Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі



жүктеу 5.96 Mb.
Pdf просмотр
бет68/80
Дата22.12.2016
өлшемі5.96 Mb.
1   ...   64   65   66   67   68   69   70   71   ...   80

 

Литературы 



 

1.

 



 Галлеев Б.М. Кто должен изучать синестезию? Ежегодник Российского 

психологического  общества:  Материалы  III  Всероссийского  съезда 

психологов. - СПб: Изд-во СПбГУ, т.2, с. 270-274. 

2.

 



Грабовой  Г.П.  Воскрешение  людей  и  вечная  жизнь  отныне  наше 

реальности. –М.:Издатель А.В.Калашников,  2002. -736с. 

3.

 

Бобылев  С.В.,Рустамов  Н.Н.  Анализ  синестезии  спортсменов  высокой 



квалификации.    –М.  Теория  и  практика  физ.культуры.-2012.  –№  9.  –

С.37-38. 

4.

 

Дадабаев  О.Ж.,Рустамов  Н.Н.  Спортивная  синестезия  и  ее  влияние  на 



спортивные результаты. –М.Педагогические науки, № 2, 2012, с.51-54. 

5.

 



Тихоплав    В.Ю.,    Тихоплав  Т.С.,      Лапис  Г.А.    Наше  духовное  

исцеление. О чем  предупреждают  новые болезни –СПБ.:  ИД  «ВЕСЬ», 

2004-128 с. 

6.

 



Александер  Ф. Психологическая  медицина.-М.: Герус ,2000.-296 с. 

7.

 



Неумывакин И. П., Неумывакина Л.С. Эндоэкология здоровья.  -СПБ. : 

Изд. «ДИЛЯ», 2005. -544 с.  

8.

 

Красулин    И.А.  Жесткий  Цигун:  управление    жизненный  энергией  в 



Практике боевых исскуств. -М.: Энергоатомиздат, 1992.-152 с. 

 

УДК  616.15: 618.92. 



 

Аутодонорство у детей при кардиохирургической патологии 

 

Сейдинов Ш.М., д.м.н., профессор, Ердалимов Е.С., магистрант 



Международный казахско-турецкий университет им. К.А. Ясави 

 

Актуальность: 



операции 

на 


сердце 

с 

искусственным 



кровообращением,  несмотря  на  совершенствование  хирургической 

техники,  сопровождаются  значительной  кровопотерей,  который  является 

одним  из  основных  факторов  риска  развития  послеоперационных 

осложнений,  и  с  другой  стороны  обусловливает  достаточно  высокую 

частоту  применения  аллогемотрансфузий.  Особое  внимание  уделяется 

кровосбережению  в  педиатрической  практике  и,  особенно,  неонатальной 

кардиохирургии,  что  связано  не  только  с  высокой  чувствительностью 

маленьких пациентов к кровопотере, но и массой факторов, способных ее 

усугубить в ходе и после операции [1].  Это и функциональная незрелость 

системы  гемостаза,  преимущественно  характеризующаяся  низкой 

концентрацией  факторов  свертывания,  и  различные  коагулопатии 

новорожденных,  и  изменения  в  системе  крови,  обусловленные 

врожденным  пороком  сердца:  тромбоцитопения  и  уменьшение  агрегации 


660 

 

тромбоцитов,  снижение  уровня  факторов  свертывания,  ускорение 



метаболизма  фибриногена,  снижение  активности  антитромбина  III  с 

одновременным снижением соотношения антитромбина III протромбина и 

т.д.,  а  также  технические  факторы:  выраженная  гемоделюция,  глубокая 

гипотермия,  нередко  в  сочетании  с  остановкой  крообращения,  сложные 

внутрисердечные  процедуры  с  использованием  большого  количества 

инородных  материалов,  повторные  и  этапные  операции,  высокая 

зависимость  плазменной  концентрации  гепарина  от  объема  заполнения 

аппарата  искусственного  кровообращения  (ИК)  [2].  Все  вышесказанное 

обуславливает  высокую  кровопотерю,  сопровождающую  оперативные 

вмешательства в детской кардиохирургии, величина которой колеблется от 

15 до 110 мл кг, а частота кровотечений достигает 35%. Геморрагические 

осложнения, 

наряду 

с 

условиями 



проведения 

искусственное 

кровообращение  (ИК),  предопределяют  большую  потребность  в 

переливании препаратов крови, достигающую в течение первых суток 155 

мл  кг  (включая  препараты  крови,  необходимые  для  заполнения  аппарата 

ИК). 


Таким 

образом, 

дети 

составляют 



особый 

контингент 

кардиохирургических  больных,  вопросы  кровосбережения  у  которых 

требуют  особого  внимания.  Поиск  мер  уменьшения  кровопотери  должен 

вестись как в направлении предупреждения геморрагических осложнений 

путем  изучения  исходных  конституциональных,  кардиологических  и 

биохимических  факторов  риска  и  внедрения  превентивных  мероприятий, 

так  и  оптимизации  хирургического  гемостаза  за  счет  разработки 

оперативных  приемов,  основанных  на  понимании  механических  свойств 

сопоставляемых 

тканей, 

рациональном 

и 

дифференцированном 



использовании  местных  гемостатических  средств,  в  также  обоснованной 

терапии кровотечений. Объединение этих составляющих в единую систему 

мероприятий и формирует понятие стратегии кровосбережения

Целью  настоящей  работы  является  разработать  стратегию  уменьшения 

периоперационной  кровопотери  в  ходе  хирургических  вмешательств  у 

детей  с  кардиохирургической  патологией.  Для  достижения  поставленной 

цели были сформулированы следующие задачи: 

Предложить  алгоритм  заготовки  аутокомпонентов  с  целью  снижения 

посттрансфузионных осложнений. 

Материалы  и  методы  исследования:  В  исследование  включены  136 

больных с врожденным пороком сердца в возрасте от 0 до 8 лет, которым 

последовательно в течение одного календарного года было выполнено 130 

операции в условиях ИК. В исследовании представлены следующие виды 

врожденных  пороков  сердца:  количество  прооперированных  больных 

детей по нозологическим единицам представлена в таблице №1. 

Таб. №1 


Наименование 

заболевания 

Количество 

ТФ 


5 (3,67%) 

661 

 

ДМЖП 



53 (38,97%) 

ДМПП 


45 (33,08%) 

ИСЛА 


11 (8,08%) 

ОАП 


19 (13,97%) 

КоАо 


3 (2,20%) 

Всего 


136 (100%) 

 

количество  прооперированных  больных  детей  по  возрасту  и  полу  



представлена в таблице №2 

Таб. №2 


Возраст 

Пол 


 

Всего 


 

муж 


Жен 

 

0-1 



10 


18 

1-3 


22 

25 


47 

3-7 


19 

13 


42 

7-10 


12 

15 


25 

10-15 


12 



Всего 

66 


70 

136 


 

Все дети с врожденными пороками сердца были госпитализированы за 6-7 

дней до операции. За этот период проводилась эксфузия аутокрови от 3-х 

до 5-ти % от ОЦК, в среднем 15-20 мл, для первичного объема заполнения 

в  аппарат  искусственного  кровообращения.  Возмещение  объема 

циркулирующей крови (ОЦК) осуществлялось введением коллоидного или 

кристаллоидного  раствора  в  соотношении  1:1,  параллельно  проводилась 

профилактика анемии препаратами железа. 

Результаты:  в  результате  проведенной  работы  к  моменту  операции 

показатели крови были в пределах допустимой нормы. Er-3,5-3,9; Hb- 100-

120г/л;    Ht-  30-36.  В  7-8%  случаях  прибегали  к  дополнительному 

переливанию  донорской  крови,  в  связи  с  длительностью  и  объемом 

операции  сопровождающейся  хирургическим  кровотечением.  Повторные 

операции,  выполнявшиеся  на  фоне  адгезивного  процесса  в  полости 

перикарда  и  требовавшие  кардиолиза,  а  не  редко  и  рестернотомии, 

предприняты  в  5  (3,6%)  наблюдениях.  ИК  в  среднем  продолжалось  на 

протяжении  96,4±68,5  (Ме  80  мин).  При  этом  средняя  температура  в 

прямой кишке составляла 30,8±3,2ºС. Аорта пережималась в 103 случаях в 

среднем  на  протяжении  43,2±36,0  (Ме  40  мин).  В  6  (4,4%)  наблюдениях 

выполнялась ультрафильтрация. 

Выводы:  таким  образом,  в  результате  проведенной  выше  работы  90% 

детей  были  прооперированы  с  применением  компонентов  аутокрови.  Это 

дало  нам  избежать  осложнений,  связанных  при  переливании  донорской 

крови,  такие  как:  аллергические  реакции,  анафилактические  реакции, 

трансфузионные осложнения, связанные с консервированием и хранением 


662 

 

крови,  пирогенные  реакции,  эмболии,  синдром  массивных  трансфузий, 



инфекционные осложнения при трансфузиях, вирусные гепатиты, СПИД. 

 

                                                                Түйін 



Бұл  мақалада  жас  балдарда  кардиохирургиялық  оташылау  кезінде  қан  сақтау 

технологиясы  бойынша  90%  жағдайда  қанның    аутотүйінділерін  тиімді  пайдаланғаны 

кҿрсетілген. 

Summary 


 

        In this article presents methods krovosberegayuschey technology allows to preserve and 

use 90% of the autokomponenty baby's blood during cardiac surgery. 

 

Литературы 



 

     1.    В.К.  Чайка,  член-корреспондент  НАМН  Украины,  д.мед.н., 

профессор,  заведующий  кафедрой,    С.В.  Чермных,  к.мед.н.,  доцент 

Кафедра  акушерства,  гинекологии  и  перинатологии  ФИПО  Донецкого 

национального  медицинского  университета  им.  Максима  Горького  

Исторические  и  современные  аспекты  аутодонорства  в  акушерстве  и 

гинекологии  статья размещена в номере 4 (44) за май 2011 года, на стр. 37-

48 


2.  Бокерия,  Л.А.  Предупреждение  и  лечение  кровотечений  в  детской 

кардиохирургии.  Учебное  пособие  для  врачей.  /  Бокерия  Л.А.,  Купряшов 

А.А.,  Самсонова  Н.Н.,  Климович  Л.Г.,  Козар  Е.Ф.  -  М.:  НЦССХ  им.  

А.Н.Бакулева РАМН, 2012. - 42 с. 



 

УДК: 614.5265 

 

Вопросы оптимизации лечения гнойно-воспалительных 

заболевании мягких тканей 

 

 Сейдинов Ш.М., д.м.н., Б.К. Жунисов, к.м.н., Н.К. Тулежанов к.м.н.  

Медицинский факультет международного казахско-турецкого университета имени 

Х.А. Ясави 



  

Проблема  эффективного  лечения  хирургических  инфекций  мягких 

тканей (ХИМТ), не смотря на длительный опыт лечения, не сходит сегодня 

с повестки дня у врачей хирургническго профиля. В условиях современной 

цивилизации высокий уровень заболеваемости ХИМТ, который составляет 

в  хирургических  клиниках  30-35%  от  всех  больных  хирургического 

профиля,  обусловлен  по-видимому  всеобщим  ухудшением  экологической 

обстановки,  ростом  количества  различного  рода  техногенных  травм  и 

повреждений,  ростом  хирургических  вмешательств,  наличием  различных  

метаболических расстройств и  иммунодефицитом [1].  

Проблема  эффективного  лечения  хирургических  инфекций  мягких 

тканей (ХИМТ), не смотря на длительный опыт лечения, не сходит сегодня 



663 

 

с повестки дня у врачей хирургническго профиля. В условиях современной 



цивилизации высокий уровень заболеваемости ХИМТ, который составляет 

в  хирургических  клиниках  30-35%  от  всех  больных  хирургического 

профиля,  обусловлен  по-видимому  всеобщим  ухудшением  экологической 

обстановки,  ростом  количества  различного  рода  техногенных  травм  и 

повреждений,  ростом  хирургических  вмешательств,  наличием  различных  

метаболических расстройств и  иммунодефицитом [2].  

Если  при  «распостраненной»  инфекции  кожных  покровов  (абсцессы, 

флегмоны,  карбункулы),  склонной  к  самоограничению,  имеющиеся  в 

наличии лечебные средства позволяют хирургам   сравнительно  быстро  и  

успешно    решать      основные      лечебные  мероприятия,  то  при  более 

тяжелых  формах  хирургических  инфекций  мягких  тканей  ситуация  на 

сегодняшний  день  не  совсем  благополучная.  Летальность  при  таких 

заболеваниях  как  некротизирующий  фасциит  (НФТ)  и  целлюлит,  порой, 

достигает 40 и более процентов [3]. В подавляющем большинстве случаев 

они  жизненнопасные,  требуют  быстрой  диагностики,  экстренного 

адекватного  вмешательства  и  выбора  рациональной  антимикробной 

терапии.  Ошибки  в  диагностике  и  лечении  хирургических  инфекций 

мягких тканей  могут привести к обширным  потерям тканевой структуры 

которые   существенным  образом  влияют на качество жизни и требуют в 

дальнейшем проведения дорогостоящих пластических операций [4].  

Современный  уровень  развития  клинической  хирургии  сформировал 

определенный подход к комплексному лечению хирургических инфекций 

мягких тканей. Тактика и этапы его должны быть строго ориентированы на 

фазы  раневого  процесса,  особенности  раневой  инфекции,  обусловленные 

как  свойствами  микробного  агента,  так  и  реактивными  способностями 

макроорганизма  [5].  Многочисленные  лечебные  методики  представляют 

собой, по сути, сложный комплекс средств и мероприятий, направленных 

против  локальных  и  общих  проявлений  хирургических  инфекций  мягких 

тканей.  В  клинической  практике  несомненным  является  необходимость 

выполнения неотложной хирургической обработки гнойно-некротического 

очага.  Никакой  другой  из  существующих  на  сегодняшний  день  лечебных 

методов  не  позволяет  в  столь  короткие  сроки  удалить  из  раны 

нежизнеспособные  ткани  и    создать  условия  для  адекватного  оттока 

раневого  отделяемого,  как  это  делает  традиционная  некрэктомия.  Это,  в 

свою  очередь,  приводит  к  существенному  снижению  бактериальной 

обсемененности  ран,  улучшению  микроциркуляции  околораневой      зоны, 

создаются  реальные  предпосылки  для  оптимизации  и  ускорения 

регенераторных процессов [6]. 

Однако  адекватную  хирургическую  обработку  по  стандартной 

методике  удается  проводить  далеко  не  всегда  -  по  данным  различных 

авторов  (примерно  в  58-85%  случаях).  В  остальных  случаях  в  силу 

непредвиденных  обстоятельств  (обширность  поражения  мягких  тканей, 

тяжесть 

операционной 

травмы, 

вероятность 

массивной 

интраоперационной 

кровопотери 

и 

прочее) 



обработка 

гнойно-


664 

 

некротического  очага    носит  условно  радикальный  характер.  Кроме  того, 



традиционная 

некрэктомия 

выполняемая 

стальными 

режущими 

инструментами  не  обеспечивает  скорейшего  и  полного  удаления 

патогенной  микрофлоры,  девитализированных  структур.  Уровень 

микробной  обсемененности  тканей  достоверно  снижается  на  2-3  порядка 

по  сравнению  с  исходным,  но  нередко  остается  выше  «критического» 

(более 10

5

 микробных тел на 1г ткани) [7]. Все это существенно затягивает 



течение хирургических инфекций мягких тканей, создает предпосылки для 

развития более тяжелых осложнений.  

Одним  из  способов  решения  данной  проблемы  -  использование 

принципиально  новых  технологий  дополнительного  воздействия  на 

воспалительно-гнойный очаг.  

Для  улучшения  качества  лечебных  мероприятий,  сокращения 

летальности и сроков пребывания в стационаре традиционная некрэктомия 

должна  сочетаться  с  физико-химическими  методами  воздействия  на 

гнойную  рану,  в  частности  примением  плазменной  медицинской  

технологии.  

Плазменная 

медицинская 

технология 

это  инновационная 



бесконтактная и малотравматичная хирургическая энергия, пришедшая на 

смену 


традиционным 

интервенциям 

с 

использованием 



электрохирургического,  лазерного  оборудований,  а  также  других  видов 

физического  воздействия  при  лечении  хирургических  инфекций  мягких 

тканей. Благодаря сверхвысокой термической энергии потоки физической 

плазмы  в  хирургическом  режиме  независимо  от  источника  выработки 

(инертные  газы  или  атмосферный  воздух)  обладают  одинаковыми 

инцизионными, 

термокоагуляционными, 

стерилизующими 

и 

гемостатическими  свойствами  –  засчет  мгновенного  сжигания,  испарения 



и  уплотнения  клеточно-тканевых  структур.  Плазменные  потоки 

характеризуются  широким  спектром  терапевтических  воздействий,  таких 

как  антимикробное,  противовоспалительное,  анальгезирующее  действие, 

кроме  этого  улучшается    микроциркуляция  и  стимуляция  процессов 

грануляции  и  эпителизации  ран.  Последнее  особенно  выражено  при 

обработке раневой поверхности воздушно-плазменным потоком, благодаря 

содержанию молекул оксида азота.  

Таким  образом  плазменная  технология  существенно  улучшает 

результаты комплексного лечения тяжелых форм хирургических инфекций 

мягких  тканей.  Ее  применение  в  различных  режимах  при  обширных 

гнойно-некротических поражениях позволяет ускорить темпы очищения и 

последующей  репарации  постнекрэктомических  ран  в  1,5-2  и  1,5-2,2  раза 

соответственно, что позволяет существенно сократить количество этапных 

некрэктомий,  значительно  уменьшить  степень  микробной  контаминации, 

сократить период подготовки к восстановительным вмешательствам на 5-8 

суток. 


 

 


665 

 

Түйін 



 

Жұмсақ  тіндердің  іріңді  –  қабынуын  емдеуде  плазмалық  технология  тиімді  тҽсіл 

болып саналады.  

 

Summary 



 

Complex    treatment  of  purulent    in  flammatory  impairment  of  softtissnes.  This  article 

drals with the treatment of soft tissues impairment in the human ovgans. 

 

 

Литература 

 

1. Булынин В.И., Глухов А.А., Мошуров И.П. Лечение ран. - Воронеж, 



1998. – 157с. 

2. Берченко Г.Н. Морфологические аспекты заживления осложненных 

ран: автореф. дис. ... док. мед. наук. — М., 1997. - 45с. 

3.  Гуменюк  СЕ.  Диагностика  и  комплексное  лечение  гнойной 

хирургической  инфекции:  автореф.  дис.  ...  докт.  мед.  наук.  -  Краснодар, 

1999. -32с. 

 4.Ефименко  Н.А.,  Хрупкий  В.И.,  Марахонич  Л.А.    Воздушно-

плазменны  потоки  и  NO-терапия  -  новая  технология  в  клинической 

практике  военных    лечебно-профилактических  учреждений  //  Военно-

медицинский журнал. — 2005. -№5.-С.51-54. 

5.  Ерюхин      И.А.      Хирургические      инфекции:      новый      уровень   

познания   и проблемы // Инфекции в хирургии (вестник РАСХИ). - 2003. - 

Т.1, №1. - С.48-53. 

6.  Adrienne  J.,  Headley  M.  Necrotizmg  Soft  Tissue  Infections:  A  Primary 

Care Review // American Family Physician. - 2003. - Vol. 8 (2). - P. 15-19. 

7.  Стручков  В.И.,  Гостищев  В.К.,  Стручков  Ю.В.  Хирургическая 

инфекция. -М.: Медицина, 1991. - 559с. 

 

УДК 681.518.3 

 

Создания мобильной  ГИС для административного контроля 

 

Салихова Г.К., Асилбаева А.П. 



Университет «Сырдария»  

 

Введение.  Проблема  эффективного  управления  организационными 

структурами при изменчивой конкурентной среде имеет жизненно важное 

значение.  Для  повышения  эффективности  управления  организационными 

структурами  при  таких  условиях  руководитель  должен  оперативно 

получать  информацию  о  ходе  выполнения  плана  из  всех  иерархических 

уровней  организации.  Сбор  и  предоставление  этой  информации  для 

руководителя является очень трудной 

и субъективной задачей. Решение 

этой 

задачи 


осуществляется 

путем 


автоматизации 

процедуры 

адмнистративного 

контроля 

[1,2]. 

Преимуществом 



такой 

666 

 

автоматизированной  системы  является  предоставление  неискаженной 



информации  о  ходе  выполнения  плана  работниками  организации 

руководителю  [3].    Эта  задача  приобретает  актуальность,  когда 

организация  имеет  географически  распределенный  характер.  Удачное 

решение  этой  задачи  тесно  связано  с  автоматизацией  процедуры 

административного контроля и созданием мобильной геоинформационной 

системы  (МГИС),  дающей  системно  -  вербальную  информацию  для 

принятия  управленческих  решений.  Для  успешного  решения  этой  задачи 

для  каждой  организации  необходимо  создать  геоинформационную 

систему, отражающую ход выполнения плана работниками.  

Цель  работы.  Разработать  алгоритмическую  основу  создания 

автоматизированной  системы  административного  контроля,  работающей 

на  основе  тематической  геоинформационной  базы  данных  для 

руководителей  организации.  Пользование  такой  системой  должно 

осуществляться  мобильным    телефоном  ЛПР(лицо  принимающее 

решение).    



Метод  решения.    Для  решения  этой  задачи,  первую  очередь    мы 

должны  создать    математическую  модель  существования  организации.  В 

работе  [1]  определяется  организация  как  активная  система,  элементы 

которых, имеют  возможность самостоятельно принимать решения. 

Там же рассмотрен общая формулировка задачи управления некоторой 

(пассивной  или  активной)  системой.  Силу  воздействие 

,  определим  как 



f

F – причина изменения состояния объекта управления. Это может быть 



информационный  сигнал,  стимул,  власть,  приказ  и  т.п.  Причем  все  эти 

процедуры  производится  без  комментарий  и  не  принадлежит  к 

обсуждению. 

  А  глубина 

,  определим  как  q



Q  –  cтепень  проникновения 

сложившейся  на  объекте  управления  ситуации  или  же  степень  овладения 

элементом  системы  управляемой  ситуации,  т.е.  каждое  воздействие 

комментируется центром и обсуждается элементами системы. 

  Сочетание  силы  и  глубины 

  определяет  потенциал управления  АС 



и  восприимчивость 

  элементами  системы,  как  объекты  управления. 



Таким  образом,    U=F&Q  или 

=f&q, 



U.  Свойство  восприимчивости  к 



U у АЭ вызывает следующие реакции : 



а)  сопротивляемость  возникает, если цели  центра и  АЭ не  совпадает. 

Этот параметр обозначим буквой S={s}

j



б)  избирательность  к 



  появляется,  если  F→max;  этот  параметр 

обозначим буквой І={i}

j



в) неопределенность возникает, если F→max и Q→min или F→ min и 

Q→ max, этот параметр обозначим буквой N={n}

j



г)  активность  возникает  когда  F→max  и  Q→  max,  т.е.  цели  АЭ  и 



центра совпадают.  Этот параметр обозначим буквой А1={а1}

j



  В  предлогаемой  концепции  модель  управления  активной  системой 

выглядит следующим образом: 



667 

 

G(



)=(U →S)&(U →I)&(U →N)&(U →A1) (1) 

или для АЭ 

G

і



(

)=(



→s)&( 


→i)&( 


→n)&( 


→a1)   


(2) 

где G(


)=



n

1

G



і

(



). 

  Если цель центра обозначим как :    

)

,

(





x



АС

                                 

где  х  -  план  АС, 

-множество  типов  АЭ,  то  задача  управления  к 



выбору оптимального управления 



=

(y)



U, 


:А →U, т.е. допустимое управление, максимизирующее 

эффективность. 

Другими словами, необходимо найти 





Argmax K(

) ={



U| 



 


U K(

)≥K(



) } 


  

Пусть АЭ(активный элемент) сособен выбирать кроме своего плана х

j



еще некоторые действия, это значит у него существует своя цель 



)

,

(





Х



АС

 

эти  действия  АЭ  отражается  на  параметре  r  последствием  этих  действий 



может быть не выполнение плана х

j

. Такое действие АЭ начинается после 



активизации 



U:  y=G(

).  Здесь  возможно  не  совпадение 



)

,

,



(

j

j

j

АЭ

r

y

x

  и 



)

,

,



(



A

X

АС

.  Такое  не  совпадение  выявляется  с  помощью  процедуры 

административного контроля (АК), т.е. 

АК:  G(


)→

S

~

 

это  сообщение  о  выполнении  или  о  не  выполнении  плана  х



j

  активным 

элементом  АС.  Здесь 

S

~

=





j

j

S

~

  все  возможные  сообщения  центру  о 



результатах  действия АЭ в соответствии процедуры П: Х →G(

). В ТАС 



(теория 

активных 

систем) 

предполагается, 

что 

АЭ 


обладает 

предпочтениями 

над 

множеством 



своей 

деятельности 

z

0



A

0

 



характеризующиеся  параметрами  {s,  i,  n,  a1}.    Предпочтения  АЭ 

обозначим как R, множеством всевозможных предпочтений 

)

,

,



(

j

j

j

АЭ

r

y

x



668 

 

Таким  образом,  общая  схема  организационного  управления  выглядит 



 

Рис.1.  Общая блок-схема существования организации(АС). 

 

Часто  предпочтения  АЭ  из  множество 



)

,

,



(

j

j

j

АЭ

r

y

x

 



можно 

параметризовать  переменной  r



j

,  принимающий  значения  из 

.  Этот 


параметр  характеризует  тип  АЭ  (здесь  тип  понимается  в  смысле 

характера).  Выбор  действия,  т.е. 

)

,

,



(

j

j

j

АЭ

r

y

x

определяется  правилом 



индивидуального  рационального  выбора  P

W

(R,  A),которое  определяется  в 

зависимости  от  разницы,  т.е.  P



W

(R,  A): 

)

,



,

(





A

X

АС

-

)



,

,

(



j

j

j

АЭ

r

y

x

.  Надо 



всегда помнить, что выбор действия АЭ зависит от Х плана АС. Если АЭ 

не  будет  учитывать  этот  фактор,  центр  может  исключить  его  из  АС. 

Именно  P

W

(R,  A)  будет  определять  степень  управляемости  АЭ.  Такая 

степень определяется как: 



MB

PW 

= A1/ 

3

N



I

S



 

 

 



Таким образом, соответствие индивидуального рационального выбора, 

которое  соответствует  предпочтениям,  заданным  целевой  функцией,  и 

отражает  принимаемую  в  ТАС  концепцию  рационального  поведения 

можно выразить следующей теоремой. 





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   64   65   66   67   68   69   70   71   ...   80


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет