Уфимского научного центра российской академии наук совет молодых ученых иэи унц ран этносы и культуры



жүктеу 9.62 Mb.
Pdf просмотр
бет12/42
Дата15.03.2017
өлшемі9.62 Mb.
түріПротокол
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   42

Гаухман М.В. 
г. Уфа 
 
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ 
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В МУНИЦИПАЛЬНЫХ МУЗЕЯХ 
(ИЗ ОПЫТА МЕТОДИЧЕСКОЙ РАБОТЫ 
НАЦИОНАЛЬНОГО МУЗЕЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН) 
 
Аннотация: Статья посвящена проблемам научно-исследовательской деятельности муниципальных 
музеев Республики Башкортостан. Рассмотрены причины недостаточного  уровня  научных исследований  в 
музеях  и  предложены  перспективные  направления,  которые  позволят  активизировать  исследовательскую 
работу музейных сотрудников. 
Ключевые слова: музейное дело, муниципальные музеи, научно-исследовательская деятельность, 
Национальный музей Республики Башкортостан. 
 
Annotation:  The  article  deals  with  the  problems  of  scientific-research  activity  of  municipal  museums  of 
Bashkortostan Republic. The causes of insufficient level of scientific researches in museums are investigated and the 
perspectives branches for activation research work of museum staff are proposed. 
Key  words:  Museology,  municipal  museums,  scientific-research  activity,  the  National  Museum  of 
Bashkortostan Republic. 
 
Музейные учреждения ведут комплексную работу, связанную с комплектованием, 
изучением, представлением и популяризацией музейных коллекций, связанных с историей 
и  культурой  родного  края.  Неотъемлемой  частью  музейной  деятельности  является 
исследовательская  работа,  направленная  на  изучение  музейных  предметов  и  музейных 
коллекций,  природы,  истории,  этнографии  и  культуры  родного  края,  музейной 
педагогики, истории и теории музейного дела. 
В  общем  понимании  научно-исследовательская  работа  представляет  собой 
получение новых знаний или обобщение имеющейся информации. Приращение научного 
знания происходит в соответствии с методами и принципами, как общими для различных 
наук, так и специфическими для каждой дисциплины. В специальном терминологическом 
словаре приведено такое определение понятие «научное исследование»: 
«Научное исследование  – процесс выработки новых научных знаний. Основными 
компонентами  исследования  являются:  постановка  задачи,  предварительный  анализ 
информации, условий и методов решения задач данного класса; формулировка исходных 
гипотез; теоретический анализ гипотез; планирование и организация эксперимента; анализ 
и обобщение полученных результатов; проверка исходных гипотез на основе полученных 
фактов; окончательная формулировка новых фактов и законов; получение объяснений или 
научных предсказаний; внедрение полученных результатов в производство»
1

Согласно  определению  понятия  «музей»,  сформулированному  сотрудником 
Государственного  литературного  музея  Евгенией Воронцовой,  музей  является  исторически 
обусловленным  институтом  социальной  памяти,  предназначение  которого  «заключается  в 
сохранении  культурного  наследия  в  форме  музейных  предметов  и  их  совокупностей  – 
музейных коллекций и музейных собраний..., в трансляции культурного опыта от поколения к 
поколению... и в сохранении культурного пространства как некой целостности»
2

                                                           
1
 
Исследовательская  деятельность.  Словарь  [Электронный  ресурс]  М.,  2010.  URL: 
http://research_activities.academic.ru/775/Научное_исследование (дата обращения 5.09.2016). 
2
 
Воронцова Е.А.  От  «Российской  музейной  энциклопедии»  к  энциклопедии 
«Литературные музеи России»: энциклопедия как информационный ресурс по истории культуры // 
Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. М., 2015. Вып. 52. С. 228. 
72
В этом определении понятия «музей», как и в других пониманиях музея
1
, прямо не 
упоминается  научно-исследовательская  деятельность  музейных  сотрудников  и  её 
направления.  Однако  из  этого  определения  следует,  что  музей  должен  в  обязательном 
порядке вести исследования, во-первых, музейных предметов
2
, составляющих культурное 
наследие  страны  и  региона,  и,  во-вторых,  культурного  пространства  в  рамках 
исторического,  литературного  и  искусствоведческого  краеведения,  в  зависимости  от 
профиля  музея.  К  сожалению,  нередко  научно-исследовательская  деятельность 
оказывается второстепенной составляющей работы музейных сотрудников. 
Национальный  музей  Республики  Башкортостан  является  методическим  центром 
для  государственных  и  муниципальных  музеев  республики.  Национальный  музей 
предоставляет методическое обеспечение различным направлением деятельности музеев и 
галерей.  Особое  внимание  в  методической  работе  уделяется  муниципальным  музеям, 
которые в большинстве своём расположены в малых городах и сёлах. 
Для  осуществления  методического  обеспечения,  при  помощи  периодических  и 
тематических отчётов, сотрудники Национального музея Республики Башкортостан ведут 
постоянный  мониторинг  работы  муниципальных  музеев  республики.  Данные 
мониторинга  свидетельствуют  о  недостаточном  уровне  научно-исследовательской 
деятельности  в  городских  и  сельских  музеях.  Музейные  сотрудники  обычно  не  могут 
представить  результаты  своих  исследований  в  форме  академического  или  популярного 
текста. 
Целью  настоящей  работы  является  анализ  проблем  научно-исследовательской 
деятельности  сотрудников  муниципальных  музеев  Башкортостана  и  определение 
перспектив повышения уровня исследовательской работы в муниципальных музеях. 
Попытаемся  сформулировать  основные  факторы  музейной  практики, 
препятствующие  полноценной  научно-исследовательской  деятельности  муниципальных 
музеев Республики Башкортостан: 
1.  Восприятие  музеев,  в  первую  очередь,  как  учреждений  культуры.  Подобное 
представление преобладает и среди музейных сотрудников, и среди представителей местных 
властей.  Официально  музеи  относятся  к  сфере  культуры,  находясь  в  ведении  Министерства 
культуры  Российской  Федерации,  Министерства  культуры  Республики  Башкортостан  и 
отделов  (управлений)  культуры  администраций  муниципальных  районов  или  городских 
округов. Однако музеи – это не только культурно-просветительские организации. 
Искусственное ограничение музейного дела сферой культуры приводит к тому, что 
на  первое  место  в  работе  музейных  сотрудников  выходит  культурно-просветительская 
деятельность,  зачастую  в  ущерб  другим  направлениям  работы  музеев.  Безусловно, 
массовая работа является одной из важных сторон музейного дела. Но она должна быть 
связана с научно-фондовой и научно-исследовательской работой и не подменять их. 
2. 
Кадровые  проблемы  музеев.  В  крупных  государственных  музеях  возможно 
разделение труда, при котором выполнение тех или иных функций музея распределяется 
между  разными  сотрудниками.  В  муниципальных  музеях,  в  связи  с  незначительным 
числом  персонала,  подобное  разделение  становится  невозможным.  Острым  является 
кадровый вопрос в сельских музеях, в которых основной персонал (научные сотрудники, 
экскурсоводы, музейные смотрители) составляет всего 1-2 человека. 
Критично не только малое число музейных сотрудников, но и их квалификация. В 
настоящее время в высших  учебных заведениях Башкортостана не ведётся подготовка и 
переподготовка  специалистов  по  направлениям  «Музеология»  (или  «Музееведение»). 
Ежегодные  краткосрочные  курсы  повышения  квалификации,  проводимые  под  эгидой 
                                                           
1
 
См.: Каулен М.Е., Мавлеев Е.В. Музей  //  Российская музейная энциклопедия: в 2 т. М., 
2001. Т. I. А–М. С. 395–396. 
2
  C
м.:  Воронцова Е.А.  Музей  как  элемент  системы  информационного  обеспечения 
исторической науки: теоретико-методологические аспекты // Гуманитарные науки в Сибири. 2014. 
№ 3. С. 83. 
73
73
В этом определении понятия «музей», как и в других пониманиях музея
1
, прямо не 
упоминается  научно-исследовательская  деятельность  музейных  сотрудников  и  её 
направления.  Однако  из  этого  определения  следует,  что  музей  должен  в  обязательном 
порядке вести исследования, во-первых, музейных предметов
2
, составляющих культурное 
наследие  страны  и  региона,  и,  во-вторых,  культурного  пространства  в  рамках 
исторического,  литературного  и  искусствоведческого  краеведения,  в  зависимости  от 
профиля  музея.  К  сожалению,  нередко  научно-исследовательская  деятельность 
оказывается второстепенной составляющей работы музейных сотрудников. 
Национальный  музей  Республики  Башкортостан  является  методическим  центром 
для  государственных  и  муниципальных  музеев  республики.  Национальный  музей 
предоставляет методическое обеспечение различным направлением деятельности музеев и 
галерей.  Особое  внимание  в  методической  работе  уделяется  муниципальным  музеям, 
которые в большинстве своём расположены в малых городах и сёлах. 
Для  осуществления  методического  обеспечения,  при  помощи  периодических  и 
тематических отчётов, сотрудники Национального музея Республики Башкортостан ведут 
постоянный  мониторинг  работы  муниципальных  музеев  республики.  Данные 
мониторинга  свидетельствуют  о  недостаточном  уровне  научно-исследовательской 
деятельности  в  городских  и  сельских  музеях.  Музейные  сотрудники  обычно  не  могут 
представить  результаты  своих  исследований  в  форме  академического  или  популярного 
текста. 
Целью  настоящей  работы  является  анализ  проблем  научно-исследовательской 
деятельности  сотрудников  муниципальных  музеев  Башкортостана  и  определение 
перспектив повышения уровня исследовательской работы в муниципальных музеях. 
Попытаемся  сформулировать  основные  факторы  музейной  практики, 
препятствующие  полноценной  научно-исследовательской  деятельности  муниципальных 
музеев Республики Башкортостан: 
1.  Восприятие  музеев,  в  первую  очередь,  как  учреждений  культуры.  Подобное 
представление преобладает и среди музейных сотрудников, и среди представителей местных 
властей.  Официально  музеи  относятся  к  сфере  культуры,  находясь  в  ведении  Министерства 
культуры  Российской  Федерации,  Министерства  культуры  Республики  Башкортостан  и 
отделов  (управлений)  культуры  администраций  муниципальных  районов  или  городских 
округов. Однако музеи – это не только культурно-просветительские организации. 
Искусственное ограничение музейного дела сферой культуры приводит к тому, что 
на  первое  место  в  работе  музейных  сотрудников  выходит  культурно-просветительская 
деятельность,  зачастую  в  ущерб  другим  направлениям  работы  музеев.  Безусловно, 
массовая работа является одной из важных сторон музейного дела. Но она должна быть 
связана с научно-фондовой и научно-исследовательской работой и не подменять их. 
2. 
Кадровые  проблемы  музеев.  В  крупных  государственных  музеях  возможно 
разделение труда, при котором выполнение тех или иных функций музея распределяется 
между  разными  сотрудниками.  В  муниципальных  музеях,  в  связи  с  незначительным 
числом  персонала,  подобное  разделение  становится  невозможным.  Острым  является 
кадровый вопрос в сельских музеях, в которых основной персонал (научные сотрудники, 
экскурсоводы, музейные смотрители) составляет всего 1-2 человека. 
Критично не только малое число музейных сотрудников, но и их квалификация. В 
настоящее время в высших  учебных заведениях Башкортостана не ведётся подготовка и 
переподготовка  специалистов  по  направлениям  «Музеология»  (или  «Музееведение»). 
Ежегодные  краткосрочные  курсы  повышения  квалификации,  проводимые  под  эгидой 
                                                           
1
 
См.: Каулен М.Е., Мавлеев Е.В. Музей  //  Российская музейная энциклопедия: в 2 т. М., 
2001. Т. I. А–М. С. 395–396. 
2
  C
м.:  Воронцова Е.А.  Музей  как  элемент  системы  информационного  обеспечения 
исторической науки: теоретико-методологические аспекты // Гуманитарные науки в Сибири. 2014. 
№ 3. С. 83. 
73

74
Министерства  культуры  Республики  Башкортостан,  охватывают,  по  нашему  мнению, 
большой спектр проблем, но за слишком короткое время. 
3. 
Место  музеев  в  научном  сообществе.  Под  «научным  сообществом»  понимают 
совокупность исследователей и научных институций, объединённых общими стандартами 
и  нормами  научного  познания
1

Традиционно  абсолютное  большинство  музейных 
сотрудников,  за  исключением  персонала  ведущих  музеев  России  из  Москвы  и  Санкт-
Петербурга и отдельных музейщиков, не относится к сообществу учёных академического 
уровня.  Исключением  являются  археологи  и  этнографы,  для  которых  научные 
исследования  неотделимы  от  изучения  тематических  коллекций  предметов,  обычно 
хранящихся в музеях. 
Не  включённость  музейных  сотрудников  в  научные  сообщества  исследователей-
гуманитариев отражается на том, что музейщики, как правило, не могут представить свои 
исследовательские  разработки  в  виде  опубликованного  текста,  написанного  по 
определённым академическим стандартам. 
4. 
Специализированный  характер  научно-исследовательской  деятельности.  Любая 
современная  наука  требует  специализации,  при  которой  исследователь  посвящает 
основную часть своего рабочего времени изучению определённой научной проблемы или 
ряда  проблем.  Музейным  сотрудникам,  особенно  в  сельских  музеях,  приходится 
выполнять множество функций: заниматься пополнением фондов и описанием музейных 
предметов,  создавать  выставки,  проводить  экскурсии,  организовывать  массовые 
мероприятия  и  т. д.  Перегруженность  музейщиков  снижает  научно-исследовательский 
потенциал музеев. 
Исходя из вышеперечисленных факторов, препятствующих музейным исследованиям, 
предлагаем  следующие  пути  повышения  эффективности  исследовательской  деятельности, 
которые не требуют коренной перестройки музейного дела: 
I
. Методическое обеспечение научно-исследовательской деятельности музеев. Для этого 
необходимо  издавать  специальную  методическую  литературу  для  музейных  сотрудников, 
уделяя  внимание  проблемам  каталогизации  музейных  коллекций,  историко-  и  литературно-
краеведческим  и  музейно-педагогическим  исследованиям,  проводить  конференции, 
посвящённые вопросам фондовой работы, краеведения и музейной педагогики. 
Необходимо  действовать  в  соответствии  с  актуальными  направлениями 
исследовательской  деятельности.  Например,  выше  говорилось  о  преобладающем 
характере  культурно-просветительской  деятельности  музеев.  Исходя  из  этого, 
представляется перспективным развитие музейно-педагогических исследований, которые 
способны  повысить  уровень  просветительской  работы  и  связать  её  с  экспозиционными 
возможностями и результатами краеведческих исследований музейщиков. 
II. 
Участие  музейщиков  в  краеведческих  сообществах.  Выше  говорилось,  что 
большинство  музейных  сотрудников  не  включёно  в  научные  сообщества  различных 
дисциплин.  Зато  музейщики  ориентированы  на  интересы  местных  жителей. 
Заинтересованная  локальная  аудитория,  как  правило,  включает  группы  краеведов  – 
исследователей-любителей,  которые  занимается  изучением  различных  сторон  истории и 
культуры  родного  края.  Однако  краеведческие  работы  могут  быть  далеки  от 
академических стандартов. 
Нередко  музейные  работники  являются  довольно  известными  краеведами  и  даже 
возглавляют районные организации краеведов. Поэтому участие музейщиков в краеведческом 
сообществе,  при  условии  приближения  их  публикаций  к  стандартам  научного  сообщества, 
может способствовать развитию и популяризации краеведческих исследований. 
III. 
Развитие научно-просветительских проектов. Ряд музеев реализует собственные 
проекты  или  участвуют  в  научно-просветительских  инициативах,  направленных  на 
                                                           
1
 
См.:  Юдин Г.  Иллюзия  научного  сообщества  //  Социологическое  обозрение.  2010.  Т. 9. 
№ 3. С. 64–65. 
74
популяризацию  исторического  знания  и  приобщение  школьников  к  научно-
исследовательской  деятельности.  Напрямую  эти  инициативы  не  связаны  с 
исследовательской деятельностью, но опосредованно способствуют развитию краеведения 
на  местах.  Так,  в  августе  2015 года  и  июле  2016 года  Стерлитамакский  историко-
краеведческий музей, при поддержке Отдела молодёжи Стерлитамакского района и ВПО 
«Отечество», организовал лагерь дневного пребывания для школьников из г. Стерлитамак 
и  Стерлитамакского  района.  Ребята  участвовали  в  археологических  раскопках  под 
руководством профессиональных археологов. 
Музеи  организовывают  на  районном  уровне  конкурсы  школьных  научно-
исследовательских  работ.  Например,  Бижбулякский  историко-этнографический  музей  в 
первом  квартале  2016 года  провёл  районный  этап  республиканского  краеведческого 
конкурса «Дорогами Отечества». Сибайский историко-краеведческий музей, совместно с 
Сибайским институтом Башкирского государственного университета, в январе 2016 года 
объявил  Республиканский  конкурс  научно-исследовательских  работ  школьников 
«Историческое и культурное наследие народов Республики Башкортостан». 
Таким образом, научно-исследовательская работа в муниципальных музеях республики, 
согласно  мониторингам  Национального  музея  Республики  Башкортостан,  ведётся  на 
недостаточно  высоком  уровне.  Исследовательской  деятельности  музейных  сотрудников 
препятствует восприятие музеев преимущественно как учреждений культуры, нехватка кадров 
вообще  и  квалифицированных  кадров  в  частности,  не  присутствие  музейщиков  в  научном 
сообществе  и  невозможность  специализироваться  на  разработке  определённых 
исследовательских проблем из-за разнообразных служебных обязанностей. 
Перспективы  повышения  уровня  научно-исследовательской  работы  в  музеях,  без 
реформирования музейного дела в целом, мы усматриваем в организации методического 
обеспечения  исследовательской  деятельности,  участии  музейщиков  в  краеведческих 
сообществах  и  активизации  научно-просветительских  инициатив,  направленных  на 
приобщение школьников к научным исследованиям. 
 
© Гаухман М. В., 2016  
 
75
75
популяризацию  исторического  знания  и  приобщение  школьников  к  научно-
исследовательской  деятельности.  Напрямую  эти  инициативы  не  связаны  с 
исследовательской деятельностью, но опосредованно способствуют развитию краеведения 
на  местах.  Так,  в  августе  2015 года  и  июле  2016 года  Стерлитамакский  историко-
краеведческий музей, при поддержке Отдела молодёжи Стерлитамакского района и ВПО 
«Отечество», организовал лагерь дневного пребывания для школьников из г. Стерлитамак 
и  Стерлитамакского  района.  Ребята  участвовали  в  археологических  раскопках  под 
руководством профессиональных археологов. 
Музеи  организовывают  на  районном  уровне  конкурсы  школьных  научно-
исследовательских  работ.  Например,  Бижбулякский  историко-этнографический  музей  в 
первом  квартале  2016 года  провёл  районный  этап  республиканского  краеведческого 
конкурса «Дорогами Отечества». Сибайский историко-краеведческий музей, совместно с 
Сибайским институтом Башкирского государственного университета, в январе 2016 года 
объявил  Республиканский  конкурс  научно-исследовательских  работ  школьников 
«Историческое и культурное наследие народов Республики Башкортостан». 
Таким образом, научно-исследовательская работа в муниципальных музеях республики, 
согласно  мониторингам  Национального  музея  Республики  Башкортостан,  ведётся  на 
недостаточно  высоком  уровне.  Исследовательской  деятельности  музейных  сотрудников 
препятствует восприятие музеев преимущественно как учреждений культуры, нехватка кадров 
вообще  и  квалифицированных  кадров  в  частности,  не  присутствие  музейщиков  в  научном 
сообществе  и  невозможность  специализироваться  на  разработке  определённых 
исследовательских проблем из-за разнообразных служебных обязанностей. 
Перспективы  повышения  уровня  научно-исследовательской  работы  в  музеях,  без 
реформирования музейного дела в целом, мы усматриваем в организации методического 
обеспечения  исследовательской  деятельности,  участии  музейщиков  в  краеведческих 
сообществах  и  активизации  научно-просветительских  инициатив,  направленных  на 
приобщение школьников к научным исследованиям. 
 
© Гаухман М. В., 2016  
 
75

76
УДК 902/904 
Григорьев А.П. 
г. Самара 
 
К ВОПРОСУ О ВРЕМЕНИ ПОЯВЛЕНИЯ И ИСТОКАХ ПАМЯТНИКОВ ЯМНОЙ 
КУЛЬТУРЫ ВОЛГО-УРАЛЬЯ 
 
Аннотация:    Статья  посвящена  проблеме  появления  ямной  культуры  в  волжско-уральском 
междуречье.  Сравнительный  анализ  таких  культурных  компонентов,  как  погребальный  обряд,  гончарная 
традиция, а также данные абсолютного датирования и антропологический анализ дает повод сделать вывод 
о  возникновении  ямной  культуры  Волго-Уралья  на  основе  хвалынской  хультуры  с  участием  лесных  и 
лесостепных культурных компонентов эпохи энеолита. 
Ключевые слова: ямная культура, репинский тип, хвалынская культура, энеолитические культуры 
Урало-Поволжского междуречья, керамические традиции, радиоуглеродные даты.  
 
Annotation:  This  article  describes  the  problem  of  the  appearance  of  the  Yamna  culture  of  Volga-Ural 
interfluve. Comparative analysis of such cultural components as the burial rite, the pottery tradition, information of 
absolute dating and anthropological analysis, allows us to conclude about beginning of the Yamna culture based on 
the Khvalynsk Culture with forest and forest-steppe cultural components of the Eneolithic period. 
Key  words:  yamna  culture,  repino  type,  khvalynsk  culture,  eneolitic  culture  of  Volga-Ural  iterfluve, 
pottery tradition, radiocarbon dates. 
 
Вопрос  о  сложении  ямной  культуры  раннего  бронзового  века  в  современной  науке 
стоит  довольно  остро.  В  частности,  проблема  появления  ямных  памятников  в  Волго-Уралье 
интересна тем, что данный регион находится на стыке двух физико-географических зон: степи 
и лесостепи. Природные условия лесостепи, в данном  случае, являются связующим фактором 
между  двумя  разными  культурными  областями
 
– 
степной  и  лесной.  В  рамках  лесостепи 
наиболее  интересно  проследить  процесс  возникновения  новых  культурных  образований. 
Накопление  материалов  по  эпохе  энеолита,  в  котором,  по  нашему  мнению,  нужно  искать 
истоки  ямной  культуры,  исследования,  посвященные  абсолютной  датировке  энеолита  – 
раннего  бронзового  века,  а также  антропологические данные, дают возможность попытаться 
решить  вопрос  о  происхождении  ямной  культуры  на  территории  Волго-Уральского 
междуречья.    Рассматриваемое  явление  есть  лишь  часть  более
 
масштабных  процессов, 
связанных  с  культурогенезом  на  территории  Восточной  Европы.  Данная  работа  посвящена 
поиску  истоков  ямной  культуры  Волго-Уралья,  имеющей  свои  отличительные  признаки  от 
других  локальных  вариантов,  выделенных  Н.Я.  Мерпертом.  Исследователь  в  своих  работах 
отмечал особое значение этого региона в истории ямной культурно-исторической области
1

В 
рамках  данной  проблемы  ставится  вопрос  о  статусе  памятников  репинского  типа  и  их 
преемственности  с  хвалынскими  памятниками  и  группами  населения,  соотносимыми  с 
местными  лесостепными  позднеэнеолитическими  образованиями  –  памятниками 
турганикского, алексеевского и алтатинского типов
2

Стоит  обратить  внимание  на  такой  яркий  культурно-идеологический  компонент 
ямной культуры, как подкурганный обряд захоронения умерших, истоки которого можно 
увидеть  в  позднем  (пережиточном)  энеолите  Волго-Уралья.  Древнейшие  подкурганные 
погребения  типа  КМ  Бережновка  I  5/22,  КМ  Перегрузное  13/7,  КМ  Вертолетнное  поле 
1/12 
общепринято  соотносятся  с  позднехвалынским  временем  и  выделяются  в 
бережновский  этап  хвалынской  культуры
3

Отметим  точку  зрения  Н.С.  Котовой  о 
сосуществовании курганного обряда с грунтовым в познеэнеолитическую эпоху
4
. Данное 
предположение  подтверждается  находками  хвалынской  керамики  в  вышеуказанных 
                                                           
1
 
Мерперт Н.Я. Древнейшие скотоводы Волго-Уральского междуречья. Москва, 1974. С. 16. 
2
 
Васильев И.Б. Энеолит Поволжья. Степь и лесостепь. Куйбышев, 1981. С. 43–57. 
3
 
Дрёмов И.И., Юдин А.И.  Древнейшие подкурганные захоронения степного Поволжья // 
Российская археология. 1992. № 4. С. 18–30. 
4
 
Котова Н.С. Ранний энеолит степного Поднепровья и Приазовья. Луганск, 2006.  
76
комплексах  Поволжья.  Связь  прослеживается  между  бережновскими  памятниками,  и 
раннеямными  (репинскими)  подкурганными  погребениями  и  фиксируется  по 
аналогичному,  но  в  тоже  время  неустойчивому,  погребальному  обряду:  скорченное 
положение  на  спине  или  на  правом  боку,  ориентировка  в  восточный  сектор,  обильная 
посыпка  охрой.  Здесь  следует  обратиться  к  материалам  радиоуглеродного  датирования 
интересующих  нас  комплексов.  Судя  по  полученным  датам  по  хвалынской  керамике  со 
стоянок  Кумыска  и  Чекалино  IV  (5260  ±  80  BP),  можно  предположить,  что  хвалынская 
культура  продолжала  существовать  и  во  второй  половине  V  тыс.  до  н.э.  Сопоставив 
вышеприведенные  даты  с  датами  курганов  Перегрузное  (5430  ±  50  BP)  и  Вертолетное 
поле  (5180  ±  100  BP),  Н.Л.  Моргуновой  было  выдвинуто  предположение  о  широком 
распространении  подкурганного  обряда  во  второй  половине  V  тыс.  до  н.э
1
.  Таким 
образом,  на  основании  вышеприведенных  дат,  верхняя  граница  хвалынской  культуры 
хронологически  приближается    к  репинскому  этапу  ямной.  Сопоставив  датированные 
материалы хвалынской культуры с такими репинскими комплексами, как пос. Шумейка п. 
4,5 (5420 ± 50 BP и 5290 ± 100 BP соответственно), КМ Скворцовка 5/2 (5140 ± 70 BP), 
КМ Скатовка 5/3 (5080 ± 80 и 4890 ± 70 BP)
2

можно сделать вывод о преемственности 
данных культурных образований.  
Примечательные сведения также дает анализ и сравнение керамических коллекций 
репинского типа и предшествующих им материалам эпохи энеолита Волжско-Уральского 
региона.  Сосуды  репинского  облика  имеют  характерные  устойчивые  черты:  яйцевидная 
форма  тулова  сосудов,  профилированный  желобчатый  венчик  и  реже,  прямое  высокое 
горло, орнаментация пояском ямок, «жемчужин» по венчику. Орнамент также наносился 
по горловине и плечикам сосудов веревочкой и гребенчатым штампом. Для данного типа 
керамики  характерна  обильная  примесь  толченой  раковины  в  тесте  из  илистых  глин. 
Керамический  материал  этого  типа  на  территории  Волго-Уралья  распространен 
повсеместно  и  встречается,  как  в  погребальных,  так  и  бытовых  памятниках.  Стоит 
обратить  внимание  на  замечание  Н.П.  Салугиной,  проводившей  анализ  керамики 
репинского  стиля,  о  том,  что  в  гончарной  традиции  этого  населения  существовали 
глубокие  различия,  о  чем  говорят  навыки  конструирования  и  формообразования 
изготовлявших сосуды мастеров
3
.  
Судя  по  всему,  в  типологии  репинской  керамики  стоит  отметить  синкретизм 
степных и лесостепных керамических традиций.  Так, например, керамика турганикского 
типа  схожа  с  репинскими  материалами  в  формах  сосудов,  составе  теста,  в  частности 
обильной в нем примеси толченой раковины. Близки некоторые орнаментальные мотивы, 
выполненные гребенчатым штампом. Однако данный тип имеет собственные устойчивые 
черты  и  хронологически  синхронизируется  с  раннеямными  памятниками  типа  Репин 
Хутор  и  Михайловка  II
4
,  а  так  же  с  репинскими  материалами  Волго-Уралья.  Данный 
вывод  получен  исходя  из  радиоуглеродных  определений  по  керамике  с  Ивановского 
поселения  Красногвардейского  района  Оренбургской  области
5

Схожа,  а  также,  по  всей 
                                                           
1
 
Моргунова Н.Л. Хронология и периодизация энеолита волжско-уральского междуречья в 
свете  радиоуглеродного  датирования  //  Проблемы  изучения  культур  раннего  бронзового  века 
степной зоны Восточной Европы. Оренбург, 2009. С. 6–27. 
2
 
Моргунова Н.Л., Зайцева Г.И., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В. Новые радиоуглеродные даты 
памятников  энеолита,  раннего  и  среднего  этапов  бронзового  века  Поволжья  и  приуралья  // 
Археологические памятники Оренбуржья. Вып. 9. Оренбург, 2011. С. 54–60. 
3
 
Салугина  Н.П.  Технология  изготовления  керамики  ямной  культуры  с  территории 
Самарского Поволжья // Вопросы археологии Поволжья. Вып.4. Самара, 2006. С. 444. 
4
 
Моргунова Н.Л. Ивановская стоянка эпохи неолита-энеолита в Оренбургской области // 
Энеолит Восточной Европы. Куйбышев, 1980. С. 114–115.  
5
 
Моргунова  Н.Л.,  Выборнов  А.А.,  Ковалюх  Н.Н.,  Скрипкин  В.В.  Хронологическое 
соотношение  энеолитических  культур  волго-уральского  региона  в  свете  радиоуглеродного 
датирования // Российская археология. 2010. №4. С. 18–21. 
77
77
комплексах  Поволжья.  Связь  прослеживается  между  бережновскими  памятниками,  и 
раннеямными  (репинскими)  подкурганными  погребениями  и  фиксируется  по 
аналогичному,  но  в  тоже  время  неустойчивому,  погребальному  обряду:  скорченное 
положение  на  спине  или  на  правом  боку,  ориентировка  в  восточный  сектор,  обильная 
посыпка  охрой.  Здесь  следует  обратиться  к  материалам  радиоуглеродного  датирования 
интересующих  нас  комплексов.  Судя  по  полученным  датам  по  хвалынской  керамике  со 
стоянок  Кумыска  и  Чекалино  IV  (5260  ±  80  BP),  можно  предположить,  что  хвалынская 
культура  продолжала  существовать  и  во  второй  половине  V  тыс.  до  н.э.  Сопоставив 
вышеприведенные  даты  с  датами  курганов  Перегрузное  (5430  ±  50  BP)  и  Вертолетное 
поле  (5180  ±  100  BP),  Н.Л.  Моргуновой  было  выдвинуто  предположение  о  широком 
распространении  подкурганного  обряда  во  второй  половине  V  тыс.  до  н.э
1
.  Таким 
образом,  на  основании  вышеприведенных  дат,  верхняя  граница  хвалынской  культуры 
хронологически  приближается    к  репинскому  этапу  ямной.  Сопоставив  датированные 
материалы хвалынской культуры с такими репинскими комплексами, как пос. Шумейка п. 
4,5 (5420 ± 50 BP и 5290 ± 100 BP соответственно), КМ Скворцовка 5/2 (5140 ± 70 BP), 
КМ Скатовка 5/3 (5080 ± 80 и 4890 ± 70 BP)
2

можно сделать вывод о преемственности 
данных культурных образований.  
Примечательные сведения также дает анализ и сравнение керамических коллекций 
репинского типа и предшествующих им материалам эпохи энеолита Волжско-Уральского 
региона.  Сосуды  репинского  облика  имеют  характерные  устойчивые  черты:  яйцевидная 
форма  тулова  сосудов,  профилированный  желобчатый  венчик  и  реже,  прямое  высокое 
горло, орнаментация пояском ямок, «жемчужин» по венчику. Орнамент также наносился 
по горловине и плечикам сосудов веревочкой и гребенчатым штампом. Для данного типа 
керамики  характерна  обильная  примесь  толченой  раковины  в  тесте  из  илистых  глин. 
Керамический  материал  этого  типа  на  территории  Волго-Уралья  распространен 
повсеместно  и  встречается,  как  в  погребальных,  так  и  бытовых  памятниках.  Стоит 
обратить  внимание  на  замечание  Н.П.  Салугиной,  проводившей  анализ  керамики 
репинского  стиля,  о  том,  что  в  гончарной  традиции  этого  населения  существовали 
глубокие  различия,  о  чем  говорят  навыки  конструирования  и  формообразования 
изготовлявших сосуды мастеров
3
.  
Судя  по  всему,  в  типологии  репинской  керамики  стоит  отметить  синкретизм 
степных и лесостепных керамических традиций.  Так, например, керамика турганикского 
типа  схожа  с  репинскими  материалами  в  формах  сосудов,  составе  теста,  в  частности 
обильной в нем примеси толченой раковины. Близки некоторые орнаментальные мотивы, 
выполненные гребенчатым штампом. Однако данный тип имеет собственные устойчивые 
черты  и  хронологически  синхронизируется  с  раннеямными  памятниками  типа  Репин 
Хутор  и  Михайловка  II
4
,  а  так  же  с  репинскими  материалами  Волго-Уралья.  Данный 
вывод  получен  исходя  из  радиоуглеродных  определений  по  керамике  с  Ивановского 
поселения  Красногвардейского  района  Оренбургской  области
5

Схожа,  а  также,  по  всей 
                                                           
1
 
Моргунова Н.Л. Хронология и периодизация энеолита волжско-уральского междуречья в 
свете  радиоуглеродного  датирования  //  Проблемы  изучения  культур  раннего  бронзового  века 
степной зоны Восточной Европы. Оренбург, 2009. С. 6–27. 
2
 
Моргунова Н.Л., Зайцева Г.И., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В. Новые радиоуглеродные даты 
памятников  энеолита,  раннего  и  среднего  этапов  бронзового  века  Поволжья  и  приуралья  // 
Археологические памятники Оренбуржья. Вып. 9. Оренбург, 2011. С. 54–60. 
3
 
Салугина  Н.П.  Технология  изготовления  керамики  ямной  культуры  с  территории 
Самарского Поволжья // Вопросы археологии Поволжья. Вып.4. Самара, 2006. С. 444. 
4
 
Моргунова Н.Л. Ивановская стоянка эпохи неолита-энеолита в Оренбургской области // 
Энеолит Восточной Европы. Куйбышев, 1980. С. 114–115.  
5
 
Моргунова  Н.Л.,  Выборнов  А.А.,  Ковалюх  Н.Н.,  Скрипкин  В.В.  Хронологическое 
77
соотношение  энеолитических  культур  волго-уральского  региона  в  свете  радиоуглеродного 
датирования // Российская археология. 2010. № 4. С. 18–21. 

78
видимости,  одновременна  с  репинской  керамика  алексеевского  типа,  общими  чертами 
которых  являются:  состав  глиняного  теста,  формы  венчиков  и  оформление  орнамента 
веревочкой  и  гребенчатым  штампом.  Население  –  носитель  алексеевской  гончарной 
традиции,  неся  в  себе  пережитки  лесостепного  энеолита,  также  было  задействовано  в 
сложении  ямной  культуры  Урало-Поволжья.  Примечателен  синкретизм  эпонимного 
памятника  для  этого  типа  –  Алекеевской  стоянки  в  Хвалынском  районе  Саратовской 
области,  органично  сочетающей  в  себе  раннеямные  и  волосовские  черты  в  керамике: 
форма  сосудов,  фактура,  орнаментальные  мотивы
1
.  Близка  алексеевской  керамика 
алтатинского типа, представленная в коллекциях бытовых памятников, расположенных в 
южной  части  степной  зоны  Поволжья  в  бассейнах  рек  Большой  и  Малый  Узени.  Для 
данного  типа  характерны  сосуды  с  выраженной  шейкой  —  с  желобчатым  профилем, 
сосуды  полуяйцевидной  формы  с  прикрытой  горловиной  и  сосуды  с  плавно 
профилированной  горловиной.  Орнамент  наносился  гребенчатым  штампом,  шнуром  и 
наколами.  Дата,  полученная  по  фрагменту  керамики  со  стоянки  Алтата  –  5120±70  ВР 
(3900–
3800  ВС)
2

близка  датам  репинских  материалов.  Отсутствие  сколько-нибудь 
значимого  хронологического  разрыва  между  ними  указывает  на  сосуществование 
некоторое время этих культурных образований. 
Вполне целесообразно привести данные антропологического анализа. По мнению 
А. А. Хохлова, краниологический комплекс,  формировавшийся в результате  активного 
взаимодействия местного уральского компонента с южными и западными европеоидами в 
хвалынское время, для которого характерна долихокрания в сочетании с низким, не очень 
широким  и  хорошо  профилированным  лицевым  скелетом  в  дальнейшем  проявляется  в 
материалах ямной культуры Поволжья и Приуралья
3

Сосуществование  и  взаимодействие  культур  энеолита  Волго-Уралья,  несущих  в 
себе  различные  материально-культурные    традиции,  привело  к  образованию  здесь 
подосновы  для  появления  мощного  ямного  культурного  пласта.  Тем  самым,  мы  можем 
видеть,  как  в  разнокультурной  энеолитической  среде  Урало-Поволжья  возникает  на 
основе  хвалынской,  с  участием  архаичных  лесных  и  лесостепных  культурных  групп, 
ассимилирующая  ямная  общность.  Сочетая  в  себе  культурные  компоненты  степного  и 
лесостепного  энеолита,  ямная  культура  была  монолитной  в  идеологическом  плане. 
Погребальный  обряд,  сопоставляется  с  хвалынским,  но  общая  бедность  инвентаря  в 
ямных  погребальных  комплексах  является  заметным  отличием.  В  свою  очередь, 
малочисленность  инвентаря  ямных  погребений  можно  связывать  с  обеднением 
подкурганных погребений позднехвалынского времени.  
Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что ямная культура Волго-Уралья, 
судя  по  всему,  возникает  на  местной  степной  хвалынской  подоснове,  при  участии 
архаичных лесостепных и лесных энеолитических культурных компонентов. Связующим 
звеном  между  хвалынской  и  классической  ямной  культурами,  наиболее  вероятно, 
являются  памятники  репинского  типа,  сочетающие  в  себе,  как  показано  на  примере, 
различные культурные черты.   
 
 
 
                                                           
1
Васильев  И.Б.  Габяшев  Р.С.  Взаимоотношение  энеолитических  культур  степного, 
лесостепного  и  лесного  Поволжья  и  Прикамья  //  Волго-Уральская  степь  и  лесостепь  в  эпоху 
раннего металла. Куйбышев, 1982. С. 10. 
2
 
Моргунова Н.Л., Зайцева Г.И., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В. Указ. соч. С. 54–60. 
3
 
Хохлов  А.А.  Палеоантропология  волго-уральского  региона  эпохи  неолита-энеолита  // 
История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век, Самара, 2000. 
С. 287–289. 
78
Приложение  1
1
 
Радиоуглеродные даты памятников энеолита – раннего бронзового века Волго-Уралья 
 
Каталог: sites -> default -> files
files -> Мұратбеков Сайын
files -> ҚазҰТУда «Ерлігі жүрегінде елінің» атты Зейнеп Ахметовамен кездесу өтті
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> БАҒдарламасын дамыту жолдары ақашева Ә. С г.ғ. к., доц., Дүйсебаева К. Ж. г.ғ. к., доц
files -> А. Т. Селкебаева
files -> Бағдарламасы (оқыту қазақ тілінде жүргізілетін мектептер үшін) Түсінік хат
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   42


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет