Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі



жүктеу 9.47 Mb.

бет7/80
Дата22.12.2016
өлшемі9.47 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   80

 

 

 

 

65 

 

УДК 316.24 



 

Взаимоотношения южных казахов с  Кокандским  ханством в середине 

XVIII и начале ХIХ веков  

 

Елшибаев С.К.  



Университет «Сырдария»    

 

Разносторонние  исторические  связи  южных  казахов  и  населения 

Ташкентского оазиса, на территории Кокандского ханства своими корнями  

уходят  в  далекое    прошлое  и  глубь  веков.  Тесные  связи  и 

взаимоотношения  казахов  с  населением  этого  региона  укреплялись  в 

бытовых, экономических взаимоотношениях и общей борьбе против гнета 

и  тирании,  внутренних  и  внешних  врагов.  Предки  этих  народов  рука  об 

руку  боролись  против  арабских,  монгольских, дашти-кыпчакских  узбеков 

и других иноземных захватчиков, а сами они, в XVII-XVIII веках – против  

джунгарских завоевателей. 

В  начале  XVIII  века  Ташкент  становится  «яблоком  раздора»  между 

джунгарскими  и  казахскими  ханами.  В  30-х  годах  XVIII  века  правитель 

Ферганы    Абдуррахим  попытался  присоединить  Ташкент  к  своим 

владениям,  который  находился  под  управлением  казахских  ханов  и  биев 

старшего  джуза.  Жолбарыс-хан    предвадитель    старшего    джуза  был 

вынужден  уступить    часть  своей  территории    входившей    в    состав 

Ташкентского региона    Абдурахиму. 

В  первой  четверти  XVIII  века  Джунгары  неожиданно  напали    на 

раздробленные  казахские  и  среднеазиатские  ханства,  которые  не  могли 

совместно  отразить  это  нашествие.    В  1723  году    джунгары  овладели 

городами    Сайрамом,  Туркестаном  и  Ташкентом,  и  тем  самым,  также 

покорили    проживающее  на  этих  землях  казахское  население.  Толпы 

голодных,  разутых,  больных  беженцев  наводнили  Ташкент,  Самарканд, 

Бухару,  Хиву  и  другие  города  юга.  Народ  завоеванных  территорий  были 

обложены  большими  налогами  и  поборами,  более  того  они  подвергались 

тяжелым  работам.  Поэтому,  бедственное  положение  народов  завоеванных 

территорий  способствовали  их  объединению  и  выступлению  против 

джунгарских  захватчиков.  «И  в  Бухарской  земле  збирается  (собирается) 

ратных людей с туркестанцы и каракалпаки и с казаки полтораста тысечь и 

больше... надежные люди к бою с Бухарской земле Туркестанские казаки и 

подданные  Бухарскому  царю  царевичи  каракалмацкие.  Избирается 

каракалпаков и казахов с пятьдесят тысечь. И ходят на помощь Бухарскому 

царю  пополам,  потому  что  опасают  улусов  своих  от  черных  калмык»,  – 

сообщается  в  одном  из  документов,  свидетельствующего  об  их  вековой 

совместной освободительной борьбе против джунгар. 

В  1728  и  1729  годах  объединенные  силы  казахов  и  других  народов 

Средней Азии нанесли ряд крупных поражений захватчикам и освободили 

значительную часть территории  захваченных городов и казахских земель. 



66 

 

Но тем не менее у джунгар все еще  оставалась большая часть территории 



Старшего джуа, тем самым  не была полностью была ликвидирована угроза 

повторного  нашествия . 

В  30-х  годах  XVIII  века  казахский  хан  старшею  джуза  Джолбарыс 

(1720-1739 гг.), признал  власть джунгарского  хун-тайчжи, что позволило 

ему  стать  вассалом  и  наместником  джунгарских    владений.    Ему 

подчинялось все кочевое, полукочевое и оседлое население Ташкентского, 

Сайрамского  оазисов,  городов  Ходжента,  Чимкента,  Туркестана  и 

окрестные  их  земли.  Резиденция  хана  –  вассала  находилась  в    городе 

Ташкенте.  По  указу  джунгарского  хана  с  подчиненного  населения 

Джолбарыс-хан  собирал  всевозможные  налоги,  большая  часть  которых 

поступала в казну  хун-тайчжи. 

Вот,  что  сообщает  в  1735  году  из  Уфы  Бухарский  купец  Hyp-

Мухаммед-мулла  Алимов  о  налогообложениях,  что  хан  и  его  «ближние 

люди ясак берут... от хлеба пятую, а еще и десятую долю и скота – коров и 

овец».  За  неповиновение  и  не  оплату,  сборщики  налогов  чинили 

жестокость и насилие. 

Жестокое  обращение  и  налоговая  тяжба  Джобарыс-хана  привели  к 

тяжелому и бедственному положению жизненного уровня многих народов,  

которые  были  в  его  подчинении,  которые  выступлению  против  ханской 

власти. Это способствовало к тому, что в 1739году доведенное до отчаяния 

население    Ташкента  восстало  против  Джолбарыса-хана,  который  «не 

оборонял и судил неправо» от разорительных набегов казахских дружин;

 



апреля  1739г.  г.  Джолбарыс-хан  был  зарезан  в  мечети.  После  казни 



Джолбарыс-хана,  территорией Ташкента и казахами старшего джуза стал 

управлять и собирать налоги влиятельный старшина «Толе-бий, который в 

Ташкенте  больше  хана  владельцем  почитается».

 

Во  второй  половины  XVIII  века  Ташкент  присоединяется  к 



Бухарскому ханству и территория города была поделена на четыре части, 

со  своими  правителями  и  войском,  которые  постоянно  находились  в 

враждебных отношениях друг с другом. Борьба продолжалась до тех пор, 

пока  власть  в  Ташкенте  не  была  захвачена  Юнус-ходжой  –  правителем 

Шайхантаурской  части  города.  Н.И.  Гродеков  приводит  интересное 

казахское предание, согласно которому Юнус-ходжа состоял на службе  у 

казахского  правителя  Толе-бия,  правившего  Ташкентом.  Посте  смерти 

Толе-бия, Юнус-ходжа начал притеснять казахские племена, а затем начал 

с ними войну  и через 15-20 лет отнял у них Ташкент. Юнус-ходжа боялся 

мести  казахов,  поэтому  обнес    город  защитной  стеной  и  не  дожидаясь 

нападения совершил несколько  походов на население старшего джуза.  В 

последствии ему всѐ-таки удалось отвоевать у старшего джуза все селения 

и  подчинить  себе  кочевавших  в  Ташкентском  регионе  всех  казахов. 

Завоевание  было  завершено  примерно  в  1798  г.  и  ограничивалось 

территорией,  расположенной  между  Чимкентом  на  северо-востоке  и 

Туркестаном  на  северо-западе.  При  этом  Юнус-ходжа  убрал  и  запретил 

ханское звание в старшем джузе, а для упрочения своего влияния в степи 


67 

 

держал  у  себя  в  качестве  заложников  (аманатов)  наиболее  влиятельных 



лиц из казахов.

 

Каждый свой поход Юнус-ходжа ознаменовывал целым рядом казней 



и  устраивал  большие  пирамиды  из  голов  убитых.  Казахи  смирились  и 

обязались  повиноваться  требованиям  завоевателя  и  были  обложены 

непосильной данью - по сто баранов на одного человека. 

Войска  Юнус-ходжи,  как  свидетельствует  Л.  Диваев,  наряду  с 

сартами, состояли и из казахов. – и в основном из родов чамиш, санчыкли, 

багыс и рамадан.

 

В 1799 году войска кокандского правителя выступили на Ташкент, но  



Юнус-ходже  удалось разбить  и одержать  победу,  что  позволило  ему  в 

1800    году    присоедить  к  своим  владениям  Кураму,  расположенную  на 

правом  берегу  Сырдарьи,  раннее  принадлежавшую  кокандскому  хану. 

Однако  в  1807  году  Юнус-ходжа    потерпел    крупное    поражение  от 

кокандцев и с 1810 г. после его смерти правителем Ташкента стал его сын 

– Султан-ходжа. 

Из  рукописей  кокандской  школы  историографов  известно,  что 

опустошительные    набеги    казахов  вызывали  большое  возмущение    во 

многих  городах  юга  Средней  Азии.  Это  привело  к  тому,  что  в  Коканде, 

например:  горожане  вооружившись  чем  попало  –  палками,  топорами  и 

саблями,  внезапно  подстерегли  и  набросились  на  грабителей  и  почти 

поголовно    истребили  их.  Предводитель  грабителей  Шигай-хан  со  своим 

отрядом  были  уничтожены  частично  в  Тюре-Кургане,  частично  в 

Намангане. 

Кокандское 

ханство, 

обособившийся 

в 

самостоятельный 



политический  субъект,  во  второй  половине  XVIII  века  первоначально 

территориально  ограниченное  только  Ферганской  долиной,  в  начале  XIX 

века превратилось в обширное государство.

 

Для  укрепления  Кокандского  ханства  особое  и  перспективное 



значение имело завоевание Ташкента, игравшего с давних времен важную 

роль  как    политического и экономического центра оседлого населения и 

кочевого казахского   народа   северо-восточных  районов  Средней  Азии. 

В  1809  году  Алим-хан  (1799-1810  гг.)  предпринял  хорошо 

подготовленный поход на Ташкент  и  в  скором  времени  быстро овладев 

крепостью Ниязбек, поставил ташкентцев в трудное положение, лишив их 

воды.  Горожане  и  казахское  ополчение  оказали  кокандцам  упорное 

сопротивление,  однако  в  кровопролитной  битве  потерпели  поражение,  и 

город  был  покорен    войсками  Алим-хана.    Кокандский    правитель  

разграбил  близлежащие  Ташкент  местности,  в  том  числе  и  казахские 

селения,  захватили  много  пленных,  большей  частью  мирных  жителей. 

Поэтому,  завоевание  и  подчинение  Ташкента  значительно  облегчило 

кокандцам дальнейшее  продвижение  в глубь  казахских  степей. 

В  1809  году  войско  Алим-хана  вступило  па  территорию  старшего 

джуза. Избрав объектом военных действий Чимкент и Сайрам, кокандские 

войска двигались из Ташкента к Туркестану и Аулие-Ата, жестоко грабя и 



68 

 

истребляя  все  мирное  население. 



При осаде и взятии Чимкента горожане и окрестное население оказали 

упорное сопротивление.  Окружив  город,  Алим-хан  в  течение  20 дней  его 

ожесточенно  обстреливал.

 

Филипп  Назаров,  посетивший  Чимкент  после 



завоевания  его  кокандцами,  писал:  «Переночевав,  отправились  на 

Туркестанский  город  Чимкент,  завоеванный  кокандцами,  близко  его 

видели обиталище прежних  киргизов  (казахов), их  сады,  курганы и поля; 

теперь  все  это  запустело,  ибо  они  перешли  кочевать  к  границам».  Таким 

же  образом  вели  себя  кокандцы  и  при  осаде  Аулие-Аты  и  Туркестана, 

которые были разорены и совершенно опустошены. 

В  первом  десятилетия  XIX  века,  несмотря  на  самые  жестокие 

репрессии  со  стороны  кокандских  правителей,  казахи  и  население  юга 

Казахстана  неоднократно  восставали.  Об  этом  свидетельствует  известие 

ташкентского наместника Сеид-Алибека, который в своем письме  пишет 

Кокандскому хану о том, что казахи отказываются платить установленный 

для них зякет (со скота) и харадж (с посевов), вследствие чего наместник 

просил  выслать  соответствующую  вооруженную  силу  для  наказания 

возмутившихся. 

Свой поход на юг Казахстана Алим-хан приурочил к зиме; именно в 

это  время  года  казахи-кочевники  были  наиболее  уязвимы  на  своих 

зимовках, поскольку теряли свою обычную подвижность. Но захватчикам 

было не  легко  в условиях холодной зимы выполнять ханский указ. Дело в 

том, многие  военно-начальники  и  солдаты  заболели,  отморозили руки, 

ноги  или  замерзли  в  степи.  Эти  жестокости  условия  правителя-хана 

привели  к  тому,  что  среди  войска  начались  заметные  недовольства,  что 

заставило  военачальников  возвратиться  в  Коканд.  Вернувшихся 

военачальников  Алим-хан    обвинил  в  излишней  их  мягкости  по 

отношению  к  населению  завоеванной  территории  и  потребовал,  чтобы 

Ирис-кули-бай и Джума-бий Кайтаки снова отправились в казахскую степь 

для 


выполнения 

ханского 

желания-приказа. 

Такая 


жестокость  

Кокандского хана «произвела негативное впечатление на войска», которое 

нуждалось  в  длительном  отдыхе  после  чрезвычайно  трудного  зимнего 

похода  в  казахские  степи.  Политические  противники  Алим-хана 

воспользовались недовольством войска и в 1810 г. сторонники  брата хана 

Умара убили Алим-хана. 

Разобщенные казахские племена старшего джуза не могли оказывать, 

серьезного  сопротивления  хорошо  вооружѐнному  и  организованному 

натиску  кокандских  войск.    Положение  усугублялось  еще  и  тем,  что 

казахская  родовая  верхушка,  учитывая  свою  выгоду  в  сотрудничестве  с 

кокандскими правителями, открыто переходили на сторону завоевателей и 

под их покровительством и зашитой не жалея эксплуатировали свой народ. 

Доведенные  до  крайности  двойного  гнета  кокандских  и  своих  казахских 

знатей,  бедное  население  казахов  и  других  народов,  неоднократно 

восставали  против  своих  поработителей.  Следует  отметить,  что  борьба 

народов  юга  Казахстана  против  кокандского  владычества    и   



69 

 

выслуживших  перед  ханами-правителями  казахов  продолжались  и  при 



преемниках Алим-хана, а также  его  последующих его приемниках. 

 

Резюме 


 

В статье впервые изложены исторические материалы и факты Кокандской школы 

историографов о взаимоотношении южных казахов с Кокандским ханством в середине 

XVIII – начале  XIX веков. 

 

Summary 


 

In  this  research  work  outlined  the  historical  materials  and  fact  of    Kokan  school  of 

historiography  about  the  relationships  of  the  southeren  Kazakh  with  Kokan  khan  in  the 

middle of the XVIII – XIX centuries. 

 

                         Список использованной литературы 



 

1.  Валиханов  Ч.Ч.Записк  о  киргизах.  Собрание  сочинений.-Т.1-5.-Алма-

Ата, 1961. 

2.  Валиханов  Ч.  Ч.  (К  записке    о    Кокандском    ханстве).    Собрание 

сочинений.-Т.1-5.-Алма-Ата,1961. 

3.Записки  о  Кокандском  ханстве  хоружного  Потанина (1830)   

// ВРГО, книга 6, ч.18. - Спб., 1856.                                                                                       

4. Записки  о некоторых  землях  Средней  Азии  Филиппа  Назарова,    

Отдельного корпуса переводчика, посланного в Коканд в 1813-1821  годах.  

5.Путешествие  Мир  Иззат  Уллы  в  Кокандское  ханство  в  1812  году. 

Перев. Прим.  Ю.А. Соколова  с  приложен.  Схемы  пути  Мир Иззат Уллы  

в    Кокандских    владениях.  Отт.  //  Труды    САГУ    им.  В.И.  Ленина.  1956.  

Вып. 78. 

 

УДК 37.013.42 (574) 

 

Положение женщин в исламском мире 

 

Еркибаева Г.Г. 

Международный казахско-турецкий университет имени Х.А.Ясави, г.Туркестан 

 

Реальная  и  символическая  ценностъ  проблемы  гендера  признана  во 



всем мире. Очевидно, что она касается в равной степени и мусульманина, 

и  немусульманина.  Понятие  «гендер»  относится  к  социально 

«выстроенным» ролям и мужчин, и женщин, которые лишь до некоторой 

степени  основываются  на  их  физической  природе,  но  однозначно  не 

только на этом. По очевидным причинам, образцы мужского поведения и 

определенные  модели  мужественности  столь  же  важны  для  культуры, 

политики  и  общества  в  целом,  как  и  женские.  Все  же  они  обсуждаются 

редко  и  изучены  в  недостаточной  степени,  как  с  учетом  прошлого,  так  и 

настоящего. Большая часть дебатов о социальной роли женщины отмечена 


70 

 

неудачной  комбинацией  критики  и  самозащиты,  часто  граничащих  с 



примирением  [1].  Способ,  дающий  возможность  набожным  мусульманам 

понимать послание Корана, с одной стороны, и современные критические 

замечания, касающиеся положения женщин в мусульманских обществах, с 

другой,  служит  для  иллюстрации  следующей  точки  зрения:  самые 

набожные  мусульмане  читают  Коран  как  послание  об  освобождении 

женщин,  которые,  согласно  их  утверждениям,  угнетались  в  доисламские 

дни  Джахиллия,  в  «веке  невежества»  (так  обозначено  в  арабском 

оригинале),  который  обычно  изображается,  как  «век  темноты»  [2]. 

Современные критики обращаются к тем же стихам Корана, но уже как к 

текстовому 

подтверждению 

продолжающейся 

несправедливости, 

причиняемой  мусульманским  женщинам  мусульманскими  мужчинами,  и 

действительному их притеснению от имени (патриархального) ислама. 

Учитывая  эти  разногласия,  дебаты  и  открытые  диалоги  по  данной 

проблеме  проходят  трудно:  резкая  критика  условий  жизни  женщины  в 

мусульманских  обществах  и  общинах  поступает  в  большом  объеме  и 

исходит  не  только  от  других  стран,  прежде  всего  немусульманского 

Запада,  но  и  непосредственно  из  самих  мусульманских  общин.  Критики 

обычно сосредотачиваются на отдельных выдержках из Корана и Сунны, а 

также  на  интерпретации  существующих  фактов  в  различных 

мусульманских  странах,  особенно  самых  консервативных  из  них,  типа 

Саудовской  Аравии,  Ирана  и  других  стран  Персидского  залива.  Надо 

отметить,  что  некоторые  из  этих  критических  анализов  предвзяты  или 

базируются на ограниченной, неправильно понятой информации. 

Доклад  о  человеческом  развитии,  подготовленный  арабскими 

социологами,  издаваемый  ежегодно  в  рамках  Программы  развития 

Организации Объединенных Наций начиная с 2002 г., считается одним из 

самых важных вкладов в эти дебаты, с последствиями, идущими далеко за 

пределы арабского мусульманского мира. Доклад за 2004 г. (издан в Нью-

Йорке  в  2005  г.,  напечатан  в  Иорданском  Хашимитском  королевстве) 

сфокусирован  на  теме  свободы,  он  так  и  назван  «К  свободе  в  арабском 

мире». В этом контексте в Докладе отведено значительное место проблеме 

женщин. Определены три «фундаментальных дефицита», которые, вместе 

взятые,  препятствовали  человеческому  развитию  в  арабском  мире: 

ущемление  политических  прав,  прав  женщин  и  недостаток  знаний.  Как 

отмечается  на  стр.  10  Доклада,  «женщины  страдают  от  неравенства  и 

подвергаются дискриминации со стороны мужчин, как по закону, так и на 

практике». Выводы, как очевидно, не ограничены только арабским миром, 

они уместны также для других регионов. 

Исламская женщина  - абсолютно забитое и бесправное существо. Любую 

женщину  пугает  мысль  о  судьбе  подобных  им  в  мусульманских  странах. 

Эта тема - излюбленная для многих феминисток, которые с пылом борются 

за  судьбы  порабощенных  женщин  Востока.  Родители  боятся  отдавать 

своих  дочерей  замуж.  Считается,  что  мусульманские  женщины  лишены 



71 

 

каких-либо прав и тем более свобод. Однако совсем недавно они публично 



боролись за право фотографироваться на паспорт в платке, ими создаются 

 женские организации. 

 Считается,  что  женщин  насильно  выдают  замуж,  однако,  и  это 

неправда.  Женщины  сами  активно  выбирают  мужа.  Основное  требование 

ислама  гласит,  что  супруги  не  должны  быть  друг  другу  противны.  Для 

многих  станет  шоком  тот  факт,  что  мусульманки  даже  ищут  себе 

спутников с помощью компьютера. Конечно же, религия не позволяет им 

"проверить  свои  чувства,  пожив  в  гражданском  браке",  зато  Коран,  в 

отличие  от  Библии,  допускает  разводы.  Многие  думают,  что  жены 

мусульман  не  учатся  и  не  работают.  Однако  учеба  для  мусульманок  не 

только разрешена, но образование для них является одним из  требований 

шариата.  В  исламском  мире  женщина,  имея  желание  работать,  получает 

такую возможность без каких-либо проблем. Даже жена Мухаммада имела 

свой  небольшой  бизнес.  Заработок  денег  не  является  обязанностью,  в 

отличие  от  свободных  европейских  женщин,  а  домашние  дела  четко  не 

расписаны.  Мухаммад  даже  призывал  и  мужчин  заниматься  домашними 

делами. Религия позволяет мужчинам содержать до четырех жен, однако в 

наше  время  редко  можно  встретить  мужчин  с  тремя  и  более  супругами. 

Возмущенные  этим  фактом,  забывают,  что  западная  мораль  давно  уже 

смирилась  со  "свободной"  любовью,  многочисленными  похождениями, 

изменами.  Большинство  мусульманских  женщин  вполне  довольны  своей 

судьбой, а тирания их мужей - всего лишь вымысел. 

К  женщине,  как  было  сказано  выше,  также  проявляется  почтение. 

Пророк предусматривает 2 наказания для женщины, совершившей плохой 

поступок. Во-первых, не спать с ней какое-то время, наказав морально, а, 

во-вторых,  ее  можно  слегка  ударить,  но,  не  причиняя  при  этом  боли. 

Ислам  осуждает  любые  проявления  насилия  и  жестокости,  обещая  злым 

людям. 


Мухаммад  говорил,  что  поиск  знаний  -  обязанность  каждого 

мусульманина  и  мусульманки.  При  этом  нет  различий  по  половому 

признаку.  Так,  в  процентном  соотношении,  число  женщин-выпускников 

ВУЗов  в  Турции  превышает  показатели  США  и  Японии.  В  Тунисе,  где 

мусульман  98%  всего  населения,  женщин  обучается  на  5%  больше,  чем 

мужчин.  Муслим  сказал:  "Тому,  кто  идет  по  дороге  знаний,  Аллах 

облегчит дорогу в Рай". 

В исламе мужчина и женщина не имеют одинаковых прав, равно как 

верующие  и  неверующие,  что  оказывает  непосредственное  влияние  на 

положение  женщин  в  мусульманских  странах,  и  вызывает  серьезную 

критику со стороны международного сообщества. 

Свой  вклад  в  комплексные  исследования  теории  и  практики 

мусульманского  права  внесли  такие  зарубежные  исследователи,  как  И. 

Гольдциер  «Введение  в  исламскую  теологию  и  право»,  С.  Гойтейн 

«Изучение  исламской  истории  и  институтов».  Авторы  этих  работ 

затрагивают  вопросы  истории  и  теории  мусульманского  права,  в  то  же 



72 

 

время  анализ  юридических  особенностей  мусульманского  права,  на  наш 



взгляд,  приводят  недостаточно  полно.  Большое  число  работ  по 

мусульманскому  праву  издается  в  исламских  странах.  Однако  специфика 

этих  трудов  заключается  в  том,  что  их  авторы  недостаточно  критично 

излагают 

традиционные 

мусульманско-правовые 

концепции 

и 

вытекающие из них политические реалии. Особенно ярко это сказывается 



в вопросе о положении женщин в исламском мире. 

Значительный  интерес  для  анализа  политико-правовых  аспектов 

положения  женщин  в  странах  Арабского  Востока  представляют 

использованные  при  написании  данного  диссертационного  исследования 

труды  известных  западноевропейских  ученых  Гомьена  Д.,  Давида  Р., 

Массэ  А.,  Тадрис  Мэрилин,  Шарля  Р.;  советских  и  российских  ученых 

Андреева  А.Р.,  Дьяконова  И.М.,  Карташкина  В.А.,  Рахманова  А.Р., 

Сапроновой  М.А,  Сюкияйнена  Л.Р.,  Хунова  Р.,  Шумова  С.А.;  арабских 

исследователей  мусульманского  права  Аль  Мутлак  Айда,  Гасан  Халил, 

Мохаммед Муниф. Мустафа аль сибаи, Хусейн Ашраф Ахмед, Шахид Эль-

Баз. 

Несмотря 



на 

значительное 

число 

работ, 


посвященных 

мусульманскому  праву  и  его  влиянию  на  жизнь  арабских  женщин, 

представляется,  что  в  этом  вопросе  еще  многие  моменты  остаются  вне 

поля  зрения  исследователей,  сам  процесс  реализации  прав  женщин-

мусульманок  не  рассматривается  в  должной  динамике,  предлагаемые 

рекомендации не в полной мере учитывают культурную специфику стран 

данного  региона.  Реализация  прав  женщин,  признанных  во  Всеобщей 

декларации прав человека 1948 г. и претендующих на универсальность, в 

мусульманских странах происходит с различной степенью эффективности. 

В  отношении  признания  политических  прав  женщин  мусульманские 

страны  делятся  на  две  группы  -  страны,  которые  признают  их  (Тунис, 

Марокко,  Алжир,  Египет,  Ливан,  Иорданию,  Сирию,  Ирак  и  Йемен),  и 

страны,  которые  их  не  признают  (Саудовская  Аравия,  Кувейт,  Иран). 

Однако,  несмотря  на  признание  политических  прав  женщин,  реальное  их 

участие в политической жизни в мусульманских странах весьма низкое, не 

оказывающее влияния на функционирование государства

Объем 

прав 


женщин, 

закрепленный 

в 

законодательствах 



мусульманских  стран,  различен.  Однако  можно  констатировать  общую 

тенденцию  на  сближение  законодательства  мусульманских  стран  с 

европейскими  (и  международными)  стандартами  в  отношении  прав 

женщин.  В  то  же  время,  во  многих  арабских  странах  свободы, 

предоставленные женщинам, на практике зачастую игнорируются самими 

женщинами, поскольку в этих странах очень сильно действие религиозных 

обычаев. 

Растущее  влияние  на  политико-правовое  положение  женщин  в 

странах  мусульманского  мира  начинают  оказывать  международные 

неправительственные  организации,  прежде  всего,  созданные  самими 

мусульманскими  женщинами  и  ставящими  своей  целью  мобилизацию 


73 

 

женщин  на  борьбу  за  освобождение  от  всех  форм  неравенства  и 



дискриминации. 

Полноценная реализация прав женщин в мусульманских странах возможна 

лишь  при  наличии  эффективного  механизма  международно-правовой 

защиты.  В  связи  с  этим  представляется  целеесообразным  учреждение 

межправительственной  организации,  которая  обладала  бы  полномочиями 

контроля за соблюдением прав женщин в мусульманских странах. Главной 

ее  задачей  было  бы  выступать  в  качестве  связующего  звена  между 

правительствами  мусульманских  стран  и  зарождающимся  в  этих  странах 

движением  за  права  арабских  женщин  (в  том  числе  и  женскими 

неправительственными организациями). 

В  свете  постоянных  спекуляций  западных  и  восточных  оппонентов 

исламской  религии  на  тему  униженного  и  бесправного  положения 

женщины  в  Исламе  (именно  такой  акцент  делают  пропагандисты)  решил 

пролить свет на истинное положение женщины в религии. Конечно, как и в 

любых других странах в мусульманских государствах имеют место случаи 

домашнего насилия над женщиной, но это не что иное, как человеческий 

фактор, 

но 


никак 

не 


действие 

разрешенное 

религий. 

Согласно  Корану  отношения  между  супругами  должны  основываться  на 

взаимной  любви  и  доброте.  Всевышний  Аллах  в  Коране  сказал:  "Среди 



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   80


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал