1 Предмет синтаксиса. Объекты синтаксиса и собственно синтаксические единицы, их соотношение



жүктеу 5.01 Kb.
Pdf просмотр
бет1/29
Дата03.02.2017
өлшемі5.01 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

 
1
 
 
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ 
 
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования 
«Уральский государственный университет им. А.М. Горького» 
 
ИОНЦ «Русский язык» 
 
филологический факультет 
 
кафедра современного русского языка 
 
 
 
 
 
 
 
Современный русский язык: современные концепции синтаксиса слова, 
словосочетания и простого предложения 
Хрестоматия 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Подпись руководителя ИОНЦ 
Дата 
 
 
 
 
 
 
Екатеринбург 
2008 
 

 
2
ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
РАЗДЕЛ I. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ СИНТАКСИСА
Тема 1.1. Предмет  синтаксиса.  Объекты  синтаксиса  и  собственно  синтаксические 
единицы, их соотношение.  
 
Русская грамматика. 
Тестелец Я. Г. Введение в общий синтаксис. 
Золотова Г. А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. 
 
РАЗДЕЛ II. СИНТАКСИС СЛОВА И ФОРМЫ СЛОВА.  
Тема 2.1. Границы слова в синтаксисе. Понятие активной синтаксической сочетае-
мости. Синтаксический и словарный аспекты сочетаемости слова. Факторы, обусловли-
вающие сочетаемость слова. Понятие валентности. Синтаксические (дистрибутивные) 
классы слов.  
 
Русская грамматика. М.: Наука, 1980. С. 422 – 426, 459 - 460 
 
Тема 2.2. Форма слова в подчинительном соединении, в сочинительном соединении и в 
предложении. Понятие пассивной синтаксической сочетаемости. Основные современные 
концепции  синтаксиса  формы  слова:  концепция  В.  А.  Белошапковой  (синтаксические 
классы словоформ);  концепция Г.А.Золотовой (понятие и характеристики синтаксемы, 
типология синтаксем); концепция «Русской грамматики» 1980 г. Словоформы монофунк-
циональные и полифункциональные.  
 
Золотова  Г.  А.  Синтаксический  словарь.  Репертуар  элементарных  единиц  русского 
синтаксиса. М., 1988. С. 3 – 21 
 
Тема 1.3.  Синтаксические связи. Синтаксическое отношение.  
Чеснокова Л. Д. Связи слов в современном русском языке. М., 1980. С. 4–92. 
Апресян  Ю.Д.  Лексическая  семантика:  Синонимические  средства  языка.  М., 1974. С. 
119 – 133. 
Русская грамматика. М., 1980 
 
РАЗДЕЛ III. СИНТАКСИС СЛОВОСОЧЕТАНИЯ.  
Тема 3.1. Место  словосочетания  в  языковой  системе.  Словосочетание  как  “межу-
ровневая”  языковая  единица.  Словосочетания  и  сочетания  слов.  История  разработки 
учения  о  словосочетании  в  отечественной  науке  (концепции  Ф.Ф.Фортунатова, 
М.Н.Петерсона,  А.М.Пешковского,  А.А.Шахматова,  В.В.Виноградова,  Н.Н.Прокоповича, 
Н.Ю.Шведовой, В.А.Белошапковой). Широкое и узкое понимания словосочетания в совре-
менном синтаксисе.  
Русская грамматика. М., 1980. Т. 2. С. 79 – 82, 137 – 143 
Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. С. 90 – 111. 
Прокопович Н. Н. Словосочетание в современном русском языке. М., 1966. 
Фоменко  Ю.  В.  Является  ли  словосочетание  единицей  языка. «Филологические  нау-
ки», 1970, № 5. С. 60–65. 
 
IV. СИНТАКСИС ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ 
4.1. Формальная организация простого предложения 
4.1.1. Учение о членах предложения и его структурных типах 
Бабайцева В. В. Система членов предложения в современном русском языке. М., 1988. 
С. 101–128. 
Виноградов В. В. Проблема сказуемости как основы предложении и углубление про-
тиворечий в понимании других членов предложения // Виноградов В. В. Из истории изу-
чения русского синтаксиса. 

 
3
Глухих В. М. Инфинитив как член предложения (Материал для синтаксического раз-
бора в педвузе) // Русский язык в школе. 2002. № 4. 
Дьячкова Н. А. Информативно нечленимые словосочетания в позиции подлежащего // 
Русский язык в школе. 2003. № 1. 
Дьячкова Н. А. Предложения с нечленимыми словосочетаниями в функции подлежа-
щего // Русский язык в школе. 2005. № 2. 
Лекант  П.  А.  Синтаксис  простого  предложения  в  современном  русском  языке.  М., 
1974. 
Лекант П. А. Функции связки в русском языке // Русский язык в школе. 1995. № 3. 
Лекант П.А. Что же такое подлежащее // Коммуникативно-смысловые параметры гр-
ки и текста: Сб.ст., посвящ. юбилею Г. А. Золотовой. М., 2001.  
 
4.1.2. Односоставные и двусоставные предложения 
Вежбицкая А. Русский язык // Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1977. 
Калинин А.Ф. Инфинитивные предложения в системе типов простого предложения // 
Русский язык в школе. 2001. № 4. 
Лекант  П.  А.  Синтаксис  простого  предложения  в  современном  русском  языке.  М., 
1974. 
Тарланов З. К. Есть ли в русском языке обобщенно-личные предложения? // Филоло-
гические науки. 1972.  № 3. 
 
4.1.3. Конструкции, сходные с номинативными предложениями. Нечленимые предло-
жения. Неполные предложения и их типы. Эллиптические предложения. 
Лекант  П.  А.  Синтаксис  простого  предложения  в  современном  русском  языке.  М., 
1974. 
Попов А. С. Именительный темы и другие сегментированные конструкции // Развитие 
грамматики и лексики современного русского языка. М., 1964. 
Чувакин А. А. О структурной классификации неполных предложений // Филологиче-
ские науки. 1974. № 5. 
 
4.1.4. Структурная схема простого предложения. 
Попова З. Д. Минимальные и расширенные структурные схемы простого предложения 
как однопорядковые знаки пропозитивных концептов // Традиционное и новое в русской 
грамматике: Сб. статей памяти Веры Арсеньевны Белошапковой. М., 2001. 
 
4.1.5. Парадигма предложения 
Всеволодова М. В., Дементьева О. Ю. Проблемы синтаксической парадигматики: ком-
муникативная парадигма предложения. М., 1997. 
 
4.2. Смысловая организация простого предложения. 
4.2.1. Способы описания объективного содержания предложения (диктума). 
Арутюнова Н. Д. Синтаксис // Общее языкознание: Внутренняя структура языка. М., 
1972.  
Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл. М., 1976.  
Арутюнова Н. Д., Ширяев Е. Н. Русское предложение: Бытийный тип. М., 1983. 
Гак  В.  Г.  Высказывание  и  ситуация // Гак  В.  Г.  Языковые  преобразования.  М, 1998. 
Глава 5. 
Ломтев Т. П. Структура предложения в современном русском языке. М., 1979. 
 
4.2.2. Структура субъективного содержания предложения (модуса). 
Золотова Г. А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М., 1973. 
 
4.3. Коммуникативная организация простого предложения. 
4.3.1. Актуальное членение простого предложения. 

 
4
Матезиус  В.  О  так  называемом  актуальном  членении  предложения // Пражский  лин-
гвистический кружок: Сб. статей. М., 1967.  
Матезиус В. Язык и стиль // Пражский лингвистический кружок: Сб. статей. М., 1967. 
Распопов  И.  П.  Строение  простого  предложения  в  современном  русском  языке.  М., 
1970.  
Распопов И. П., Ломов А. М. Основы русской грамматики: Морфология и синтаксис. 
Воронеж, 1984.  
Сиротинина О. Б. Синтаксис высказывания // Сиротинина О. Б. Лекции по синтаксису 
русского языка. М., 2003.  
 
4.3.2. Порядок слов и актуальное членение в простом предложении. 
Сиротинина О. Б. Порядок слов // Сиротинина О. Б. Лекции по синтаксису русского 
языка. М., 2003. 
 
 
РАЗДЕЛ I. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ СИНТАКСИСА. 
 
Тема 1.1. Предмет синтаксиса. Объекты синтаксиса и собственно синтаксические 
единицы, их соотношение.  
 
Русская грамматика. М.: Наука, 1980. 
 
§ 1706.Синтаксис  занимает  центральное  место  в  грамматической  системе  языка.  Это 
определяется  тем,  что  сфере  синтаксиса  специально  принадлежат  те  языковые  единицы, 
которые непосредственно служат для общения людей и непосредственно соотносят сооб-
щаемое с реальной действительностью, включая сюда как внешнюю, так и внутреннюю, 
интеллектуальную и эмоциональную сферу жизни.  
Сосредоточенность  в  синтаксисе  таких  специальных  языковых  средств,  без  которых 
это  общение  не  может  быть  осуществлено,  определяет  отношение  синтаксиса  к  другим 
сферам грамматического строя языка, прежде всего к морфологии. <…> морфологические 
формы, их значения в определенный, данный момент существования языка взаимодейст-
вуют с синтаксическими конструкциями, с правилами их построения не как сфера подчи-
ненная  со  сферой  подчиняющей,  а  как  сфера,  располагающая  арсеналом  собственных 
средств, со сферой, без этого арсенала практически не существующей. 
§ 1707.Термин «синтаксис» имеет несколько значений. 1) Синтаксисом называется вся 
та область грамматического строя языка, которая охватывает разнообразные конструкции: 
образующиеся  по  определенным  правилам  соединения  слов <…>, простые  и  сложные 
предложения, а также такие большие чем сложное предложение фрагменты текста, кото-
рые обнаруживают в связях своих частей действие грамматических правил и закономер-
ностей  (так  называемые  «сложные  синтаксические  целые»). 2) Синтаксисом  называется 
вся та область грамматической науки, которая изучает названные в п.1 конструкции, пра-
вила  их  образования  и  функционирования. 3) Синтаксисом  (чего-л.:  словосочетания, 
предложения) называется вся система грамматических свойств соответствующих единиц 
(для слова и формы слова - система их конструктивных свойств). 
§ 1708.  Синтаксис  как  область  грамматического  строя  языка  объединяет  в  своих  гра-
ницах такие единицы, которые или непосредственно формируют сообщение, или служат 
компонентами  формирующей  его  конструкции.  Такими  синтаксическими  единицами  яв-
ляются  словосочетание,  простое  предложение  и  сложное  предложение. <…> Кроме  на-
званных единиц, принадлежащих только синтаксису, в его сферу входят также единицы, 
принадлежащие  другим  областям  языка  и  участвующие  в  образовании  синтаксических 
единиц; это - слово и форма слова.  
Знаменательное слово - это единица, которая, благодаря своим грамматическим и лек-
сикосемантическим  свойствам  (см. § 
1723
),  способна  подчинять  себе  другое  слово  в  той 
или иной его форме (формах) или в той или иной своей форме (формах) само подчиняться 
другому слову. Вступая с другими словами в синтаксические связи, слово принимает уча-

 
5
стие  в  образовании  синтаксических  конструкций,  которые  являются  компонентами 
оформленной  единицы  сообщения.  Так,  например,  слово  читать  своими  лексико-
семантическими и грамматическими свойствами (принадлежность к глаголу как части ре-
чи, переходность, лексическое значение) предопределяет возможность своей связи с фор-
мой вин. п. имени в объектном значении, подчиняет себе эту форму и на основе этой связи 
образует сочетание (читать книгуписьмостихи...), которое входит в единицу сообще-
ния  как  ее  компонент:  Он  читает  книгу;  Читать  книгу  интересно;  Сел  читать  книгу
Читая книгууснулЧеловекчитающий книгуподнял голову
Конструкция, образующаяся на основе реализации подчинительных связей, предопре-
деленных лексикограмматическими свойствами слова, называется словосочетанием. Сло-
восочетание - это то синтаксическое объединение, которое образуется сочетанием знаме-
нательного слова и формы другого знаменательного слова на основе подчинительной свя-
зи. Словосочетание состоит из знаменательного слова и формы другого знаменательного 
слова (или форм других знаменательных слов). 
Форма  слова  (и  словоформа,  т.  е.  форма  отдельного  конкретного  слова)  участвует  в 
образовании словосочетаний, простых и сложных предложений, всех видов сообщающих 
единиц. <…> Правила ее функционирования в тех или других синтаксических позициях 
тесно  связаны  с  лексической  семантикой <…> Форма  слова  имеет  свои  синтаксические 
функции,  которые  или  целиком  опираются  на  ее  морфологическое  значение  (такова,  на-
пример,  функция  объекта  у  формы  вин.  п.  при  переходном  глаголе  или  функция  подле-
жащего у называющей формы имени - им. п.), или - во многих случаях - выходят за рамки 
этого  значения.  В  синтаксических  конструкциях  вступают  в  сложное  взаимодействие 
морфологическое  значение  самой  формы  слова  и  ее  значение  как члена  такой  конструк-
ции. Так, в предложениях Больного бьет дрожьРебенка охватил ознобЮношу обуяло 
сомнение при формировании значения члена предложения - имени в форме вин. п. взаи-
модействуют следующие языковые факторы: 1) морфологическое значение самой формы - 
объектное; 2) лексическая  семантика  существительного  (одушевленность,  личность); 3) 
значение  сказуемого  (непроизвольное  состояние); 4) открывающая  (начальная)  позиция 
формы  вин.  п.,  в  предложениях  с  подобным  лексическим  составом  предназначенная  для 
формы  с  субъектным  значением  (ср.:  Больной  дрожит;  Ребенок  в  ознобе;  Юноша  в  со-
мнении,  сомневается); 5) регулярная  соотносительность  такого  вин.  п.  с  формой  им.  п. 
(см.  примеры  в  п. 4). В  результате  взаимодействия  всех  этих  факторов  такой  вин.  п.  в 
предложении приобретает значение субъекта непроизвольного состояния. 
§ 1709.  Центральной  грамматической  единицей  синтаксиса  является  простое  предло-
жение. Это определяется тем, что простое предложение представляет собой элементарную 
предназначенную  для  передачи  относительно  законченной  информации  единицу,  обла-
дающую  такими  языковыми  свойствами,  которые  делают  возможным  отнесение  сооб-
щаемого в тот или иной временной план (см. § 
1894
). Кроме того, простое предложение 
является  основной  единицей,  участвующей  в  формировании  сложного  предложения,  а 
также любого развернутого текста. Простое предложение, далее, является тем построени-
ем,  в  котором  прежде  всего  находят  свое  конструктивное  применение  словосочетание  и 
форма слова. 
Простые предложения (часто - в неполных своих реализациях) в речи организуются в 
определенные  последовательности,  т.  е.  в  текст  (см. § 
1890
).  Элементарной  единицей, 
представляющей  такую  последовательность,  является  сложное  предложение.  Сложное 
предложение - это целостная синтаксическая конструкция, в которой по грамматическим 
правилам соединяются два простых предложения, связанные друг с другом синтаксически 
выраженными  отношениями.  Эта  связь  оформляется  союзами,  союзными  словами  или 
союзными частицами - в сочетании с интонацией, часто также при поддержке лексики.  
§ 1710.  В  соответствии  с  особым  статусом  слова,  формы  слова,  словосочетания,  про-
стого  предложения  и  сложного  предложения  в  синтаксисе  выделяются  следующие  под-
системы: 1) синтаксис  слова,  объединяющий  всю  область  предопределяемых  знамена-
тельным словом подчинительных связей; 2) синтаксис словосочетания; 3) синтаксис про-
стого  предложения; 4) синтаксис  сложного  предложения  и  элементарных  бессоюзных 
фрагментов текста; 5) синтаксис формы слова, реализующийся во всех названных четырех 

 
6
сферах.  Эти  отдельные  подсистемы  синтаксиса  имеют  каждая  свои  единицы,  характери-
зующиеся своими грамматическими качествами и функциями и своим отношением к дру-
гим  синтаксическим  единицам.  Все  эти  области  синтаксиса  находятся  в  тесном  взаимо-
действии  друг  с  другом,  их  единицы  взаимосвязаны.  Это  взаимодействие  выражается 
прежде всего в том, что единицы одной подсистемы участвуют в образовании единиц дру-
гой  подсистемы.  Формы  слова  в  этом  смысле - единицы  наиболее универсальные  и  все-
проникающие: они участвуют в формировании словосочетаний, простых и сложных пред-
ложений,  любых  высказываний.  Словосочетание  участвует  в  формировании  простого  и 
сложного  предложения,  а  также  любого  высказывания.  Простое  предложение  является 
единицей, формирующей сложное предложение и более развернутые фрагменты текста; в 
формировании этих последних участвует также и сложное предложение<…> 
§ 1712.  Синтаксические  единицы  имеют  парадигматические  свойства,  входят  в  опре-
деленные  парадигматические  отношения.  Парадигматические  отношения  в  синтаксисе 
могут пониматься или широко, как принадлежащие языковой системе отношения конст-
рукций с близкими грамматическими значениями, или более узко, как формальные изме-
нения самой конструкции<…>  
§ 1713.  Единицы,  участвующие  в  построении  синтаксических  конструкций,  подчиня-
ются определенным правилам сочетаемости друг с другом. Эти правила составляют сферу 
синтаксической синтагматики. В языке действуют закономерности и правила соединения 
простых предложений в составе сложного; в составе простого предложения его члены по 
определенным правилам сочетаются со своими распространителями, а все предложение в 
целом - с распространителем всего своего состава (детерминантом; см. § 
2022
). В слово-
сочетаниях соединения их членов и соединения самих словосочетаний друг с другом ре-
гулируются грамматическими правилами и лексикосемантическими возможностями соче-
таемости слов<…> 
§ 1714.  Каждая  единица  в  синтаксисе - как  сама  конструкция,  так  и  единица,  участ-
вующая в ее построении, - имеет свое языковое значение (значения). Для синтаксиса су-
щественно как лексическое, так и грамматическое значение слова. Этими значениями ре-
гулируется сочетаемость слов, правила образования словосочетаний, участие слова (в той 
или  другой  его  форме  либо  формах)  в  построении  предложения.  В  синтаксисе  сложно 
взаимодействуют морфологическое значение формы слова и ее синтаксические функции 
<…> 
§ 1715. В термин синтаксическая категория разные исследователи вкладывают разное 
содержание.  В  узком  смысле  слова  синтаксической  категорией  можно  считать  систему 
противопоставленных друг другу рядов синтаксических единиц с грамматическими (син-
таксическими) значениями, объединяющимися в единое, общее значение. При таком по-
нимании синтаксическими категориями являются, во-первых, ряды грамматических форм 
предложения,  противопоставленных  по  значениям  временной  определенности  (реально-
сти) и неопределенности (ирреальности), все вместе объединяющиеся в категорию преди-
кативности (см. § 
1894
); во-вторых, это единицы семантической структуры предложения - 
категория  субъекта  и  предикативного  признака,  который  может  быть  направлен  или  не 
направлен  на  объект.  Соответственно  в  "Русской  грамматике"  употребляются  термины 
"категория предикативности", "категория субъекта", "категория объекта", "категория пре-
дикативного признака". Внутри этих категорий с достаточной степенью четкости выделя-
ются  свои  противопоставления.  Синтаксическими  категориями  предложения  как  комму-
никативной единицы можно также считать единицы актуального членения предложения - 
тему и рему (см. § 
2129
). 
§ 1881.  Словосочетание - это  синтаксическая  конструкция,  образующаяся  на  основе 
подчинительных связей: согласования, управления и примыкания. В словосочетание пол-
ностью  переносятся  все  те  отношения,  те  общие  и  частные,  более конкретные  значения, 
которые возникают при присловной подчинительной связи: эти отношения представляют 
собой значения словосочетаний. 

 
7
  В составе словосочетания выделяются компонент стержневой (или главенствующий) 
и  компонент  зависимый  (компоненты  зависимые):  стержневым  компонентом  является 
грамматически  главенствующее  слово,  своими  лексико-грамматическими  свойствами 
предопределяющее связь; зависимым компонентом - форма слова (формы слов), грамма-
тически подчиненная (подчиненные). 
 
 § 1890. <…> Организованный на основе языковых связей и отношений отрезок ре-
чи,  содержательно  объединяющий  синтаксические  единицы  в  некое  целое,  называется 
текстом. Текст в целом или какие-то его части в том или ином смысле всегда существенны 
для  понимания  и  определения  входящих  в  него  единиц  сообщения.  Текст  как  языковое 
окружение,  языковая  обстановка,  небезразличная  для  языковых  характеристик  объеди-
нившихся  в  нем  единиц  сообщения  (и,  шире,  вообще  значимых  языковых  единиц),  обо-
значается термином контекст. 
§ 1892.  <…> Простое  предложение  как  особая  синтаксическая  единица <…> имеет 
еще  и  только  ему  принадлежащие  весьма  существенные  языковые  характеристики.  Это: 
1) наличие в грамматической основе предложения некоего отвлеченного формального об-
разца  (предикативной  основы  или,  что  то  же  самое,  структурной  схемы  предложения), 
специально предназначенного языком для построения относительно законченной единицы 
сообщения, причем по этому образцу может быть построено неограниченное количество 
конкретных  предложений  одинаковой  формальной  структуры; 2) наличие  иерархически 
связанных друг с другом языковых значений, вносимых как самим этим образцом, так и 
его взаимодействием с лексической семантикой тех слов, которые при образовании кон-
кретного предложения заполняют синтаксические места в этом образце; 3) способность к 
таким  формальным  изменениям,  которые  не  свойственны  другим  видам  высказываний 
или обнаруживаются у них нерегулярно; 4) свои правила распространения; 5) возможно-
сти  такого  размещения  частей,  которое  позволяет  показать  соотношение  информативно 
более важного и менее важного, т. е. актуализировать информативный центр высказыва-
ния.  
§ 2753.  Сложное  предложение - это  синтаксическая  конструкция,  тесно  связанная  с 
простым предложением, но отличающаяся от него как структурно, так и по характеру со-
общения.  Поэтому  определить  сложное  предложение - это  значит  в  первую  очередь  вы-
явить признаки, отличающие его от простого предложения. Структурное отличие очевид-
но:  сложное  предложение  представляет  собой  грамматически  оформленное  сочетание 
предложений  (частей),  так  или  иначе  приспособленных  друг  к  другу,  тогда  как  простое 
предложение - единица, функционирующая вне такого сочетания (отсюда и его определе-
ние как простого предложения). В составе сложного предложения его части характеризу-
ются грамматической и интонационной взаимосвязанностью, а также взаимообусловлен-
ностью  содержания.  В  коммуникативном  плане  различие  между  простым  и  сложным 
предложениями  сводится  к  различию  в  объеме  передаваемых  ими  сообщений.  Простое 
нераспространенное  предложение  сообщает  об  одной  отдельной  ситуации:  Мальчик  пи-
шет;  Девочка  читает;  Вечереет;  Наступила  зима;  У  нас  гости;  Мне  весело.  Сложное 
предложение  сообщает  о  нескольких  ситуациях  и  об  отношениях  между  ними  или  (спе-
цифический случай) об одной ситуации и отношении к ней со стороны ее участников или 
лица говорящего: Мальчик пишета девочка читаетКогда мальчик пишетдевочка чи-
таетОн сомневаетсячтоб тебе понравилась эта книгаБоюсьчто мой приезд никого 
не обрадует. Таким образом, сложное предложение - это целостная синтаксическая еди-
ница,  представляющая  собой  грамматически  оформленное  сочетание  предложений  и 
функционирующая  в  качество  сообщения  о  двух  или  более  ситуациях  и  об  отношениях 
между ними. 
§ 2754. Граница между простым и сложным предложениями не всегда является четкой. 
Есть  случаи,  когда  одно  и  то  же  предложение  может  быть  интерпретировано  и  как  про-
стое, и как сложное. Таковы предложения, в которых при одном подлежащем имеется не 

 
8
одно, а несколько сказуемых, например: Я простился и пошел домойОна то посидитто 
походит
Интерпретация  предложений  с  несколькими  сказуемыми  при  одном  подлежащем  как 
предложений простых, а не сложных опирается на принцип однородности - одинакового 
отношения  двух  или  более  членов  предложения  к  какому-либо  другому  его  члену  (см. 
§ 
2066
).  Однако  эта  интерпретация  не  всегда  последовательна.  К  простым  она  относит 
только те предложения, в которых однородные сказуемые связаны между собой сочини-
тельными союзами, и исключает из их числа предложения, в которых между однородны-
ми сказуемыми имеет место связь при помощи союзов подчинительных, типа: Я смирился
хотя и обиделсяРебенок забыл об урокахпотому что увлекся рисованиемОна краснела
когда волноваласьИдеи интересныепотому что новые. При этом происходит не только 
существенное ограничение исходного критерия, но и фактическая его замена: решающим 
признаком  простоты  или  сложности  предложения  оказывается  уже  не  одинаковое  отно-
шение сказуемых к одному общему подлежащему (однородность), а характер связи между 
ними. Критерий однородности не выдерживается и в других случаях. Так, предложение не 
считается  бесспорно  простым,  если  подлежащее  в  силу  тех  или  иных  причин  разбивает 
цепочку сказуемых и помещается внутри нее; при усложнении интонационных характери-
стик  предложения;  при  несовпадении  видовых  и  временных  значений  глаголов-
сказуемых;  при  их  раздельном  обстоятельственном  определении  и  в  целом  ряде  других 
случаев. Ср., например: Дождь шелпереставалначинался вновь и: Шел дождьи пере-
стали вновь пошел (Пушк.). Признаком, говорящим в пользу большей сложности пред-
ложения,  считается  также  неодинаковое  грамматическое  выражение  сказуемых  (Он  мой 
друг и поможет мне в любую минуту).  В "Русской грамматике" предложения с несколь-
кими сказуемыми при одном подлежащем рассматриваются как сложные. 
Я. Г. Тестелец. Введение в общий синтаксис. М., 2001.  
Стр. 19 – 23 
 
Грамматикой, или грамматическим строем, называется тот компонент языка, который 
обеспечивает выражение наиболее часто повторяющихся значений и использует для этого 
иерархически организованные конструкции, построенные в соответствии с ограниченным 
числом правил <…> 
Синтаксисом  называется  часть  грамматики,  которая  имеет  дело  с  единицами,  более 
протяженными, чем слово, - словосочетаниями и предложениями <…> 
Синтаксис <…> имеет  дело  с  потенциально  неограниченным  множеством  предложе-
ний <…> носитель языка производит и воспринимает за свою жизнь огромное множество 
предложений, которые ни разу до того не были произнесены или написаны. Таким обра-
зом, в синтаксисе проявляется творческий аспект языка <…> 
Различия предложения и слова очень важны <…> Во-первых, предложение имеет бо-
лее  сложную  иерархическую  структуру,  чем  слово <…> Другим  важнейшим  отличием 
предложения  от  слова  является  его  способность  к  неограниченному  усложнению.  Какое 
бы  предложение  мы  ни  взяли,  в  него  всегда  можно  добавить  еще  какое-то  количество 
слов,  какой-то  дополнительный  «материал», и  новое  предложение,  как  и  прежнее,  будет 
грамматически правильным <…> Еще одно отличие предложения от слова состоит в том, 
что  оно  связано  с  высказыванием.  Высказыванием  называется  речевая  единица,  удовле-
творяющая требованиям конкретной коммуникативной ситуации, в которой есть говоря-
щий, адресат, предмет, место и время сообщения. Предложение используется как полное 
высказывание гораздо чаще, чем отдельное слово и сочетание слов, так как его структура 
определенным  образом  согласована  с  параметрами  высказывания.  В  частности,  предло-
жение обладает внутренней связностью и полнотой, и это его свойство имеют в виду, ко-
гда говорят, что «предложение выражает законченную мысль». 
 
 
Г.А. Золотова  

 
9
Очерк функционального синтаксиса русского языка. 
Стр. 5 - 30 
Эффективность того или иного метода исследования синтаксиса в большой мере зави-
сит от того, насколько все разнообразие синтаксических конструкций, категорий, аспектов 
послужит  выявлению  внутреннего  единства  синтаксиса  как  науки.  Чтобы  выявить  это 
единство, необходимо найти те исходные понятия, которых окажется достаточно для объ-
яснения  прочих,  в  их  последовательных  взаимоотношениях,  а  также  для  согласования, 
проверки, приведения в систему понятий известных и принятых <…> 
Синтаксис — это раздел  грамматики, ведающий  построением речи. Если иметь в виду 
синтаксический строй  языка,  то это объективно существующая система синтаксических 
средств и правил их использования, находящаяся в распоряжении говорящего коллектива. 
Если иметь в  виду  синтаксическую   науку, то это воплотившиеся в различных теориях 
усилия  человеческой  мысли,  с  переменным  успехом  поступательно  приближающейся  к 
адекватному постижению этой системы. 
В   отличие от других  «уровней»  или  «ярусов»   языка, если употреблять принятый 
сейчас  пространственно-образный  способ  обозначения  языковой  стратификации,  синтак-
сис  непосредственно  соотносится  с  процессом  мышления  и  процессом  коммуникации: 
единицы других уровней языковой системы участвуют в формировании мысли и комму-
никативном ее выражении только через  синтаксис. В этом  специфика  синтаксиса как ре-
ального явления и как научного объекта. Этим определяется его роль как «организацион-
ного центра грамматики». Этим же определяется необходимость единого функционально-
го  критерия  для  всех  синтаксических  средств,  единиц,  конструкций:  предстоит  опреде-
лить, какова роль каждого  (каждой) из них в построении связной речи, в процессе комму-
никации, «что — для чего?».  
… Важность, для   синтаксиса    понятия   функции отмечается многими    современ-
ными    учеными.   Так,   А.   Мартине   считает функции центральной проблемой  синтак-
сиса.   Представляются чрезвычайно   плодотворными   идеи   Мартине  о  необходимости 
«расположить  все  факты  языка  в  соответствии  с  ролью  и  важностью  каждого  из  них  в 
языковом хозяйстве». <…>  
Понятие функции <…> привнесенное в лингвистику с математическим значением от-
ношения, становится понятием, вытекающим из сущности языка, выражающим роль того 
или иного языкового элемента в коммуникативном  акте   соответственно тому принципу 
функциональности, который в свое время был выдвинут И. А. Бодуэном де Куртенэ. 
Наибольшая  заслуга   в  разработке  понятия  функции  принадлежит Пражской лин-
гвистической школе, для которой функционализм - основа научной методологии. 
Исходя из признания языка орудием коммуникации, Пражская   школа различает сте-
пени   коммуникативной   значимости единиц разных уровней языка.   Собственно   ком-
муникативную функцию   выполняют синтаксические   единицы, элементы других уров-
ней   приобретают  коммуникативную значимость лишь через единицы синтаксического 
уровня.  <…> 
Исходя  из  общей  коммуникативной  функции  синтаксиса,  определим  функцию      син-
таксических   единиц как роль   их в построении   коммуникативной   единицы - предло-
жения.   Функция, таким образом, выражает  отношение  синтаксической единицы к ком-
муникативной  единице.  Качественно  различные  способы  участия  в  процессе  комму-
никации,  в  построении  связной  речи  и,  соответственно,  различные  типы  отношения  к 
коммуникативной  единице  составят  основание  для  классификации  синтаксических  еди-
ниц.                        
Синтаксическая единица может быть равна коммуникативной единице. Служить выра-
зителем  коммуникативного  акта — основная  функция  простого  предложения.  Вместе  с 
тем  предложение  может  составлять  конструктивную  часть  коммуникативной  единицы, 
если оно служит элементом организации сложного предложения или даже простого в тех 
случаях, когда целое предложение замещает слово (форму слова) в другом предложении, 
ср., например: 
(1)   Блажен, кто верует (Грибоедов). 
(2)   Кого люблю, не дождусь  (Русская песня). 

 
10
(3)   Задумал я узнать, прекрасна ли земля  (Лермонтов). 
(4)   Куда ни оглянусь,  повсюду рожь густая   (Майков). 
(5)   Мы ускорили шаги, чтобы ночь  не  застала нас  в  лесу (Чехов). 
(6)   Глаза у судьи — пара жестянок мерцает в помойной яме (Маяковский). 
(7)   Сани здесь — подобной дряни не видал я на веку (П. Вяземский). 
(8)   И снова в грязной и душной парикмахерской звучало отрывистое: «Мальчик, во-
ды» (Л. Андреев). 
(9)   Варенька поет ему «Виют витры» (Чехов). 
(10)   То, как мы вместе ходили когда-то на каток и как ветер доносил до нее слова «я 
люблю вас, Наденька», не забыто (Чехов). 
Наблюдая простое предложение в его строевых, комбинаторных функциях, замечаем, 
что его положение в разных случаях различно. Примеры (1), (6—8) представляют случаи, 
когда простое предложение, выделенное курсивом, служит одним из предикативных цен-
тров того предложения, которое в целом выполняет роль коммуникативной единицы (ср.: 
Звучало  отрывистое  приказание,  Блажен  верующий,  Сани  дрянные);  в  примерах (2—3), 
(9) простое предложение выступает как обязательный распространитель, или, точнее, вос-
полнитель  определенного  слова  неполной,  релятивной  семантики  (ср.  не  дождусь  люби-
мого,  поет  песню);  в  примерах (4—5), (10) простое  предложение  не  является  необходи-
мым структурно, но распространяет целое нужным для говорящего смыслом. 
Если опустим подчеркнутую часть целого, выраженную простым предложением, то в 
примерах (1), (6—8) структура коммуникативной единицы разрушается, в примерах (2 — 
3), (9) остается незаконченным, «повисает в воздухе» смысл релятивных глаголов, в при-
мерах (4—5), (10) оставшееся,  главное  предложение  не  несет  структурного  ущерба,  но 
обедняется или нарушается общее содержание целой коммуникативной единицы. Очевид-
но, что во всех трех случаях строевые функции простых предложений различны: различно 
назначение их в построении целой единицы, различны степень обязательности, структур-
ной  и  смысловой.  Комплекс  этих  различительных  признаков  и  заключается  в  понятии 
синтаксической функции. 
 
Если  предложение  функционирует  как  основная  синтаксическая  единица  на  ком-
муникативной ступени синтаксиса, то на докоммуникативной ступени, на ступени строи-
тельного  синтаксического  материала  за  первичную,  минимальную  единицу  синтаксиса 
принимаем синтаксическую форму слова (обоснование этого понятия см. ниже). 
Синтаксические  единицы  докоммуникативной  ступени  обнаруживают  аналогичные 
строевые возможности в отношении к коммуникативной единице. 
Одни  из  них,  будучи  предикативно  соотнесенными  с  действительностью,  способны 
образовать  предложения,  следовательно,  функционировать  как  коммуникативные  едини-
цы (личные формы глагола, имя в именительном падеже: — Спишь? — Не сплю. Весна. 
Заречье; имена в некоторых падежных и предложно-падежных формах также употребля-
ются как своеобразные номинативные предложения: На площади, седьмого ноября). Те же 
синтаксические  формы  слова  могут  служить  и  конструктивными  частями  предложения, 
одним из его предикативных центров, и распространителями: Что ты спишь, мужичок? 
Весна  идет.  Сбор  на  площади.  Пылают  знамена  на  площади  Красной.  Перед  зимой  не 
знают, Что мир перед зимой (С. Кирсанов). 
Другие синтаксические формы слов, неспособные самостоятельно выступать в качест-
ве  коммуникативных  единиц,  функционируют  как  конструктивные  части  предложения 
или  распространители  его  конструктивных  частей  (причастия  и  деепричастия,  прилага-
тельные, некоторые падежные и предложно-падежные формы имени): Колокольчик одно-
звучен;  Колокольчик  однозвучный  утомительно  гремит;  Дремля  смолкнул  мой  ямщик 
(Пушкин);  Душе  не  до  сна  (Блок);  С  хлебом  трудно  (В.  Инбер);  У  тебя  и  сын  и  сад  (А. 
Вознесенский). 
Синтаксические формы третьей разновидности выступают лишь как распространители 
слова, без которого они не могут войти в предложение, следовательно, их синтаксическое 
функционирование  характеризуется  "неспособностью  выступать  ни  как  самостоятельная 
коммуникативная единица, ни как ее конструктивная часть. Так, имя в винительном паде-
же,  управляемое  переходным  глаголом,  имя  в  творительном,  управляемое  глаголами  се-

 
11
мантической группы «руководства», имя в родительном, управляемое глаголами с «отло-
жительной» и «достигательной» семантикой, войдут в любое предложение, независимо от 
его типа, лишь вслед за «своим» глаголом, как восполнители его релятивной семантики, а 
не как самостоятельно конструирующие предложение части. Например: Белка песенки по-
ет, Золотой орех грызет (Пушкин). Орех и песенки, имена в винительном падеже, не мо-
гут стать конструктивными частями предложения без управляющих ими глаголов, но ос-
таются распространителями этих глаголов в любой их форме и при любой их роли в пред-
ложении  (Пой  песенки;  Поющая  песенки  белка  грызет  орех;  Грызя  орех,  поет  песенки; 
Петь песенки нетрудное дело; Ей нравится петь песенки и т. п.). 
Если  вспомнить,  что  первоначальное  значение  древнегреческого  слова  'синтаксис' — 
'военный  строй',  может  быть,  будет уместным  провести,  хотя  и  отдаленную,  аналогию  с 
функциями единиц,  составляющих  этот  строй:   всадник  участвовал в его составе на ко-
не,  но  самостоятельно  действовал  и  без  коня,  конь  нес  всадника,  но  самостоятельно  не 
действовал, конь вез повозку, но повозка не могла войти в строй без коня. <…> 
Отношение  синтаксических  единиц  обеих  ступеней  к  коммуникативной  единице  по-
зволяет установить три основных типа синтаксических функций: 
I — синтаксические единицы   функционируют   самостоятельно
II — синтаксические  единицы    функционируют  как  конструктивная  часть      (компо-
нент)  коммуникативной единицы; 
III—-синтаксические  единицы  функционируют  как  зависимый  компонент  конструк-
тивного компонента. 
Для  предложения I функция  является  первичной  и  основной, II и III — вторичны, 
употребление  предложения  в  позиции,  замещающей  слово,  окказионально. <…> Что  же 
касается  строевых  элементов,  синтаксических  форм  слов,  то  в  целом  они  представляют 
все три функции, но каждый тип отличается от других набором своих функций, первич-
ных и вторичных, т. е. синтаксической функцией и определяется принадлежность синтак-
сических форм к тому или иному типу <…> 
Взаимоотношения  между  функцией  и  значением  в  синтаксисе — это,  по  существу, 
проблема взаимоотношений синтаксиса и семантики <…> 
…За  первичные  элементы  принимаются,  как  сказано  выше,  синтаксические  формы 
слова. 
Вопрос о первичной единице синтаксиса не относится к числу решенных однозначно. 
Речь идет о тех единицах, из которых формируются   и на которые соответственно членят-
ся предложения, о единицах, которые были бы носителями элементарных смыслов и вме-
сте  с  тем — дифференциальных  синтаксических  признаков.  Это  последнее  условие — 
различия  в  собственно  синтаксических  функциональных  свойствах — должно  быть  тем 
критерием, которым и здесь определится необходимая ступень абстракции. Ни слово, ни 
часть речи этому условию не отвечают:  разные формы той или иной части речи очевидно 
различаются  синтаксическими  возможностями,  достаточно  сопоставить  личные    и    не-
личные— инфинитивные,   причастные,   деепричастные — формы одного ли глагольного 
слова или всей категории глагола. Именно форма слова как строительная единица синтак-
сиса получает в последнее время признание лингвистов. <…> 
Из самой языковой действительности вытекает необходимость считаться с двумя фак-
тами: разнофункциональностью одной падежной  формы   и  избирательностью  функций 
по отношению к разным   группам   слов,   принявшим   данную   падежную форму. Объ-
яснить эти явления можно лишь в том случае, если искать, во-первых, принципы группи-
ровки слов и, во-вторых, соответствия между группами — носителями функций и функ-
циями. Обнаруживается, что существительные в одной морфологической форме при раз-
ном  семантическом  содержании  отличаются  различной      сочетаемостью,  различными   
синтаксическими   свойствами. Синтаксические потенции «собственно формы», в морфо-
логическом смысле, оказываются иллюзорным понятием, реально можно говорить только 
о синтаксических свойствах семантических классов слов, облеченных в ту или иную мор-
фологическую форму. Ср., например,   возможности   сочетания между рядом глаголов и 
рядом имен существительных в творительном падеже, представляющих разные семанти-
ческие классы. Весь этот лексически пестрый ряд имен может объединиться независимо  

 
12
от семантических  различий лишь в одной, третьей, синтаксической функции объектного 
распространителя  при  ограниченной  группе  глаголов  (любоваться,  гордиться,  востор-
гаться кем-чем). Однако в других синтаксических построениях слова из этого ряда могут 
быть использованы лишь выборочно, объединяясь друг с другом по семантической близо-
сти: для обозначения времени (вечером, дорогой), для обозначения пути движения (доро-
гой, лесом), для обозначения способа действия  (стадом, бригадой), для обозначения ору-
дия (карандашом, топором), для обозначения  субъекта  действия в страдательных конст-
рукциях  
 
(отцом, бригадой). Семантические барьеры между разрядами настолько сущест-
венны,  что  взаимопереход  имен  в  творительном  падеже  из  одной  рубрики  в  другую  в 
большинстве случаев невозможен.   Обладая  одним и тем же морфологическим призна-
ком — принадлежностью  к  творительному  падежу,  существительные  в  перечисленных 
рубриках представляют собой различные синтаксические формы слова: каждый из семан-
тических  разрядов  реализует  свои  значения  через  разные  синтаксические  функции.  Осо-
бого внимания заслуживает вопрос о соотношении семантических категорий и морфоло-
гических форм. В определениях значений того или иного падежа обычно не оговаривает-
ся, что значения эти свойственны словам, способным принять окончания данного падежа, 
не в совокупности, а избирательно. Так, значения пути движения, времени, способа дейст-
вия,  различаемые  у  имен  в  творительном  падеже,  имеются  далеко  не  у  всех  сущест-
вительных, а лишь у небольших, семантически ограниченных групп. Значения объектное 
и орудийное выражаются более широким кругом имен в творительном падеже, но также 
не всеобщи. Семантические ограничения вытекают из необходимости соответствия значе-
ния слова значению данной синтаксической формы. 
 
Сравним формы имен в дательном падеже с предлогом по: а) по скатерти, по бал-
кону; б) по рассеянности, по закону. 
Морфологическая  общность  не  скрывает  ни  того,  что  формы  (а)  и  (б)"  различны  по 
значению, ни того, что это формы разных семантических категорий слов. Формой (а), обо-
значающей путь движения, располагает ряд существительных со значением конкретного  
предмета,   обладающего      пространственной  протяженностью  (например,  по  тропе,  по 
полу, по полю, по столу, по плечу, но не: по точке, по искре, по теплу, по жадности и т. 
п.). Формой  (б)   со значением причины — основания   располагает ограниченный ряд от-
влеченных имен (например, по болезни, по невнимательности, по недосмотру, по ошибке, 
но  не:  по  простуде,  по  вежливости,  по  опозданию  и  т.  д.;  по  закону,  по  приказу,  по  ре-
шению,  по желанию,  но  не:  по запрещению, по  обсуждению и т. п.). Сочетания ехать 
по проселку и ехать по приказу аналогичны с точки зрения морфологической,   но  раз-
личны   с  точки зрения синтаксической, поскольку включают в свой состав разные син-
таксические формы имени.  
 
Формы имени в дательном падеже с предлогом по не только различаются по обще-
му своему значению   (пути движения и причины — основания   действия), но само это 
значение вытекает из того, что та и другая формы образуются разными семантическими   
группами      существительных,   представляющими      одна — категорию        конкретных    
имен, другая — категорию отвлеченных имен.   Существительные   той группы, которая 
образует одну из синтаксических форм «по - +дат. п.»,   не  могут  стать на место   сущест-
вительных, образующих другую синтаксическую форму. 
 … 
Различны не только объем семантической категории для разных синтаксических 
форм слова, но и жесткость ее границ. Нетрудно, например, окказионально вообразить на 
месте  дательного  адресата  имя  неодушевленного,  но  персонифицированного  при  этом 
предмета:  сказать  шкафу,  стене,  дереву,  облаку  и  т.  п.,  хотя  уже  имена  отвлеченные  с 
трудом поддадутся здесь персонификации, но выйти за пределы семантических ограниче-
ний в других случаях оказывается невозможным, ср., например, замкнутость ряда в син-
таксических  формах  со  значением  причины:  сказать  по  простоте,  по  рассеянности,  по 
глупости, по прихоти и т. д., но не: по осторожности, по зависти, по красоте, по морозу, 
по дереву и т. д.; сказать из вежливости, из зависти, из каприза, из осторожности, но 
не: из глупости, из горя, из пользы. <…> 
 
С  точки  зрения  морфологии  и  синтаксиса  одна  и  та  же  форма  слова  может  быть 
представителем разных рядов, объединяемых на совершенно различных основаниях. Так, 

 
13
среди форм с общим предложно-падежным обликом из тетради, из ревности, из страха с 
морфологической точки зрения объединяются первая и вторая как представители некото-
рого  множества  существительных  женского  рода, III склонения  (в  ряду  с  существитель-
ными лошадь, скатерть, нежность, заводь и т. д.), а из страха представляет некоторое 
множество имен мужского рода твердого II склонения (в ряду стол, дом, слон и т. д.). С 
синтаксической точки зрения объединяются вторая и третья формы как представители не-
которого  множества  свободных  синтаксических  форм  со  значением  побудительной  при-
чины действия — состояния (в ряду с формами из вежливости, из робости, из опасения, 
из  боязни,  из  любопытства  и  т.  д.),  а  из  тетради  представляет  некоторое  множество 
имен, способных обозначать направление действия (в ряду из комнаты, из банки, из лесу, 
из  окна  и  т.  д.),  или  другое  множество  имен,  способных  обозначать  материал  (в  ряду  аз 
глины, из стекла, из серебра, из прутиков и т. д., напр., из тетради сделал кораблик). Для 
морфологии оказывается важным тип основы слов, образующих ряд, при нерелевантности 
их  семантики.  Для  синтаксиса  важна  семантическая  близость,  словообразовательная  же 
структура релевантна лишь в той мере, в какой отражает семантическую общность. При 
этом морфологический ряд отличается большей устойчивостью: объединяющий его при-
знак  сохраняет  силу  во  всей  парадигме.  Семантическая общность  некоторого  множества 
слов,  образующих  ту или  иную  синтаксическую  форму,  неустойчива.  За  пределами  дан-
ной формы она либо распадается, либо существенно меняет свои очертания. Даже близкие 
по  общему  значению  причинности  синтаксические  формы  «из+род.  п.», «с+род.  п.», 
«по+дат. п.» образуются иными множествами, обнаруживая лишь отдельные лексические 
совпадения   (например, из страха — со страху; из прихоти — по прихоти, из каприза — 
по капризу). Собственно говоря, у понятий «морфологическая форма слова» и «синтакси-
ческая форма слова» только одна совпадающая грань — флексия того или иного падежа в 
том или ином слове <…> 
На уровне синтаксиса единое понятие падежа распадается. Располагая одинаковым ко-
личеством морфологических форм по количеству падежей (если отвлечься от флексийной 
омоморфемности),   существительные    разных    семантических      категорий  располагают 
разным количеством синтаксических форм <…> 
…Привычная  формулировка,  выражающая  признанный  факт взаимодействия лекси-
ки и грамматики, «лексическое наполнение» синтаксической конструкции, создает неточ-
ное представление о соотношении формы и содержания, вызывая образные аналогии с на-
полнением различными веществами и предметами имеющихся емкостей. В синтаксисе мы 
не наполняем форму содержанием, а берем компоненты смысла уже формированными в 
одной из нужных нам форм <…> 
Модель  предложения,  или  его  предикативная  основа,  определяется  как  минимально 
достаточное сочетание взаимообусловленных синтаксических  форм,   образующее   ком-
муникативную; единицу с определенным типовым значением. И типовое значение и мо-
дель — синтаксические  абстракции,  являющиеся  результатом  обобщения  структуры  оп-
ределенного множества предложений, наблюдаемых в употреблении, но взятых в сущест-
венном и типическом.  
…типовое значение — это общее значение множества предложений, представляющих 
данную модель и вместе с тем — это общее значение нескольких синонимичных моделей, 
сопрягающих равнозначные, но разнооформленные компоненты. Например, типовое зна-
чение  «предмет  и  его  качество»  выражается  рядам  предложений,  представляющих  одну 
модель: Сотрудник усерден; Его лицо выразительно; Он самоуверен и т. п. Это же значе-
ние выражается рядом синонимичных моделей, предикативно соотносящих те же, но ина-
че оформленные компоненты со значением предмета и качества: Сотрудник отличается 
усердием, Сотрудника отличает усердие, Для сотрудника характерно усердие; Его лицо 
характеризуется выразительностью, Его лицу присуща выразительность; Его отличает 
самоуверенность, Ему свойственна самоуверенность и т. п. Ср. выражение типового зна-
чения «субъект и его состояние» рядом предложений, представляющих одну модель: Ему 
грустно, Тебе весело, Детям жарко, Ей тоскливо, и синонимичными моделями: Она тос-
кует,  Она  в  тоске,  У  нее  тоска.  Ср.:  Ах,  няня,  няня,  я  тоскую,  Мне  тошно,  милая  моя 
(Пушкин) <…> 

 
14
По-видимому, названные типы отношений между явлениями действительности не мо-
гут существовать в языковом сознании иначе как в виде одной из данных языком синтак-
сических конструкций. Количество и состав конструкций для выражения названных, как и 
любых иных отношений в каждом языке определенны и стабильны (в синхронном плане) 
<…>  Понятие  модели  представляет,   таким      образом,   семантико-грамматическую 
структуру предложения, понятие типового значения — семантическую структуру   пред-
ложения.  <…> 
Между разными способами выражения одних и тех же структурно-смысловых компо-
нентов в системе синтаксиса существуют парадигматические связи, совокупность спосо-
бов выражения каждого компонента составляет его парадигму, в организации связной ре-
чи обнаруживается их синтагматическая роль <…> 
Освободившись  от  схематизма  теории  членов  предложения,  мы  избавимся  также  от 
необходимости насиловать здравый смысл в поисках действия и его производителя в та-
ких  предложениях,  как  Наступили  сумерки,  Красота  ее  радует  и  под.  Категориальная, 
обобщенная  семантика  знаменательных  слов  неразрывно  связана  с  функционированием 
этих  слов  в  качестве  структурно-смысловых  компонентов  предложения.  Окажется,  что 
разряды слов со значением действия, качества, состояния и под. и служат в .предложении 
для выражения компонентов со значениями действия, качества и т. д. <…> 
Синтаксические формы слова как первичные единицы синтаксиса. 
На докоммуникативной ступени минимальной конструкцией, где обнаруживается син-
таксическая  связь,  считается  словосочетание  двух  знаменательных  слов,  объединенных 
грамматически и по смыслу (писать статью, заниматься алгеброй, надеяться на друзей, 
войти в дом, спелое яблоко, суровая зима, стихи о друге,  весьма поспешно и т. д.). Однако 
утверждение,  что  так  называемое  двусловное  словосочетание — это  соединение  двух 
слов, не вполне справедливо. Слово писать сочетается не со словом статья, а лишь с од-
ной из его форм, формой винительного падежа, так же, как слово заниматься сочетается с 
формой творительного падежа слова алгебра. Слово писать может предстать в любой из 
форм (пишу, пишут, писала бы, пишите, пишущий и т. д.), и любая из его форм сочетается 
лишь с одной из форм слова статья — с формой винительного падежа. Значит, это не со-
четание двух слов, а сочетание слова во всей совокупности его форм с определенной фор-
мой другого слова. 
… в сочетаниях типа весьма поспешно, очень красивый, яйца всмятку, поскольку в со-
четания  вступают  слова,  не  имеющие  форм,  мы  видим  сочетания  слова  (не  имеющего 
форм) со словом или слова в совокупности его форм со словом. <…> 
Характер  любого  сочетания,  любого  двустороннего  союза  определяется  теми  качест-
вами и свойствами, которые проявляет в этом союзе каждая из сторон. Поэтому необхо-
димо рассмотреть по отдельности синтаксические свойства слова и синтаксические свой-
ства формы слова. Различаются два типа синтаксических свойств: 
1)   одни  заложены  в  словах  и  синтаксических  формах  слов,  в  их  лексико-
грамматических качествах, и лишь реализуются в отношениях между словами, в синтак-
сических построениях; 
2)   другие возникают в отношениях между словами, создаются синтаксическими кон-
струкциями. 
…Прежде  всего,  в  отношении,  к  синтаксису,  как  и    вообще  по  семантико-
грамматической структуре, слова делятся на знаменательные и служебные. Знаменатель-
ные слова «способны выполнять номинативную функцию или быть указательными экви-
валентами названий». 
Среди служебных слов частицы, предлоги и союзы в функциональном отношении со-
ставляют три группы: 
а)   образующие формы слов (предлоги при  именах,  частицы бы, пусть, да при глаго-
лах); 
б)   сочетающие формы слов в предложении  (союзы); 
в)   сочетающие простые предложения в сложные  (союзы). 

 
15
5.  Знаменательные   слова,   как   известно,   объединяются   в лексико-грамматические 
категории частей речи,  и  синтаксические функции каждой части речи служат одним из 
основных критериев этого объединения и разделения <…>  
Как общее значение действия сближает синтаксические свойства имен действия и гла-
голов, так и общее значение   качества сближает синтаксические свойства  соответствую-
щих существительных и прилагательных. Подобно прилагательному, отвлеченные имена 
со значением качества отличаются известной синтаксической несамостоятельностью, не-
способностью функционировать как независимая единица, обязательной сочетаемостью с 
названием определяемой субстанции,   предмета,  способностью, представлять качество в 
его количественных    изменениях и с качественным определителем. 
Ср.: алая заря — алость зари, густо-синее небо — густая синева неба, необъятно ши-
рокая река — необъятная ширина реки, более высокое дерево — большая высота дерева 
и т. п. 
И есть ланит живая алость, Печаль свиданий и разлук (А. Блок); Огромную впалость 
Висков твоих — вижу опять (М. Цветаева). 
Значение качества, оформленное в виде глагола, приобретает процессуальные оттенки 
изменения степени качества или выявления качества. 
Ср.: Снег белеет к рассвету — снег становится белее (или выявляет свою белизну)
Трава густеет — трава становится гуще и т. п. 
Таким образом, одни и те же реалии находят выражение в языке различными способа-
ми, в виде разных частей речи, прямо и косвенно, но при этом подклассы частей речи в 
своих синтаксических свойствах отражают характер данной реалии, определенный ее ме-
стом в системе объективно существующих и общественно осознанных связей и отноше-
ний действительности <…> 
 
Есть и другая причина, по которой представляется упрощением выделение общей 
для той или иной части речи синтаксической функции. Утверждая, что предметные значе-
ния подлежащего и дополнения типичны для имени существительного,   роль сказуемого 
для глагола, мы утверждаем лишь частичную истину. Если брать слово той или иной кате-
гории во всей совокупности его форм, то окажется, что роль подлежащего и дополнения в 
такой же мере типична, хотя и не является единственной, для одних форм имени сущест-
вительного (например, в именительном и винительном падеже), в какой роль обстоятель-
ственная типична для других форм существительного   (например, в предложном, твори-
тельном, в большой мере в родительном падежах и т. д.). Роль предикативная характерна 
для личных форм глагола в такой же мере, в какой непредикативная характерна для инфи-
нитива, причастия и деепричастия. 
 
 
РАЗДЕЛ II. СИНТАКСИС СЛОВА И ФОРМЫ СЛОВА.  

Каталог: bitstream -> 10995
bitstream -> СҮттің Қоректік сапасы және сүттегі микроорганизмдер
bitstream -> Қазақ халқының ою-өрнектерінің Қолданылуы
10995 -> В. А. Осипов развитие творческих способностей учащихся
10995 -> Н. У. Исина • Проблема русско-казахских литературных связей вовсе не означает отсутствия осознанной ориентации на прецедент- ный текст. Однако в любом случае привлечение контекста творчества
10995 -> Учебно-методическое пособие «русское словообразование»
10995 -> 19 декабря 2016 года, понедельник №45 (6868) 16+
10995 -> Учебное пособие Филология 520300 (по направлению шифр, название)
10995 -> Настоящее исследование основано на материале из раско­ пок О. Н. Бадера, В. А. Оборина, А. Д. Вечтомова, Ю. А. П оля­ кова и др


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет