобен  для  постройки  именьковских  городищ-убежищ,  что  было  вызвано 
необходимостью защиты от вражеских племен. Именьковские городища занимают обычно 
узкие длинные обрывистые мысы на высоком правом берегу Свияги. С этими городищами 
были связаны и крупные неукрепленные поселения – селища, располагавшиеся «кустами» 
вокруг  первых.  Таковы,  например,  крупные  «кусты»  памятников  у  сел  Черки-Бибкеево, 
Большое  Фролово,  Степановка,  Болшая  Карланга,  Русские  Кищаки.  Такие  кусты 
памятников  именьковской  культуры  соответствовали,  вероятно,  отдельным  родам.  На 
рубеже  VII–VIII  вв.  н.э.  часть  именьковцев  ушла  на  запад,  в  Среднее  Поднепровье,  а 
другая часть, вероятно, была ассимилирована раннебулгарскими племенами, пришедшими 
из евразийских степей в период Тюркского каганата
1

В  связи  со  слабой  археологической  изученностью  Дрожжановского  района 
памятников  именьковской  культуры  не  зафиксировано.  Это,  вероятно,  объясняется 
отсутствием  крупных  рек  с  их  большими  пойменными  долинами  пригодными  для 
земледелия  и  скотоводства,  которые  использовались  именьковским  населением.  Кроме 
того,  сравнительно  небольшая  высота  надпойменных  террас  рек  рассматриваемого 
района  (реки:  Цильна,  Малая  Цильна,  Большая  Якла)  относительно  уреза  воды  не 
позволяла носителям именьковской культуры строить укреплённые поселения-убежища. 
Таким образом, территория Дрожжановского  района остается  «белым пятном»  в 
отношении значительного хронологического отрезка истории  от завершения бытования 
ананьинской культуры (VI в. до н.э.) до прихода волжских болгар (булгар) (VIII–IX вв. 
н.э.). Необходимы целенаправленные археологические исследования в этом направлении
Территория  Дрожжановского  района  в  средневековье  (волжские  болгары).  В 
раннеболгарский  период  (VIII–IX  вв.)  на  Средней  Волге  началось  формирование 
булгарской археологической культуры. Этот процесс происходил с участием тюркских, 
                                                 
1
 
Сивицкий  М.В.  Отчёт  о  разведках  археологических  памятников  в  Дрожжановском, 
Буинском районах Республики Татарстан в 2008 г. С.17–21. 
69
69
глубокими оврагами. Множество таких мысов зафиксировано на территории приподнятого 
и глубоко расчлененного рельефа северной части Приволжской возвышенности. Однако, 
на  территории  Дрожжановского  района  таких  высоких  мысов  довольно  мало.  Здесь 
известно  лишь  одно  местонахождение  ананьинской  культуры  –  Старошаймурзинское. 
Видимо,  население  ананьинской  культурно-исторической  области,  так  же,  как  и 
последующее  население  азелинской  культуры,  почти  не  проникало  вглубь  Предволжья, 
расселяясь,  в  основном,  в  безопасной  пересеченной  и  залесенной  местности  на  высоком 
волжском берегу. В VI в. до н.э. ананьинская культурно-историческая область прекратила 
свое существование по причинам, которые не установлены твердо до сих пор.  
О населении территории нынешнего Дрожжановского района в период с VI в. до 
н.э. по  III в н.э. ничего не  известно. В  III–IV вв. н.э. в Предволжье приходят носители 
азелинской  культуры.  Здесь  они  оставили  после  себя  редкие  памятники.  В  эпоху 
Великого  переселения  народов  в  середине  I  тыс.  н  э    поволжские  финны  испытывали 
давление  прототюркских  и  других  племен,  что  привело  к  перемещению  и  отчасти 
смешению  населения.  Азелинцы  занимались  подсечно-огневым  земледелием, 
скотоводством, рыбной ловлей и охотой (преимущественно пушной), а также кузнечным 
делом.  Азелинцы    использовали  городища-убежища  предшествующих  ананьинской  и 
городецкой культур. Однако, на территории района памятники азелинской культуры на 
сегодня практически не известны.  
В раннем средневековье (V–VII вв.) – т.н. «предболгарский» период долина Свияги 
и ее притоков была плотно освоена населением именьковской культуры. Будучи первыми 
пашенными  земледельцами  в  крае,  «именьковцы»  стремились  освоить,  прежде  всего, 
черноземные  почвы,  которыми  богата  долина  Свияги.  Жили  носители  именьковской 
культуры  в  полуземлянках,  выращивали  зерновые  культуры.  У  них  было  развито  также 
скотоводство.  Высокий  правый  берег  реки,  интенсивно  рассеченный  оврагами,  был 
чрезвычайно  удобен  для  постройки  именьковских  городищ-убежищ,  что  было  вызвано 
необходимостью защиты от вражеских племен. Именьковские городища занимают обычно 
узкие длинные обрывистые мысы на высоком правом берегу Свияги. С этими городищами 
были связаны и крупные неукрепленные поселения – селища, располагавшиеся «кустами» 
вокруг  первых.  Таковы,  например,  крупные  «кусты»  памятников  у  сел  Черки-Бибкеево, 
Большое  Фролово,  Степановка,  Болшая  Карланга,  Русские  Кищаки.  Такие  кусты 
памятников  именьковской  культуры  соответствовали,  вероятно,  отдельным  родам.  На 
рубеже  VII–VIII  вв.  н.э.  часть  именьковцев  ушла  на  запад,  в  Среднее  Поднепровье,  а 
другая часть, вероятно, была ассимилирована раннебулгарскими племенами, пришедшими 
из евразийских степей в период Тюркского каганата
1

В  связи  со  слабой  археологической  изученностью  Дрожжановского  района 
памятников  именьковской  культуры  не  зафиксировано.  Это,  вероятно,  объясняется 
отсутствием  крупных  рек  с  их  большими  пойменными  долинами  пригодными  для 
земледелия  и  скотоводства,  которые  использовались  именьковским  населением.  Кроме 
того,  сравнительно  небольшая  высота  надпойменных  террас  рек  рассматриваемого 
района  (реки:  Цильна,  Малая  Цильна,  Большая  Якла)  относительно  уреза  воды  не 
позволяла носителям именьковской культуры строить укреплённые поселения-убежища. 
Таким образом, территория Дрожжановского  района остается  «белым пятном»  в 
отношении значительного хронологического отрезка истории  от завершения бытования 
ананьинской культуры (VI в. до н.э.) до прихода волжских болгар (булгар) (VIII–IX вв. 
н.э.). Необходимы целенаправленные археологические исследования в этом направлении. 
Территория  Дрожжановского  района  в  средневековье  (волжские  болгары).  В 
раннеболгарский  период  (VIII–IX  вв.)  на  Средней  Волге  началось  формирование 
булгарской археологической культуры. Этот процесс происходил с участием тюркских, 
                                                 
1
 
Сивицкий  М.В.  Отчёт  о  разведках  археологических  памятников  в  Дрожжановском, 
Буинском районах Республики Татарстан в 2008 г. С.17–21. 
69

70
угорских и именьковских племен. Отражением этого стало появление памятников нового 
типа – могильников с кочевыми древностями, а на ряде селищ именьковской культуры – 
посуды салтово-маяцкой культуры Волго-Донского междуречья (среди которых были и 
ранние болгары). Первые булгары появились на территории Среднего Поволжья в конце 
VII  – 
начале VIII вв. н.э. Это было тюркоязычное население, пришедшее из Подонья и 
Приазовья  после  разгрома  Великой  Болгарии  хазарами.  Вторая  волна  переселенцев-
булгар появилась на Средней Волге после поражения Хазарии от арабов в середине VIII 
в
1

В  этот  период  в  Предволжье  булгарами  были  оставлены  могильники,  такие,  как 
Большетарханский в Тетюшском районе РТ
В  IX–X  вв.  на  территории  Среднего  Поволжья  болгары  создают  государство  – 
Волжская  Болгария.  В  Волжской  Болгарии  хорошо  были  развиты  земледелие, 
градостроительство,  ремёсла,  торговля.  Основой  хозяйственной  жизнедеятельности 
болгар  являлись  земледелие  и  скотоводство.  С  провозглашением  в  922  году  ислама 
государственной  религией  духовная  жизнь  народа  развивалась  под  воздействием 
культуры  мусульман  Востока.  В  отличие  от  богатых  домонгольскими  памятниками 
районов  Закамья  и  Предкамья,  южная  часть  Предволжья  (в  пределах  Республики 
Татарстан)  обладает  сравнительно  немногочисленными  памятниками  домонгольского 
периода Волжской Болгарии. На территории Дрожжановского района в настоящее время 
известны несколько археологических объектов этого периода. В южной части района у 
села  Городище  зафиксированы  остатки  Городищенского  городища,  практически 
полностью  разрушенного  в  результате  антропогенного  воздействия,  а  также 
прилегающего  к  нему  крупного  Городищенского  селища  (X–XIII  вв.).  Близ  села 
Татарские  Шатрашаны  находятся  два  болгарских  селища  того  же  периода  (Татарско-
Шатрашанское  селище  I,  II).  У  села  Чувашская  Бездна  фиксируется  Чувашско-
Бездненское  городище.  Городище  расположено  у  северо-западного  края  села  на 
относительно  невысоком  мысу,  образованном  речкой  и  оврагом.  Со  всех  сторон 
городище ограждено линией обороны из одного, а местами из двух валов. Наибольшая 
сохранность  укреплений  фиксируется  с  напольной  стороны:  вал  высотой  1,5  м  и 
шириной  11  м,  ров  глубиной  1,2  и  шириной  8  м.  В  8-10  м  от  них  через  небольшую 
площадку  следует  ещё  один  невысокий  вал.  Также  имеются  проезды  с  западной, 
восточной и южной стороны городища
2
.  
В ближайшей округе Чувашско-Бездненского городища, в 1,3 км к юго-юго-западу от 
села  имеются  остатки  небольшого  болгарского  селища  (Чувашско-Бездненское  селище). 
Довольно  мощный  болгарский  культурный  слой  домонгольского  периода  наблюдается  в 
обрывах правого берега р. Малая Цильна близ д. Канаш (Канашское селище). 
Кроме  того,  к  востоку  от  села  Русская  Бездна  археологами  фиксируется  крупное 
болгарское  селище  (около  140000  кв.  м),  материал  которого  синхронен  с  материалом, 
найденном  на  городище.  Вероятно,  данное  городище  являлось  южным  форпостом, 
используемым  болгарами  для  контроля  местного  населения  и  охраны  прилегающих 
территорий.  
После  расширения  границ  Золотой  Орды  вплоть  до  р.  Дунай  и  завершения 
монголами  похода,  направленного  на  покорение  западных  земель,  Волжская  Болгария 
вошла  в  состав  нового  государства  –  Улуса  Джучи.  Учитывая  высокий  экономический 
потенциал  Волжской  Болгарии,  развитую  систему  государственного  управления, 
монотеистического  религию  и  высокий  уровень  культурного  развития,  Бату-хан  в 
качестве первой столицы выбрал город Булгар и именно здесь в 40-х – начале 50-х гг. 
XIII 
в. началась чеканка джучидских монет. 
Поволжские города Золотой Орды достигли высшего расцвета в первой половине 
XIV 
в., во многом, благодаря стратегически и экономически выгодному расположению 
                                                 
1
 
Хузин Ф.Ш. Ранние булгары и Волжская Булгария. (VIII – начало XIII в.). Казань, 2006. С. 26.  
2
 
Археологическая карта Татарской АССР... С. 46–47. 
70
вдоль  Великого  Волжского  пути.  В  этот  период  болгарские  купцы  также  активно 
участвуют в торговых связях со странами арабского востока и Русью. Об этом говорят 
находки арабских (куфических) монет, сделанные в большом количестве на болгарских 
городищах и селищах на территории Предволжья. 
В  золотоордынский  период  в  рассматриваемом  регионе  жизнь  продолжается,  о 
чём  свидетельствуют  два  мусульманских  кладбища,  выявленных  в  Дрожжановском 
районе. Одно из них – Староишлийское кладбище, расположенное в 0,8 км к западу от 
деревни Старые Ишли, у местного населения носит название «Иски Зират». В довоенное 
время  на  нём  фиксировались  надгробные  камни.  Второе  кладбище  – 
Старошаймурзинское,  расположено  в  6  км  к  западу  от  села  на  пологом  мысу 
ограниченном  двумя  неглубокими  оврагами.  На  Старошаймурзинском  кладбище  в 
настоящее  время  фиксируются  два  надгробных  камня  со  стёртыми  надписями.  Оба 
кладбища датируются XIV-XV вв. Оба кладбища заброшены. Следов проживания групп 
болгарского 
населения, 
оставивших 
данные 
эпиграфические 
памятники, 
исследователями до настоящего времени не зафиксировано.  
Вероятно,  небольшие  группы  болгарского  населения  продолжали  проживать  на 
территории Дрожжановского района, но они были весьма малочисленны. Основная же масса 
населения с приходом монгольских войск покидает свои места, и, вероятно, уходит на север 
и северо-восток. Об этом, возможно, свидетельствует отсутствие культурных напластований 
и  артефактов  на  Городищенском  и  Чувашско-Бездненском  городище,  а  также  на 
прилегающих к ним болгарских селищах. В этой связи, видимо, не случайно возникновение 
и  развитие  в  XIII–XIV  вв.  на  территории  соседних  районов  (Апастовский,  Камско-
Устьинский,  Тетюшский  и  др.)  крупных  торгово-ремесленных  центров  (Сюкеевское, 
Большекляринское,  Чуру-Барышевское,  Зеленовское  и  Льяшевское  городища, 
Большеатрясское селище II и т. д.), о чём свидетельствуют археологические материалы. 
По  писцовым  книгам  XVI  в.  в  Предволжье  выявлено  700  поселений  ханского 
периода,  500  из  которых  находятся  в  междуречье  Волги  и  Камы.  Однако  установить 
местонахождения  селений  и  кладбища  периода  Казанского  ханства  довольно  трудно  в 
силу  того,  что  на  их  месте  возникли  или  продолжали  существовать  села  в  русский 
ранний  период  и  позже.  Таким  образом,  период  Казанского  ханства,  по  данным 
археологии  на  территории  Дрожжановского  района  практически  не  изучен  и  остается 
белым пятном. Это, во многом, объясняется тем, что основная масса селений Казанского 
ханства  в  Предволжье  существует  и  по  сей  день  и,  к  сожалению,  зачастую  не 
рассматривается археологами как объект для исследований.  
 
© Галимова М.Ш., 2016 
© 
Хамзин Р.Н., 2016 
71
71
вдоль  Великого  Волжского  пути.  В  этот  период  болгарские  купцы  также  активно 
участвуют в торговых связях со странами арабского востока и Русью. Об этом говорят 
находки арабских (куфических) монет, сделанные в большом количестве на болгарских 
городищах и селищах на территории Предволжья. 
В  золотоордынский  период  в  рассматриваемом  регионе  жизнь  продолжается,  о 
чём  свидетельствуют  два  мусульманских  кладбища,  выявленных  в  Дрожжановском 
районе. Одно из них – Староишлийское кладбище, расположенное в 0,8 км к западу от 
деревни Старые Ишли, у местного населения носит название «Иски Зират». В довоенное 
время  на  нём  фиксировались  надгробные  камни.  Второе  кладбище  – 
Старошаймурзинское,  расположено  в  6  км  к  западу  от  села  на  пологом  мысу 
ограниченном  двумя  неглубокими  оврагами.  На  Старошаймурзинском  кладбище  в 
настоящее  время  фиксируются  два  надгробных  камня  со  стёртыми  надписями.  Оба 
кладбища датируются XIV-XV вв. Оба кладбища заброшены. Следов проживания групп 
болгарского 
населения, 
оставивших 
данные 
эпиграфические 
памятники, 
исследователями до настоящего времени не зафиксировано.  
Вероятно,  небольшие  группы  болгарского  населения  продолжали  проживать  на 
территории Дрожжановского района, но они были весьма малочисленны. Основная же масса 
населения с приходом монгольских войск покидает свои места, и, вероятно, уходит на север 
и северо-восток. Об этом, возможно, свидетельствует отсутствие культурных напластований 
и  артефактов  на  Городищенском  и  Чувашско-Бездненском  городище,  а  также  на 
прилегающих к ним болгарских селищах. В этой связи, видимо, не случайно возникновение 
и  развитие  в  XIII–XIV  вв.  на  территории  соседних  районов  (Апастовский,  Камско-
Устьинский,  Тетюшский  и  др.)  крупных  торгово-ремесленных  центров  (Сюкеевское, 
Большекляринское,  Чуру-Барышевское,  Зеленовское  и  Льяшевское  городища, 
Большеатрясское селище II и т. д.), о чём свидетельствуют археологические материалы. 
По  писцовым  книгам  XVI  в.  в  Предволжье  выявлено  700  поселений  ханского 
периода,  500  из  которых  находятся  в  междуречье  Волги  и  Камы.  Однако  установить 
местонахождения  селений  и  кладбища  периода  Казанского  ханства  довольно  трудно  в 
силу  того,  что  на  их  месте  возникли  или  продолжали  существовать  села  в  русский 
ранний  период  и  позже.  Таким  образом,  период  Казанского  ханства,  по  данным 
археологии  на  территории  Дрожжановского  района  практически  не  изучен  и  остается 
белым пятном. Это, во многом, объясняется тем, что основная масса селений Казанского 
ханства  в  Предволжье  существует  и  по  сей  день  и,  к  сожалению,  зачастую  не 
рассматривается археологами как объект для исследований.  
 
© Галимова М.Ш., 2016 
© 
Хамзин Р.Н., 2016 
71
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   42


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет