Уфимского научного центра российской академии наук совет молодых ученых иэи унц ран этносы и культуры



жүктеу 9.62 Mb.
Pdf просмотр
бет5/42
Дата15.03.2017
өлшемі9.62 Mb.
түріПротокол
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Ахатов А.Т. 
 
г. Уфа 
 
БАШКИРСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ XVII–XIX ВВ.:  
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ   
(ПО МАТЕРИАЛАМ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН) 
 
Аннотация:  В  статье  дается  краткая  характеристика  состояния  археологической  изученности 
башкирских  населенных  пунктов    XVII–XIX  вв.  на  сегодняшний  день,  выявляются  основные  проблемы  и 
наиболее перспективные направления их исследований методами археологии.  
Ключевые слова: башкиры, башкирский аул, археология Нового времени.  
 
Annotation:  The  article  gives  a  brief  description  of  the  state  of  archaeological  study  of  the  Bashkir 
settlements of the XVII–XIX centuries. to date, identifies the main problems and the most promising directions of 
their research methods of archaeology. 
Key word:
 
Bashkirs, Bashkir village, archaeology of the New time. 
 
Археологическое  изучение  периода  позднего  Средневековья  и  Нового  времени, 
выделившееся в России в начале XXI в. в самостоятельное научное направление, в настоящее 
время является одним из активно развивающихся секторов российской археологии во многих 
регионах  страны
1

Исследования  археологических  памятников  XVII–XIX  вв.  особенно 
актуальны для территории современного Башкортостана, где не смотря на имеющийся массив 
письменных,  архивных  и  этнографических  материалов  некоторые  аспекты  этнокультурного 
развития края в указанное время остаются слабо изученными до наших дней.  
Как  известно,  изучение  культуры  любых  этнических  сообщества,  в  том  числе  и 
башкир,  не  возможно  без  анализа  проблем  сопряженных  с  освоением  и  обустройством 
занимаемой  ими  территории,  образованием  и  развитием  поселенческой  структуры. 
Башкирские  населенные  пункты  традиционно  являлись  объектами  исторического, 
этнографического  и  архитектурного  изучения,  ориентированного  преимущественно  на 
материалы  второй  половины  XVIII–XIX  вв.  Несмотря  на  большое  количество 
исследований и публикаций, многие вопросы связанные с развитием поселений башкир, 
формированием их инфраструктуры, размерами, планировкой, внешним обликом жилищ 
и  т.д.  (особенно  в  XVI–XVIII  вв.)  остаются  не  достаточно  изученными  до  настоящего 
времени.  Дискуссионным  остается  и  время  возникновения  первых  башкирских 
населенных  пунктов,  которое  определяется  разными  исследователями  в  широком 
хронологическом диапазоне от  XI до  XVI  вв.
2
 
В связи с этим, для  углубления изучения 
вопросов  генезиса  и  трансформации  населенных  пунктов  у  башкир,  формирования  их 
инфраструктуры,  топографии,  планировки  и  размеров  (особенно  на  ранних  этапах) 
необходимо привлечение новых данных, которые может дать археология. 
Археологическое исследование башкирских поселений началось достаточно поздно 
– 
в  1990-х  гг.  и  было  связано  преимущественно  с  проводившими  в  разных  районах 
Республики  Башкортостан  археологическо-экспертными  и  историко-археологическими 
обследованиями.  Начиная  с  того  момента  в  их изучение  можно  выделить  два  основных 
направления  –  рекогносцировочные  и  стационарные  исследования.  Первое  из  них  было 
связано  с  проведением  в  республике  разведочных  работ  отдельными  археологическими 
отрядами,  которыми  были  выявлены  остатки  сезонных  стоянок  –  летовок  (яйляу), 
представленных  земляными  и  каменными  оградками  эпохи  позднего  средневековья  – 
                                                           
1
 
Беляев Л.А. Археология Позднего Средневековья и Нового времени в России: заметки о 
самоопределении // Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст: В 2-х томах. 
Омск; Тюмень; Екатеринбург, 2014.  Том I. С. 11. 
2
 
Шаяхметов  Ф.Ф.  Между  Великой  Степью  и  оседлостью:  процессы  седентаризации 
башкир и распределению земледелия в XVII – XIX вв.: Монография.  Уфа,  2005. С. 138. 
29

30
начала XX в. и археологизировавшиеся населенные пункты (аулы) XVII – середины XX 
вв.
1
 
Итогом  работ  второго  направления,  явилось  обследование  таких  поселенческих 
памятников башкир как деревня Тэкэево (XVIII в., Салаватский район, 1994 г.), стоянок 
Макан-5  (XVII–XVIII  вв.,  Хайбуллинский  район,  1995  г.)  и  Макан  4а  (XIX  в., 
Хайбуллинский  район,  1996  г.),  Азнаевского  поселения  (XVIII–XIX  вв.,  Ишимбайский 
район, 1998 г.), Ибрагимовского аула (XVIII в., Кармаскалинский район, 2006–2007 гг.), 
селища  Шемяк-2  (XVIII  в.,  Уфимский  район,  2012–2013  гг.)  и  др.

В  ходе  проведения 
исследовательских  работ  на  некоторых  памятниках  были  зафиксированы  остатки  жилых 
сооружений  типа  юрт  (Юмаш-Тау-6,  Петропавловский  7,  Ургаза-5,  Ургаза-6,  Азнаевское 
поселение  и  т.д.),  полуземлянок  (Береговское  поселение),  наземных  бревенчатых  домов 
(дер.  Тэкэево),  отмечены  кольцеобразная  (Азнаевское  поселение  и  кучевая  (Береговское 
поселение)  планировка  расположения  жилищ
3

Кроме  того  здесь  был  получен 
представительный комплекс находок, состоящий из фрагментов глиняной, фарфоровой и 
фаянсовой 
посуды, 
металлических 
изделий, 
украшений, 
остеологического, 
нумизматического материала и т.д.  
Несмотря на то, что в ходе проведенных в 1990–2000-х гг. в Башкортостане полевых 
археологических  работ,  было  выявлено  и  изучено  несколько  десятков  поселенческих 
памятников  башкир,  нужно  отметить  что  данное  направление  археологии  является  не 
достаточно разработанным на сегодняшний день. Исследование башкирских поселений XVII–
XIX 
вв.  осложняется  нахождением  их  большей  части  на  территории  существующих 
населенных пунктов, общей малой археологической изученностью региона указанного периода 
времени, негативным антропогенным воздействием, особенностями этнокультурного развития 
на  отдельных  территориях  проживания  башкир  и  т.д.  Одной  из  основных  трудностей  их 
изучения  является  не  разработанность  теоретических  аспектов,  методов  и  методик  самих 
исследований.  Так,  до  настоящего  времени  не  выделены  основные  признаки  башкирских 
поселений как памятников археологии, методология исследований, критерии их типологизация 
и т.д. К примеру, известно что долгое время быт башкир был связан с кочевым и полукочевым 
образом  жизни,  определившим  существование  у  них  двух  основных  типов  поселений  – 
постоянных зимних (кышлау), которые стали основой для появления башкирских поселений и 
сезонных, подразделявшихся на весенние  (язгы  йорт), летние  (яйляу)  и  осенние (кезге йорт) 
стоянки
4

Сформировавшийся  к  настоящему  времени  корпус  археологических  материалов 
                                                           
1
 
Свод археологических памятников Республики Башкортостан, выявленных в 1987–2000 
годах  /  Авт.-сост.  Н.С.  Савельев.  Уфа,  2004.  С.15–16,  56–57,  64,  91,  147–148;  Яминов  А.Ф., 
Савельев Н.С., Псянчин А.В. Баишевский микрорайон: итоги и перспективы этноархеологических 
исследований  в  Башкирском  Зауралье  //  Интеграция  археологических  и  этнографических 
исследований: материалы V Всероссийского научного материала, посвященного 155-летию со дня 
рождения Н.М. Ядринцева. Омск-Уфа, 1997. С. 182–185; Акбулатов И.М., Ахтарянова Д.И., Котов 
В.Г., Минеева И.М., Савельев Н.С. Исследования Ирендыкской экспедиции на юге Башкирского 
Зауралья // Археологические открытия / Институт археологии. М., 2003-2004. С. 296–302. 
2
 
Мажитов Н.А. Отчет об археологических работах в Башкортостане в 1994 г. Уфа, 1995 // 
Научный архив Археологической лаборатории Башкирского государственного университета. Ф. 2. 
Д. 48. Л. 4–5; Свод археологических памятников… С. 91, 147–148; Кортунов А.И., Воробьева С.Л. 
Результат  этнографо-археологического  исследования  башкирской  деревни  (аула)  Тукус  (Тукуч, 
Текес, Тукусево, Тукучево). Исследования и исследователи юго-востока России (XIX–XX вв.) // 
Вторые региональные историко-краеведческие чтения памяти профессора П.Е. Матвиевского. 28-
29 февраля 2008 г.: сб. статей. Оренбург, 2008. С. 95–98; Савельев Н.С. Изучение селища Шемяк-2 
в  Уфимском  районе  Башкортостана  в  2012–2013  гг.  //  Известия  археологического  общества 
Республики Башкортостан. 2014. № (1). С. 8–9. 
4
 
Хисаметдинова Ф.Г.  Названия башкирских населенных пунктов XVI–XIX веков. Уфа, 
2005. С. 60; Шаяхметов Ф.Ф. Указ. соч. С. 152. 
30
подтверждает деление башкирских селений на стационарные и временные поселения, однако 
ввиду их немногочисленности и малоизученности собранные данные не позволяют провести их 
дальнейшую  классификацию.  Между  тем,  у  скотоводов  Казахстана,  у  которых  так  же 
исторически  развивались  два  основных  типа  селений  –  временные  и  постоянные, 
исследователем  С.Е.  Ажигали  различались  собственно  временные  (кратковременные), 
временные  сезонные,  стационарные  сезонные  и  стационарные  оседлые  (круглогодичные) 
поселения
1
.   
Последние  в  свою  очередь,  по  мнению  исследователя  С.Ж.  Жолдасбаева 
занимавшегося изучением поселений казахов Южного и Центрального Казахстана XV–XIX вв. 
делились на следующие типы: 1) кыстау – зимовки, 2) кыстак-зимовка – поселение или селище, 
3) уактылы корган – временный замок, укрепленный глиняными или каменными стенами со 
рвами, 4) кент (кала) – городище
2

В целом, говоря об исследовании поселений башкир XVII–XIX вв. нужно отметить, 
что  данный  вектор  развития  археологической  науки,  связанный  как  с  общими  проблемами 
южноуральской археологии, так и с широким кругом вопросов хозяйственного и культурного 
развития  башкирского  народа  в  прошлом,  является  актуальным  на  сегодняшний  день.  
Исходя  из  результатов  уже  проведенных  исследовательских  работ  на  данном  этапе 
предварительно  можно  говорить  о  нескольких  перспективных  направлениях  дальнейшего 
археологического  исследования  башкирских  населенных  пунктов  в  указанный  период 
времени.    Важной  задачей  их  последующего  изучения  является  прежде  всего  разработка 
теоретическо-методологической  основы,  поскольку  новый  слабоизученный  тип 
археологических  памятников,  бытовавших  в  относительно  недавнем  времени,  вызывает 
необходимость разработки специальных подходов к их исследованию, включая методологию, 
методику  полевых  работ,  предметно-объектную  область,  источниковую  базу  и  т.д. 
Необходимо  так  же  продолжить  разведочные  работы  и  раскопки  как  на  территории 
Республики  Башкортостан,  так    и  в  районах  компактного    проживания  башкирского 
населения  в  соседних  регионах  –  в  Челябинской,  Оренбургской,  Курганской, 
Свердловской областей и т.д. для получения сопоставительного материала. 
Не  менее  значимой  проблемой  является  картографирование  исчезнувших 
(археологизировавшихся)  и  существующих  до  настоящего  времени  башкирских 
населенных пунктов, известных исследованных и неисследованных поселений  башкир с 
целью  их  научной  систематизации,  что  позволит  в  дальнейшем  определять  наиболее 
перспективные  зоны  для  поиска  новых  и  создания  охранных  зон  для  уже  выявленных 
поселенческих  памятников.  Отдельным  вектором  их  дальнейшего  исследования  должно 
стать  продолжение  изучения  структурных  элементов  составляющих  поселения  (жилые  и 
хозяйственные  постройки),  развития  их  планировки,  взаиморасположения  населенных 
пунктов  с  кладбищами,  повседневно-бытового  инвентаря  с  привлечением  дополнительно 
этнографических материалов, письменных и архивных источников.  
Говоря  об  археологическом  изучение  поселений    башкир    XVII–XIX  вв.,  нужно 
отметить, что проделанная  в данном направлении работа является  начальным этапом в 
изучение  башкирских  населенных  пунктов  методами  археологии.  Не  смотря  на 
имеющиеся  проблемы,  данное  направление  является  одним  из  наиболее  актуальных  на 
сегодняшний  день,  поскольку  оно  тесно  связано  как    с    проблемами  археологии 
Башкортостана  XVI–XIX  вв.,  так  и  с  широким  кругом  вопросов  этнокультурного  
развития башкир в указанное время. 
 
© Ахатов А.Т., 2016 
                                                           
1
 
Ажигали С.Е. Традиционная система скотоводческого поселения казахов (в историческом 
развитии)  //  Этнографо-археологические  комплексы:  Проблемы  культуры  и  социума. 
Новосибирск, 2002. Т. 5. С. 143-190. 
2
 
Жолдасбаев  С.Ж.  Типы  оседлых  поселений  казахов  по  данным  археологических 
исследований  Южного  и  Центрального  Казахстана  (XV–XIX  вв.)  //  Прошлое  Казахстана  по 
археологическим источникам. Алма-Ата, 1976  С. 46-58. 
31
3
 
Свод  археологических  памятников…  С.  55–57,  91,  123;  Мажитов  Н.А.,  Султанова  А.Н.  
История Башкортостана.  Древность. Средневековье. Уфа, 2010. С. 466;   Мажитов  Н.А.  Отчет  об 
археологических работах… Л. 4–5. 
31
подтверждает деление башкирских селений на стационарные и временные поселения, однако 
ввиду их немногочисленности и малоизученности собранные данные не позволяют провести их 
дальнейшую  классификацию.  Между  тем,  у  скотоводов  Казахстана,  у  которых  так  же 
исторически  развивались  два  основных  типа  селений  –  временные  и  постоянные, 
исследователем  С.Е.  Ажигали  различались  собственно  временные  (кратковременные), 
временные  сезонные,  стационарные  сезонные  и  стационарные  оседлые  (круглогодичные) 
поселения
1
.   
Последние  в  свою  очередь,  по  мнению  исследователя  С.Ж.  Жолдасбаева 
занимавшегося изучением поселений казахов Южного и Центрального Казахстана XV–XIX вв. 
делились на следующие типы: 1) кыстау – зимовки, 2) кыстак-зимовка – поселение или селище, 
3) уактылы корган – временный замок, укрепленный глиняными или каменными стенами со 
рвами, 4) кент (кала) – городище
2

В целом, говоря об исследовании поселений башкир XVII–XIX вв. нужно отметить, 
что  данный  вектор  развития  археологической  науки,  связанный  как  с  общими  проблемами 
южноуральской археологии, так и с широким кругом вопросов хозяйственного и культурного 
развития  башкирского  народа  в  прошлом,  является  актуальным  на  сегодняшний  день.  
Исходя  из  результатов  уже  проведенных  исследовательских  работ  на  данном  этапе 
предварительно  можно  говорить  о  нескольких  перспективных  направлениях  дальнейшего 
археологического  исследования  башкирских  населенных  пунктов  в  указанный  период 
времени.    Важной  задачей  их  последующего  изучения  является  прежде  всего  разработка 
теоретическо-методологической  основы,  поскольку  новый  слабоизученный  тип 
археологических  памятников,  бытовавших  в  относительно  недавнем  времени,  вызывает 
необходимость разработки специальных подходов к их исследованию, включая методологию, 
методику  полевых  работ,  предметно-объектную  область,  источниковую  базу  и  т.д. 
Необходимо  так  же  продолжить  разведочные  работы  и  раскопки  как  на  территории 
Республики  Башкортостан,  так    и  в  районах  компактного    проживания  башкирского 
населения  в  соседних  регионах  –  в  Челябинской,  Оренбургской,  Курганской, 
Свердловской областей и т.д. для получения сопоставительного материала. 
Не  менее  значимой  проблемой  является  картографирование  исчезнувших 
(археологизировавшихся)  и  существующих  до  настоящего  времени  башкирских 
населенных пунктов, известных исследованных и неисследованных поселений  башкир с 
целью  их  научной  систематизации,  что  позволит  в  дальнейшем  определять  наиболее 
перспективные  зоны  для  поиска  новых  и  создания  охранных  зон  для  уже  выявленных 
поселенческих  памятников.  Отдельным  вектором  их  дальнейшего  исследования  должно 
стать  продолжение  изучения  структурных  элементов  составляющих  поселения  (жилые  и 
хозяйственные  постройки),  развития  их  планировки,  взаиморасположения  населенных 
пунктов  с  кладбищами,  повседневно-бытового  инвентаря  с  привлечением  дополнительно 
этнографических материалов, письменных и архивных источников.  
Говоря  об  археологическом  изучение  поселений    башкир    XVII–XIX  вв.,  нужно 
отметить, что проделанная  в данном направлении работа является  начальным этапом в 
изучение  башкирских  населенных  пунктов  методами  археологии.  Не  смотря  на 
имеющиеся  проблемы,  данное  направление  является  одним  из  наиболее  актуальных  на 
сегодняшний  день,  поскольку  оно  тесно  связано  как    с    проблемами  археологии 
Башкортостана  XVI–XIX  вв.,  так  и  с  широким  кругом  вопросов  этнокультурного  
развития башкир в указанное время. 
 
© Ахатов А.Т., 2016 
                                                           
1
 
Ажигали С.Е. Традиционная система скотоводческого поселения казахов (в историческом 
развитии)  //  Этнографо-археологические  комплексы:  Проблемы  культуры  и  социума. 
2
 
Жолдасбаев  С.Ж.  Типы  оседлых  поселений  казахов  по  данным  археологических 
31
Новосибирск, 2002. Т. 5. С. 143–190. 
исследований  Южного  и  Центрального  Казахстана  (XV–XIX  вв.)  //  Прошлое  Казахстана  по 
археологическим источникам. Алма-Ата, 1976  С. 46–58. 

32
УДК 93/94 
Баимов А.Г. 
г. Уфа 
 
 
Ключевые  слова:  институт  военного  духовенства,  армия,  религия,  ислам,  буддизм,  православие, 
комплектование войск. 
 
Annotation:  This  article  discusses  the  procedure  and  principles  of  manning  the  army  military  clergy. 
Statistical data on the number of military clergy and the faithful in Russian army 
Keywords: institute of military clergy, the army, religion, Islam, Buddhism, Christianity, recruitment of troops. 
 
Решение  о  воссоздании  института  военного  духовенства  было  принято  21  июля 
2009  г.  Президентом  РФ  Д.А.  Медведевым  после  коллективного  обращения  лидеров 
традиционных религиозных объединений России. Министр Обороны РФ А.Э. Сердюков 
заявил, что будет создан штат войсковых священнослужителей с численностью около 250 
человек,  а  воссоздание  института  военного  духовенства  будет  проходить  в  3  этапа. 
Изначально предполагалось, что комплектование будет завершено к концу 2010 г., однако 
данный процесс затянулся и еще не завершился окончательно до настоящего времени. По 
состоянию  на  февраль  2016  г.,  укомплектованность  армии  священнослужителями 
составляет около 60 %, и завершение данного процесса планируется на 2017 г.
1
  
Дело в том, что проблемы, которые возникли при воссоздании института военного 
духовенства  требовали  определенных  временных  затрат  для  их  решения.  Во-первых, 
проблемы в области законодательства РФ, возникла необходимость поиска юридических 
лазеек, чтобы деятельность войсковых священнослужителей не противоречила светскому 
характеру  государства,  прописанного  в  Конституции.  Во-вторых,  обеспокоенность 
общества  о  возможных  негативных  последствиях,  связанных  с  появлением  в  армии 
священнослужителей,  поэтому  первые  годы  деятельности  института  военного 
духовенства можно назвать накоплением опыта и работой над ошибками. В-третьих, сам 
процесс отбора кандидатов на должность помощника командира по работе с верующими 
военнослужащими  (военных  священнослужителей)  состоит  из  нескольких  этапов,  и  в 
среднем длится около года. 
Должность  военного  священнослужителя  называется  помощник  командира 
(начальника)  по  работе  с  верующими  военнослужащими  (РВВ).  Они  числятся  в  штате 
военной  части,  подчиняются  ее  командиру  (начальнику),  и  получают  зарплату  (оклад  - 
12600 руб. + 100% надбавка + надбавка за допуск к сведениям, составляющим гос. тайну + 
надбавка за стаж). Структура органов по РВВ в системе работы с личным составом ВС РФ 
состоит из стратегического (на уровне высшего командования), оперативного (на уровне 
военных  округов,  видов  и  родов  войск)  и  тактического  (на  уровне  военной 
части/организации) звена. 
Процесс  отбора  кандидатов  на  должность  помощника  командира  по  РВВ 
трудоемкий и длительный, и осуществляется поэтапно:  
I. 
командир  воинской  части  отбирает  кандидата  из  числа  священнослужителей  и 
отправляет  запрос  руководителю  местной  религиозной  организации,  к  которой 
                                                           
1
 
Здесь  и  далее  были  использованы  данные,  полученные  от  Боровского  Владимира 
Вячеславовича  (консультант  ГУ  по  работе  с  верующими  военнослужащими  МО)  в  ходе 
методического  семинара  «Организация  работы  с  верующими  военнослужащими  Вооруженных 
Сил Российской Федерации: состояние и перспективы» 17 февраля 2016 г. в г. Уфа. 
32
принадлежит  священнослужитель.  Руководитель  местной  религиозной  организации 
(после  одобрения  кандидата)  предоставляет  необходимую  документацию  командиру 
воинской части; 
II. 
командир  (руководитель)  воинской  части  (организации)  предоставляет 
заверенные документы
1
 
на кандидата в Главное Управление по работе с личным составом 
(ГУРЛС)  ВС  РФ.  ГУРЛС  ВС  РФ  организует  работу  по  изучению  документов  на 
представленных  кандидатов  и  согласовывает  кандидатов  с  руководством 
соответствующего  религиозного  объединении.  После  согласования  направляет 
предложения с пояснительными материалами в Главное управление кадров (ГУК) МО РФ; 
III. 
ГУК  МО  РФ  изучает  представленного  кандидата  на  предмет  соответствия 
требованиям  установленных  для  замещения  должности  помощника  командира 
(начальника) по работе с верующими военнослужащими и готовит проекты решений МО 
РФ, согласовывает их с Статс-секретарем – заместителем Министра обороны РФ; 
IV. 
При  положительном  решении  МО  РФ  направляет  сопроводительное  письмо 
командиру  (руководству)  воинской  части  (организации)  в  ГУРЛС  ВС  РФ.  Командир 
(руководитель) воинской части (организации) осуществляет прием кандидата на работу и 
предоставляет выписки из приказа о приеме на работу в ГУК МО РФ. 
В  настоящее  время  созданы  структурные  подразделения  в  МО  РФ  и  штат 
должностных лиц по работе с верующими военнослужащими. Всего было выделено 277 
должностей,  из  которых  10  –  светский  персонал,  267  –  священнослужители.  Светский 
персонал  занимает  руководящие  должности  на  стратегическом  и  оперативном  уровне 
управления,  священнослужители  осуществляют  свою  деятельность  в  оперативном  и 
тактическом  звене.  Так,  например,  в  Управлении  по  работе  с  верующими 
военнослужащими  отведено  5  должностей,  из  них:  1  –  начальник  управления,  1  – 
советник,  2  –  консультанта,  1  –  главный  аналитик.  Также  руководящие  должности  в 
отделениях по работе с верующими военнослужащими в военных округах, родах и видах 
войск замещают гражданские служащие не имеющие духовного сана (5 человек), каждый 
из  них  имеет  по  2-3  помощника  из  числа  священнослужителей  из  разных  религиозных 
объединений (14 человек). На тактическом уровне штат помощников командира по РВВ 
целиком состоит из священнослужителей (253 человек). 
Как  уже  отмечалось  ранее,  к  началу  2016  года  процент  укомплектованности 
органов по работе с верующими военнослужащими священнослужителями составлял 59,9 
%. 
В настоящее время руководящий состав из гражданских лиц, не имеющих духовного 
сана  –  полностью  определен.  Из  267  должностей  священнослужителями  укомплектован 
160,  из  них:  157  –  православные  священники,  2  –  имама,  1  –  буддийский 
священнослужитель. 
Согласно  «Положению  по  работе  с  верующими  военнослужащими»  от  26  января 
2010  года,  назначение  представителя  духовенства  в  военных  подразделениях  и 
                                                           
1
 
Согласно пункту 8 методических рекомендаций «Об организации кадрового обеспечения 
и  трудовых  отношений  с  работниками  органов  военного  управления,  воинских  частей  и 
организаций Вооруженных Сил Российской Федерации» от 13 февраля 2014 г. №173/ТК/243, на 
граждан,  отобранных  в  качестве  кандидатов,  орган  военного  управления  (руководитель 
структурного подразделения воинской части), в чьих интересах отобраны кандидаты, направляет 
ходатайство, к которому прилагает следующие документы кандидатов: 
1) Копию паспорта; 
2)  Копию  трудовой  книжки  (За  исключением  случаев,  когда  трудовая  деятельность 
осуществляется впервые); 
3) Анкету с фотографией (личный листок по учету кадров военного духовенства); 
4)  Копии  документов  о  профессиональном  образовании,  переподготовке,  повышении 
квалификации (дипломы, свидетельства, удостоверения, сертификаты специалиста и др.); 
5) Копии документов воинского учета; 
6)  Справку  об  отсутствии  медицинских  противопоказаний  для  работы  с  использованием 
сведений, составляющих государственную тайну. 
33
33
принадлежит  священнослужитель.  Руководитель  местной  религиозной  организации 
(после  одобрения  кандидата)  предоставляет  необходимую  документацию  командиру 
воинской части; 
Каталог: sites -> default -> files
files -> Мұратбеков Сайын
files -> ҚазҰТУда «Ерлігі жүрегінде елінің» атты Зейнеп Ахметовамен кездесу өтті
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> БАҒдарламасын дамыту жолдары ақашева Ә. С г.ғ. к., доц., Дүйсебаева К. Ж. г.ғ. к., доц
files -> А. Т. Селкебаева
files -> Бағдарламасы (оқыту қазақ тілінде жүргізілетін мектептер үшін) Түсінік хат
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет