Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрлігі



жүктеу 2.59 Mb.
Pdf просмотр
бет7/14
Дата22.12.2016
өлшемі2.59 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
часть  респондентов  (22,6%)  считает,  что  традиционное  пони-
мание семьи устарело, очевидно, понимая под этим трансфор-
мацию  традиционной  семьи,  ее  уклада,  перераспределение 
функций между ее членами.
Семья остается для человека важнейшей жизненной ценно-
стью – этот тезис поддерживают подавляющее большинство и 
мужчин, и женщин. Причиной большого количества разводов 
45,9% респондентов-мужчин считают экономический фактор – 
неспособность  мужчин  содержать  семью.  Мужчины  оказыва-
ются в этом признании более самокритичными, чем женщины, 
поддерживающие  этот  фактор  как  причину  разводов  –  42%. 
Заметим,  вопрос  сформулирован  с  определённой  гендерной 
подоплёкой  –  дескать,  именно  мужчина  должен  содержать 
семью, как то было свойственно патриархатным семьям, а он 
ныне с этой обязанностью не справляется, отсюда и разводы. 
На  самом  деле,  структура  семейного  бюджета  реально  давно 
изменилась и во многих случаях его «вкладчиками» на равных 
являются  и  муж,  и  жена.  Так  что  причиной  разводов  можно 
было бы назвать и тот фактор, что женщина мало зарабатыва-
ет и не способна поддерживать финансовый статус семьи. Но 
гендерно провокационный вопрос получает соответствующий 
ответ. Виноватым оказывается мужчина, не справляющийся с 
обязанностями кормильца.
Для многих мужчин, чье сознание все еще подчиняется это-
му устойчивому стереотипу, трудности с работой, недостаточ-
ная зарплата становятся причинами не только распада семьи, 
но и серьезных психических расстройств – в связи с кризисом 
1 Общее восприятие института современной 
семьи казахстанцами

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
84
гендерной  идентичности:  мужчина  ли  я?  Но  одновременно 
возрастает число тех, кто предпочитает «пересесть на другой 
велосипед», забыть о своей традиционной роли и, отказавшись 
от гендерного баланса в семье, все экономические заботы взва-
лить на супругу – сколько потянет. Бывают и обратные случаи: 
жена зарабатывает больше, делает успешную карьеру, а муж-
ское самолюбие страдает – в силу устойчивости гендерных сте-
реотипов, и в результате – развал семьи. 
Самая  приемлемая  гендерная  ситуация:  каждый  зараба-
тывает столько, сколько может, муж это или жена, без всяких 
обид и претензий. Но зато и дома каждый делает то, что вы-
падает на его долю. Если жена занята больше, муж привычно 
занимается домашним хозяйством и детьми, не считая, что это 
оскорбляет его мужское достоинство. В такой семье преодоле-
вается традиционное разделение сфер деятельности: мужчине 
– публичная, женщине – приватная, и потому живется легче, 
интереснее, разнообразнее.
Другой поворот мысли содержится в ответе, что увеличе-
ние  числа  разводов  –  свидетельство  возросшей  социальной 
активности  и  возможности  выбора  супруга.  С  этим  согласны 
23,3% мужчин и чуть больше женщин – 26,6%. Эти респонден-
ты уже не рассматривают увеличение числа разводов как ис-
ключительно негативный фактор. Напротив, они считают, что 
это – свидетельство изменившейся социокультурной ситуации 
в обществе, когда люди уже не вынуждаются к тому, чтобы тер-
петь  последствия  своего  необдуманного  поступка  всю  жизнь, 
и  стремятся  найти  другого  спутника  жизни,  любящего  и  по-
нимающего. Это не означает, что развод перестает быть траге-
дией для обеих сторон, особенно, если в семье есть дети. Ведь 
нет никакой гарантии, что повторный брак вообще состоится 
и, тем более, в том, что он будет удачным. Это только знамени-
тости легко и привычно меняют партнеров, хотя тоже не без 
душевных и финансовых потрясений.
Если ввести этнический индикатор, то респонденты казах-
ского этноса в наибольшей степени признают семью важней-
шей  ценностью  –  46,3%  сравнительно  с  43,4%  русских  и  37% 
– других национальностей. Гендерно осведомленную интерпре-

85 
тацию разводов как возросшую социальную активность в вы-
боре партнёра обнаруживает равное количество казахов(шек) 
– 24,5%, русских – 24,9% и чуть больше – представителей других 
национальностей – 27%. Можно утверждать, что респонденты 
всех этносов проявляют большую гендерную чувствительность, 
чем  те  журналисты,  которые  дают  однозначно  негативную 
оценку факту возрастания числа разводов.
Тезис, продвинутый в гендерном смысле, о том, что увели-
чение числа разводов – свидетельство возросшей социальной 
активности,  разделяет  только  22,8%  несостоятельных  (с  дохо-
дом менее 15 000 тг), затем эта цифра возрастает – в зависимо-
сти от увеличения дохода на одного члена семьи, и снова резко 
падает в той же категории верхнего слоя среднего класса (от 100 
000 до 150 000 тг) – 0%, чтобы вновь подняться до 50% в катего-
рии наиболее состоятельных.
Причина  неустойчивости  современной  семьи  с  позиций 
возраста видится своеобразно: каждый третий (32,2%) – моло-
дой респондент (от 18 до 30 лет), каждый четвертый (25,5%) – 
респондент среднего (от 31 до 45 лет), каждый пятый (21,4%) 
– респондент зрелого (от 46 до 60 лет) возраста и лишь каждый 
шестой (15,9%) респондент – старшего (от 61 года) возраста по-
лагают, что увеличение числа разводов – это возрастание соци-
альной активности и появление новых экономических возмож-
ностей для трансформации семьи. 
Парадоксальная тенденция проявлена с вариантом ответа на 
вопрос о причине развода в связи с выбором суждения о том, 
что  «традиционное  понимание  семьи  устарело».  Так  считают 
всего 18,5% респондентов от 18 до 30 лет, 21,5% – в возрасте от 30 
до 45 лет, 24,7% – в возрасте от 46 до 60 лет, и практически каж-
дый третий (29,8%) респондентов в возрасте старше 61 года. О 
том, что семья остается важнейшей жизненной ценностью для 
человека, утверждают от 40,9% самых молодых (в возрасте от 18 
до 29 лет) респондентов до 46,6% самых старших (свыше 61 года).
Респонденты  практически  всех  образовательных  групп  на 
первое  место  среди  причиннеустойчивости  брака  поставили 
суждение о том, что «семья остается для человека важнейшей 
жизненной ценностью, а разводы объясняются, в основном, эко-
1 Общее восприятие института современной 
семьи казахстанцами

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
86
номическими причинами, неспособностью мужчин содержать 
жену и детей» (со значениями от 38,4% – у тех, кто имеет общее 
среднее образование, до 48,6% – у респондентов с высшим об-
разованием). Второе место занимает суждение о том, что «уве-
личение  разводов  –  это  свидетельство  возросшей  социальной 
активности и возможностей личностного выбора и мужчин, и 
женщин» (интервал значений – от 24% респондентов с неполным 
средним образованием, до 26,8–26,9% респондентов со средним 
и средним профессиональным образованием). Третьей по зна-
чимости респондентами указана причина, связанная с тем, что 
«традиционное понимание семьи устарело» (в интервале значе-
ний от 18,4%: – у респондентов с высшим образованием, до 23,7% 
– у респондентов со средним специальным образованием).

87 
2 ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СЕМЬЕ
2.1 Изменения стереотипов о семейной жизни 
в разрезе гендерных ролей
Семья в современном обществе подвержена многофакторным 
трансформациям,  которые  обусловлены  экономической,  соци-
альной, культурной ситуацией. В то же время, семья – достаточно 
консервативная структура, в которой сохраняются, удерживают-
ся и передаются из поколения в поколение традиции. 
В связи с необходимостью выявления масштабов и динами-
ки трансформации семьи как института респондентам был за-
дан вопрос о родительской семье с позиций выяснения соотно-
шения традиции и нового гендерного опыта семейной жизни. 
Диаграмма 5
Распределение ответов на вопрос: «У каждого есть опыт жизни 
в родительской семье. Существует ли для Вас образец семьи?»,%
Более трети респондентов (37,5%) стараются сохранять тра-
диции и строить семейные отношения согласно образу и по-
 
Образцом для меня 
является 
родительская 
семья, 37,5 
Стараюсь создать 
совершенно новые 
отношения, 
родительская семья 
не стала 
образцовым 
примером, 17,8 
Стараюсь 
совмещать 
традиции 
родительской 
семьи со своим 
пониманием жизни, 
36,8 
Затрудняюсь 
ответить, 7,9 

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
88
добию  родительской  семьи.  Совершенно  новые  отношения 
предпочитают выстраивать в своих семьях 17,8% респондентов, 
а 36,8% – действуют согласно гендерным установкам, совмещая 
традиции родительской семьи с собственным пониманием се-
мейной жизни. Осуществление гендерного баланса в обществе 
и в семье подразумевает бережное отношение к позитивному 
гендерному опыту, диалектику традиции и модернизации, со-
хранение культурного фонда, накопленного народами в отно-
шении традиций семьи, и его преобразования, адаптации к со-
временным условиям глобализации. 
Современная эпоха демонстрирует утрату традиционного 
стереотипа о главенстве мужчины в семейной группе и сигна-
лизирует  о  перераспределении  семейных  ролей.  По  вопросу 
соотношения традиции и гендерной инновации женщины об-
наруживают более продвинутые в гендерном отношении взгля-
ды,  мужчины  проявляют  большую  склонность  к  традиции. 
Только  для  35,1%  женщин  образцом  является  родительская 
семья – сравнительно с 40,1% мужчин. Зато 39,6% женщин (и 
только 33,8% мужчин) выражают гендерно продвинутую точку 
зрения о совмещении традиции родительской семьи со своим 
собственным пониманием семейной жизни. Женщины, кото-
рые всегда считались носительницами традиции, в данном слу-
чае не подтверждают подобного суждения, поскольку именно 
женщины в исторически сложившейся ситуации инициируют 
трансформации, стремясь к установлению гендерного парите-
та «де факто» и представлению равных возможностей и досту-
па к экономическим и политическим ресурсам. Этот настрой 
побуждает  женщин  к  сочетанию  традиции  с  современными 
требованиями гендерного баланса.
В этническом разрезе лидером гендерно продвинутого по-
нимания оказались семьи других национальностей: 45,7% ста-
раются совмещать традиции родительской семьи со своим по-
ниманием семейной жизни, и только для 25% из них образцом 
является родительская семья. У респондентов-казахов эти две 
позиции практически паритетны: совмещают традиции и но-
вации – 37,6%, а ориентируются на образец родительской се-
мьи – 39,8%. 

89 
Эти  показатели  оцениваются  нами  весьма  положительно: 
казахи, у которых очень силен традиционный семейный уклад, 
тем  не  менее,  воспринимают  гендерные  импульсы,  стараясь 
при  этом  удерживать  положительный  опыт  традиции.  Толь-
ко  14,8%  респондентов-казахов  стараются  вообще  отказаться 
от родительского образца и перейти к исключительно новому 
типу  отношений.  Респонденты-русские  демонстрируют  сход-
ную тенденцию с респондентами-казахами с исключительной 
ориентацией на родительскую семью, но они оказываются ме-
нее гендерно чувствительными (сравнительно с респондентами-
казахами): стараются совмещать традиции и инновации только 
30,3%, зато 20,4% готовы вообще отказаться от традиции. 
Распределение  ответов  на  вопрос:  «У  каждого  есть  опыт 
жизни в родительской семье. Существует ли для Вас образец 
семьи?»  –  связан  с  преемственностью  семейной  традиции  в 
части наследования алгоритмов гендерного поведения. Транс-
формация традиции помогает понять соизмеримость темпов 
изменения модели семьи с ритмами социальных, экономиче-
ских сдвигов. Родительская семья как образец для собственной 
модели является значимой для 35,9% респондентов в возрасте 
от 18 до 29 лет, для 37,7% респондентов в возрасте от 30 до 45 
лет, 35,1% респондентов в возрасте от 46 до 60 лет и для 44,2% 
респондентов старше 61 года. 
Налицо – так называемое «преодоление» традиции новыми 
поколениями. Не случайно, что значение «стараюсь создать со-
вершенно новые отношения, родительская семья для меня не ста-
ла образцовым примером» выбирают 20,9% 18–29-летних, 15,7% 
30–45-летних, 19,0% 46–60-летних и 14,9% респондентов в возрасте 
старше 61 года. Но эта инновационная позиция занимает лишь 
третье место, уступая механизму плавной преемственности. «Ста-
раюсь совмещать традиции родительской семьи со своим пони-
манием семейной жизни» – этот алгоритм характерен для 32,4% 
респондентов в возрасте от 18 до 29 лет, для 39,7% – в возрасте от 
30 до 45 лет, для 40,2% – в возрастной группе от 46 до 60 лет и для 
32,7% респондентов из возрастной когорты от 61 года и старше.
Распределение ответов на вопрос о преемственности традиции 
с позиций уровня образования выявило следующие тенденции:
2 Трансформация представлений о семье

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
90
-  стремление  совмещать  традиции  родительской  семьи  с 
собственным опытом в большей мере характерно для респон-
дентов с более высоким уровнем образования: с ученой степе-
нью (48,1%), с незаконченным высшим (47,4%) и высшим (35,0%) 
образованием;
-  родительская  семья  как  образец  присутствует  в  ответах 
у 62,5% лиц без образования, а у остальных образовательных 
групп – в интервалах значений от 26,8 до 42,3%.
Зафиксированные  параметры  говорят  о  существенной 
трансформации  модели  семьи,  что  также  немаловажно  при 
разработке различных государственных программ, направлен-
ных на семью.
Приверженность  традиции  возрастает  с  уровнем  дохода: 
родительская семья является образцом для 36,3% самых мало-
обеспеченных респондентов и для 38,5% – из групп состоятель-
ных респондентов. Соответственно выстраиваются показатели 
гендерно осведомленных ответов: от 36,7% – у малообеспечен-
ных, до 38,5% – у состоятельных респондентов. Самые богатые 
ведут себя иначе: 50% стараются создавать совершенно новые 
отношения, игнорируя семейные образцы, а 50% стремятся к 
совмещению традиции родительской семьи с собственным по-
ниманием семейной жизни.
Ответы на вопрос о главе семьи показывают, что, хотя 50,9% 
опрошенных продолжают считать главой семьи мужчину – в 
ключе патриархатных традиций (где мужчина – глава семьи, 
обеспечивает ее, принимает ответственные решения, а женщи-
на отвечает за домашние дела и воспитывает детей), практиче-
ски каждый третий респондент (30,6%) выбрал ответ согласно 
представлениям об эгалитарной семье, в которой «муж и жена 
действуют  на  равных»,  а  7,2%  четко  разделили  сферы  лидер-
ства, когда «женщина лидирует в семье, а мужчина – целиком 
и полностью посвящает свою жизнь деловой карьере». И хотя 
в данном контексте речь идет о ценностных предпочтениях, а 
не о реальных семейных ситуациях, следует подчеркнуть, что 
ценностные  трансформации  –  первое  условие  назревающих 
перемен  и  проявление  уже  происходящих  изменений,  кото-
рые, возможно, влекут за собой определенную часть разводов, 

91 
связанных  с  возросшей  самостоятельностью  и  ответственно-
стью женщин за реализацию семейных стратегий и решений. 
Диаграмма 6
Распределение ответов на вопрос: «Как Вы считаете, кто должен быть 
главой семьи  муж или жена, или это не имеет значения?», %
При ответах на вопрос о главенстве в семье выявляются раз-
личия в гендерных предпочтениях мужчин и женщин: мужчи-
ны более подвержены гендерным стереотипам и желанию со-
хранить патриархатную структуру семьи: 56,2% сравнительно с 
женскими 46% считают, что главой семьи должен быть муж, и 
только 0,9% – сравнительно с 2,5% у женщин – отдают пальму 
первенства жене. 
Наиболее продвинутый с эгалитарных позиций ответ «муж 
и жена действуют в семье на равных» выбирают 29% мужчин 
и 32,9% женщин. Гендерная компаративистика складывается в 
пользу женщин. Но если учесть, что инициаторами гендерного 
равенства в семье изначально являются женщины, то получен-
ные показатели можно интерпретировать весьма оптимистич-
но: далеко не все мужчины отстаивают права своего главенства 
в семье, а значительная их часть готовы к эгалитарной модели 
семьи.
2 Трансформация представлений о семье
 
36,7 
7,2 
24,2 
30,6 
1,3 
Мужчина – глава семьи, он обеспечивает жену и 
детей, принимает ответственные решения 
Хорошо, если лидером в семье является женщина, 
а мужчина целиком посвящает себя работе и 
карьере 
Мужчина может принимать решения в тех сферах, 
где он более компетентен, а женщина отвечает за 
домашние дела, воспитывает детей 
Отношения в семье должны строиться на равных, 
решения должны приниматься совместно 
Затрудняюсь ответить 

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
92
Этнический разрез ценностных предпочтений респондентов 
выявляет  большую  склонность  казахов(шек)  к  традиционной, 
патриархатной  семье,  когда  56,7%  опрошенных  казахской 
национальности  считают,  что  главой  семьи  должен  быть 
муж  (отец)  –  56,7%  сравнительно  с  54,3%  придерживающихся 
этого  суждения  –  у  респондентов  другой  национальности,  и 
38,6% – у русских. В то же время, для казахов(шек) характерен 
гендерный  сдвиг  в  осмыслении  ценностной  парадигмы  семьи: 
25,9% считают, что решения должны приниматься на равных и 
мужем, и женой. Хотя этот процент несколько меньше, чем у 
респондентов  других  национальностей  –  28,3%,  и  значительно 
меньше, чем у русских – 41,7%, выявлена тенденция к гендерному 
балансу  и  в  казахских  семьях,  традиционно  предпочитающих 
патриархатный уклад.
В ответе на вопрос о лидерстве в семье гендерные новации 
присущи самым молодым респондентам  в возрасте от 18 до 29 
лет, среди них 12,7% полагают, что в принятии решений в се-
мье учитываются мнения и родителей, и детей; эта же группа 
респондентов в 34,4% ответов полагает, что решения должны 
приниматься мужем и женой на равных.
Иная  тенденция  характерна  для  представителей  других 
возрастных групп (от 30 лет и старше): их объединяет близость 
значений общей позиции (более 50% в каждой группе) в отно-
шении главенствующей роли мужа (отца). Практически каж-
дый третий респондент этих возрастных групп признает, что 
важно принимать решения совместно – и мужем, и женой.
Распределение ответов на вопрос о главе семьи в разрезе уров-
ня образования высветил консервативность позиции тех, кто име-
ет ученую степень: в 63,5% ответов они считают, что муж (отец) 
должен быть главой семьи и в 21,3% ответов – что муж и жена на 
равных являются управляющими делами в своих семьях. В то же 
время, только каждый второй респондент (в значениях от 50 до 
54,1%) с более низким уровнем образования (среднее специаль-
ное, среднее, неполное среднее и без образования) считает отца 
главой семьи, в то время как каждый третий и даже чаще (в зна-
чениях от 30,4 до 37,5%) из этих образовательных групп полагает, 
что муж и жена на равных выполняют функции главы семьи.

93 
Основной вопрос, проясняющий уровень гендерного само-
сознания и указывающий на сохранение гендерных стереоти-
пов  и  происходящие  трансформации  семейной  структуры, 
получает различные ответы в разрезе материального статуса. 
В малообеспеченных семьях чуть больше половины разделяют 
позицию  патриархатной  семьи  о  том,  что  ее  главой  должен 
быть отец. Только 0,8% соглашаются на лидерство жены. Ген-
дерный баланс мужа и жены допускают уже 30,9%, а права де-
тей в принятии решений признают 8,9%. 
На другом полюсе – самые состоятельные респонденты. У 
них картина проще. Главой признают мужчину 50% и столько 
же ратуют за гендерный паритет мужа и жены. Остальные ру-
брики – главенство женщины, включение в семейный дискурс 
решений мнений детей – вообще отсутствует.
Остальные категории респондентов колеблются в своих от-
ветах, но, как всегда, заметно отличается верхний слой среднего 
класса (с доходами от 100 000 до 150 000 тг). Так, 61,5% в этой 
группе признают главой мужчину, никто – женщину, за ген-
дерный баланс высказываются всего 7,7%, зато, за учет мнений 
детей – почти каждый третий – 30,8%. Чемпионами в гендер-
ном  семейном  марафоне  становятся  самые  обеспеченные  (с 
доходом  от  150  000  тг)  –  половина  из  них  высказываются  за 
гендерное равенство в семье. Настораживает, однако, что в се-
мейных стратегиях в обеспеченных семьях не учитывается мне-
ние детей. 
Первенство состоятельных респондентов объясняется высо-
ким качеством их жизни, возможностями освобождения жен-
щин  от  необходимости работать  и,  в  то  же  время,  –  от  тягот 
домашнего труда (штат прислуги, няни, умные жилища, совре-
менная бытовая техника). Мужья, которые в таких семьях име-
ют основной доход (исключая бизнес-леди), охотно признают 
первенство жены в вопросах воспитания детей, семейного от-
дыха и т. д. – отсюда те 50% гендерно чувствительных респон-
дентов.
2 Трансформация представлений о семье

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
94
2.2 Модификации семьи, связанные с социальной 
дифференциацией общества
 
Существенной  для  понимания  семейных  трансформаций 
стала  социально-экономическая  дифференциация  общества, 
порожденная рыночными влияниями, которая обострила про-
блему так называемых «неравных» браков. 
Диаграмма 7
Распределение ответов на вопрос: «Важно ли для семейной жизни 
выбирать супруга/супругу из своего социального круга 
(образ жизни, уровень доходов, образование)?», %
Хотя 39,4% опрошенных считают, что социальное положе-
ние  и  уровень  доходов  не  имеют  определяющего  значения  в 
выборе  супруга(ги),  главное  –  взаимное  чувство,  практически 
третья  часть  респондентов  (29,4%)  придерживается  мнения, 
что выбор супруга(ги) важно делать из своего круга, и каждый 
четвертый (24,7%) признает нарушение этого правила только в 
качестве исключения. Данные убеждают в том, что присущая 
былой  советской  общности  социальная  однородность  и  ори-
ентация в браке исключительно на чувства уступают позиции 
другой  тенденции,  учитывающей  социальное  расслоение  об-
щества и, соответственно, – барьеры и преграды на пути выбо-
ра брачных партнеров.
Социальное  расслоение,  характерное  для  казахстанского 
общества, формирует и новые ценностные ориентации. 27,8% 
 
Выбор супруга 
важно делать из 
своего круга 
29,4 
Бывают ситуации, 
когда выбор падает 
на человека из 
другого 
социального слоя 
24,7 
Социальное 
положение и 
уровень доходов 
супругов не имеет 
значения 
39,4 
Затрудняюсь 
ответить 
6,5 

95 
мужчин  и  чуть  больше  женщин  –  31%  считают,  что  выбор 
супруга(ги)  важно  делать  из  своего  круга,  а  24,6%  мужчин  и 
почти столько же женщин – 24,7% соглашаются, что нарушить 
это правило можно только в исключительных случаях. Соци-
ально-экономические барьеры – а они в Казахстане существен-
ны – становятся и барьерами брачного выбора. Возрождается 
структура, которую пытались демонтировать в советские вре-
мена.  Причем,  женщины  чуть  больше  подвержены  брачным 
ограничениям. Видимо, сказываются особенности веками фор-
мировавшейся женской психологии: именно женщине всегда 
приходилось приспосабливаться, прилаживаться к желаниям 
и характеру мужа, а это легче сделать, если он – «одного круга».
Однако  довольно  большое  количество  мужчин  (39,6%) 
и почти такое же – женщин (39,2%) высказывают другую по-
зицию:  социальное  положение  и  уровень  доходов  не  имеют 
значения, главное – взаимное чувство (мужчины немного опе-
режают женщин). Эти ответы связаны с другой тенденцией со-
временного мира: нарастанием глобализационных процессов, 
интенсификацией коммуникативных потоков, стремлением к 
межкультурному диалогу. Границы и рамки брачного выбора 
также претерпевают изменения, и люди наводят «мосты» меж-
ду различными социальными слоями, «перепрыгивая» разде-
ляющие их социальные пропасти. Но это – только тенденция. 
По-прежнему в моде остается история о волшебном превраще-
нии Золушки в принцессу. В Казахстане обе стратегии брачно-
го выбора присутствуют, хотя первая (связанная с социальным 
расслоением) начинает преобладать.
При ответе на вопрос о важности выбора супруга/и из сво-
его социального круга мнения представителей различных эт-
носов близки. 39,4% казахов, 39,8% русских и 38,3% респонден-
тов других национальностей склоняются к тому, что в выборе 
супруга социальное положение и уровень дохода значения не 
имеют, главное – взаимные чувства. В этом сказывается насле-
дие советского периода, когда преобладало стремление к сти-
ранию социальных различий и, соответственно, искоренению 
самого понятия «неравный брак». Но благостный настрой на-
рушается  другими  тенденциями,  обнаруживающими,  что  в 
2 Трансформация представлений о семье

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
96
обществе произошло социально-экономическое расслоение, и 
появление трех основных слоев – бедных, среднего класса и бо-
гатых – уже не сюжет из заокеанского романа, а повседневность 
казахстанского общества. Теперь и у нас появилась социальная 
среда для «неравных браков». Поэтому значительный процент 
респондентов и больше всего казахов – 32,7%, меньше – других 
национальностей – 27,4% и еще меньше русских – 24,6% пред-
усмотрительно предпочитают выбор супруга(ги) из своего со-
циального  круга,  признавая,  однако,  что  в  исключительных 
ситуациях,  видимо,  все-таки  позволительно  перешагнуть  со-
циальный барьер.
Тенденциально  сходными  оказались  ответы  респондентов 
на этот вопрос и в проекциях на мнения респондентов разных 
возрастных групп. Они показывают, что преобладающим ста-
ло мнение о том, что «социальное положение и уровень дохо-
дов супругов не имеют значения, поскольку главное – взаимное 
чувство». Так полагают от 33,0 до 42,3% респондентов. На вто-
ром  месте  –  суждение  о  том,  что  выбор  супруга  следует  осу-
ществлять из своего социального круга: у тех, кому от 30 до 45 
лет – 30,1%, от 46 до 60 лет – 32,1%, старше 61 года – 30,3%. У 
самых молодых респондентов второе место занимает суждение 
о том, что «бывают ситуации, когда выбор падает на человека 
из другого социального слоя» – так думают 26,9% респондентов 
в возрасте от 18 до 29 лет. У всех респондентов старше 30 лет это 
суждение – на третьем месте, с соответствующими интервала-
ми значений – от 20,2 до 28,3%.
Распределение  ответов  на  вопрос:  «Как  Вы  считаете,  важ-
но ли для семейной жизни выбирать супруга/супругу из своего 
социального  круга  (образ  жизни,  уровень  доходов,  образова-
ние)?»  –  указывает  на  усреднение  и  тенденциальное  сходство 
мнений респондентов с разным уровнем образования. Утверж-
дение о том, что социальное положение не имеет значения для 
выбора супруга находится в интервале значений от 37% (у тех, 
кто  имеет  среднее  специальное,  среднее  и  неполное  среднее 
образование) до 44% (у тех, кто имеет высшее образование и 
ученую степень). Приблизительно каждый третий (за исклю-
чением тех, у кого высшее образование – здесь эту позицию вы-

97 
бирает каждый четвертый) склонен считать, что выбор супруга 
важно делать из своего круга. Каждый четвертый респондент 
(за исключением имеющих высшее образование – здесь данная 
позиция  отмечается  каждым  третьим)  отмечает,  что  бывают 
случаи, когда выбор супруга падает на человека из другого со-
циального круга. 
При ответах на вопрос о важности выбора супруга из свое-
го социального круга выявляется четкая тенденция: чем выше 
уровень дохода в семьях, тем меньше при выборе супруга це-
нится любовь как основной мотив для заключения брака. Так, 
44% респондентов наименее состоятельной категории считают, 
что при выборе супруги социальное положение не имеет зна-
чения, все определяет взаимное чувство, и только 35,5% при-
знают, что выбор супруга важно делать из своего круга. В кате-
гории состоятельных соотношение иное: за взаимное чувство 
– только 23,1%, за приоритет выбора супруга из своего социаль-
ного круга и близкого уровня доходов – 53,8%. 
Современная  социальная  стратификация  казахстанского 
общества  создает  предпосылки  для  возрождения  ушедших, 
было, в прошлое брачных стратегий: выбор супруга исключи-
тельно из своего сословия. Но этой тенденции противоречит 
другая,  более  сильная  тенденция  глобализации  к  выравнива-
нию различий брачных стратегий. 
Самые состоятельные респонденты дают неожиданный ре-
зультат,  выпадающий  из  обозначенной  тенденции,  характер-
ной для социальной стратификации. Ни один респондент не 
высказался в пользу тезиса о выборе супруга из своего круга. 
50% склоняются к тому, что социальное положение не имеет 
значения, главное – взаимность чувства, а 50% – к более осто-
рожному  ответу: в исключительных случаях возможен выбор 
супруги не из своего круга. 
Самые состоятельные не подчиняются наметившейся тен-
денции к тому, чтобы при брачном выборе оставаться только 
в своем социальном круге. Пользуясь свободой, которую дает 
им высокий уровень жизни, они высказываются за приоритет 
чувства.
2 Трансформация представлений о семье

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
98
2.3 Казахстанская семья в контексте межэтнического 
взаимодействия 
Для того, чтобы уточнить, как работает модель межэтниче-
ского согласия на уровне рядовых граждан, респондентам зада-
вался вопрос об отношении к межэтническим бракам.
Диаграмма 8
Распределение ответов на вопрос: «Как Вы относитесь 
к межнациональным бракам?, % 
Показательно, что 63,9% респондентов считают, что нацио-
нальность  супругов  не  влияет  на  отношения  в  семье,  только 
каждый  четвертый  (25,2%)  убежден,  что  межнациональные 
браки недолговечны, а 11% предпочли от ответа уйти. 
В ответах на этот вопрос обнаруживается сходный у муж-
чин  и  женщин  уровень  межэтнической  толерантности,  при-
чем у мужчин – чуть более высокий. 64,3% мужчин относятся 
к межнациональным бракам положительно, а 24,1% признают 
их  недолговечными.  Женщины  чуть  отстают  в  этих  оценках: 
63,4% считают, что национальность не влияет на устойчивость 
брака, а 26,2% относятся к таким бракам отрицательно. Цифры 
показывают, что подавляющее большинство мужчин и почти 
столько же женщин одобряют межнациональные браки, хотя 
 
Положительно, 
считаю, что 
национальность 
человека не 
влияет на 
отношения в 
семье 
63,9 
Отрицательно, 
считаю, что такие 
браки не 
долговечны 
25,2 
Затрудняюсь 
ответить 
11 

99 
реально таких браков намного меньше: в Казахстане преобла-
дают моноэтнические браки. 
Респонденты  различных  этносов  обнаруживают  замет-
ное  расхождение  в  оценке  межнациональных  браков.  Наи-
более  лояльными  оказались  представители  других  нацио-
нальностей  –  77%  респондентов  положительно  относятся 
к  межнациональным  бракам  и  только  16,1%  выражают  по 
этому поводу скепсис. 72,7% считают, что межнациональные 
браки могут быть прочными и надежными, и только 14,7% 
в  этом  тезисе  усомнились.  Респонденты-русские  занимают 
промежуточные  позиции  в  оценке  перспектив  межнацио-
нальных  браков.  У  респондентов-казахов  цифры  несколько 
иные:  положительно  оценивают  межнациональные  браки 
55,1%, а 33,65% относятся к ним отрицательно. У казахского 
населения традиция выбора супруга(ги) своего этноса сохра-
няется прочнее, чем у других, но 55% относящихся к межна-
циональным бракам положительно – внушительная цифра, 
свидетельствующая  о  нарастании  тенденции,  свойственной 
современному миру глобализации – к размыванию всех гра-
ниц, в том числе этнических.
Ответы на вопрос: «Как Вы относитесь к межнациональным 
бракам,  т.  е.  союзу  между  людьми  разной  национальности?» 
– выявили близость позиций респондентов, принадлежащих к 
разным возрастным когортам, и показало, что в интервале зна-
чений от 60,1% (у тех, кому более 61 года) до 66,4% (для тех, кто в 
возрасте от 46 до 60 лет) более свойственно признание того, что 
национальность человека не влияет на отношения в семье. Эти 
установки говорят о превалировании принципа интернацио-
нального единства и сохраняющейся ситуации этнонациональ-
ной сплоченности в нашем обществе. Вместе с тем, примерно 
каждый четвертый респондент во всех возрастных группах по-
лагает, что межэтнические, межнациональные браки недолго-
вечны и не приветствует такие брачные союзы.
Распределение  ответов  на  вопрос:  «Как  Вы  относитесь  к 
межнациональным  бракам»  –  с  позиций  образовательного 
уровня  респондентов  выявило  такие  акцентирования,  как  – 
2 Трансформация представлений о семье

Казахстанская семья как базовая ценность общества: 
состояние и тенденции развития
100
возрастание положительной оценки межэтнических браков со 
стороны респондентов в синхронии со снижением уровня об-
разования от высшего до его отсутствия (интервал значений на-
ходится в диапазоне от 59,8 до 67,2%). 
Исключение  в  выборе  этого  суждения  как  базового  и  не-
проблематичного  демонстрируют  респонденты  с  ученой  сте-
пенью, которые только в 53,8% ответов допускают одобрение 
межэтнических браков.
Высокий удельный вес отрицательного отношения к меж-
национальным бракам проявлен со стороны тех респондентов, 
кто имеет ученую степень (40,4%) по сравнению с другими об-
разовательными когортами, где эту позицию выбирают в ин-
тервале значений 21,3–34%.
Самыми  толерантными  в  отношении  межнациональных 
браков  оказались  менее  состоятельные  респонденты:  только 
25% считают, что такие браки недолговечны. Затем этот пока-
затель возрастает, и в категории состоятельных увеличивается 
до 30,8%, а в категории самых состоятельных свое решительное 
«нет» говорят все 100% респондентов. 
2.4 Оценка прочности брака в зависимости от 
религиозных убеждений супругов
Религиозная ситуация в Казахстане развивается противоре-
чиво, приобретая порой непредсказуемые последствия для се-
мей. Часть нетрадиционных религиозных общин делают став-
ку на трансформацию традиционных семейных отношений и 
противостояние  внутри  семьи  по  признаку  принадлежности 
ее членов к религиозной вере. 
В исследовании изучалась общая установка на оценку ре-
спондентами прочности семьи в случаях несовпадения религи-
озных убеждений. 

101 
Диаграмма 9
Распределение ответов на вопрос: «Как Вы считаете, может ли быть 
крепкой семья, члены которой придерживаются различных 
религиозных убеждений (принадлежат к разным конфессиям 
или кто-то – верующий, а кто-то – атеист)?», %
Неоднозначность  ситуации  продемонстрировали  ответы, 
согласно которым, почти половина респондентов (46,9%) убеж-
дены, что принадлежность к различным конфессиям не может 
служить препятствием для прочности семьи, но, в то же время, 
практически каждый третий респондент (33,9%) высказал про-
тивоположное мнение – о том, что принадлежность к различ-
ным конфессиям неминуемо приведет к распаду семьи. Пятая 

Каталог: doc
doc -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
doc -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
doc -> Гуманитарлық Ғылымдар кәсіби қҰзыреттіліктің негізінде студенттердің Өзіндік әрекет ету дайындығын қалыптастыру
doc -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
doc -> «Балалардың жазғы демалысын ауылдық кітапханада тиімді ұйымдастыру көздері»
doc -> C m y k газет 2008 жылдың қазан айынан бастап шығады
doc -> Жылдық есебі кафедраның тәрбие жетекшілерінің жұмысы
doc -> №3 (22) 2011 Халел Досмұхамедов атындағы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет