Билал лайпан



жүктеу 3.45 Mb.

бет1/35
Дата15.03.2017
өлшемі3.45 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
9623

БИЛАЛ  ЛАЙПАН

BILAL  LAYPAN



ДУНИЯ  НАМЫС 

эмда 

АХРАТ  АЗАБ

В ОГНЕ СОВЕСТИ И ВЕРЫ 

IN THE FIRE OF CONSCIENCE 

AND FAITH



J:

библиотечка  журнала  “Ас-Алан” 

the  library  o f the  magazine  “As-Alan ”

БИЛАЛ  ЛАЙПАН

BILAL  LAYPAN



ДУНИЯ НАМЫС 

эмда 


АХРАТ АЗАБ

В ОГНЕ СОВЕСТИ И ВЕРЫ 

IN THE FERE OF CONSCIENCE AND FAITH

«МИР ДОМУ ТВОЕМУ» 

“PEACE TO YOUR HOME” 

Москва Moscow 

2002


ББК   84Р7 

Л 12


Лайпанов Б.А.

Л 12 


Дуния намыс эмда Ахрат азаб.-М.:  Мир Дому 

Твоему,  2002,- 560 с.:  ил.

Итоговая книга,  которой поэт  завершает 20 век и вступает 

в новое столетие и тысячелетие.  Книга о новом и старом, о 

жизни  и смерти,  о  свете  и  тьме,  о добре  и  зле,  о любви  и 

ненависти,  о  вечном  и  тленном,  о  высоком  и  низком,  о 

борьбе разных начал в человеческом сердце («адабиятда уят 

джокъ»). Книга о душе и теле, о вере и сомнениях, о взлетах 

и  падениях.  Это  книга  о  человеке,  о  его  стремлениях,  о 

Начале и Конце,  и о надежде, которая умирает последней.

ББК  84Р7 

Л12


ISBN 5-87553-025-1

© Лайпанов Б.А., текст 

© Лайпанов А.Б., оформление 

© «Мир Дому Твоему», 2002г.



Билал Лайпанов - 

поэт, политик, «Ethnic Enterpriser»

В ранние  1920-е годы кавказские горцы, еще не знавшие и даже 

не  предчувствовавшие,  какой  ценой  предстоит  им  самим  и  их 

п ото м к а м  

оплатить  великое  заблуждение  революционных 

переворотов и социалистических экспериментов, очень доверчиво 

относились  к  жившим  в  далеких  северных  российских  столицах 

пролетарским  вождям.  Тогда акыны  и ашуги слагали героические 

сказы 

и песни о Ленине, и люди в еще не радиофицированных горных 

аулах  и  степных  станицах  пересказывали  эти  легенды  и  пели,  на 

своих языках,  на свой лад, эти песни, которые согревали их сердца 

надеждой  и возбуждали  верой в возможное чудо.

Позднее  Расул  Гамзатов  расскажет  об  этих  людях:



«...  Как мечтают  морозной  зимой  о  весне 

И  как  в  полдень  палящий мечтают  о  тени,

Так усталым,  измученным  людям  во  сне 

Снился  Ленин.

Им  казалось:

Он  был  выше  сосен  и  гор,

Вынет  шашку  -

Враги разбегаются  в  страхе,

Им  казалось,  что  острый,  как лезвие,  взор 

И блестит  и  горит  из-под  черной  папахи...»

К счастью для  Билала Лайпанова,  на Ленина он  не  похож,  и  к 

счастью  для  карачаевцев  наступившего  21  века,  им  давно  уже  не 

снятся  богатыри-освободители.  И  все  же  мне  кажется,  что  если 

бы  сегодня  аксакалов  поселка  Хурзук,  хорошо  знающих древний 

род  Лайпановых  и  не  забывающих  об  удивительной  судьбе  его 

младшего  представителя,  ставшего  в  далекой  Москве  известным 

«джазыучу» (писателем), или карачаевских школьников, слышавших 

от  своих  родителей  о  бушевавших  здесь  дни  и  ночи  бессрочных 

митингах  поздней  осени  1991  года  и  о  пламенном  ораторе  и 

вдохновителе этих митингов, попросили нарисовать, красками или

а


словами, портрет Билала Лайпанова, - непременно появились бы и 

черная папаха, и сверкающий взор,  и стать и рост, сопоставимые с 

высотой  Священного  Дерева  и  твердостью  Священного  Камня 

Карчи  -  Карачая.

А  в  обычной  жизни,  в  столичной  круговерти,  в  сутолоке 

московского метро, в стандартной квартире пыльного микрорайона 

Текстильщики, среди земляков, образующих небольшую карачаево- 

балкарскую  общину  в  Москве,  и  среди  своих  московских  коллег, 

Билал  Лайпанов  -  обыкновенный  человек,  скромный,  ничем 

вызывающим не приметный, и ничто человеческое не чуждо ему в 

этой повседневности - ни каждодневная забота о хлебе насущном

ни ответственность за свою маленькую семью, ни тревога за сына 

перед надвигающейся тенью призыва в армию, ни разочарования в 

неверных друзьях, ни обманчивые иллюзии, ни отчаянное бессилие 

перед собственным государством, которое уже привычно предстает 

перед своими гражданами в обличье насильника под черной маской 

и в пятнистой омоновской униформе.

Однако, мощная радиация духовной энергии, ее стремительные 

и неожиданные выбросы за черту обычного и за черту возможного, 

выше 


стандартного 

и 

выше 



оптимального 

уровня 


работоспособности,  веры,  мужества,  гражданской  инициативы  и 

заинтересованности  в  общем  деле,  солидарности  с  далекими  и 

близкими  соотечественниками  и  единомышленниками  вырывают 

Билала Лайпанова из рутинной среды, поднимают его на высокий 

пьедестал,  формируют  исключительные  качества  лидера 

национального и правозащитного движения. Сегодня и национальное 

карачаевское,  и  интернациональное  правозащитное  движения 

переживают в России далеко не лучшие свои времена: кризис, спад 

активности,  сужение  социальной  базы,  отчаяние  и  страх 

изверившихся  людей,  снова  готовых  покориться  авторитарной 

системе и жить по принципу «лишь бы не было хуже - лишь бы не 

было  войны»  -  всё  это  размывает  почву,  наполняет  неизбывной 

горечью правды слова,  начертанные на новых нагрудных значках, 

заказанных  к  2003  году  Обществом  «Мемориал»:  «Сталин  умер 

полвека назад, а в России снова окаянные дни».

б


В «окаянные дни» трудно быть «вождем и трибуном», лидером 

национального  движения,  едва  пульсирующего  последними 

истекающими надеждами. Трудно говорить в пустоту.

Но пока голос Билала Лайпанова, обретая стальную твердость 

категорических  императивов,  серебряную  нежность  искренней 

любви к своей  Родине, заполняя грозящий образоваться духовный 



вакуум, 

разрывая  пустоту  и  находя  хотя  бы  отдаленное  эхо  в 

пространстве  Кавказских  гор,  звучит  с  трибун  столичных  и 

международных конгрессов и конференций, со страниц московской 

и зарубежной печати, окрашивает политические статьи цветами и 

мелодиями  высокой  поэзии  и  придает  лирическим  стихам 

кристальную  четкость  политических  деклараций,  -  до  тех  пор 

исторический  шанс и  Карачая,  и всей  России еще  не утрачен.  Это 

шанс  на  развитие демократии,  на завоевание свободы,  на защиту 

национального и личного достоинства  каждого народа и  каждого 

человека. Можно найти немало высоких эпитетов, которыми удалось 

бы справедливо и точно (а может быть, и не всегда справедливо, и 

не очень точно, ведь, как известно, «лицом к лицу лица не разглядеть

-  большое  видится  на  расстоянье»,  а  нам-то  приходится  жить  и 

работать  «лицом  к  лицу»,  остро  и  болезненно  ощущая  каждую 

промелькнувшую  тень  и  даже  малейший  импульс  невольного 

расслабления или случайного движения в сторону) характеризовать 

Билала  Лайпанова  как  общественного  деятеля,  как  идеолога 

государственной  автономии  Карачая,  как  защитника  прав  своего 

народа и всех репрессированных народов, подвергшихся в прошлом 

унижению,  геноциду  или  оказавшихся  сегодня  под  угрозой 

истребления,  как  энергичного  журналиста,  редактора  и  издателя 

(зеленые  тома  его  «Ас-Алана»,  доведенного  уже  до  шестого 

выпуска,  никак  нельзя  не  заметить  в  панораме  современного 

литературного, исторического и политического востоковедения), как 

человека  доверчивого  и  осторожного,  увлекающегося  и 

сдержанного, импульсивного и рационально-расчетливого, горячего, 

как южное солнце, и холодного, как снега на вершинах Кавказских 

гор.  Но из  множества возможных характеристик мне хотелось бы 

выбрать одну, в которой я абсолютно уверена, - назвать один эпитет,

в


который не имеет своего «противовеса», не имеет противоположного 

полюса в том сложном целом, какое составляют личность, характер

частная  жизнь,  общественная,  политическая,  творческая 

деятельность Билала Лайпанова. Суть этого определения -  в слове 

«фахму».  Аллах,  Небо,  родные  горы,  великий  Кавказ,  гордый 

Карачай, родители, чья строгая любовь стала волшебной колыбелью, 

и далекие неизвестные предки, почти легендарные родоначальники,

-  все  вместе  они  наделили  маленького  мальчика,  родившегося  в 

знаменательный космический день  12 апреля, на трудном переломе 

драматической  судьбы  многострадального  карачаевского  народа 

(в  1955 году - еще в среднеазиатской ссылке, уже на взлете надежд 

на  скорое  возвращение  на  Родину,  в  муках  затянувшейся, 

запоздавшей,  неполной  и  непоследовательной  «реабилитации»), 

великим даром.

Имя этому дару - талант. Талант самородка, талант поэта, талант 

человека,  нашедшего  неповторимые слова (как,  откуда? -  великая 

тайна  творчества!),  чтобы  защитить  честь,  чтобы  запечатлеть 

великую историческую память своего народа, чтобы выразить его 

боль  и  надежду,  отчаянье  и  мужество,  чтобы  сказать:

«Земля  и  Небо 

Вырастили  сына,

Тепло  и  свет 

В  тебе  одном  слились.

Твой  край  тебе  - 

И  Мекка,  и  Медина,

Владей  же  им 

И  на  него  молись».

Поэзия  Билала Лайпанова - это  молитва о свободном  Карачае.

Прислушаемся же  к ней  в тишине,  подчинимся ее  колдовским 

ритмам,  попробуем  измерить  невесомую  алмазную  тяжесть, 

прозрачную кристальную плотность, светозарную энергию каждой 

рифмы,  каждого слова. Откроем книгу стихов карачаевского поэта 

Билала Лайпанова...

Светлана  Червонная

г


Редколлегии,  авторскому  коллективу 

и читателям журнала «АС-АЛАН» 

Дорогие друзья, фикирлеш достар!

С  большим  вниманием  я  ознакомился  с  вышедшими 

номерами  карачаево-балкарского  журнала  «Ас-Алан»,  за  что 

бесконечно  благодарен моему  молодому другу,  как его я  называю

-   «моему  коксайскому  земляку  и  единомышленнику»  Билалу 

Лайпанову, с которым незадолго до своей смерти меня познакомил 

как с надеждой карачаево-балкарской поэзии сам Кайсын Кулиев. 

Все  ближе  знакомясь  с  творчеством  Билала,  я  убеждаюсь  в 

прозорливости  великого Кайсына: он безошибочно распознал в нем 

большого  поэта  и  своего  преемника  -  такого  же  правдолюбца  и 

чистого человека,  каким был он сам.

Лайпанов  «по  воле  отца  народов»  родился  в  годы 

сталинского  выселения  народов  у  нас  в  Коксае,  и  я  ,  по  праву, 

называю  его  своим  братом.  Но  нет  выше  братства,  которое 

является  таковым  по  духу.  Мне  близки  духовно  все  помыслы  и 

устремления  Билала,  потому  я  его  называю  своим 

единомышленником.  Мне,  как  и  Ему,  близки  общечеловеческая  и 

общетюркская  солидарность,  идеи  евразийского  единства, 

культурное  единение  народов  на  его  пространстве,  защита  всего 

униженного и незаслуженно отлученного от мировой цивилизации, 

помощь  в сохранении  и становлении языков,  культур,  солидарное 

участие деятелей  литературы, культуры в деле сближения народов. 

Всё это я нахожу на страницах «Ас-Алана».

Мне доставило особое удовольствие, что журнал с первого 

своего  номера  преодолел  тематически  узконациональные  и 

географические  границы  Балкарии  и  Карачая.  Благородно  и 

блестяще  в  журнале  представлены  материалы  по  всем 

репрессированным  народам бывшего  нашего  Союза.  Моя  родина

-   Кыргызстан  -  стала  родиной  многим  из  них.  Я  рос  с  детьми 

репрессированных  карачаевцев,  балкарцев,  немцев,  чеченцев, 

ингушей... У нас были  общие учителя. Мне с детства была понятна 

их  боль,  так  как и  мою  семью  затронул  репрессивный  аппарат 

сталинизма.  Поэтому  материалы  по  этому  периоду  истории 

репрессированных  народов,  представленные в журнале,  задевают



за  живое.  Мне  близко  и  понятно,  что  журнал  остро  поднимает 

проблемы  этих  народов  и  предлагает  их  решения.  Совершенно 

справедливо, что авторский коллектив журнала принимает на себя 

роль  защитника  и  глашатая  репрессированных  народов,  знакомя 

цивилизованный  мир  с  их  теперешним  состоянием,  культурой, 

проблемами их бытия и места в этом сложном  мире.

Меня  живо  интересуют  проблемы  общетюркской 

солидарности,  налаживание  тесных  связей  между  уникальной 

семьей тюркских народов, занимающих огромные пространства на 

всем  Евразийском  континенте.  Поэтому  исторические  работы  по 

Карачаю и Балкарии, крымским татарам, другим народам читаются 

на одном дыхании. Поэтический и прозаический разделы журнала 

также интересны. Материалы, композиция журнала, продуманность 

подачи  и  оформления  говорят  о  большом  вкусе  редколлегии. 

Словом, он делается  с любовью, с задором  и добротностью.

Желаю  Билалу,  моим  братьям  карачаевцам-балкарцам, 

делающим  журнал,  больших  творческих  успехов,  терпения  и 

подвижничества  на  избранном  пути  служения  культуре  и 

образованию, литературе и истине.

Выражаю искреннюю признательность редколлегии журнала 

«Ас-Алан»,  книжному  издательству  «Мир  дому  твоему», 

Карачаевской демократической  организации  «Джамагьат»,  члену 

Федеративного  Союза  Народов  Европы,  выдвинувшим  меня  к 

званию 


«Почетный 

доктор 


Карачаево-Черкесского 

государственного  педагогического  университета».  Через  Вас 

ученому Совету Университета, удостоившему меня этого высокого 

звания. Для меня особая честь получить признание у моих  братьев 

карачаевцев-балкарцев,  народа  Кайсына  и  Билала!  Народ 

Кыргызстана никогда не забудет Вас и годы Вашего пребывания у 

нас -  добрую память о Вас хранят аилы и селения моей родины.

С  братскими  чувствами  и  пожеланиями  успешной 



творческой  работы  журналу  «Ас-Алан»,  его  главному 

редактору,  большому  поэту  Билалу  Лайпанову,  которого 

искренно уважаю  за  талант  и  преданность  нашему ремеслу.

Чингиз Айтматов

Брюссель,  1 ию ня 2002 г

ПОЭТ. ПРОЗАИК. ДРАМАТУРГ. ПУБЛИЦИСТ.

ЛИТЕРАТУРОВЕД.  РЕДАКТОР. ИЗДАТЕЛЬ. 

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДЕЯТЕЛЬ.

Каждый человек занимается  определенным делом. Но если 

наша работа, наше дело дает нам  моральное удовлетворение н 

материальные  блага,  то  этого  не  скажешь  о  поэтах  -  людях  - 

которые  служат  Слову,  Культуре  родного  народа.  К  тому  же, 

они  не  в  ладах  с  государством,  национальная  политика 

которого,  как  правило,  направлена  на  ассимиляцию 

малочисленных  народов.  А  «ассимиляция  - это  слияние 

одного 


народа с другим,  с утратой 

одним 


из 

них 


своего языка, 

культуры




национального  самосознания».  Поэтому  истинные  носители 

языка, культуры - а это, в первую очередь, поэты - выступают 

против  ассимиляции  и  потому  подвергаются  гонениям  со 

стороны  государства  и  его  ставленников  -   «людей 

холопского  звания».

Истинный поэт не может петь песню того, на чьей арбе он 

едет, тем более, песню, сидящего на его шее. Он - голос н совесть 

своего народа.  Поэтому ему  нет места ни в государевом дворе, 

ни  в  государственной  арбе.  Он,  как  пророк  -  босой,  пеший  - 

несет  свой  крест.  Это  его  судьба.  Но  талантом  своим  он  свой 

народ  может  поднять  и  прославить.

Поэтому,  мы  -  люди  бизнеса  -  в  долгу  перед  ними.  Если 

вдуматься, помогая нм, мы сохраняем себя - ибо, мы тоже есть 

часть  того  народа,  которую  они  стараются  спасти.  Вот  что  я 

хотел сказать, а о таланте Лайпанова сказано достаточно много 

на  страницах  отечественных  и  зарубежных  авторитетных 

изданий и очень авторитетными людьми.

Некоторые  исследования  лайпановедов  опубликованы  в 

девятом  томе  десятитомного  Собрания  сочинений  Поэта  на 

карачаевском  языке.  Краткие данные его жизни  и  творчества 

даются  в  первом  томе  трехтомного  издания  сочинений  на 

русском  языке. Речь  идет о  сочинениях,  изданных в  1993-1998 

годах.  Подробно  его  биографические  и  библиографические 

данные  даются  в  настоящей  книге.

28.06.1984 г. великий Кайсын Кулиев пишет редактору журнала 

«Минги Тау», представляя подборку стихов студента  Литературного

5


института  им.А.М.Горького:  «На  м ой  взгляд,  Л айпанов 

талантливый парень.  Если наши мнения совпадут,  то пойму, 

что  не  ошибся.  К   тому  же,  он  оставляет  впечат ление 

мужичка  с характером,  с  буранной революционной  душой...».

А после прочтения рукописной книги стихов молодого поэта 

Кулиев однозначно заявляет:  «Билал Лайпанов -  Поэт! Это мой 

главны й  вывод.  И   к  нему  мы  обязаны  относиться  как  к 

таланту,  окрылять  его  своим  пониманием  и  поддержкой...».

На  истинных  поэтов-патриотов  у  Кайсына  было 

безошибочное  чутье  гения.  Жаль,  Мастеру  не  довелось  увидеть 

последующие  книги  Билала  Лайпанова:  «Таш  бла  Терек», 

«Чынгылны  башында  джанкъылыч»,  «Джуртда  Джангыз 

Терек»,  «Кьарачайны  Къадау  Ташы»,  «Джан Джурт»,  «Намаз 

замаН»,  «Джангы  Ай  бла Джулдуз»,  «Таза  -   азаТ»,  «Кьазакь 

бёрю»,  «Ай  джарыгъында  тай  кишнеген  таууш»,  «Аллахданды 

Аллаххады  джол»,  «Сюйгенлеге  харе»,  «Ангы  бла  Джюрек», 

«Минги  Таулула»,  «Сууаб-гюнах  джазылгъан  дефтерле», 

«Бараат  кечени  назмулары»  и  итоговую  «Дуния  намыс  эмда 

Ахрат  азаб»

На  мои  взгляд,  основой  карачаевской  поэзии  является 

Исмаил  Семенов,  а  вершиной  её  -   Билал  Лайпанов.  Знаю,  с 

этой  оценкой  некоторые  его  коллеги  не  согласятся,  но  я 

выражаю  свое  мнение,  мнение  читателя.

А  вот  мнение  Льва  Ошанина,  профессора  Литературного 

института,  в чьём творческом  семинаре в течение 5  лет оттачивал 

свое  мастерство  Поэт:  «Лирический  герой  Билала Лайпанова  -  

человек  с  неустроенной  судьбой  и  неразделенной  любовью, 

полный  обостренного  чувства  к  своему  много  пережившему 

народу.  Семь букв в имени его земли «Карачай» - для него «семь 

цветов  радуги,  семь  чудес  света».  Также  остро  любит  он 

родной  язык.  «Если  умрет  мать  -   человек  стерпит.  А  если 

умрет  язык?».  Перо  его  образно:  «Летний  зной  спалил  лицо 

земли.  И  оно  стало  похоже  теперь  на  лицо  старика».  И  

дальше:  «пусть  молния  поранит  свои  босые  ноги  о  камни». 

И л и :  «Если  много  вберу  в  свое  сердце  лета,  То  зиме 

останется  в  нем  мало  места».  Он  пишет  стихи,  потому  что 

считает,  что  «стихи  -   это  построенные  поэтами  крепости». 

Билал  Лайпанов,  безусловно,  большой  поэт,  цельная  и  яркая

6

личность».

Американский профессор, доктор филологических наук Сады к 

Дудов  пишет:  «После  тщательного литературного  анализа  с 

радостью  могу  констатировать:  в  Карачае  есть  талант, 

который  соответствует  высшим  литературным  критериям. 

Это Билал Лайпанов. Некоторые его стихи, безусловно, войдут 

в  сокровищницу  мировой  поэзии».  И  заканчивает  свою  статью 

словами: «После Рамазана Къарчи я  не знаю такого карачаевца, 



который так боролся бы за полную реабилитацию карачаевского 

народа, за восстановление его государственности, как Лайпанов. 

Его  голос,  голос  П оэт а-Правозащ итника,  муж ест венно 

преодолевает преграды  во Времени  и Пространстве.  Лишь  бы 

ему  хват ило  здоровья,  ж изни  и  везения.  И х  я  и  желаю 

выдаю щ емуся  карачаевскому  поэту,  своему  м олодом у 

соплеменнику».

Известная  советская  карачаевская  поэтесса  Халимат 

Байрамукова  следующими  словами  выразила  свое  отношение  к 

творчеству  поэта:  «Билал  Лайпанов  пишет  верлибром.  Это 



новое в нашей поэзии.  Свободный дух поэзии Лайпанова нашел 

свою  форму -  свободный  стих  Билал Лайпанов  не  временной 

поэт,  а  вечный  поэт.  Он  уже  занял  свое  почетное место  в 

нашей  литературе  Навеки.  Я   не  боюсь  за  завтрашний  день 

нашей поэзии,  ибо в ней  есть такое имя  -   Билал Лайпанов!».

Лайпанов  талантлив  и  как  редактор  (газета  «Мир  дому 




  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал