ДӘуір" "жібек жолы" алматы 2014



жүктеу 1.2 Mb.
Pdf просмотр
бет14/22
Дата24.03.2017
өлшемі1.2 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22

КАРА КИПЧАК КОБЛАНДЫ
Драма-сказание в четырех актах,
восьми картинах с интермедией
(подстрочный перевод с казахского)

240
Д е й с т в у ю щ и е   л и ц а
К о б л а н д ы – батыр из рода кипчаков, 20 лет. 
К о р т к а – его невеста, дочь кипчаков, выросшая в плену 
        у чародейки Коклан. 
К а р л ы г а ш – его сестра, 18 лет. 
А н а л ы к – его мать. 
Т о х т а р б а й – его отец.
К а р а м а н   –  его курдас (сверстник) из рода Тия.
Ш у а к – молодой батыр из рода кипчаков.
К о б ы к т ы – хан-богатырь, вождь враждебной кипчакам 
        страны кзылбасов. 
К а з а н – вассальный хан-батыр из лагеря Кобыкты. 
А л ш а г и р   –   то же.
К о к л а н – чародейка, союзница Кобыкты. 
К а р л ы г а   –  дочь Кобыкты. 
Б и р с и м б а й   –  сын Кобыкты. 
К у н и к е й   –   его невеста, сестра Алшагира.
1-й  в о е н а ч а л ь н и к  
2-й  в о е н а ч а л ь н и к  

батыры племен, родственных кипчакам.
3-й  в о е н а ч а л ь н и к               
С т р а ж а,  ж е н с к а я   с в и т а,  р а б ы.

241
I АКТ
Картина первая
Дикие скалы, куда не ступали даже ноги архара, где для воина нет 
ни глотка воды, а коню – ни стебля травинки. Мрачно свисают утесы, 
напоминающие причудливыми очертаниями окаменевших батыров-
исполинов.
К о к л а н (Сидит на черном камне, говорит как бы кол-
дуя со злобным вещанием, часто делает дикие жесты.) 
Зу-зу, зу-зу! Арзу! Арзу! 
Кровавый капкан, кровавый капкан, 
Чья кровь течь готова, 
Я смерть – безжалостно стерегущая! 
Чары мои сильней черной горы Кап, 
Сети сильней всех оборотней. 
Кто, кто? Кто посмеет ступить 
На землю синей Коклан? 
Каменная крепость моя заворожена, 
Мой плен – проклятие. 
Кто, кто? Кто идет
В пределы мстительной Коклан? (Вскакивает с угро-
зой, пристально смотрит. Выходят Кобланды, Караман.) 
К о б л а н д ы 
Я, я иду, сын кипчаков Коблан! 
Ведомый местью моей! 
К о к л а н 
Вражий сын Коблан!? 
Ты простился с душой!
Зу-зу, зу-зу! Арзу, арзу! (Шипят камни кругом.)
К а р а м а н  (трусит.) 
Кайракан! (Кобланды.) 

242
Неугомонный, влюбленный в муки, 
Каким злом гонимый, 
Какое чудовище встретил ты? 
К о к л а н 
Во власти моей кровь и жизнь твоя. 
Унести ли мне смерчем, 
Обратив тебя в песчинку? 
Бросить ли во мрак бездонный, 
Обратив в червя гнили? 
К а р а м а н 
Погибель душе моей 
Иль она кровососущая 
Чародейка старая Коклан? 
К о б л а н д ы  (Караману). 
Не мути кровь мою своим позором, 
Замолчи, уйми свой голос! (Коклан.) 
Муж достойно умрет за месть свою, 
За нее священную явился я. 
Враг, нещадный злодейка 
Истребить, карать я иду. 
Горой гранитной заслонись 
Раздробить я иду. 
Не рукой открою входы, 
А гневным пинком распахну. 
Тщедушных ты колдовала 
Зазналась немало.
Попробуй опрокинь на голову мою, 
Злая Коклан, небеса! 
К о к л а н (спрыгивает с камня, будто слетела черная ноч-
ная птица).
Зу, зу. Арзу, Арзу! (Шипят камни кругом.) 
К о б л а н д ы 
Зри силу яростную мою! (Ударяет булатным мечом 
о камень, и камень рассекается надвое. Шипение утихло ра-
зом.)
Достигло высей синее зло 
И то ты, только волосатая Шойлан! 
Ты порожденье гнусное
Только черной ночи. 
Во мраке властная Албасты. 

243
А я сын света, светила вечного. 
Побеждала ты когда-нибудь 
Светом мстительного огня 
Сияющего алмаза!? 
К о к л а н 
Сын кипчака раба, 
Кому ты угрожаешь? 
Оглянись! За спиной Коклан 
Земли Кзылбасов легли 
Есть утес нерушимый Кобыкты! 
К о б л а н д ы 
Донеси до хана своего кровожадного 
Кипчаков месть ждет его. 
Поднявший ее стяг 
Ныне сам Коблан идет! 
К о к л а н
Месть? Чья месть? 
К о б л а н д ы 
Врага беспощадного насилия 
Выносившей со стоном 
Народа измученного месть! 
Все обиды от Кобыкты верни ему самому 
Десятикратной сдачей! 
Но ныне гнев обрушу 
На тебя одну, Коклан! 
Гляди, смерть нависла над тобой 
Смертным ястребом, саблей булатной! (Вскидывает 
меч, Коклан защищается.) 
К о к л а н 
Отведи, юнец неразумный, 
Не ударяют булат о булат. 
Черная сабля в руках твоих 
Не устоит против ярости моей! 
К о б л а н д ы  (кинувшисъ). 
Замолчи, ведьма негодная! 
Мигом рассеку! 
К о к л а н 
За кого ты мстишь здесь?
К о б л а н д ы 
Сынов рабами, рабынями дочерей 
Кзылбасы полонили 

244
Народа моего пока я был мал! 
В заточении твоем сорок девиц
Выведи на волю их. 
За сестер родных моих, 
За кровь свою стою. 
Выдай сейчас их всех. 
К о к л а н (зло насмехаясь).
За девиц, ты сказал? 
За рабынь, сказал? 
К о б л а н д ы 
Не прикидывайся, не тщись! 
Попробуй сказать, что нет кипчаков дочерей! 
К о к л а н
Есть девушки, кипчаков дочери они... 
К о б л а н д ы 
Приведи их сейчас. 
Взамен насилия родным 
Свободу я дарю. 
К о к л а н
Девушек, ты сказал? Горестных девушек, ты сказал? 
А если не в горе они? 
А если в золоте, в неге они? 
К о б л а н д ы 
Веди сейчас сестер моих, 
Следы печали глубокой 
На лицах их узрю. 
К о к л а н
Посмотри, посмотри, так ли печально рабство?
Ударяет в ладони. Скалы рассекаются пламенем, виден полуосвещенный 
грот. Внизу его входы подпирают каменные столбы, украшенные ре-
льефными изображениями древних божеств. Грот древних тайн. На фоне 
сурового величия грота молчания стоит в невиданном сиянии луноликая 
краса – дочь печали и плена – Кортка, за ней свита девушек.
К о б л а н д ы  (ослепленный ее видом). 
Великан небо Танри,
Не светильник ли благой мольбы?! 
Какое сияние вокруг, 

245
Не дочь ли лучей я вижу? 
Какая тайна ее рождения? 
К о к л а н 
Родом она кипчак, девушка кипчаков. 
Кажется ли тебе она 
Терпящей муки пыток! 
К о б л а н д ы  (смущенный). 
Нет... нет... Коль такой лик имеют муки, 
Каков же должен быть лик блаженства? 
Иль вторгся не ведая? 
...Иль чары это? (К Кортке.) 
Молви, краса, о себе. 
Верно ли твой род Кипчак? 
К о р т к а 
Нет чар, то верно. 
Истинно мой род Кипчак! 
К о к л а н 
Вглядись, коль не слеп, 
В почете большем, чем ханская дочь. 
Слышал ты ее? 
Не заступником быть тебе, 
А слугой у них быть и то много. 
К о б л а н д ы 
Знать, буйная дорога моя заблудила. 
Искал тех, кто в слезах, 
А нашел счастьем упоенных... 
Не для пощады вынутый меч, 
Не ведая, взмахивал 
На луну далекую.. 
Не вини, лунная краса, 
Не для меня был этот путь. (Хочет уйти.) 
К о к л а н 
Иди дорогой позора 
Кипчаку низкому у ног моих 
Не впервые это привелось 
Иди и ты, убитый! 
К о б л а н д ы 
Неудачу и кару я несу
Луноликую, родную мою, 
Своей рукой уступая врагу. (Уходит.) 

246
К о р т к а 
Родную мою?.. Уступая врагу? 
Не сын ли рода моего 
В поисках прибывший за мной
Стой, батыр, выслушай! (Кобланды остановился.) 
Не заблудился ты, видно, 
Лучший из рода моего 
Быть может, ты друг горемык. 
К о к л а н 
Уйми язык девица, Кортка! 
Не с ним делиться горем тебе 
К гнезду, оберегаемому мной, 
Среди утесов мною хранимых 
Нет пути Кипчаку. 
Не молви больше слова ему! 
К о б л а н д ы 
Довольно угроз твоих! 
Раскрой, родная, тайны свои! 
К о к л а н 
Молчи! Запрещаю говорить! 
(Кидается к Кортке.) 
К о б л а н д ы  (мечом преградив ей путь). 
Прочь с глаз! Сокрушу я все! 
Ради родичей горестных 
Я жизни не пощажу! 
Соберись всеми кзылбасами здесь 
Один в бой вызову! 
К о к л а н 
Эй, кипчаков отродье, 
Моя клятва пожару подобна! 
От Кобыкты ты получишь 
За горделивую речь 
Расплату, как пропасть, ждущую! 
Уйди, Кортка, к себе! 
К о б л а н д ы 
Попробую быть помехой, 
Грозой я обрушусь! 
Иду встретить твою угрозу!
Моя клятва на острие справедливого меча
Чарами вздумаешь снять ее

247
Тут же голову отрублю!
Поведай о печали своей благородной!
К о р т к а 
Хоть не видя солнца, росла в плену 
Грустью скованная я, 
Окруженная всюду 
Юное сердце леденящим 
Враждебным миром зла, 
Одно — непокорность юность спасла 
И теснины (темницы), отнявшие волю мою, 
Не отняли разум мой 
И подругу — мечту мою... 
И я ждала волю свою! 
Хоть небо черной ночи 
Висело над моей головой, 
Я ожидала ясного месяца своего.
К о б л а н д ы 
Не ведая участи твоей, 
Беспечный я запоздал, 
Рассекая упорный утес, 
Раньше бы отыскать мне тебя. 
Виновен я родился перед вами 
Долго в ожидании грустном 
Я вас томиться заставил.
К о р т к а 
Не слушайся, Коблан, 
Осудить не помыслю 
За одну только встречу 
Много благодарна 
Ни обиду, ни притворство не таю!
К о б л а н д ы 
Ясноликий дружок, 
Тоску горькую и мечту 
Не уста твои изрекли, 
Как пламя, я таю, 
Исторгнутое сердцем твоим! 
Пусть месяц твой долгожданный, 
Склонившись к твоим стопам,
Молит милости твоей 
За одно слово твое, спаси, 

248
За одно дыхание твое... 
Силу честную мою — в жертву тебе! 
Коль вас не освобожу, 
Пусть жизнь молодая 
Станет мрачней могилы сырой. 
К о р т к а
Нет горя, у меня хоть смерть настигнет вмиг 
Народ мой, оплот мой ты есть! 
Думала погиб ты, была безутешна 
И честь смелых ты жива 
Героя вихрем возмутившая! 
Танри великий, дай достичь цели моей! 
К о к л а н (разъяренная). 
Молнией мечи свой гнев, 
Молнией, жестоко разящей, 
Мститель Кобыкты, где ты? 
Черногривый ягуар, 
Кровожадный, ненасытный, 
Страшный Казан, где ты? 
Коварный и лукавый 
Пестрогрудый тигр, 
Неутомимый во вражде, 
Где ты, Алшагир?
Шлите, шлите на врага гибель скорую беспощадную! 
Зу, зу, арзу! (Убегает в ярости.) 
К о р т к а 
Скрытой тайне стыдливой 
Не открыться ли чуть, чуть... 
Не высказанным словам робким 
Не сказаться ли чуть, чуть? 
К о б л а н д ы 
За годы юные впервые 
Душа светоч узрела, 
Если бы признался я — этот миг 
Только один остается в памяти моей
К о р т к а 
Месяца своего в полнолунии 
В холодные, бесплодные вечера
Хоть ожидала с тоской, 
Сказать ли, что только вижу я? 

249
К о б л а н д ы 
О заря, мечта моя недосягаемая. 
Пленник я твой, 
Хоть чужим назовешь...
Они приближаются друг к другу в восторге счастья, но тут неожиданно 
для них становится между ними дерзкий суровый Караман.
К а р а м а н 
Стой, отойди прочь! (к Кобланды.) 
Куда, куда несешься, 
Одумайся, очнись! 
Что изрекла эта стерва? 
К о р т к а (в ужасе).
Стерва? 
К о б л а н д ы
Караман?! 
К а р а м а н 
Довольно, не слушаю я тебя. 
Среди проклятых скал, обитаемых 
Чародейками, бесами, 
                            не быть дружбе вместо злобы... 
Это луноликая подруга 
Или притворщица-оборотень? 
Какую тайну ты постиг у этой бабы? 
К о р т к а
Бабы? Я ли она? 
К а р а м а н 
Да, ты, ты!! 
К о р т к а 
О чудовище (лихо, ужас) 
Что слышу? Не солнце мечты 
Моей, а пожарище, в котором должна 
Я сгореть... (заплакала.) 
К о б л а н д ы  (Караману). 
Оставь, курдас — не терзай, не терзай, молю тебя.
К а р а м а н. Нет, отойди... Не испытав, позволить пасть 
тебе? Не успел узнать, а уж пал и замлел? Только сейчас 
меня лютое зло хотело яростью покорить, а что если кра-
сивая змея вздумала тебя ядом отравить? И подобно жалу 

250
дракона, пронизывающему незаметно, языком любовных 
излияний вздумала покорить?
К о б л а н д ы
Умру, не покаюсь, оставь же,
Батыр курдас...
К о р т к а
Чего еще ждать мне? Кончилась и ты не дойдя.
К о б л а н д ы.  О не терзайся, родная. Это курдас мой. А 
язык курдаса – жало беспощадное. Он притворно говорит. 
Караман, не мучь больше, не наказывай больше терпенье 
мое...
К а р а м а н ( к  Кортке). Откройся всей правдой своей. 
Проверю все. (Девушка смотрит с надеждой.) Да будет ло-
маться! Чары не действуют на меня. Неподатливый я такой... 
ну, кипчаки у тебя были в памяти раньше или вспомнились 
сегодня? Если печалилась раньше о народе, почему ты так 
нарядна, как попугай? Почему ты в почете ханской дочери? 
Какими обещаниями, какой услугой достигла? Не ждешь ли 
другого? Раскройся мне во всем.
К о р т к а (печально поникшая). У логова ядовитых змей 
я цветок, выросший ошибочно... Когда называли чужим ли, 
врагом ли кого, я всем существом стремилась увидеть его... 
Уж много времени, как здесь называли с боязнью и ожесто-
чением одного только врага. Только растущим, юным демо-
ном называли его. Его-то ждала я, и таким был для меня Ко-
бланды. Спешила видеть особенно теперь. Казан и Алшагир 
соблазнились мной и грызлись уже. Готовит меня Коклан 
выдать за одного из них, но сердце мое презирало их. Как 
на двух гиен, рвущихся кинуться на меня с двух боков, смо-
трю на них. Но к чему говорить? Цель далека, а путей нет... 
Вы пресекли дорогу, по который я ждала прихода счастья 
моего.
К о б л а н д ы.  Довольно же всего... Довольно. Не мучь 
больше, Караман, молю тебя, не терзай же, друг родной!
К а р а м а н. Уймись я говорю, проверю! (к Кортке.) Но 
если ты ждала его, имеешь хоть доказательство одно?
К о р т к а. Что мне назвать? Когда даль мечты терза-
ла сомнениями, чтобы хоть слабо утешить себя, чтобы друг 
неведомый понял о моем ожидании, выращивала, оберегая 
от ветров лихих, коня тулпара для него... Все убранство на 

251
нем, все доспехи, несокрушимые для друга, хозяина его, го-
товила я своей слабой рукой. Если поверить хоть на миг вы 
могли, назвала бы свидетелем коня моего...
К а р а м а н. Покажи тулпара этого!
Кортка обернулась назад, ударяет ладонями, освещается еще один угол 
грота и там видна голова и весь перед сказочного белого коня. На нем 
убранство и доспехи батыра. Кобланды и Караман смотрят 
как завороженные.
К о р т к а (сняла с Тайбурыла саблю, поднесла к Кобланды, 
потом поднесла латы, начинает надевать на него). 
Ночей бессонных, бесконечных 
Безвинна была тоска моя 
Пусть великий Танри благословит. 
И белая кольчуга сохранит 
Тебя от ран вражьих, 
Где бы не витал ты, 
Будь невредим, избранник мой! 
К о б л а н д ы 
Краса лунная моя, 
Все достоинство во мне, 
Всю мольбу на сердце 
Тебе одной посвящу. (Целует.)
К а р а м а н 
Ну теперь целуй сколько угодно!
З А Н А В Е С
Картина вторая
Орда всесильного хана Кобыкты. Бьют барабаны, суетятся черные рабы. 
Орда ожидает важного гостя. В сопровождении боевой свиты и рабов 
выходит Казан — богатырь Кзылбасов. Батыр-великан самодоволен и 
горделив. Он идет, играя, как мячами, двумя огромными кистенями с 
человечьи головы. Его встречает бек орды с почетом.
Б е к
Любимец моего повелителя батыру 

252
Желанному гостю Казану 
Доброго пути желаю! 
К а з а н 
Готовый каждому кличу 
Повеленью покорный явился 
Казан — богатырь султана! Кеке! 
В орде ли храбрый властелин? 
Б е к
На охоту изволил отбыть 
Но прибытия скорого ожидаем. (Уходит.) 
К а з а н (продолжая играть кистенями.) 
Кеке, ке-ке! Кекке-ке-е! Кекке-ке-е! 
(Бросает кистени, рабы подхватывают и, неся каждый 
кистень по несколько человек, относят в сторону.) 
К а з а н (своим нукерам). 
Следить зорко, 
Чтоб не застиг врасплох 
Синий мор Кобыкты, 
Всесильный хан из ханов, 
Мститель злопамятный. 
Не встретишь на коленях, 
Как бы не разнес в ярости.
(Свита делает поклоны покорности. Казан в раздумье.) 
Кеке! Кеке! Кекке-ке-е! 
Н у к е р (входя). 
Алдияр
1
,
Султан из султанов, 
На синем слоне Кобыкты. 
Прибыть изволил мой повелитель... 
К а з а н (вскочив с места). 
Кобыкты!
Султан из султанов
Хан над ханами Кобыкты, 
Кто с ним в свите? 
Н у к е р 
С ним наследник Бирсимбай, 
Ханской крови Карлыга, 
Сопровождают сын и дочь. 
1
 Алдияр – привычное обращение подчиненных к властителям, соответствует 
фразе “Прошу дозволения”.

253
К а з а н 
Ханской крови Карлыга! 
Кеке! Кекке-ке! 
Назвать врагиней не смею, 
Назвать другом не могу, 
Взором суровая ко мне, 
Когда о луче надежды я молил, 
Насмешливая девушка, коварная 
Яд протянула мне, кеке! 
Кто еще с ним? 
Н у к е р 
Алдияр,
На белом слоне грозный 
Отдельно прибыл Алшагир! 
К а з а н (разъяренный, ударяет в лицо нукера, наступив 
одной ногой на грудь упавшего раба). 
Закрой рот льстивый, 
Тварь угодливая, раболепный, 
Когда тут черногривый лев Казан, 
Алшагиру ли быть грозным? 
Н у к е р (лежит). 
Повелитель мой, прости, 
Не грозный он Алшагир! 
К а з а н (своим нукерам). 
Вывести пленных кипчаков! 
(Выводят трех связанных пленников.) 
Когда ханов хан Кобыкты 
Сойдет с синего слона 
И направится в синюю орду, 
Заколоть у него на глазах
В жертву почитания его пути. (Уводят пленных.) 
И как на дар Казана 
Его милость заслужите.
Засуетились слуги орды. Казан в волнении, неповоротливый, 
с медвежьей хваткой. Казан ударяет вдруг себя кулаком в бок.
Не от Кобыкты в смущении 
Перед Карлыгой трясется 
Жалкое сердце собаки бездомной!..

254
За сценой загораются огни. Освещен двор орды. Видна голова синего 
слона. На нем шелковый шатер в виде балдахина. С него спускаются 
Кобыкты, Бирсимбай и Карлыга. Барабаны неистовствуют, 
как свора сторожевых псов богатой орды. Идут гости в сторону. 
Появляется на сцене Алшагир.
К а з а н
Кекке! По вызову хана я тут! 
А л ш а г и р
И я ханом вызван! 
К а з а н
Какого веленья ждать? 
А л ш а г и р
На врага намерен послать? 
К а з а н
На кого? 
А л ш а г и р
Не знаю имени его! 
К а з а н
Казану повелит с Алшагиром идти в поход? Кекке! 
А л ш а г и р (смеется).
Тебе не в пару Алшагир, храбрый Казан? 
К а з а н
Кеке! Кекке-ке! Пусть в пару, но в обиду станет 
Недруг мой,
Не приму я помощи твоей! 
А л ш а г и р
Недруг? Лучше соперник за девушку сказал бы! (Сме-
ется.) 
Но поле брани было же общим! 
К а з а н 
И для брани не возьму 
Соперника, не перестающего перечить, кекке! 
Перестал ли тягаться за девушку Кортка? 
Воздержался спорить из-за Карлыга?
А л ш а г и р
Нет, не отказался хоть ты зол, храбрый Казан! 
К а з а н (вскипев). 
Кеке! Кекке-ке! 
Лучше врагом бы ты был! 

255
А л ш а г и р 
Был бы врагом, давным-давно 
Обе красавицы покинули бы тебя! 
А л ш а г и р 
Хоть бы сгорел бы ты со зла 
Храброго Казана опозорили бы они. (Смеется.) 
К а з а н (хватаясь за меч).
Не мути кровь мою! 
А л ш а г и р
Не мутить, а хоть пролить кровь свою решись! 
К а з а н
Выходи! Кекке! 
А л ш а г и р (важно).
Ну выходи! (Появляются Бирсимбай и Карлыга.) 
Б и р с и м б а й 
Прочь мечи! (Батыры слушаются.) 
Перед троном великим, что за дикий вид?!. 
(Бирсимбай понял их.) 
Узнаю я вас 
Снова старая тяжба? 
Когда же конец ей проклятой? 
А л ш а г и р
Алдияр высокородный! Разве уймешь Казана? 
К а з а н 
Кекке! Сестру свою Алшагир 
Выдает за тебя высокородный! 
С великой ордой роднится, не довольно ли? 
И снова родниться черед он возьмет 
Не обида ли кровная мне! Кеке! Кеккеке! 
Б и р с и м б а й 
Есть и Казану тягаться повод, 
Надеяться на руку Карлыги 
И тебе уместно! 
К а р л ы г а 
Ты брат мне Бирсимбай
И это речь справедливая твоя! 
Какой из твоих врагов 
Подобное другу своему поднес? 
Чем торговать мною 
Лучше бы заклятому врагу 

256
И в наложницы ты бы предложил? 
Каким насилием позоришь меня? 
Б и р с и м б а й 
Девушек волю Кзылбасы 
Девушкам не дают. 
Решение, принадлежащее отцу, 
Не мне предрекать! (Всем троим.) 
Этой тяжбе наконец 
Пора предел указать 
И хана повеление услышите вы! 
Пусть сестра ты мне, 
Но спорить не дано тебе. 
К а р л ы г а 
Грызутся два хищника 
Мною разнять не удается. 
Рану гнилую 
Мною лечить не удается! 
От гнезда родного 
Удар безжалостный получу 
Горе презренное в друга не изберу 
Не я буду коль в печали покорной! 
Запомни ты, Бирсимбай, 
Чем удар для чести переносить 
Легче смерть предпочти
Как бы Карлыга решением своим не поразила? 
К а з а н
Кеке, кеккеке! (Выходит со свитой Кобыкты. Прохо-
дит к трону. Казан соскочил с места, делает земной поклон 
перед Кобыкты, то же делают все присутствующие за ис-
ключением Карлыги.)
Жертвой твоего пути 
Да станет жалкий раб твой Казан! 
К о б ы к т ы (садясь на трон, повелительно взмахивая ру-
кой).
Убрать грохот и вон!
К а з а н
Заглушить стук барабанов! (Все затихло.) 
К о б ы к т ы   (охваченный особенной яростью, вставая).
Бельде! Бельде! Бельде!
(Встают все присутствующие. Кобыкты кричит.) 

257
Властитель неба Танри. 
Властитель земли Кобыкты! 
(Грозно кричит молчаливым подчиненным.) 
Кто же кроме Кобыкты? 
В с е
Властитель земли Кобыкты, Кобыкты! 
(Все падают ниц.) 
К о б ы к т ы (передразнивая). 
Кобыкты, Кобыкты! 
Так пусть узнают все 
Неслыханный позор 
Заживо Кобыкты 
Хоронит в черный прах! 
К а з а н (вскочив раньше всех). 
Кекке-ке!
Какой позор мой повелитель 
Ужель, ужель, ужель так? 
Направь скорее на врага 
Если идти Казану в набег (Алшагиру).
Горделивый Алшагир, 
Видя муки хана ты 
Как только мог стерпеть!? 
А л ш а г и р 
Уймись, уймись, Казан, погоди, 
Слух о беде
Только тут достиг до меня. 
К о б ы к т ы 
Захватив город, доволен Казан, 
Забрав округа Алшагир. 
Не приняв покорность 
Враг живет не раздавленный 
Сколько его я не топтал 
Встав снова бьется 
Ненавистный мне кипчак 
Еще меч не склонил.
Уничтожу я род кипчаков! 
Истребив, землю отберу! 
На коней, клич бросаю! 
Вырезать всех велю! 
Готовности, ответа жду! 

258
От сокрушителей храбрых моих! 
Клянитесь передо мной! 
К а з а н 
Алдияр, повелитель мой! 
Тебе я волю отдаю! 
А л ш а г и р
И я тебе клянусь! 
К а з а н
В короткий день сорок набегов я чинил! 
Снова беды обрушу, 
В крови кипчаков потоплю. 
К о б ы к т ы 
Так начни клич боевой 
Пусть скалой обрушится наш гнев, 
Пусть свет для них потухнет 
Невиданные беды неси! 
К а з а н ,   А л ш а г и р
Алдияр! Алдияр! (Входит Коклан.) 
К о б ы к т ы 
С чем ты явилась, Коклан? 
Не горе на твоем челе? 
К о к л а н
Позор! Позор! Айхай, позор терплю! 
К о б ы к т ы
От кого? От кого? Говори! 
К о к л а н
От врага твоего ненавистного! 
К о б ы к т ы
От кипчака!? Говори! 
К о к л а н
От него! От него! Опозорил меня и тебя! 
К о б ы к т ы (своим людям). 
Видите ли вы ее? 
Кто был очами моими,
Кто был ушами острыми? 
Кто неистощимой местъю моей был? 
Не видят ослепшие глаза ваши? 
К а з а н
Кеке! Ке-ке! 

259
К о б ы к т ы 
Узнайте, что у ней
Входы разрушены, своды сокрушены, 
Из черных очей, ненаглядных 
Слезы струей длиной с плетку льет (к Коклан), 
Взволнуешься ты, словно горы рушатся, 
Не пощажу ничего 
Скажи, накажи их всех. 
К о к л а н 
Пусть потухнет светило неба, не жаль! 
Пусть тени ночей сгинут, не жаль! 
Уай, ай, уай-ай, ай хай ай-хай где ты! 
Белый исполин с луны, 
Беспощадный мой покровитель, 
Круши мир недостойный. 
Ыран-Коден, бед и невзгод источник, 
Посей зло, сокрушай миры, 
Да закипит жаркая ненависть и месть 
Зу, зу, Арзу, Арзу
(Беснуется в ярости. Рабы пали ниц в испуге.) 
К а р л ы г а (склонивиіись перед Коклан).
Гневная мать, всесильная 
Воротись от яда горя. 
Умрут в битве с твоим врагом 
Сыны покорные тебе 
Скажи только о своей беде... 
К а з а н
Скажи о своей беде! Скажи! 
А л ш а г и р ,   К о б ы к т ы
Скажи! 
К о к л а н 
Топтавший, как муравьев, 
Сорока тигров стаю 
Оборотень Самбул, он погиб!
Однокрылый булатный, 
Из чрева земли извлекавший тайны. 
Птица Аркалар, мой вестник, 
В стенании меня оставила, погибла, 
Саблю хвост лютый, 
Готовый сражаться с небом, ярый 

260
На поединке сражен, 
Погиб, позором меня погубил. 
Что ведомо вам, негодные? 
Побиты они все единым врагом – 
Сыном проклятого племени кипчаков 
Юным дьяволом непобедимым 
Твердым, как горный дубняк, 
Неукротимым, дерзким, 
Одним победителем Кобланды...
К а з а н 
Кобланды?
К а р л ы г а 
Кобланды!! 
А л ш а г и р 
Кипчак! Кобланды!
Ничтожные, кулана за коня сочтившие,
Змею в пищу обратившие
В гроб дедов ваших, нечестивцы,
Лишь один я сам
Зачем в землю вас не вогнал?
К а з а н 
Гоготавших дикарей 
Зачем я кожу с живых не содрал?!
К о к л а н 
Изничтожил меня враг кипчак, 
Луноликой красы Кортке
Освободителем явился 
Забирает уже тот кипчак 
(Алшагир и Казан разом соскочили с мест.)
А л ш а г и р 
Что? Что сказала ты?
К а з а н 
Кеке-ке! Кеке-ке, Кекке-ке!
(К Алшагиру, ослепленный яростъю.) 
От меня ты завидовал 
Вот достиг своего, поганый Алшагир! 
Поделом! Поделом, поделом! Алшагир. 
А л ш а г и р 
Ревнивец Казан, негодный Казан, 
Почему только ты не враг мой, 

261
Из-за тяжбы проклятой твоей, 
Уходит вот красавица Кортка. 
От тебя все я терплю. 
От тебя. 
К а з а н
От тебя, злодей Алшагир! 
А л ш а г и р 
От тебя, ненасытный, негодный Казан! 
Бесценная Кортка! 
К а з а н
Где найти мою Кортку? Кеке! Кекке-ке! 
А л ш а г и р
Не твоя, а моей была! 
К а з а н
Нет моей была! 
А л ш а г и р 
Ты жертвенный баран, 
Она была моей! 
К а з а н (не находя ответа).
Кеке! Кекке-ке! 
А л ш а г и р (дразнит). 
Шеке! Шеке!
Бросились друг на друга. Раздается грозный окрик Кобыкты: “Прочь! 
Прочь!” Бирсимбай встал между двумя батырами, разнял их. С истерич-
ным хохотом, подобным рыданию, убегает взбешенная Коклан.
К о б ы к т ы 
Бельде! Бельде!.. Бельде! 
(Батыры сели послушно.) 
Услышав про девицу, как петухи ошалелые
Перед курицей 
Нахохлились почему? 
Подобно козлам горлодерам 
Взбесились почему? 
К а з а н
Ке-ке... Кеке! 
А л ш а г и р
Молчи! Замолчи! 

262
К о б ы к т ы 
Прочь! Разъяренные оба 
Упрямому кипчаку врагу 
Какой удар нанесли? 
К а з а н
Город отбил я Казан. 
А л ш а г и р 
Степи жег, стоны изверг, 
Я беспощадный Алшагир! 
К о б ы к т ы (дразнит). 
Чудища, чудища какие, 
Чудища, погляди, 
Дутые пузыри, ложь! 
Оба вы пузыри 
Хоть за укус мошки 
Принял ваш грохот враг? 
Видел я Кипчака в беде? 
Видел я до единого 
Зарезанного род Кипчак? 
Проклятье, проклятье отныне 
Пустому бахвальству! 
Уже много сотен лет 
Нет ненавистнее кипчаков врага. 
Со времен славного Кейкауса 
Не искуплена наша месть, 
Нет ненавистнее кипчаков врага! 
Наш царевич Сияуш 
От чьей руки погиб? 
Кипчаков водитель, кровопийца 
Убийца Афрасияб
Когда бежал льдоспинными горами
Суровой дорогой Тантулик, 
Преследуя Кейкаус, 
Каким горем был скован? 
Каким незабываемым гневом 
На веки вечные клялся 
Потомкам рода Кзылбас
“С рождения знать и жить местью, запомнить, 
Что нет ненавистнее кипчаков врага!” 
Так завещал он потомкам. 

263
Не исчезли кипчаки. 
Клятва и завет мой только тот: 
Не передавит, как муравьев, 
Всех кипчаков живых, 
Кобыкты от позора умрет! 
Кто со мной бесповоротно, 
Поклянется мне сейчас: 
Кончены дни покоя 
Все до единого в схватку! 
Решите, дайте ответ, 
Кто начнет, кто вслед пойдет? 
А л ш а г и р 
Алдияр!
Пусть первым идет набегом Казан, 
Я за ним удар нанесу. 
К а з а н 
Снова охотишься 
Не за кипчаком, за Казаном, 
В битву мне уйти, 
Чтоб без труда красавицу Кортку 
Оставить на долю твою 
За мою видно, вину? 
А л ш а г и р 
Уймешься ты, эй, Казан, 
На поле брани только честь зовет, 
Что ты слышал, что постиг 
Из клятвы султана султанов? 
К а з а н
Кеке! 
Б и р с и м б а й 
Довольно, довольно с вас
Перед кем вы здесь, 
Где дерзнуть посмели 
В батыры вас возвели, 
А вы великанами мните, 
Возгордились не в меру... 
Пугает вас путь, 
Скажите правду, не болтать! 
Сам я за всех постою...

264
А л ш а г и р 
Огнем меня сжигает, 
Где бы ни был, с Казаном 
Сталкивает меня зависть, 
И все без жены жизнь влачу...
К а з а н 
И я от твоей проделки 
Лишившись жены, 
Скоро в прах обращусь...
К о б ы к т ы 
Прекратите вы, негодные?
К а з а н 
Алдияр! Сними с моего пути 
Зло мое Алшагира!
А л ш а г и р 
Алдияр! Уйми ты Казана!
К о б ы к т ы 
Кто отличится, тот бабу берет 
Вы ли недостойные? 
Разве в мире девица 
Только Кортка одна? 
Назовите только мне 
Какая красавица отвергнет вас?
А л ш а г и р 
Алдияр! Есть и другая на выбор!
К а з а н 
Но из-за нее так же бьемся...
К о б ы к т ы 
Коль мужчин двое, а девушка одна, 
Как же не грызться за нее? 
И она ушла от вас?
К а з а н 
Из-за нашей тяжбы 
Скоро и она уплывет. 
К о б ы к т ы 
Зло между вами 
Из-за девиц, я пресеку, 
Не уйдет от одного из вас 
Назовите мне ее! 

265
К а з а н (Алшагиру).
Ну, неудержимый Алшагир! 
А л ш а г и р 
Подумать, уступчивый какой! 
Начал ты, досказывай сам! 
К а з а н
Не сумею, не скажу... 
А л ш а г и р
Почему? 
К а з а н 
Родной ты мой Алшагир! 
Уж на этот раз ты сам 
С меня нет толку совсем... 
Пусть сгину, не скажу! 
К о б ы к т ы
Говорите, я жду! Не скрывать! 
А л ш а г и р 
Алдияр!
За признание не карай. 
К а з а н (поддерживает).
Не карай! 
А л ш а г и р 
Как Кортка насмехаясь 
Обоих нас извела. 
К а з а н
Извела... 
А л ш а г и р 
Медной флейтою певучая, 
Лукавой притворщицей замучившая. 
К а з а н 
Замучившая.
А л ш а г и р 
Сидящая возле тебя 
Упрямая дочь Карлыга! 
К о б ы к т ы 
Карлыга?! (Смеется будто каркая.) 
Бельде! Бельде! Бель-де-де!.. 
К а з а н (обнадеживаясь).
Кеке, Кеке! Кекке-ке! 

266
К о б ы к т ы
Не должна такой быть Карлыга! 
К а р л ы г а (вскочила). 
Хан отец! Коке! Выслушай, хан коке! 
Кто полон достоинства, власть над народом берет, 
Кто заслужил честь, сердце девы берет, 
А не имеющий ни достоинств, ни чести 
Кого сукин-то сын берет?! 
К а з а н
Ке-ке! Кеке... 
К а р л ы г а 
И Кортку отпугнули 
Они, подобные гиене над падалью, 
За какие прелести 
Я себе их изберу? 
Силой плеч горды? 
Не польщусь, не выйду 
Не пощажу, не утаю! 
Пусть батыры они, 
В бою я ли им уступлю? 
И сама силой превзойду!
(Быстро выхватывает два кистеня Казана, играет ими 
как мячами.)
И плюнуть поленюсь, не пойду 
Не равны они мне, 
Не соблазнят, не покорюсь! 
(Кобыкты хохочет по-прежнему.) 
К о б ы к т ы 
Соблазнились, они правы, 
Девушка одна 
И тягаться должны.
К а з а н
Кеке! Ке-ке должны... 
К о б ы к т ы (сурово). 
Бельде! Бельде, бельде-де! 
Кончено, слушать мое повеленье! 
Сокрушая кипчаков, 
Казан начнет набег. 
Осмотрительным ударом Алшагир 
Сбоку добьет. 

267
Не достанется кипчаку 
Девушка Кортка краса, 
Седок краснорыжего коня 
В краснопестром наряде 
Воин Ерена возьмет, 
Но не будете биться меж собой, 
Возьмет первый, кому достанется, 
Но и второму есть награда! 
Погруженную в золото 
Карлыгу мою возьмет... 
К а р л ы г а 
В дар! В дар отдать меня? 
Хан коке! Что ты изрек, хан отец?! 
К о б ы к т ы
Сказано, повеленье, решено. 
К а з а н
Кеке-ке-ке! 
А л ш а г и р
Асыр, асыр-ассыр! 
К о б ы к т ы 
Несите, клятвой скрепим 
Месть смертельную кипчакам. 
К а з а н (приказывает своим). 
Податъ кровь кипчаков 
На крови врага клятву совершим. 
(Подают в медном тазу кровь убитых кипчаков.) 
К о б ы к т ы 
Погрузить руки в кровь, всем батырам идущим 
За мной, следующим по пути мести моей! 
(Погружают руки Казан, Алшагир, Бирсимбай. Карлыга 
остается в стороне, не участвуя в клятве. Слова клятвы про-
износит Кобыкты, остальные повторяют.) 
Создатель Танри, милостивый повелитель, 
Свидетелем тебя призываю 
Коль у дешт-кипчаков не 
Отберу силой все земли 
И на их же полях могилы 
Перебитым до одного 
Кипчакам не уготовлю, 
(повышая голоса) 
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет