Қазақстан Республикасы Мәдениет және спорт министрлігі Тілдерді дамыту және қоғамдық-саяси жұмыс комитетіінің тапсырысы бойынша



жүктеу 4.99 Mb.

бет25/41
Дата15.03.2017
өлшемі4.99 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   41

ө~өө, у~оо, у~уу); уйг. қаша – изгородь, ограда, забор →монг. хашаа(н); 

уйг.  тай  –  годовалый  жеребенок  →монг.  даага(н);уйг.  йорға  –  иноходец, 

иноходь →монг. жоргоо; уйг. чәк – граница, грань, межа, рубеж, предел 

→монг. зааг; уйг. тоз//тозаң – мучная пыль, пыльца →монг. тоос(он); уйг. 

доғдақ – дрофа →монг. доодог; уйг. қорай – сухой кустарник – монг. қуурай.

13. Дифтонги в монгольских словах соответствуют уйгурским кратким 

фонемам  (а~ай,  а~ав,  у~ав,  а~уй);  уйг.  тохла  –  ягненок  (более  шести 

месяцев) →монг. тохлай; уйг. арпа – ячмень →монг. арвай; уйг. досақ – 

мочевой пузырь →монг. давсаг;уйг. зак – щель, зазор →монг. завсаг; уйг. 

туз – соль →монг. давс ;уйг. доға – дуга, круг →монг. дугуй – круг, колесо 

и др.

14.  Долгие  гласные  в  монгольских  словах  передаются  в  уйгурском 



301

языке  дифтонгами,  даже  трифтонгами  (ав~уу,  ир~уу,  аға~аа,  аву~уу, 



үйә~оо, уг~уу, үг~ээ, ақ~аа, эн~оо, үйә~оо): уйг. ялқав – лентяй, ленивый 

→монг. залхуу, залхаг – ленивый нерадивый; уйг. йолавчи – путник →монг. 

жуулч;  уйг.  ғалҗир  –  бешеный  (о  собаке)  →монг.  галзуу  –  бешенство, 

водобоязнь, бешеный, беснующийся, сумасшедший; уйг. тағар – большой 

мешок →монг. таар; уйг. қирғавул – фазан →монг. кургуул; уйг. сүйәм – 

вершок  →монг.  соом;  уйг.  буғдай  –  пшеница  →монг.  буудай;  уйг.  буғра 

– верблюд-производитель →монг. буур; уйг. түгмән – мельница

16

 →монг. 



тээрмэн; уйг. чушақ – путы →монг. тушаа; уйг. өртән – пожарище → монг. 

ортоо; уйг. күйә – сажа →монг. коо и др.

На  основании  приведенных  примеров  можно  сделать  некоторые 

выводы:


1.  В  уйгурско-монгольских  параллелях,  в  том  числе  и  в 

общеупотребительных  заимствованных  словах,  обнаружи вается  много 

общих  фонетических  особенностей,  а  порой  и  поразительных  сходств. 

Однако  эти  сходства  не  являются  последовательными  и  системными  и 

не позволяют пока сделать окончательное заключение в пользу теории о 

генетическом родстве тюрко-монгольских языков.

2. Наблюдаемые звуковые соответствия и чередования в уйгурско-

монгольских параллелях косвенно подтверждают существующую точку 

зрения  о  длительных  и  самостоятельных  путях  развития  тюркских  и 

монгольских языков и их фонетических систем. Звуковые соответствия 

(см.  табл.  1,  2,  3)  и  сочетания,  усечение  или  наслоение  отдельных 

звуков (звукосочетаний),  а также явления метатезы и редукции  – все 

это  характеризует  специфическую  особенность  каждого  из  языков, 

приобретенную  им  в  связи  с  тенденцией  развития  артикуляционной 

базы и фонетической системы.

Таблица 1

қ~х

қ~г

қ~к

к~х

к~г

г~х

х~г

Таблица 2

б~м

м~б

п~б

в~б

б~п

м~п

п~м

в~м

б~в

м~в

п~в

в~п

ч~ц

ж~ч

җ~ч

з~ч

т~ч

16   Этимологическая реконструкция возможна: гүгмән (түгүр//тәгир//тийыр) (выпал р

стяжение үгү в ү).


302

Таблица 3

ч~ж

ж~ж

җ~ц

з~ц

т~ж

ч~з

ж~з

җ~з

з~ж

т~ц

ч~т

ж~т

җ~т

з~т

т~з

3.  Соответствия  звуков  й~р,  й~з,  й~д  в  уйгурско-монгольских 

параллелях (табл. 4), рассматриваемые обычно как явления ротацизма

17

,



2

 

ламбадизма и др., по нашему мнению, относятся к более общим явлениям, 



уходящим  своими  корнями  в  глубокую  древность.  Эти  явления,  в 

большей  степени  сохранившиеся  в  тюркских  языках  и  послужившие 

в  свое  время  основанием  для  деления  их  на  д-язык,  з-язык,  й-язык, 

йокающие, жокающие языки и т. д., оставили свои «следы» в любом из 

тюркских языков (ср. каз. құдық – колодец, *құй – наливать, *қоз құю 

– наливать чего-то), которые этимологически восходят к историческим 

соответствиям  йǁдǁз,  хотя  каждое  из  них  является  особенностью 

фонетической системы тюркских языков.



Таблица 4

й~з

з~й

д~й

р~й

н~й

й~д

з~д

д~з

р~з

н~з

й~р

з~р

д~р

р~д

н~д

й~н

з~н

д~н

р~н

н~р

й~ж

з~ж

д~ж

р~ж

н~ж

4. В уйгурско-монгольских параллелях научный интерес представляют 

соответствия кратких и долгих фонем, с одной стороны, и долгих фонем, 

дифтонгов,  трифтонгов  –  с  другой.  Происходили  определенные  сдвиги  в 

структуре фонем в тюркских языках, в том числе и уйгурском, в основном 

под влиянием монгольских языков.

Мы наблюдали, что уйгурский язык, которому вообще не свойственны 

долгие фонемы

18

,

3



 по-своему. реализовал это влияние монгольского языка: 

а) монгольские долгие фонемы и дифтонги в уйгурском языке передаются 

обычно  краткой  фонемой  (ср.  а~аа,  а~ай,  а~ав)  того  же  качества,  тогда 

как  в  подобных  случаях,  например  в  киргизском,  тувинском,  алтайском 

и некоторых других языках, мы имеем, как пра вило, долгие фонемы; б) 

монгольские дифтонги и долгие фо немы в уйгурском реализуются также 

и краткой фонемой иного качества или же звуковым (из двух, реже из трех 

звуков) комплексом (ср. ав~уу, ға~оо, аву~уу, ә ~ аа).

5. Несмотря на указанные различия монгольского и уй гурского языков 

17  Из  этих  возможных  вариантов  в  уйгурско-монгольских  параллелях  встречаются 

только подчеркнутые нами соответствия звуков.

18  За исключением нескольких слов (саат, таам и др.) употребление заместительных 

долгот гласных не наблюдается (ср. саат – часы, а в монг. сад – время).


303

и  на  непоследовательность  моментов  их  сходства  и  расхождения,  мы 

склонны все же признать, что уйгурский язык в фонетическом отношении 

имеет много об щего с монгольским и в ряде случаев стоит к нему ближе, 

чем, скажем, к якутскому и чувашскому языкам.

Исследования по уйгурскому языку. Кн.2.

 Алма-Ата, 1970. с. 57-67

О фразеологических вариантах в уйгурском языке

Исследование  фразеологических  вариантов  и  их  языковой  природы 

представляет  определенный  научный  интерес.  Однако  на  материале 

тюркских  языков,  в  том  числе  и  уйгурского  литературного  языка,  этот 

вопрос еще мало изучен.

Особенности фразеологических вариантов, отличающие их от смеж-

ных категорий устойчивых словосочетаний, позволяют выявить скрытые 

возможности языка, его стилистическое многообразие.

До  последнего  времени  ученые,  занимавшиеся  исследованием 

фразеологизмов, основывали свои суждения главным образом на материале 

собственно идиоматических оборотов, оставляя без внимания пословицы 

и поговорки, которые благодаря разнообразию форм и структурных типов 

могут  значительно  расширить  наше  представление  о  фразеологиз мах 

вообще.


Стремление  языковой  коммуникации  к  более  полному  и 

последовательному  выражению  мыслей,  к  точному  определению  и 

конкретизации  многообразных  предметов  и  явлений  действительности 

закономерно  вы зывает  к  жизни  различные  лексико-грамматические 

варианты  одних  и  тех  же  фразеологизмов,  образующиеся  путем 

комбинаторного  варьирования  их  отдельных  компонентов,  а  также 

внутренней перестройки конструктивных элементов.

Поскольку  фразеологические  варианты  возникают  в  связи 

с  насущными  потребностями  языка,  их  нельзя  относить  к  числу 

избыточных  яв лений,  приводящих  к  тавтологии,  ибо  они  служат 

средством обогащения выразительных возможностей речи. Появление в 

языке фразеологических вариантов связано с приданием фразеологизмам 

ха рактерной функционально-стилистической нагрузки. В этом их отличие 

от таких смежных типов словосочетаний, как «синонимные параллели», 

«структурные синонимы», «идеографические синонимы» и т.д.

В  специальных  работах,  посвященных  сущности  и  специфике 

фразеологических  вариантов,  классификации  их  основных  признаков 


304

и  критериев  дифференциации,  мы  находим  самые  противоречивые 

суждения

1

. Так, например, основываясь на материале узбекского языка, 



Ш.Рахматуллаев  выдвигает  ряд  критериев,  определяющих  механизм 

варьирова ния фразеологических единиц. По его мнению, эти критерии 

с  некоторы ми  оговорками  могут  быть  приемлемыми  и  для  уйгурского 

языка.  Автор  считает,  что  фразеологические  варианты  в  узбекском 

языке  образуются  путем  «разрастания»  фразеологизма  и  лексико-

грамматических  из менений  в  его  структуре

2

.  Варианты  одного  и  того 



же  фразеологизма  объединяются  между  собою  общностью  источника, 

единством  образа  и  семантических  значений,  а  также  наличием 

обязательного  лексического  компонента,  повторяющегося  в  каждой 

из  модификаций.  Ш.  Рахматуллаев  полагает,  что  единство  значений, 

варьирующихся фразеологизмов не исключает наличия в них некоторых 

семантических  и  стилистических  различий.  При  этом  варьирование, 

как  правило,  не  влечет  за  собой  пере хода  фразеологизма  из  одного 

вариантного ряда в другой. Иного мнения придерживается 3.Г.Ураксин, 

рассматривающий  этот  вопрос  на  мате риале  башкирского  языка.  «Под 

вариантностью  во  фразеологии  понима ется,  −  пишет  он,  −  изменение 

морфологического  облика  компонентов  словосочетания  или  же  полная 

замена одного компонента другим. Если такая перемена состава не приводит 

к изменениям в семантическом или стилистическом отношении, то данные 

словосочетания  будут называть ся вариантами, если замена компонентов 

и  их  грамматических  форм  приводит  к  некоторым  смысловым  или 

стилистическим сдвигам, то они признаются структурными синонимами»

3

.

Таким  образом,  семантические  и  стилистические  «сдвиги»  или 



«отклонения»  во  фразеологических  вариантах  в  одном  случае  (У.III.

Рахматуллаева)  рассматриваются  как  закономерные  вариации  фразеоло-

гизмов, тогда как в другом (у 3.Г. Ураксина) − они квалифицируются как 

признаки наличия структурной синонимии.

Правильная  точка  зрения  может  быть  установлена  на  основе 

всестороннего анализа возможных структурных изменений и модификаций 

при образовании фразеологических вариантов в каждом конкретном языке. 

Факты  уйгурского  языка  свидетельствуют  о  том,  что  фразеологические 

варианты,  как  правило,  образуются  в  результате  изменения  или  «заме-

1Подробнее  см.  монографию  Ш.  Рахматуллаева  «Узбек  фразеологиясининг  базъи 

масалалари». − Тошкент, 1996. − с. 132–144.

2



 Ш.Рахматуллаев.Указ. раб., стр. 145.

3  3.Г.  Ураксин.  Фразеологические  синонимы  в  современном  башкирском  языке. 

Автореф, канд. дисс. Уфа, 1966.


305

ны» либо фразеологизма в структуре отдельных лексических компонен-

тов, либо грамматических форм, либо того и другого. В первом случае мы 

имеем  дело  с  лексическими  вариантами  фразеологизмов,  во  вто ром  −  с 

грамматическими, а в третьем − с лексико-грамматическими. Остановимся 

подробнее на анализе лексических вариантов.

Прежде чем перейти к рассмотрению лексических фразеологических 

вариантов, необходимо сказать об одной терминологической неточности 

в связи с употреблением слов «изменение» и «замена» применительно к 

варьирующимся  лексическим  компонентам  фразеологизма.  Например, 

возьмем следующие лексические варианты

4

:



1

 mäjdanγa čikarmak || mäjdanγa 

atmak || mäjdanγa k’ältürmäk’ «вывести (что-либо) на арену». Можем ли мы 

в данном случае говорить, что один лексический компо нент фразеологизма 

заменен другим? Допустим, что это так, тогда неиз бежен вопрос: какой 

именно компонент заменен и каким? А для этого необходимо знать, какой 

из этих вариантов возник раньше, и почему следует принимать за исходную 

форму mäjdanγа čikarmak, а не mäj danγa k’ältürmäk’. Поскольку ответить 

на этот вопрос не представляется возможным, в подобных случаях вместо 

термина «замена» оправданнее пользоваться термином «варьирование».

Рассмотрим  примеры  варьирования  лексических,  (глагольных  или 

именных) компонентов во фразеологизмах:

ōč

änt almak «метить, отомстить»



intikam

päxäs 


hošijar 

bolmak «быть бдительным»

sak

 

äjlimäk



zar 

žiylimak «рыдать, горько плакать»

 

kaxsimak


В первых двух случаях постоянно повторяющимися компонентами 

являются  глаголы  almak,  bolmak,  а  варьирующимися  компонентами 

выступают имена: öč, änt, intikam; päxäs, hošijar, sak, которые в данных 

сочетаниях и вне их близки между собой в семантическом отношении. 

В  третьем  случае,  наоборот,  варьирующими  компонентами  выступают 

глаголы äjlimäk’, žiγlimak, kaxsimak (в сочетании с именем zar), между 

которыми уже столь явная семантическая связь не прослеживается. Од-

4  Здесь  и  далее  между  фразеологическими  вариантами  ставятся  две  вертикальные 

черточки.


306

нако это не мешает им на основе контекстуально-переносных значений 

образовывать  вариантные  фразеологизмы,  выражающие  одну  общую 

мысль. Если в первых двух примерах варьирование лексических компо-

нентов оправдывается их синонимичностью, то мотивы варьирования в 

последнем примере не могут быть объяснены чисто семантическими или 

грамматическими отношениями сочетающихся элементов.

Лексические варианты фразеологизмов. Структурное многообразие 

фразеологизмов  в  известной  степени  объясняется  тенденцией  к 

варьированию их лексических элементов, что наблюдается в уйгурском 

языке почти во всех типах устойчивых словосочетаний.

Лексические  варианты  фразеологизмов,  как  и  грамматические, 

возникли  отнюдь  не  случайно.  В  основе  их  лежит  жизненная 

потребность в воспроизведении одной и той же мысли путем различных 

структурных вариантов, во избежание назойливых повторений. С другой 

стороны, лексические варианты, хотя и сохраняют общность семантики 

и  смысловую  тождественность,  все  же  в  зависимости  от  контекста 

приобретают  различные  оттенки  художественной  выразительности 

и  эмоционально-экспрессивной  окрашенности,  что  придает  речи 

определенную стилистическую характерность.

В  связи  с  этим  следует  выяснить  семантическое  соотношение 

варьирующихся  лексических  компонентов  фразеологизма:  обязательны 

ли для них единство образа и тождественность семантических значений? 

Многие  ученые  (Н.А.  Кирсанова,  А.В.  Кунин,  Г.И.  Крамаренко, 

3.Г.Ураксин,  Ш.Рахматуллаев  и  др.)  считают  синонимичность  и 

семантическую  близость  варьирующихся  лексических  компонентов 

основным  условием  образования  структурных  разновидностей 

фразеологизмов.

Как свидетельствуют факты уйгурского языка, это условие не всег-

да  обязательно.  При  образовании  лексических  вариантов  фразеологиз-

ма  возможны  и  другие  случаи  комбинаторных  изменений,  они  могут 

выходить за рамки чисто синонимических связей и не переходя в другие 

разряды фразеологизма, сохранять тождественность семантики и образа.

Для  наглядности  приведем  ряд  примеров  из  уйгурского  языка 

с  варьирующимися  лексическими  компонентами,  между  которыми 

семантическая связь имеет различные отношения и градации.

1.  В 

качестве 



варьирующихся 

компонентов 

выступают 

фонетические дублеты слов:



307

pušman


 

jemäk’ «сожалеть (о чем-нибудь)

pušajman

хізіl


   bolmak «оказаться в неловком положении»

хізаlät


pärviš

 kilmak «ухаживать, выращивать»

 pärviriš

maxarini


 

äzmäk»разбить, 

сплющить 

морду»


xamarini

Варьирующимися  компонентами  здесь  выступают  фонетические 

дублеты  слов,  возникшие  в  результате  употребления  разных 

грамматических  форм  заимствованных  слов,  нейтральных  к  их 

семантике (хіǯіl || хіǯalät), а также вследствие фонетических деформаций: 

усечения  (pušman  ||  pušajman),  выпадения  звуков  (pärviš  ||  pärviriš), 

метате зы (xamar || maxar) и др. Один из этих дублетов иногда считается 

литературно-орфографическим (pušajman; xiǯälät, pärviš, xamar), а другой 

– разговорным (pušman, хіǯіl, pärviriš, maxar), хотя и тот и другой могут 

самостоятельно  встречаться  в  составе  устойчивых  словосочетаний: 

«k’ejink’ipušman  –  özäŋgä  düsmän  дословно:  «позднее  сожаление  − 

caмому  же  враг»;  pušajmanni  аlіdіүаn  kača  jok  ||  pušajmanni  alidiγan 

kačatepilmas дословно: «увы, очень сожалею»; pusajman pajda bärmäs до-

словно: «сожаление пе поможет».

2 . В качестве варьирующихся компонентов выступают лексические 

синонимы с ясными номинативными значениями:

mäsxirä

   bolmak «осрамиться, опозориться»



šärmändä

rängi


 öcmäk «измениться в лице,

 сильно побледнеть»

öŋi


308

Каждый из этих лексических вариантов фразеологизма в одинако вой 

степени употребителен и выражает одно и то же понятие, различа ются 

они лишь эмоционально-экспрессивными оттенками.

3. В 

качестве  варьирующихся  компонентов  выступают 



семантически  близкие  слова,  связь  между  которыми  определяется  не 

только их абсолютными значениями, но и переносно-контекстуальным 

содержанием: tumšiγini äzmäk’ || burnini äzmäk’ «разбить морду»; dokurini 

čikarmak || dokurini k’örsätmäk’ «показать волчий оскал»; k’äntini čakmak 

|| mеγіzіnі čakmak «добраться до существа дела»; hal tartmak || majtartmak 

«жеманиться, смотреть искоса, стесняться»; päs k’аlmä || bosk’älmä «не 

сдавайся»; bojun tavlik kilmak || kažlik kіlmаk|| tärsalik kilmak «упрямиться, 

проявить неуступчивость» и др.

Эта 

разновидность 



фразеологизмов 

имеет 


наибольшее 

распространение  в  языке.  В  зависимости  от  семантической  природы 

варьирующихся  и  повторяющихся  компонентов  подобные  типы 

фразеологизмов (преимущественно именно-глагольные словосочетания) 

всегда  тяготеют  к  фразеологическим  синонимам.  Но  поскольку 

фразеологизмы  могут  быть  синонимичными  в  полном  смысле  этого 

слова,  лишь  тогда,  когда  при  различных  структурных  элементах 

они  выражают  одно  и  то  же  понятие,  указанные  случаи  зачастую 

рассматриваются  как  промежуточная  кате гория  между  вариантами  и 

синонимами фразеологизмов, которую при нято называть «структурным 

синонимом фразеологизма».

Для того чтобы определить, куда отнести подобные разновидности 

фразеологизмов, к лексическим вариантам или к структурным синони-

мам,  −  необходимо  детально  разобраться  в  семантической  природе  их 

составных элементов. Очень важно уяснить, является ли варьирующийся 

лексический  компонент  стержневым  словом,  какова  роль  глагольного 

компонента  и  какую  семантическую  нагрузку  он  несет,  основную  или 

второстепенную.

Таким  образом,  необходимым  условием  для  образования  лексиче-

ских фразеологических вариантов является обязательное варьирование 

одного  из  двух  компонентов  синонимичности  или  семантической 

близости. Помимо этих двух условий, некоторые ученые

52

 считают необ-



ходимым  и  третье  −  одноплановость  и  единство  образа  фразеологиче-

ских вариантов.

Действительно,  часто  в  основе  семантики  варьирующихся 

5  Ш.Рахматуллаев. Указ. раб., стр. 189.



309

лексических компонентов лежат очень схожие образные представления. 

Это обычно происходит в тех случаях, когда варьирующиеся компоненты 

яв ляются синонимами или близкими по значению словами. Например: 

kujrukni  tik’ivätmäk’  ||  kujrukni  xаda  kilmak  «удрать,  показать  пятки»; 

варьирующиеся  глагольные  компоненты  xada  kilmak  и  tik’ivätmäk’  − 

семантически соотнесены. Что же касается вариантных фразеологизмов: 

рo  atmak  ||  paxta  atmak  дословно:  «стрелять  из  пушки,  стрелять  ватой 

(т.е. лгать, врать)», salkin karimak || üstin karimak || üzä karimak || atustidin 

karimak  ||  sus  karimak  «относиться,  смотреть  поверхностно»,  где 

варьирующимися  компонентами  выступают  слова,  семантическая  бли-

зость которых обусловлена структурой только данных фразеологизмов, и 

вне которых они обычно теряют всякую смысловую соотнесенность, то 

здесь об одноплановости или тождественности образов говорить не при-

ходится. В основе каждого из этих фразеологизмов лежат разные «обра-

зы», которые при общности семантики имеют различную эмоционально -

экспрессивную окраску и стилистически даже могут быть противопостав-

лены друг другу.

Следовательно,  одноплановость  образа  в  варьирующихся 

компонентах  фразеологизма  является  не  строго  обязательным,  а  лишь 

относительным  условием  создания  лексических  фразеологических 

вариантов. Соотнесенность образа определяется на основе ассоциации 

образных представлений носителей данного языка и учета всевозможных 

переносно-метафорических  значений  варьирующихся  компонентов, 

устойчивых словосочетаний.

Игнорирование 

этих 

признаков 



структурно-семантических 

разновидностей  фразеологизмов  часто  приводит  к  смешению 

вариантности со структурными типами фразеологических синонимов.



1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   41


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал