Қазақстан Республикасы Мәдениет және спорт министрлігі Тілдерді дамыту және қоғамдық-саяси жұмыс комитетіінің тапсырысы бойынша



жүктеу 4.99 Mb.

бет27/41
Дата15.03.2017
өлшемі4.99 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   41

1. Исследования в области истории и диалектологии уйгурского 

языка

Всем известно, что уйгуроведение возникло в связи с обна ружением 

в  Восточном  Туркестане  богатейшей  коллекции  древнеуйгурских 

письменных памятников и их изучением в России и за рубежом. Многое 

было  сделано  в  этой  области  отечественными  тюркологами  еще  в 

дореволюционный  период.  Эта  добрая  научная  традиция  получила  в 

советский  период  свое  дальнейшее  развитие.  Эстафету  исследования 

языка памятников древнеуйгурского письма от своих предшественни ков 

принял С. Е. Малов, опубликовав в 1928 г. (с некоторым дополнением) 

ценнейшую  рукопись  своего  учителя  акад.  В.В.Радлова  «Памятники 

уйгурского языка», а в 1951 г. – свой фундаментальный труд «Памятники 

древнетюркской  письменности»,  в  котором  немало  места  отведено  и 

уйгурским памятникам. Надо сказать, что появление этого труда озна-

меновало  собой  как  бы  новый  этап  исследований  древнетюркских,  в 

том числе и древнеуйгурских, а также средневековых арабописьменных 

памятников.

Так, ближайший ученик С. Е. Малова, ныне виднейший тюрколог 

нашей страны Э. Р. Тенишев в 1953 г. издал свой «Грамматический очерк 

древнеуйгурского языка по сочинению «Золотой блеск». Другой ученик 

С.Е.Малова также видней ший ученый-тюрколог А. М. Щербак в 1959 г. 

опубликовал две работы: «Грамматический очерк языка тюркских текстов 

из Восточного Туркестана X–XV вв.», и ««Огуз-наме», «Мухаббат-наме» 

(памятники древнеуйгурской и староузбекской письменностей)». В 1963 

г. проф. В. М. Насилов опубликовал свое исследование «Древнеуйгурский 

язык». В числе анало гичных трудов по орхонике, енисеике, уйгуристике 


323

и средне вековым арабописьменным памятникам можно было бы на звать 

ряд трудов И. А. Батманова, А. К. Боровкова, С.Г. Кляшторного, Э. Н. 

Наджипа, Д.М. Насилова, Л. Ю. Тугушевой и др.

Примечательно  то,  что  с  появлением  этих  трудов  значитель-

но  возрос  научный  интерес  к  изучению  тюркских  памятников  в 

союзных  и  автономных  тюркоязычных  республиках.  В  числе  местных 

ученых,  вносящих  посильную  лепту  в  изучение  орхоно-енисейских, 

древнеуйгурских  письменных  памятников,  мож но  назвать,  например, 

Г. Айдарова, А. Аманжолова, М.Томанова, М. Ахметова, К. Дыйханова, 

С. Кудайбергенова, А. Раджабова, И. Шервашидзе, А. Есенгулова, Н. К. 

Антонова, З. Мухамедову, М.Маматкулова.

Говоря  об  истории  уйгурского  языка,  нельзя  обойти  молча нием 

вопросы  преемственности  его  исторического  развития,  связи  его  с 

языком отдельных письменных памятников древ ности, его места в общей 

классификации тюркских языков. По этим вопросам мы имеем немало 

ценных высказываний С. Е. Малова, Н. А. Баскакова, И. А. Батманова, 

Э. Р. Тенишева, Э.Н.Наджипа, А. Т. Кайдарова, Г. Ф. Благовой и др. Од-

нако  считать  проблему  окончательно  решенной  нельзя.  Она  требует 

специального исследования.

Изучение  исторического  процесса  становления  и  формиро-

вания  современного  уйгурского  литературного  языка,  как  из вестно, 

теснейшим образом связано с изучением общенародного языка уйгуров и 

особенностей их живой разговорной речи с последующим определением 

его  диалектной  базы.  Начало  диалектологическим  исследованиям  в 

Восточном Туркестане было положено еще в дореволюционный период 

С. Е. Маловым во время его двукратной поездки в эту страну, а затем они 

продолжены Н. Ф. Катановым, Н. Н. Пантусовым и др.

Богатый  диалектологический  материал  по  языку  уйгуров 

Кашгарского оазиса в 30-х гг. был собран, а позже опублико ван (1946, 

1948, 1951) в нескольких томах шведским ученым проф. Г. Яррингом. В 

50-х гг. во время своего пребывания в СУАР КНР Э. Р. Тенишев собрал 

богатейший  диалектологи ческий  материал  по  языку  синьцзянских 

уйгуров и опублико вал предварительные итоги этой работы. Вопросами 

изучения особенностей живого разговорного языка синьцзянских уйгу-

ров  занимались  в  свое  время  и  местные  уйгурские  языковеды  Имин 

Турсун и А. Гаппарова.

Несколько  особняком  стоят  исследования  Э.  Р.  Тенишева  по 

сарыгюгурскому  и  саларскому  языкам,  явившиеся  резуль татом  его 


324

научной командировки в СУАР и опубликованные уже в виде отдельных 

монографий.

Объектом  многолетних  исследований  уйгуроведов  были 

особенности  общенародного  языка  советских  уйгуров,  живу-

щих  на  территории  Казахстана  и  трех  среднеазиатских  респуб-

лик:  Узбекистана,  Киргизии  и  Туркмении.  Вышеупомянутая  работа 

Н.А.Баскакова по языку прииссыккульских уйгуров была началом этого 

дела.  Особенностями  живой  разговорной  речи  советских  уйгуров  на 

территории Казахстана и Узбекистана в свое время интересовались Е. 

Поливанов,  К.  Юдахин,  В.Решетов,  А.  Мухаммади,  С.  Шакирджанов 

и др., а в 50-х гг. Л. Аганина исследовала особенности языка уйгуров 

Чиликского района Алма-Атинской области.

Но  основательное,  планомерное  изучение  языка  уйгуров 

этих  регионов  было  начато  казахстанскими  уйгуроведами  пу тем 

неоднократных  экспедиционных  выездов,  организованных  Отделом 

уйгуроведения.

Среди  опубликованных  монографических  исследований  по 

диалектам  современного  уйгурского  языка  особое  место  зани мает 

монография  А.Т.Кайдарова  «Развитие  современного  уйгурского 

литературного  языка.  Часть  1:  Уйгурские  диалекты  и  диалектная 

основа литературного языка», опубликованная в 1969 г. В этой книге 

рассматривается  общенародная  основа  уйгурского  языка  во  всех  его 

диалектных проявлениях.

Изучению  языковых  особенностей  двух  больших  групп  в 

этнолингвистическом  составе  советских  уйгуров,  определению  их 

взаимоотношений  и  преемственных  связей  с  соответствую щими 

говорами  –  семиреченского  с  илийским,  ферганского  с  кашгарским 

–  посвящена  совместная  работа  А.Т.  Кайдарова  и  Г.  С.  Садвакасова, 

издание которой планируется в Москве.

Результатом  многолетнего  изучения  особенностей  языка  уйгуров 

Ферганской долины явилась монография Г. С. Садвакасова в двух томах 

«Язык уйгуров Ферганской долины» (1970, 1976). В этой работе впервые 

рассматривается  исторический  процесс  взаимодействия  уйгурского 

языка  с  близкородствен ным  узбекским  языком  данного  региона. 

Ферганский  говор  со  всеми  его  особенностями  рассматривается  как 

самостоятель ная диалектная единица в системе уйгурских диалектов. 

При этом положении семиреченский говор вполне объективно сыграл 

доминирующую роль в формировании литературного языка.


325

2. Исследование грамматического строя уйгурского языка

В  истории  уйгурского  языкознания  особое  место  занимают 

исследования  грамматического  строя  языка.  Имеются  в  виду  не 

школьные  грамматики,  которые  обладают  своей  специфи кой,  а 

грамматики  научные,  систематические.  К  числу  таких  работ  прежде 

всего  можно  отнести  двухтомную  коллективную  монографию  на 

уйгурском  языке  «Современный  уйгурский  язык.  Лексика,  фонетика, 

морфология, синтаксис» (Алма-Ата, 1963, 1966). Естественно, созданию 

этого труда предшест вовало, как было уже отмечено, «здание грамматик 

и  грамма тических  очерков  Н.  А.  Баскакова,  В.  М.  Насилова,  А.  К. 

Боровкова  и  др.,  а  также  публикации  ряда  научных  статей  и  трудов 

уйгуроведов,  посвященных  отдельным  грамматическим  категориям, 

в  частности  категориям  вида  (В.  М.  Насилова),  именам  действий  (К. 

Малиев),  аффиксальному  словообразова нию  (Г.  Садвакасов),  частицам 

(А.Т.  Кайдаров.  И.  Мусазаев),  наречию  (О.  Джамалдинов),  способам 

примыкания  (Р.  Ф.  Тарасенко),  синтаксическим  функциям  причастия 

(Е.И.Ушаков), вопросам синтаксиса (Ю. Цунвазо, И. Семятов), сложным 

глаголам (Ш. Кибиров).

В  области  научного  исследования  строя  современного  уй-

гурского языка большой известностью пользуется книга Э. Н. Наджипа 

«Современный  уйгурский  язык»,  опубликован ная  в  серии  «Языки 

народов мира» на русском и английском языках (М., 1960).

Тем не менее грамматический строй уйгурского языка ждет своего 

более глубокого и систематического исследования.



3. Исследования по уйгурской лексикологии и лексикографии

Лексикология и лексикография – самые большие разделы уйгурского 

языкознания, по которым успешно ведутся иссле дования. Назовем несколько 

лексикологических работ, выпол ненных в 50-х гг.: «Китайские элементы в 

уйгурском языке» В. М. Новгородского (1951), «Русско-советско-интернацио-

нальная лексика в современном уйгурском языке» И. А. Исмаилова (1953), 

«Слитные  существительные  в  уйгурском  языке»  Г.  Садвакасова  (1958), 

«Парные  слова  в  современном  уйгурском  языке»  А.  Т.  Кайдарова  (1958), 

«Устойчивые  слово сочетания  в  современном  уйгурском  языке»  Ч.  Г. 

Сейфуллина  (1953),  «Персидско-таджикские  заимствования  в  уйгурском 

языке» X. Насырова (1972), «Профессиональная лексика уй гурского языка» 

Ш.  Баратова  (1975).  Говоря  о  лексикографи ческих  работах  по  уйгурскому 

языку,  мы  прежде  всего  должны  указать  на  издание  ряда  двуязычных 


326

–  уйгурско-русских  и  русско-уйгурских  –  школьных  орфографических 

словарей  и  глоссариев  разного  характера.  После  известного  «Уйгурско-

русского словаря» Н. А. Баскакова и В. М. Насилова (1939), если не считать 

изданного до него в Стамбуле «Уйгурского словаря» А.Джафароглу, в 1952 

г. в Пекине вышел «Уйгурско-китайско-русский словарь» Бурхан Шахиди, 

составленный  на  основе  вышеуказанного  «Уйгурско-русского  словаря».  В 

1955 г. в Алма-Ате под ред. Ю. Цунвазо и А.Шамиевой увидел свет первый 

«Русско-уйгурский словарь» для синьцзянских уйгуров на арабском шрифте, 

а спустя год в Москве под ред. Т.Рахи мова был издан более полный «Русско-

уйгурский словарь» (30 тыс. слов). В 1961 г. под ред. Ш. Кибирова и Ю. 

Цунвазо  в  издательстве  АН  КазССР  вышел  «Уйгурско-русский  сло варь» 

(16 тыс. слов), в 1968 г. в Москве издательством «Со ветская энциклопедия» 

выпущен  «Уйгурско-русский  словарь»  Э.Н.Наджипа  (33  тыс.  слов)  на 

арабском  шрифте  с  русской  транслитерацией.  В  1970  г.  в  Москве  было 

осуществлено  изда ние  своеобразного  словаря  «Китайские  элементы  в 

современ ном уйгурском языке» Т. Р. Рахимова.

Даже  беглое  перечисление  лексикологических  и  лексико графических 

работ, выполненных за полувековой период раз вития уйгурского языкознания, 

говорит о том, что в этой области проделана значительная работа. Однако 

наша  инфор мация  будет  неполной,  если  не  сказать  о  большой  и  кропот-

ливой работе языковедов Отдела уйгуроведения по созданию двухтомного 

толкового словаря современного уйгурского языка. Подготовкой и изданием 

этой фундаментальной работы как бы завершается этап лексикографической 

фиксации словарного богатства уйгурского языка.

4. Исследование фонетико-фонологической системы уйгурского 

языка

Помимо В. В. Радлова, Г. Ракетта, Г. Ярринга фонетиче ская система 

уйгурского языка и его диалектов рассматрива лась в трудах Т. Талипова 

«Развитие фонетической структуры уйгурского языка» (1972), «Гласные 

звуки уйгурского и ка захского языков» (1968) и во множестве статей. В 

последнее время уйгурское языкознание пополнилось интересной моно-

графией М.И.Трофимова «Фонетические процессы в слоге в современном 

уйгурском  языке»  (1978).  Вопросы  уйгурской  фонетики  в  известной 

степени  затрагиваются  также  в  специ альных  разделах  вышеназванных 

трудов Э.Н.Наджипа, А. Т. Кайдарова, Л. Аганиной, Г. Садвакасова.

Однако  интересная  по  своей  природе  и  отличающаяся  от 


327

аналогичных систем родственных языков своеобразными осо бенностями 

фонетическая система уйгурского языка заслужи вает большего внимания 

исследователей.  Особенно  интересна  уйгурская  фонетика  в  плане  ее 

исторического развития.

5. Решение практических проблем уйгурского языка

К  практическим  (прикладным)  проблемам  уйгурского  языка 

относятся прежде всего вопросы алфавита, орфографии, пунк туации, 

терминологии, которые в совокупности регулируют процесс развития 

письменной  и  устной  речи,  повышая  ее  куль туру,  и  способствуют 

стабилизации  и  нормализации  литера турного  языка.  Они  получили 

научное  осмысление  и  теорети ческое  обоснование  в  работах  А. 

Шамиевой  и  К.  Хасанова  по  алфавиту  на  основе  русской  графики, 

Г.  Садвакасова  и  Ч.  Сейфуллина  по  орфографии,  И.Исмаилова  и  А. 

Кайдарова по терминологии и др.

Таковы в общих чертах итоги и результаты научно-практи ческих 

исследований  по  уйгурскому  языку,  проведенных  уси лиями  целой 

плеяды  ученых-уйгуроведов  на  протяжении  полу векового  периода 

становления и развития уйгурского языко знания в нашей стране.

Из  приведенного  обзора  проделанной  работы  становится 

очевидным  не  только  то,  чего  мы  достигли,  но  и  то,  что  следует 

поставить на повестку дня и решить общими усилиями. В этой связи, 

на наш взгляд, необходимо обратить внимание на сле дующие общие 

и  конкретные  проблемы  уйгурского  языкозна ния  и  сообразно  им 

определить свои задачи и пути перспек тивного развития этой науки:

1.  Дальнейшее  более  глубокое  и  всестороннее  исследова ние 

закономерностей  развития  грамматического  строя,  фонетической 

системы  и  лексического  состава  современного  уйгурского  языка 

с  целью  создания  обобщающего  монографи ческого  труда  «Строй 

уйгурского языка» (на рус. яз.).

2.  Изучение  истории  уйгурского  письменного  литературного 

языка  дооктябрьского  периода  на  основе  анализа  языка  бога тейших 

памятников  уйгурской  классической  литературы  сред невековья,  что 

несомненно  прольет  свет  на  вопрос  о  преемст венности  развития 

уйгурского  языка  в  разные  исторические  эпохи,  о  роли  языка 

классической  литературы  уйгуров  в  формировании  различных 

региональных литературных языков народов Средней Азии в позднем 

средневековье.


328

3.  Более  интенсивное  исследование  лексического  богатства 

уйгурского  языка  в  плане  диахронии  и  синхронии,  а  также  создание 

больших  лексикографических  трудов,  в  частности:  толкового  словаря 

современного  уйгурского  языка,  словаря  уйгурской  классической 

литературы,  диалектологического,  терминологического  и  других 

отраслевых и двуязычных слова рей; усовершенствование существующих 

орфографических словарей.

4.  Исследование  процесса  взаимодействия  и  взаимовлия ния 

уйгурского  языка  и  других  родственных  и  неродственных  языков  в 

условиях длительного контактирования, а также роли великого русского 

языка в развитии и обогащении уй гурского языка, процесса двуязычия и 

многоязычия среди различных слоев уйгурского населения в регионах их 

прожи вания.

5. Планомерная подготовка научных лингвистических кад ров как на 

местах, так и в научных центрах Ленинграда и Москвы.



АН КазССР институт языкознания отдел уйгуроведения Актуальные 

проблемы советского уйгуроведения Материалы I республиканской 

уйгуроведческой конференции.  Алма-Ата, 29-31май 1979. с. 17-27. 

(соавт. Э.Н. Наджип, Г.С.Садвакасов)

Уйгуроведение в Казахстане

История  уйгуроведения  делится  на  две  равнозначные  по  объему, 

но далеко не одинаковые по результативности эпохи: дооктябрьскую и 

послеоктябрьскую.

Первая – это период сложения уйгуроведения как само стоятельной 

отрасли востоковедческой науки, занимающейся изучением материальной 

и духовной культуры уйгурского народа. У колыбели уйгуроведения стояли 

такие  отечествен ные  и  зарубежные  ученые,  как  Н.  М.  Пржевальский, 

М.В.Певцов,  Г.  Е.  Грумм-Гржимайло,  Ч.  Ч.  Валиханов,  П.  К.  Козлов, 

И.Н.Березин, Н. И. Ильминский, В. В. Радлов, С. Ф. Ольденбург, Н.Ф.Катанов, 

Н. Н. Пантусов, С. Е. Малов, Ю. Клапрот, Н. Вамбери, Р. Шоу, Н. Витакер, А. 

Лекок, В. Банг и многие другие, которые своими трудами заложили основу 

уйгуроведения в широком смысле этого слова.

Во второй, советский, период уйгуроведение получило свое дальнейшее 

всестороннее развитие. Изучение уйгуроведческих дисциплин, куда прежде 

всего входят история и этнография, язык и литература уйгуров, а также освоение 

письменно-литературных  памятников  в  отличие  от  дореволюционных, 

преимущественно  опорадических,  исследований  приобретает  вполне 



329

плановый  и  систематический  характер.  Усовершенствовались  сам 

метод  и  методология  исследова ния,  значительно  расширилась  тематика 

уйгуроведческих  проблем,  разработка  которых  прежде  всего  диктовалась 

практическими потребностями культурной жизни советских уйгуров.

Успехи уйгуроведческой науки в послеоктябрьский пе риод определяются 

коллективными  усилиями  советских  уче ных,  которые,  продолжая  лучшие 

традиции  наших  оте чественных  тюркологов,  подняли  уйгуроведение  на 

новую ступень развития. Если до революции изучение вопросов истории и 

этнографии,  языка  и  литературы  уйгурского  наро да  в  основном  исходило 

из  личных  научных  интересов  отдельных  ученых-  энтузиастов,  в 

советский  период  исследова ние  уйгуроведческих  проблем  стало  делом 

общественного  значения  и  рассматривается  как  неотъемлемая  часть 

общей проблемы культурного строительства в нашей стране. В решении 

ее  важную  роль  играют  национальные  кадры  –  ученые,  работающие  в 

республиках Средней Азии и Казахстане, чис ло которых с каждым годом 

увеличивается.

Вопросами уйгуроведения в настоящее время занимают ся некоторые 

зарубежные ученые, в их числе профессор Гуннар Ярринг, с которым мы 

имеем сегодня приятную встречу.

Как было отмечено в докладе Н. А. Баскакова, центром уйгуроведческой 

науки  в  Советском  Союзе  является  Отдел  уйгуроведения  Института 

языкознания АН КазССР, с деятельностью которого я и хочу ознакомить 

присутст вующих.

Основная масса советских уйгуров обитает в Казахстане. В уйгурских 

школах  десятки  тысяч  детей  обучаются  на  род ном  языке,  в  республике 

функционирует уйгурский театр, на уйгурском языке издаются учебники 

и  учебные  пособия,  художественная  и  периодическая  литература, 

организованы радио и телепередачи. Все это явилось объективным усло-

вием создания в Казахстане уйгуроведческого центра, кото рый в настоящее 

время  превратился  в  комплексную  научную  организацию,  способную 

разработать  практически  важные  и  теоретически  актуальные  вопросы 

уйгурского языка, ли тературы и истории.

Отдел  уйгуроведения,  в  котором  сосредоточена  основная  часть 

уйгуроведов республики (более 20 человек), в настоя щее время занимается 

разработкой  таких  проблем,  как  «Развитие  уйгурского  литературного 

языка в советскую эпо ху», «Толковый словарь уйгурского языка» (в 2-х 

томах), «История уйгурской литературы и фольклора», «Современ ный быт 

и культура уйгуров республик Средней Азии и Казахстана» и др.


330

Подводя  итоги  своей  многолетней  научно-исследователь ской  и 

практической работы в области уйгурского языка, литературы, истории 

и  этнографии,  ученые-уйгуроведы  Казахстана  могут  сказать,  что 

некоторые  проблемы  уже  ре шены.  Отдельные  их  стороны  получили 

достаточно  широкое  освещение  в  многочисленных  научных  статьях, 

сборниках, монографических исследованиях и других трудах уйгурове-

дов  не  только  нашего  отдела,  но  и  Москвы,  Ленинграда,  Таш кента, 

Фрунзе и т. д. Мы имеем в виду прежде всего труды по уйгурскому языку 

иязыковым памятникам: С. Е. Малова, К. К. Юдахина, А.К.Боровкова, 

В.М.Насилова,  Н.А.  Баскакова,  Э.  Н.  Наджипа,  Э.  Р.  Тенишева,  А. 

М.  Щер бака,  С.Г.Кляшторного,  А.  А.  Кокляновой,  Р.  Ф.  Тарасенко, 

Л.  А.  Аганиной,  Е.И.Ушакова,  В.  И.  Новгородского,  Т.  Р.  Рахимова, 

Л.  Г.  Серовой,  К.Ашурова,  А.  Ш.  Шамиевой,  И.  А.  Исмаилова,  К. 

М.  Мелиева,  Г.Садвакасова,  Т.  Т.  Талипова,  Ч.  Г.  Сейфуллина,  Ю. 

Цунвазо,  О.Джамалдинова,  Ш.  В.  Кибирова,  М.  Агламовой,  Л.  Я. 

Минц и др.; по истории и этнографии уйгуров – В. В. Бартольда, А. Н. 

Бернштама,  Л.И.Думана,  Д.  И.  Тихонова,  А.  К.  Кибирова,  И.  В.  Заха-

ровой, Р. Ходжаевой, Н. В. Дьяконовой, Э. М. Мамедовой, М. Кутлукова, 

М.  Н.  Кабирова,  В.П.Юдина,  Г.  Бахамова,  Ю.  Г.  Барановой,  С.  К. 

Ибрагимова, А.Г.Малявкина, Ю. А. Зуева, В. Н. Моржанова, Г. Исхакова 

и  др.;  по  уйгурской  литературе  и  литературным  памятникам  –  У.  М. 

Маматахунова, А.А. Валитовой, Ю.З. Ширвани, К. X. Хасанова, М. К. 

Хамраева, К.Тохтамова, Р. Кадири, М. Абдурахмано ва, П. Сабитовой, С. 

Моллаудова, Ю. Мухлисова, Р. Сабито ва, М. Алиевой и др.

Из-за  краткости  сообщения  трудно  дать  исчерпывающую 

характеристику деятельности вышеперечисленных ученых-уйгуроведов, 

научной  значимости  и  роли  их  трудов  в  разви тии  советского 

уйгуроведения. Поэтому мы, исходя из задач данной встречи, позволим себе 

более подробно рассказать о научной деятельности Отдела уйгуроведения 

в  области  разработки  языковой  проблемы  и  осветить  некоторые  итоги 

научных  работ  по  исследованию  процесса  становления  и  дальнейшего 

развития современного литературного языка советских уйгуров.

Как  мы  уже  говорили,  уйгурское  языкознание  в  после октябрьский 

период прежде всего исходило из практических потребностей культурной 

жизни советских уйгуров. Поэтому усилия ученых-уйгуроведов Москвы, 

Ленинграда и местных уйгурских языковедов в первые десятилетия после 

Октября были направлены на решение наиболее насущных, практи чески 

неотложных вопросов языкового строительства: на создание национальной 


331

письменности, разработку орфогра фии и принципов терминотворчества, а 

также на формиро вание единых литературных норм для всего уйгурского 

населения Советского Союза.

Этот  этап  развития  уйгурского  языкознания  (1930–1940  гг.)  в 

Узбекистане и Казахстане завершается появле нием унифицированной 

уйгурской письменности (на базе латинской, затем русской графики), 

основ  орфографии  и  принципов  терминологии,  а  также  созданием 

учебных  посо бий  и  нормативных  грамматик  на  родном  языке 

учащихся-уйгуров.  В  эти  годы  вышли  в  свет  следующие  пособия: 

«Учебник уйгурского языка» А.К.Боровкова (1939), «Очерк грамматики 

уйгурского языка» Н. А.Баскакова (1939), «Уйгурско-русский словарь» 

Н.  А.  Баскакова  и  В.  М.  Насилова  (1939),  «Грамматика  уйгурского 

языка» В. М. Насилова (1940), «Хрестоматия уйгурского языка» К. К. 

Юдахина (1948) и др.

Вышедшие труды помогли не только подготовить специа листов по 

уйгурскому языку, но и правильно теоретически освоить национальными 

кадрами,  работавшими  в  области  языкознания,  природу  родного 

языка,  они  способствовали  созданию  на  этой  основе  нормативных 

грамматик  для  уйгурских  школ.  Правильно  была  решена  проблема 

единого литературного языка советских уйгуров при непосредствен ном 

участии таких ученых, как С.Е. Малов, К. К. Юдахин, И. А. Батманов, 

В.  В.  Решетов  и  др.  Неоднократно  созы вались  по  этому  вопросу 

лингвистические конференции в Алма-Ате, Ташкенте, Самарканде.

Ко  второму  этапу  развития  уйгурского  языкознания  в  советскую 

эпоху можно отнести послевоенный период, кото рый характеризуется 

значительным развитием научных ис следований в области лексикологии 

и  лексикографии,  фоне тики  и  грамматики,  истории  и  диалектологии, 

литературного языка и письменных памятников.

Так,  лексикологическими  и  лексикографическими  рабо тами, 

выполненными  языковедами  Отдела  уйгуроведения  или  при  их 

непосредственном  содействии,  являются  «Рус ско-уйгурский  словарь» 

(Москва,  1956),  «Русско-уйгурский  словарь»  для  синьцзянских 

уйгуров  (Алма-Ата,  1955),  «Уйгурско-русский  словарь»  (Алма-Ата, 

1961),  «Орфографи ческий  словарь  уйгурского  языка»,  составленный 

А. Илиевым и Г. Садвакасовым (Алма-Ата, 1963). В настоящее время 

коллектив  авторов  Отдела  работает  над  составлением  двухтомного 

«Толкового  словаря  современного  уйгурского  языка»,  подготовлен  к 

печати «Русско-уйгурский термино логический словарь», охватывающий 


332

наиболее  употребитель ные  термины  по  основным  отраслям  научно-

технических, общественно-политических знаний.

Значительная  работа  проделана  и  в  области  грамматики: 

опубликованы  сотни  статей  на  самые  различные  темы  по  грамматике, 

защищены  десятки  диссертаций  и  опубликованы  монографии  и 

брошюры.  Результатом  многолетней  рабо ты  является  двухтомный 

коллективный труд «Современный уйгурский язык» (первый том вышел 

в  1963,  а  второй  –  в  1966  г.),  в  котором  впервые  на  уйгурском  языке 

на  основе  широкого  фактического  материала  получили  всестороннее 

систематическое  описание  грамматический  строй,  фонетика  и  лексика 

современного уйгурского литературного языка.

В  последние  годы  ведется  более  углубленное  изучение  вопросов 

фонетики, лексики, морфологии, синтаксиса, диа лектологии и истории 

становления и развития уйгурского литературного языка. В этой связи, 

например, можно назвать исследования кандидата филологических наук 

Т.Талипова  в  области  уйгурской  фонетики,  кандидата  филологических 

наук Г. Садвакасова – в области диалектологии языка со ветских уйгуров, 

кандидата  филологических  наук  О.  Джамалдинова  и  Ш.  Кибирова  – 

по  словообразованию,  кандида та  филологических  наук  Ю.  Цунвазо 

и  И.Семятова  –  по  синтаксису,  Ш.  Баратова  –  по  профессиональной 

лексике, К.Турдиевой – по языку уйгурской периодической пе чати.

В течение ряда лет я работаю над изучением уйгурских диалектов в 

их отношении к литературному языку советских и синьцзянских уйгуров. 

Некоторые  результаты  этих  исследований  уже  опубликованы

1

.  Чтобы 



излишне  не  повторять ся,  позволю  себе  в  тезисном  порядке  изложить 

лишь некото рые моменты своих наблюдений по данному вопросу.

Как  известно,  советские  уйгуры,  переселившиеся  в  пре делы 

России из Восточного Туркестана во второй половине XIX в., являются 

выходцами из южных районов, т. е. Кашгарии, и северных, Илийского 

края.  Следовательно,  они  являются  носителями  двух  наиболее 

характерных в лингвистическом отношении говоров (по существующей 

классификации – диалектов)

2

 общенародного уйгурского языка.



Илийские  уйгуры  в  основном  живут  в  Казахстане  и  груп-

пами  –  на  территории  Туркмении  и  Киргизии.  Уйгуры  же  из  южных 

1  А.Кайдаров.  Уйгурский  литературынй  язык  и  вопросы  разработки  научных 

принципов  терминотворчества.  Сб.:  «Исследования  по  уйгурскому  языку»,  кн.  І.  Алма-Ата, 

1965, стр. 5–59.

2  Э.Н.Наджип.  Современный  уйгурский  язык.  М.,  1960,  стр.  9;  Э.Р.Тенишев.  О 

диалектах уйгурского языка Синьцзяна. В сб.: «Тюркологические исследования», М. – Л., 1963, 

стр. 136 и сл.



333

районов Восточного Туркестана, т. е. кашгарские уйгуры, расселились 

в  Ферганской  долине  Узбекистана.  По этому  в  этно-лингвистической 

литературе  принято  делить  советских  уйгуров  на  семиреченскую  и 

ферганскую группы, хотя такое деление условно.

Географическое  положение,  культурно-экономические  связи  и 

этнолингвистическая среда, в которой оказались уйгуры-переселенцы в 

силу известных исторических причин, наложили отпечаток на их язык. 

В результате язык уйгуров Узбекистана претерпевает влияние узбекского 

языка, Казах стана – влияние казахского языка, Киргизии – киргизского, 

уйгуров Туркмении – туркменского, оказывая обратное влияние на языки 

окружающего местного населения.

Однако  степень  взаимного  влияния  уйгурского  языка 

и  языков  соседних  тюркских  народов  далеко  не  одинакова. 

Так,  уйгуры  семиреченской  группы,  живущие  на  территории 

Казахстана,  больше  сохранили  национальную  самобытностьи  чистоту 

своего языка, чем уйгуры, живущие на территории Киргизии и Туркмении.

По-иному  звучит  язык  уйгуров  ферганской  группы:  он  не  просто 

подвергся сильному влиянию языка узбекского населения, но в известной 

степени узбекизировался.

Изменения,  происшедшие  в  языке  советских  уйгуров  со 

времени  их  переселения  в  пределы  России,  в  разных  группах 

и  даже  внутри  одной  группы  различны.  Это  может  быть 

объяснено  объективными  причинами  и  некоторыми  чисто 

этнолингвистическими  факторами.  Например,  интенсивный  процесс 

ассимиляции языка уйгуров Ферганской долины прежде всего объясняется 

этнической и языковой близостью уйгуров – выходцев из южных районов 

Восточного  Туркестана  с  узбеками  Ферганской  долины.  Язык  узбеков 

этих районов, в свою очередь, подвергся влиянию уйгурского языка, о 

чем часто упоминается в диалектологических исследованиях узбекских 

языковедов.

Причину сохранения чистоты своего языка уйгурами семиреченской 

группы  можно  объяснить  прежде  всего  компактностью  расселения 

уйгуров и численным превосходством их. Говоря о влиянии киргизского 

и  туркменского  языков  на  язык  местных  уйгуров,  мы  наблюдаем 

обратное: уйгуры в этих районах представлены мелкими группами среди 

сплошного киргизского или туркменского населения.

Эти  обстоятельства  привели  к  дифференциации  кашгарского  и 

илийского  говоров,  усугубили  моменты  их  расхождения,  что  явилось 


334

в  свое  время  одним  из  главных  препятствий  создания  единого 

литературного языка для советских уйгуров и выдвинуло ряд практически 

сложных вопросов, связанных с определением диалектной основы этого 

языка.  Одни  считали  необходимым  взять  за  основу  язык  ферганских 

уйгуров, т. е. кашгарский говор, другие, наоборот, – язык семиреченских 

уйгуров,  т.  е.  илийский  говор.  Было  и  третье  предложение  –  создать 

два параллельно действующих литературных языка, которые могли бы 

служить соответствующим группам советских уйгуров.

Вопрос  этот  в  20–30-е  годы  неоднократно  ставился  на  повестку 

дня ряда научно-лингвистических конференций и вызвал горячий спор 

среди  уйгурской  интеллигенции  и  ученых-уйгуроведов.  В  обсуждении 

его активное участие при нимали такие крупные тюркологи, как С. Е. Малов, 

К.  К.  Юдахин  и  др.  Однако  в  результате  всестороннего  науч ного  анализа 

природы  указанных  говоров  и  общенародного  уйгурского  языка  было 

признано  необходимым  создать  единый  литературный  язык  для  всего 

уйгурского населения Со ветского Союза на основе обоих говоров. Это 

несколько  компромиссное  решение,  как  показала  языковая  практика, 

дало  свои  положительные  результаты:  уйгурский  литературный  язык, 

представляющий как бы синтез лучших элементов вышеуказанных двух 

говоров, в условиях социалистической действительности получил свое 

дальнейшее развитие.

Решение вопроса о создании единого литературного языка для всего 

уйгурского  населения  Советского  Союза  имело  большое  политическое 

значение,  и,  кроме  того,  в  чисто  лингвистическом  отношении  оно 

сыграло  положительную  роль.  Во-первых,  такое  решение  положило 

конец  существовавшим  в  то  время  попыткам  некоторой  части 

местной  интеллигенции  создать  два  литературных  языка  и  тем  самым 

воспрепятствовать  закономерному  процессу  объединения  говоров 

в  общий  литературный  язык.  Во-вторых,  опыт  создания  единого 

письменного литературного языка советских уйгуров помог разработать 

по тому же образцу общелитературный письменный язык в Синьцзяне, 

где различные диалекты и говоры общенародного уйгурского языка в то 

время не получили еще литературного оформления.

Итак,  говоря  о  диалектной  основе  литературного  языка  советских 

уйгуров, можно с полным основанием утверждать, что она представляет 

собой  синтез  двух  говоров  –  кашгарского  и  илийского,  которые  к 

настоящему  времени  приобрели  некоторые  своеобразные  черты, 

отличающие  их  от  соответствующих  говоров  языка  синьцзянских 


335

уйгуров. Однако анализ уйгурского литературного языка показывает, что 

степень участия указанных двух говоров в формировании и дальнейшем 

развитии литературных норм далеко не одинакова: доминирующую роль 

в  литературном  процессе  все  же  сыграл  язык  уйгуров  семиреченской 

группы, т. е. илийский говор с кульджинским произношением.

Такое же явление мы наблюдаем и в языке уйгуров на территории 

Синьцзян-Уйгурского  автономного  района  КНР,  где  основой 

общелитературного языка является централь ный диалект, объединяющий 

в себе языки уйгуров всей северо-западной части страны, в том числе такие 

городские  говоры,  как  яркендский,  кашгарский,  аксуйский,  кучарский, 

кульджинский,  карашарский,  урумчинский,  турфанский,  корлинский  и 

комульский

3

. При изучении диалектов и диа лектологических материалов, 



собранных  специальной  экспе дицией,  организованной  по  всему  СУАР, 

некоторые  ученые  пришли  к  выводу,  что  современный  литературный 

язык  синьцзянских  уйгуров  базируется  на  кашгарском,  илийском  и 

турфанском  говорах  центрального  диалекта,  а  нормой  про изношения 

признается кульджинское.

Эти  данные  подтверждают  то  мнение,  что  как  советские,  так 

и  синьцзянские  уйгуры  в  настоящее  время  пользуются  общим 

литературным языком, функционирующим в разных условиях и на основе 

разных письменностей. Единство литературного языка обусловливается 

прежде всего единством диалектной основы и доминирующей ролью в 

этой основе языка илийских уйгуров.

Говоря  о  наличии  единого  уйгурского  литературного  языка  и 

перспективах его дальнейшего развития в разных условиях, мы должны 

сделать  некоторую  оговорку.  Несмотря  на  различие  письменностей  и 

письменно-орфографических  канонов,  литературный  язык  советских 

и  синьцзянских  уйгуров  до  последнего  времени  (т.  е.  до  60-х  годов)  в 

процессе своего формирования и развития имел много общих момен тов, 

благоприятствовавших  сближению  и  выработке  единых  литературно-

стилистических  и  орфоэпических  норм.  Общность  наблюдалась  и  в 

терминотворческом процессе: синьцзянские уйгуры широко пользовались 

советской  и  интернациональной  терминологией,  которая  проникла 

в  их  язык  в  результате  обмена  художественно-публицистической, 

общественно-политической, научно-технической, учебно-педагогической 

и периодической литературой и радиоинформациями.

К  чисто  языковым  факторам,  обусловливающим  расхождение  между 

указанными  вариантами  литературного  языка,  можно  отнести  кроме 

3  См.указ.работы Э.Н.Наджипа и Э.Р.Тенишева.


336

письменной традиции и терминологической лексики влияние окружающей 

языковой  среды:  китайского  языка  на  язык  синьцзянских  уйгуров  и 

русско го  –  на  язык  советских.  Не  безучастны  в  этом  вопросе  и  диалекты 

общенародного  языка.  Так,  например,  уйгурский  литературный  язык  в 

СУАР,  нивелируя  и  сглаживая  разли чия  между  диалектами  и  говорами 

общенародного  языка,  испытывает  на  себе  их  воздействие.  Нельзя  не 

отметить все более усиливающуюся роль кашгарского и яркендского говоров 

в формировании опорного центрального диалекта и в дальнейшем развитии и 

усовершенствовании норм литера турного языка, тогда как роль ферганского 

говора, имеющего преемственную связь с языком уйгуров южных районов, 

в развитии литературного языка советских уйгуров постепен но сводится на 

нет. Нам трудно сейчас предугадать, какими станут в будущем литературные 

языки этих двух частей уйгурского народа. Но ясно то, что наметившиеся 

уже тенденции в их развитии отнюдь не будут способствовать их сближению.

Что  касается  письменно-литературного  языка  советских  уйгуров,  то 

он уже в основном сложился и переживает про цесс дальнейшего развития 

и  стилистической  дифференциа ции,  уточнения  и  усовершенствования 

орфографических и орфоэпических норм. Он стал языком художественной 

лите ратуры  во  всех  ее  жанровых  разновидностях,  языком  техни ки  и 

общественной  мысли,  языком  периодической  печати,  педагогического 

и  культурного  воспитания  трудящихся  масс,  языком  науки.  Уйгурский 

письменный  литературный  язык  имеет  наддиалектный  характер  и 

функционирует  как  единый  литературный  язык  для  всего  уйгурского 

населения Советского Союза.

Так  можно  коротко  охарактеризовать  современный  уй гурский 

литературный  язык.  Но  эти  общие  выводы,  сделан ные  на  основе 

проведенных  нами  исследований,  не  исчерпы вают,  конечно,  проблем 

уйгурского языкознания. Это лишь начальный этап научного осмысления 

и теоретического обобщения исторического процесса и путей развития 

уйгурского языка.

Перед  уйгурскими  языковедами  Казахстана  стоит  очень  много 

актуальных  проблем,  среди  которых  наиболее  важ ными  являются,  на 

наш взгляд, следующие:

1.  Более  обстоятельное  изучение  диалектных  особен ностей 

языка  советских  уйгуров  и  процесса  их  нивелировки  под  влиянием 

развивающегося письменного литературного языка.

2. Исследование процесса взаимовлияния уйгурского языка и других 

родственных языков в условиях социалисти ческой действительности, а 


337

также роли русского в раз витии и обогащении уйгурского языка, явлений 

двуязычия и многоязычия среди различных слоев уйгурского населения.

3. Изучение истории уйгурского письменного литератур ного языка 

дооктябрьского  периода  на  основе  имеющейся  богатой  коллекции 

письменных  памятников  историко-филологической  литературы, 

что,  несомненно,  прольет  свет  на  вопрос о преемственности и роли 

т.  н.  языка  уйгурской  клас сической  литературы  (или  староуйгурского 

языка)  в  формировании  и  развитии  среднеазиатского  письменного 

литера турного  языка  (или  языка  «тюрки»)  как  раннего  (XIV–XVI  вв.), 

так и позднего (XVII–XIX вв.) периодов. С этим же вопросом связано 

изучение  процесса  демократизации  ста роуйгурского  языка  во  второй 

половине XIX в. и становле ния новоуйгурского литературного языка на 

основе общена родного языка и языка устного народного творчества, при 

этом  сохраняются  некоторые  традиции  языка  уйгурской  классической 

литературы. 

4. Исключительно большой научный интерес представ ляет изучение 

на основе экспериментальных данных фонети ческой системы уйгурского 

языка,  которая  обладает  ря дом  особенностей,  отличающих  ее  от 

фонетической системы других родственных языков и характеризующихся 

своей архаичностью.

5. Важное значение имеют сбор и запись говоров уйгур ского языка с 

последующей лексикографической и лексико логической обработкой.

Следует  подчеркнуть,  что  успешное  решение  всех  этих  проблем 

зависит не только от уйгуроведов Казахстана, но и от активного участия 

ученых  Москвы,  Ленинграда  и  Ташкен та.  Молодым  исследователям 

–  местным  национальным  кад рам  –  крайне  необходима  всесторонняя 

квалифицированная помощь таких наших аксакалов, как К. К. Юдахин, 

В.М.Насилов, Н. А. Баскаков, Э. Н. Наджип и др., с имена ми которых 

тесно связаны успехи и достижения советского уйгуроведения.

В  заключение  хочется  отметить,  что  встреча  ученых-уйгуроведов, 

организованная в Москве Институтом языкознания АН СССР, несомненно, 

сыграет  свою  положительную  роль  в  деле  дальнейшего  развития 

лингвистики  в  нашей  стране  и  послужит  как  бы  подготовительным 

этапом  для  проведения  в  будущем  специальных  уйгуроведческих 

конференций,  где,  вероятно,  будут  обсуждаться  наиболее  актуальные 

пробле мы уйгуроведения и перспективы его дальнейшего развития.

Исследование по уйгурскому языку. №2. 1970. с. 21-30.


338



1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   41


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал