Научный журнал



жүктеу 5.08 Kb.

бет1/30
Дата06.03.2017
өлшемі5.08 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ 
КАЗАХСТАН 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Вестник Казахстанско-Американского 
Свободного Университета  
 
 
 
НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ 
 
 
 
Выпуск 2 
ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛОГИИ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Усть-Каменогорск 
2013 

ББК 74.04 
 
В 38 
Республиканский  научный  журнал  «Вестник  Казахстанско-Американского 
Свободного  Университета»  посвящен  общим  проблемам  филологии.  Тематика  статей 
представлена  на  казахском,  русском  и  английском  языках  и  рассматривает  вопросы 
лингвистики 
и 
литературоведения, 
казахскую 
филологию, 
межкультурную 
коммуникацию и практику перевода, вопросы преподавания  языков, методику изучения 
языков, использование ИКТ в обучении иностранных языков. 
Материалы  сборника  адресованы  научным  сотрудникам,  профессорско-
преподавательскому составу вузов и студентам, работникам образования. 
Журнал выходит 6 раз в год. 
Рабочий язык журнала – русский. 
 
Главный редактор – Е.А. Мамбетказиев 
академик НАН РК, профессор 
 
Зам. главного редактора – А.Е. Мамбетказиев 
 
Выпускающий редактор – Т.В. Левина 
 
Арт-директор – К.Н. Хаукка 
 
Редакторы – Л.И. Абдуллина,  
А.Н. Нурланова, 
Ю.В. Новицкая 
 
Корректоры – О.В. Чумаченко, 
Н.К. Тургумбаева, 
А.Ж. Абдыбаева 
 
В 38  
Вестник 
Казахстанско-Американского 
Свободного 
Университета.  Научный  журнал.  2  выпуск:  общие 
проблемы филологии. – Усть-Каменогорск, 2013. – 186 с. 
 
В
13
)
05
(
00
4304000000

 
 
 
 
 
 
 
 
ББК 74.04   
 
Журнал  зарегистрирован  в  Министерстве  культуры,  информации  и  спорта 
РК. Свидетельство о постановке на учет СМИ № 5888-ж от 11.04.2005. 
 
 
© Казахстанско-Американский  
Свободный Университет, 2013 

ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

УДК 81: 29 
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ 
ДРЕВНИХ АЛАНОВ В СВЕТЕ ТРУДОВ АБУ РЕЙХАНА БИРУНИ (К 1040-
ЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО УЧЕНОГО-ЭНЦИКЛОПЕДИСТА) 
Соегов М. 
 
Прославленный сын среднеазиатских 
народов,  великий  хорезмийец  с  мировым 
именем, 
непревзойденный 
ученый-
энциклопедист  Абу  Рейхан  Бируни  (973–
1050)  оставил  следующее  ценное  сведение 
по  теме  данного  нашего  сообщения,  рус-
ский  перевод  которого  гласит  примерно 
так:  «Это род аланов и асов, и язык их те-
перь смешанный из хорезмийского и пече-
нежского». Примечательно то, что, исполь-
зуя  в  целом  контекст  соответствующего 
труда Бируни, современные русскоязычные 
исследователи  интерпретируют  указанные 
слова  великого  средневекового  ученого 
несколько  пространно:  «У  Бируни  имеется 
сообщение, что асы или аланы ранее жили 
вместе  с  печенегами  по  нижнему  течению 
Аму-Дарьи, а затем после того, как эта река 
изменила  свое  русло,  переселились  на  бе-
рега Хазарского моря. Далее этот автор за-
мечает,  что  язык  этих  асов  –  алан  состоит 
из  печенежских  и  хорезмийских  языков» 
[Артамонов  1962,  с.  407].  «Аль-Бируни  в 
одной из своих работ отмечает, что на тер-
ритории туркмен раньше жили аланы и что 
в  его  время  язык  их  стал  смешанным  из 
хорезмского  и  печенежского»  (А.  Ю.  Яку-
бовский)  [Советская  этнография  1947,  с. 
324]. Сюда же следует добавить следующее 
утверждение  М.З.  Закиева,  согласно  кото-
рому  «хорезмийцам  лишь  по  некоторым 
словам,  сохраненным  в  арабских  источни-
ках,  приписан  иранский  язык  подобно  то-
му, как иранисты навязали этот язык и то-
харам,  и  согдийцам,  и  другим  историче-
ским  народам.  На  самом  деле  хорезмийцы 
были в основном тюркоязычными и входи-
ли  в  массагетский  союз  племен,  которых 
древние  отождествляли  с  гуннами.  По  со-
общению  Аль-Бируни,  хорезмский  язык 
был близок печенежскому, который в свою 
очередь,  по  сообщению  переводчика  Ио-
сифа  Флавия,  напоминал  аланский/  ясский 
язык» [Закиев 1995, с. 38–57]. 
Выдающийся  российский  тюрколог 
ХХ  века  В.  В.  Бартольд  (1869–1930),  ссы-
лаясь  на  английского  востоковеда  Хирта, 
писал: «Хирт делает вывод, что туркмены – 
потомки  покоренных  хуннами  алан,  и  вы-
ражает  мнение,  что  установление  этого 
факта  будет  способствовать  выяснению 
генеалогии  туркменского  народа...  Такое 
мнение  выражал  еще  в  1896  г.  Аристов» 
[Бартольд,  с.  551].  Исходя  из  указанных 
постулатов,  мы  ниже  попытались  еще  раз 
констатировать  общие  вопросы  концепту-
ального  характера,  а  также  рассматривать 
некоторые  конкретные  вопросы,  которые 
связаны  с  этнолингвистической  историей 
древних аланов. 
Все  без  исключения  древние  и  сред-
невековые  авторы  при  описании  аланов  и 
асов/ясов или не затрагивают их языковую 
принадлежность,  или  же  перечисляют  их 
среди тюркоязычных народов и племен, не 
говоря уже о более древних усуней – пред-
полагаемых  предков  асов  и  аланов,  кото-
рые согласно китайским источникам, явля-
ясь  современниками  и  соседями  азиатских 
хуннов  (хунну/  сюнну),  бесспорно  были 
тюркоязычными. В этом вопросе прав М.А. 
Хабичев,  когда  утверждает,  что  «аланы 
возглавляли  гуннское  (европейские  хунны 
–  М.С.)  нашествие  на  Запад  и  перешли 
Гибралтар.  Во  всех  летописях  народов 
Востока  и  Европы,  древнеписьменных  па-
мятниках, древних исторических трудах их 
называют  тюркоязычными  племенами.  Ни 
в одном древнем источнике аланы и ясы не 
считаются 
ираноязычными» 
[Хабичев 
1992,  с.  179].  Тем  не  менее,  вопреки  здра-
вому смыслу в последние столетия, в част-
ности ХХ веке, в мировой, особенно в рус-
скоязычной  исторической  и  филологиче-
ской  науке  господствовало  мнение  об  ира-
ноязычности древних аланов, которое было 
связано  с  усилением  скрытого  евроцен-
тризма,  выраженного  в  отношении  тюрк-
ских народов в форме иранизации (индоев-
ропеизации) их древней истории в целом, и 
научным  авторитетом  отдельных  ученых 
(Миллер, Абаев и др.) – в частности. 

ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

Научная  несостоятельность  сущест-
вовавшего  вопреки  здравому  смыслу 
взгляда об ираноязычности древних аланов 
с  течением  времени  становится  все  более 
очевидной,  порождая  обоснованные  со-
мнения  у  специалистов.  Но  это  еще  не  оз-
начает  окончательное  решение  всех  про-
блем,  связанных  с  языковой  принадлежно-
стью древних аланов, ибо в силу накоплен-
ного  в  науке  безрезультатного  опыта,  а 
также  по  инерции  многолетней  ненаучной 
«традиции»  этой  области  знаний  у  не  уве-
домленной  аудитории  (например,  в  Интер-
нете)  все  еще  не  утекают  страсти  вокруг 
вопроса  об ираноязычности/ тюркоязычно-
сти  аланов.  Поэтому  результаты  проведен-
ных исследований – последние достижения 
науки нуждаются в широкой и ежедневной 
популяризации. Вместе с этим необходимо 
также продолжить исследования по данно-
му  направлению.  Это,  во-первых.  А  во-
вторых,  признание  в  науке  тюркоязычно-
сти аланов является само по себе не только 
итогом  предыдущей  работы  ученых,  но  и 
служит  для  них  точкой  опорой  –  прочной 
позицией  и  незыблемым  аспектом  для  но-
вых плодотворных исследований по алано-
ведению.  По  существу  перед  исследовате-
лями  открываются  новые  горизонты  для 
проведения  более  глубоких  и  разнообраз-
ных разработок по аланской тематике. 
Испанский  исследователь  Агусти 
Алемань в своей работе «Аланы в древних 
и  средневековых  письменных  источниках» 
(русский  перевод:  М.,  2003)  приводит  око-
ло 600 отрывков из трудов приблизительно 
200 авторов, писавших об аланах [Алемань 
2003]. Первичные сведения о них содержат 
работы  китайских,  греческих  и  римских 
авторов древности, а в средние века алана-
ми  живо  интересовались  представители 
арабов, персов, армян, грузин и других на-
родов.  Арабоязычный  географ  и  историк 
Абу-л-Фида  (Абульфеда,  1273–1331)  сооб-
щает:  «...  аланы  являются  тюрками,  кото-
рые  приняли  христианство...  В  соседстве 
находится  народ  тюркской  расы,  называе-
мый  асами;  этот  народ  того  же  происхож-
дения,  той  же  религии,  что  и аланы»  [См.: 
Алиев]. 
Другой  арабоязычный  автор  Ибн 
Рушта  еще  в  903  году  утверждал,  что  «на-
род  аланов  состоит  из  четырёх  племён,  но 
благородство  и  царская  власть  принадле-
жат  племени,  называемом  D.hsas.  Царь 
аланов  называется  B.gay.r,  имя,  которое 
носят  все  их  цари»  [См.:  Асы–аланы]. 
Спустя более тысячи лет, историк-этнограф 
А. Бахтиаров в своей статье «Осколки “ис-
чезнувших”  аланов»,  опубликованной  в 
1930  году,  также  указал  на  деление  ход-
жамбазских  туркмен-оламов  (бывших  ала-
нов)  ровно  на  четыре  рода  (племени).  Из 
них, как показывают наши полевые записи, 
представители рода хеким (т.е. häkim «пра-
витель»)  считаются  беками,  и  их  предки  в 
далеком прошлом правили народом оламов 
(аланов).  Можно  предположить,  что  алан-
ское племя начала Х века D.hsas соответст-
вует  позднейшему  роду  хеким  туркмен-
оламов. 
Четырехкрылое деление аланов (ола-
мов) было  связано, скорее всего, с объеди-
нением  в  единый  народ  под  общим  назва-
нием «алан» асов (усуней) и самих аланов, 
каждый из которых имел двухкрылое деле-
ние.  Как  известно,  их  сородичи  древние 
огузы-туркмены (хунны) также имели дву-
крылое внутреннее деление. 
Из хорезмийских авторов, спустя 600 
лет  после  Абу  Рейхан  Бируни,  хивинский 
хан  и  историк  Абу-л-Гази  Бахадур-хан 
(1603–1663) в своем историческом трактате 
«Родословное  древо  туркмен»  сообщает  о 
туркменском  племени  «олам-ургенчли» 
(т.е.  оламах  из  Ургенча)  [Кононов  1958,  с. 
74]. Можно с уверенностью предположить, 
что эти двое ученых писали об одном и том 
же  этносе.  В  силу  разных  обстоятельств  в 
данном  историческом  этнокультурном  ре-
гионе  и  в  данном  историческом  периоде 
прежний народ «аланы» трансформировал-
ся в последующее племя «оламы», которое 
вошло  самостоятельным  компонентом  в 
состав  современного  туркменского  народа 
[См.: Соегов 2010, с. 133–142]. А.А. Росля-
ков  в  своей  работе  «Происхождение  турк-
менского  народа»  считает,  что  аланы  поя-
вились в современной территории Туркме-
нистана  еще  две  тысячи  лет  тому  назад,  и 
долихокефалия  (длинноголовость),  крас-
ный  наряд,  а  также  некоторые  виды  кон-
ских  украшений  перешли  ко  всем  другим 
туркменским племенам непосредственно от 
аланов [Росляков 1962, с. 12]. 
Аланы  были  большой  группой  коче-

ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

вых  племен  (отдельным  народом),  которая 
впервые  упоминается  во  II  веке  до  н.  э.  в 
китайских  анналах  династии  Хань  далеко 
на востоке [Алемань 2003], в то время, ко-
гда  хунну  (азиатские  гунны)  были  север-
ными соседями Китая [Бичурин 1950, с. 39; 
Eberhard  1996].  Гунны  как  единый  народ 
заново сложились в Европе на основе тюр-
коязычных  азиатских  хуннов  (хунну)  меж-
ду  II  и  IV  веками  в  Приуралье  с  участием 
отдельных  племен  угров  и  сарматов  (ала-
нов). Тем не менее, хунну и гунны являют-
ся одним и тем же народом, хотя в некото-
рых  работах  их  рассматривают  как  два  са-
мостоятельных народа. 
Самой древней и первоначальной ис-
торической  прародиной  аланов  (массаге-
тов)  следует  признать  Среднюю  Азию  (в 
основном  территорию  современного  Турк-
менистана).  О не  ираноязычности  массаге-
тов (аланов) свидетельствует тот историче-
ский  факт,  что  в  530  г.  до  н.э.  состоялось 
решительное  сражение  между  персами  и 
массагетами.  Сам  «отец  истории»,  древне-
греческий  ученый  Геродот  (между  490  и 
480  гг.  –  около  425  г.  до  н.  э.),  дал  ему  та-
кую оценку: «Эта битва, как я считаю, была 
самой жестокой из всех битв между варва-
рами».  Массагеты  победили,  почти  все 
персидское войско пало, погиб и царь Кир 
II  Великий,  правивший  Персией  29  лет  (с 
558  до  н.  э.),  завоевавший  Мидию,  Лидию, 
греческие  города  в  Малой  Азии,  значи-
тельную  часть  Средней  Азии  и  покорив-
ший  в  539  г.  до  н.э.  Вавилон  и  Месопота-
мию.  Средневековый  историк  Павел  Оро-
сий  указывает  даже  количество  убитых 
персов  в  этом  сражении,  может  быть,  не-
сколько  преувеличенное  –  200  тысяч,  при-
чем «в живых не  остался ни один, кто мог 
бы  быть  вестником  столь  великого  пора-
жения»  (цитируется  по  книге  В.А.  Кузне-
цова «Очерки истории алан». Владикавказ, 
1992)  [См.:  Массагеты  и  асии].  Такая 
страшная битва никак не может разыграть-
ся  между  родственными,  ираноязычными 
народами, и противники, воевавшие в этом 
сражении,  несомненно,  были  неродствен-
ными,  разноязычными  народами.  В  после-
дующем на основе исторических преданий 
иранцев это и некоторые другие сражения, 
состоявшие  между  древним  Ираном  и 
древним  Тураном,  вошли  в  знаменитую 
поэму  «Шахнаме»  Абулькасима  Фирдовси 
(около 940 г. – 1020 г. или 1030 г.). 
Соседние  туркменские  племена  (в 
частности,  эрсары,  сурхы  и  др.)  до  недав-
него  времени  оламов  именовали  хыйра 
олам [hyýra olam], которое по-русски будет 
звучать  примерно  как  ‘строптивые,  свое-
вольные,  непокорные  оламы’.  Этим  эпите-
том  пользовались  иногда  сами  оламы-
туркмены  для  характеристики  друг  друга. 
Являясь  крупным  тюркоязычным  этниче-
ским образованием Евразии, аланы (предки 
оламов), никогда не покорились полностью 
гуннам  (хунну),  хотя  составляли  с  ним 
единую военную силу, и находились с гун-
нами  в  компромиссных  отношениях.  Об 
этом  свидетельствует  тот  современный 
факт,  что  представители  колена  гунеш 
[güneş]  (прямые  потомки  гуннов)  туркмен-
эрсарынцев,  к  оламам  относились  всегда 
очень  уважительно и обращались к ним со 
словами  Олам  ага!  [Olam  aga!]  ‘О,  мой 
старший брат Олам!’ [Соегов 2008, с. 329–
330].  У  карачаевцев-балкарцев  –  прямых 
потомков  древних  аланов,  этноним  «алан» 
сохранился  также  как  обращение  друг  к 
другу. Знающие люди отмечают одну важ-
ную  деталь:  слово  «алан»  используется  в 
значении  «сородич»,  «соплеменник»  и  ис-
ключительно  при  обращении  к  людям,  по-
нимающим  язык  балкарцев  и  карачаевцев, 
т. е. практически только к соплеменникам. 
Одним  из  свидетельств  о  не  ираноя-
зычности,  а  именно  тюркоязычности  древ-
них  аланов  является  то,  что  в  прошлом  в 
составе  оламов  наряду  с  «исконно»  турк-
менскими  (т.е.  аланскими)  племенами  (их 
всего  четыре)  присутствовали  также  как 
самостоятельное  подразделение  гуллар 
[gullar]  ‘рабы’,  которые  отличались  от  ос-
тальных  оламов  своеобразным  строением 
лица и носа, а также густым покровом тела 
темно-черными волосами. Для обозначения 
их  женской  половины  использовался  тер-
мин  чоры  [çory]  ‘рабыня’.  Их  дальних 
предков еще в детстве привезли в качестве 
трофея  в  результате  набегов  (аламан)  на 
Иран  или  же  как  будущую  рабочую  силу 
купили у работорговцев. В недалеком про-
шлом туркмены-оламы, называя их торба-
да  гелен  [torbada  gelen],  ‘привезенными  в 
мешках’,  не  женили  своих  сыновей  на  их 
дочерей и не выдавали своих дочерей в же-

ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

ны  за  их  сыновьями  (из  полевых  материа-
лов  автора).  Если  бы  когда-либо  оламы 
(аланы)  были  бы  ираноязычными,  никогда 
не  стали  бы  поступать  подобным  образом 
со  своими  историческими  сородичами. 
Следует  также  отметить,  что  по  мнению 
местного любителя-этнолога из Ходжамба-
за Гандыма Худдыева оламы (аланы) нико-
гда  не  имели  и  не  имеют  в  своем  составе 
подразделение гуллар [gullar] ‘рабы’, и оно 
является  выдумкой  отдельных  людей,  лег-
ких на язык. 
По  нашим  наблюдениям,  впервые  в 
современной  науке  вопросами  этнической 
связи  туркмен-оламов,  проживающих  в 
Ходжамбазском  этрапе  нынешнего  Лебап-
ского  велаята  Туркменистана,  с  древними 
аланами  занимался  в  конце  двадцатых  го-
дов  прошлого  столетия  видный  историк-
этнограф  А.  Бахтиаров  (настоящая  фами-
лия: Г.И. Карпов, 1890 – 1947) [См.: Соегов 
2011  (II),  c.  317–329],  хотя  еще  в  IV  веке 
Аммиан  Марцеллин  (330–395)  описывал 
аланов в сопоставлении с гуннами и писал, 
что  по  образу  жизни  аланы  напоминают 
гуннов,  однако  они  более  цивилизованные 
в  сравнении  с  гуннами  [См.:  Аланы].  Как 
известно,  тюркоязычность  гуннов  (хуннов, 
хунну) в настоящее время ни у кого не вы-
зывает  сомнения,  и  неслучайно  аланских 
царских  имён  собственных  Аддак,  Респен-
диал, Гунерих и Сарозий можно сравнивать 
с  оламо-туркменским  словами  соответст-
венно  Atak,  atda,  ata  «отец»,  Ruslan,  arslan 
«лев»,  Gün  «Солнце»  и  Sary  özi  «рыжий», 
«белокурый» [Еще см.: Соегов 2011 (III), с. 
258–259]. 
Пришли  оламы  (аланы)  в  Ходжам-
базский этрап, как передают старики, с по-
луострова  Мангышлак,  где  у  них  имелось 
большое  укрепление  под  названием  Алан-
кала.  Данный  топоним  напоминает  Алхан-
калу,  раннюю  столицу  алан  в  Северном 
Кавказе.  Район  Мангышлака  и  прилегаю-
щие  местности  во  II–III  вв.  служили  обла-
стью  кочевания  аланских  племен.  В  юго-
восточной  части  Хорезмского  оазиса  по 
старым  картам  обнаружены  топонимы: 
урочище Кырк-алан (сорок алан) на правом 
берегу  Амударьи и канал Алан-яп – на ле-
вом [См.: Соегов 2011 (I), c. 184–185]. 
Мужчины  у  оламов  предпочитали 
белый  цвет  одежды.  Оламской  женской 
головной  убор  хасава  также  украшали 
обычно  белыми  платками.  У  осетин  (со-
временные  потомки  северокавказских  ала-
нов)  белой  была  одежда  невесты  во  время 
свадьбы,  жених  также  старался  быть  в  бе-
лой  черкеске.  Много  общего  можно  найти 
в  традиционных  женских  танцах  осетин  и 
оламов,  которые  не  присущи  другим  этни-
ческим  группам  туркмен.  Идентичные  на-
звания  предметов  материальной  культуры 
содержат  диалект  оламов-туркмен  и  язык 
карачаевцев  и  балкарцев  –  прямых  потом-
ков древних аланов. 
Специалисты  обратили  внимание  на 
тот факт, что между коврами полукочевни-
ков  Кавказа  и  коврами  туркменов  нет  су-
щественной  разницы.  Ибо  полукочевая 
культура ковроделия проникла на Кавказ и 
Турцию через туркмен, в том числе – салы-
ров  и  оламов.  Последние  относятся  к  по-
томкам  аланов  ушедших  на  Кавказ  из 
Туркменистана. Беширские ковры искусст-
венно  относят  к  эрсаринскими.  При  этом 
само  название  «беширский  орнамент»  не 
было  этническим.  В  ауле  Бешир  Ходжам-
базского  этрапа  живут  потомки  древних 
салыров и оламов. Первенство внутри этих 
двух  групп  по  ковроткачеству  держали 
оламы  (в  древности  –  аланы),  искусству 
которых  и  принадлежит  красота  бешир-
ских-эрсарынских ковров [См.: Кадыров]. 
В  конце  статьи  хотелось  бы  остано-
виться  об  одном  небезынтересном  лин-
гвистическом  вопросе,  а  именно  о  древне-
аланском  апикальном  согласном  [з  (дз)], 
утраченном  в  карачаево-балкарском  и  со-
храненном  в  туркменском  языке.  О  проис-
хождении  апикальных  согласных  [з]  и  [с] 
туркменского  литературного  языка  и 
большинства его диалектов, которые в дру-
гих  родственных  языках,  кроме  башкир-
ского,  имеют  употребление  в  своем  дор-
сальном  произношении,  у  тюркологов  нет 
единого  мнения.  Некоторые  ученые  счита-
ют  эти  звуки  туркменского  языка  остатка-
ми  иранского  субстрата.  По  нашему  мне-
нию,  данные  звуки  были  присущи  диалек-
там древних тюркоязычных аланов (масса-
гетов),  часть  которых  переселилась  на  Се-
верный Кавказ и стала предками современ-
ных  карачаевцев  и  балкарцев.  В  после-
дующем  карачаево-балкарский  язык  испы-
тывал  сильное  влияние  тюркских  языков 

ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

кыпчакской  группы,  в  результате  чего  ут-
ратил  свои  апикальные  согласные  звуки  [з 
(дз)]  и  [с  (дс)],  заменив  их  соответствую-
щими  дорсальными  согласными.  Предки 
же  современных  осетин  и  некоторых  дру-
гих  народов  Кавказа,  которые  находились 
долгое  время  в  составе  государственных 
объединений  древних  аланов,  где  господ-
ствовал  их  язык,  приняли  от  них  в  свой 
язык  апикальные  согласные  [з]  и  [с]  и  со-
хранили  их  в  несколько  видоизмененных 
вариантах до наших дней. Древнеаланский 
[з (дз)] проник также в украинский и неко-
торые  другие  славянские  языки.  Что  каса-
ется  туркменского  (древнеаланского)  апи-
кального  согласном  [с],  то  он  во  многих 
указанных  выше  языках  или  их  диалектах 
превратился в аффрикат [ц], то  есть [тс], а 
исторически [дс]. 
Таким  образом,  туркменский  апи-
кальный  согласный  [з]  и  осетинский  со-
гласный аффрикат  [дз]  имеют  общее  алан-
ское  происхождение.  Вполне  допустимо, 
что данная гипотеза может  быть использо-
вана  в  отношении  японского  согласного 
[дз], согласно которой исторически следует 
считать  современный  туркменский  апи-
кальный  [з]  через  древнеаланский  язык, 
одним  их  общеалтайских  (праалтайских) 
звуков  [Еще  см.:  Соегов  2010,  с.  133–142; 
Соегов 2011 (IV), c. 73]. 
Как  известно,  общепринятая  класси-
фикация  тюркских  (алтайских)  языков, 
предложенная еще в 1952 году Н.А. Баска-
ковым, хронологически начинается с хунн-
ской  эпохи  (хунну,  гунны)  [См.:  Алиев 
1972,  с.  10].  Уже  установленная  наукой 
тюркоязычность  древних  аланов,  которые 
являются  дохуннским  суперэтносом,  в  бу-
дущем,  несомненно,  вовлечет  собой  необ-
ходимости  внесения  серьезных  изменений 
в существующую классификацию языков. 
Данную статью, возвращаясь к ее на-
чалу  –  в  эпоху  Бируни,  хотим  завершить 
словами  С.П.  Толстова,  включенными  в 
десятую  главу  его  знаменитого  труда  «По 
следам древнехорезмийской цивилизации», 
которая  названа  «Время  Бируни»,  и  содер-
жащими ценные сведения  об  огузах – пря-
мых  предках  современных  туркмен:  «Эт-
нически огузы X в. – результат дальнейше-
го развития скрещения туземных приараль-
ских племен массагетско -аланского проис-
хождения с внедряющимися с востока эле-
ментами.  Если  эфталиты  –  продукт  скре-
щения массагето-алан с гуннами, то в лице 
сыр-дарьинских  огузов  мы  можем  видеть 
этническое  переоформление  тех  же  эфта-
литов,  смешавшихся  с  собственно  тюрк-
скими  элементами,  внедрившимися  сюда 
из  Семиречья  в  VI–VIII  вв…  Огузская 
культура  X  в.  –  прямое  развитие  эфталит-
ской культуры V– VI вв.» [Толстов 1948, с. 
245]. А сам Абу Рейхан Бируни в той золо-
той  в  истории  науки  эпохе,  как  пишет  об 
этом тот же С.П. Толстов, наряду с привле-
ченным хорезмшахом к своему двору вели-
ким  согдийским  ученым  Абу-Али  ибн-
Синой  (Авиценна),  явился  украшением 
придворной  «Академии»  Мамуна  II  и  пер-
вым  советником  хорезмшаха  [Там  же,  с. 
234]. 
 
ЛИТЕРАТУРА 
1.  Аланы.  Борьба  аланов  с  гуннами.  Цитю 
по  сайту  в  Интернете  http://historic.ru/ 
books/ 
2. Алемань А. Аланы в древних и средневе-
ковых письменных источниках. М., 2003. 
Цит.  по  сайту  в  Интернете: 
http://www

iriston.com/ (05.08.2010.) 
3. Алиев К. Асы (ясы) и вопрос о их проис-
хождения  в  свете  письменных  источни-
ков  периода  Золотой  Орды  (XIII–XVI 
вв.).  Цит.  по  сайту  в  Интернете  http:// 
kumukia.ru/  
4. 
Алиев  У.Б.  Синтаксис  карачаево-
балкарского языка. М., 1972. 
5. Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962. 
6.  Асы–аланы.  Цит.  по  сайту  в  Интернете 
http://mirslovarei.com/ content_his/ 
 
7.  Бичурин  (Иакинф)  Н.Я.  Собрание  сведе-
ний  о  народах,  обитавших  в  Средней 
Азии в древние времена, т. I. М.-Л.: Изд-
во АН СССР, 1950. 
8. Бартольд В.В. Сочинения, том II, часть I. 
9.  Закиев  М.  Аланы:  Кто  они?  //  Татары: 
Проблемы  истории  и  языка  (Сборник 
статей  по  проблемам  лингвоистории
возрождения  и  развития  татарской  на-
ции).  Казань,  1995.  С.  38–57.  Цит.  по 
сайту 
в 
Интернете: 
http:// 
kavkaznasledie.ru/ 
10.  Кадыров  Ш.  К  проблеме  системного 
изучения  истории  туркменского  ковро-
ткачества.  Цит.  по  сайту  в  Интернете: 

ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

http: // www.central-eurasia.com/  
11. Кононов А.Н. Родословная туркмен. Со-
чинение  Абу-л-Гази  хана  Хивинского. 
М. – Л., 1958
12. Массагеты и асии. Цит. по сайту в Ин-
тернете: http://fandag.ru/ 
13. Росляков А.А. Туркмен халкынын гелип 
чыкышы. Ашгабат, 1962
14.  Советская  этнография,  VI–VII.  V.  М.-
Л., 1947. 
15.  Соегов  М.  Древние  аланы  и  современ-
ные  туркмены  //  Древняя  материальная 
культура  Туркменистана  и  ее  место  в 
развитии  мировой  цивилизации.  Мате-
риалы  международной  научной  конфе-
ренции. Ашхабад, 2011. 
16.  Соегов  М.  Еще  раз  о  статье,  посвящен-
ной  «изчезнувшим»  аланам  //  Türkmen 
ylmy  Galkynyş  we  halkara  gatnaşyklar 
ýolunda  (Ylmy  makalalar  ýygyndysy  – 
2011-1). Aşgabat: Ylym, 2011. 
17.  Соегов  М.  Из  опыта  реконструкции  не-
которых  пластов  лексики  языка  древних 
аланов  //  Актуальные  вопросы  карачае-
во-балкарской 
филологии. 
Нальчик, 
2010. 
18.  Соегов  М.  Как  можно  восстановить 
язык  древних  аланов?  //  Mahmyt 
Kashgarly  –  the  Founder  of  Scientific 
Turkology.  Abstracts  of  Reports  of  the 
International 
Scientific 
Conference. 
Ashgabat, 2008. 
19.  Соегов  М.  К  этимологии  некоторых 
личных имен древних аланских правите-
лей  //  Бронзово-железный  век  и  матери-
ально-духовное  наследие  туркмен.  Ма-
териалы  Международной  научной  кон-
ференции. Ашхабад, 2011. 
20.  Соегов  М.  О  древнеаланском  апикаль-
ном согласном [з (дз)], утраченном в ка-
рачаево-балкарском  и  сохраненном  в 
туркменском  языке  //  Язык,  культура, 
этикет  в  современном  полиэтническом 
пространстве.  Материалы  Международ-
ной конференции. Нальчик, 2011. (IV) 
21.  Толстов  С.П.  По  следам  древнехорез-
мийской цивилизации. М., 1948
22. Eberhard W. Çin’in Şimal Komşuları. Bir 
Kaynak  Kitabı.  2.  baskı.  Türkçeye  Çeviren 
Nimet Uluğtağ. Ankara, 1996. 
 
 
 
УДК 808.5 
РИТОРИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ КАК ФУНКЦИЯ ЛОГОСФЕРЫ (К ГЕНЕЗИСУ 
РУССКОГО РИТОРИЧЕСКОГО ИДЕАЛА) 
Котова Л.Н. 
 
Среда  обитания  человека  –  среда 
«определенной  словесной  культуры»,  ко-
торая  имеет  ярко  выраженную  культурно-
историческую  специфику.  Сегодняшняя 
социокультурная ситуация свидетельствует 
о  том,  что  мы  являемся  свидетелями  ста-
новления  культуры  нового  –  гармонизи-
рующего  –  типа.  «Направленность  ее, 
уравновешивающая  отношения  мира  и  че-
ловека, ведет к пониманию диалогического 
принципа  их  бытия  и  взаимодействия» 
[Михальская, 1990, 51]. В условиях инфор-
мационного  общества  практика  диалога 
расширяется  до  ранее  никогда  не  свойст-
венных  ему  масштабов.  Обращение  к  во-
просам,  затрагивающим  разные  аспекты 
речевого  общения,  показывает,  что  многие 
проблемы здесь не только не решены, но и 
не  поставлены.  В  частности,  существенно-
го  переосмысления  требуют  вопросы  о 
сущности  и  оценке  результативности  диа-
лога,  о  культуроспецифичности  той  или 
иной действующей модели диалогического 
общения,  коренящейся,  в  свою  очередь,  в 
культуроспецифичности 
риторического 
идеала. 
 
1. Признаки риторического идеала 
Риторический  идеал  обычно  пони-
мают  как  «принадлежность  системы  идеа-
лов  данного  сообщества,  это  ментальный 
образ, некий идеальный образец речи, при-
чем  речи  не  просто  "приемлемой",  "нор-
мальной",  "допустимой",  которая  описыва-
ется понятием "нормы речи"» [Михальская 
1996,  53].  Риторический  идеал  формирует-
ся  в  определенной  логосфере  –  речевой 
среде  той  или иной  культуры  –  и  является 

ВОПРОСЫ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ 
 
 
Вестник КАСУ
 

ее  основой,  структурным  каркасом  и,  как 
таковой,  «обладает  тремя  важнейшими 
свойствами:  он  изменяется  исторически 
вместе с изменением породившей его куль-
туры, он неодинаков в разных культурах, т. 
е.  обладает  культуроспецифичностью,  и, 
наконец, он очень тесно и даже прямо свя-
зан  с  особенностями  социальной  модели, 
социального  устройства»  [там  же,  45]. 
Формулируя  признаки,  существенные  для 
типологии  риторических  идеалов,  А.К. 
Михальская  рассматривает  четыре  типа 
отношений,  определяющих  специфику  ре-
чевой  ситуации.  Это  важно  потому,  что 
«преобладающий  в  социуме  тип  речевых 
(риторических)  ситуаций  оказывает  фор-
мирующее  и  структурообразующее  влия-
ние  на  речевой  (риторический)  идеал  как 


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал