С. Торайғыров атындағы Павлодар мемлекеттік



жүктеу 80.25 Kb.

бет11/12
Дата15.03.2017
өлшемі80.25 Kb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

ЭТНоЛогия, ЭТНогрАФия и АНТропоЛогия: 
иССЛЕдоВАНия, мЕТоды и подходы
C.А. мАхАЛоВ

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
112
углов усадьбы. Следует отметить, что в 
прошлом ее строили не в каждом доме, 
а одну на 5 — 10 семей. Бани у мордвы 
Петровского  района,  как  правило, 
срубной постройки, с полом, потолком 
и стропильной крышей. Повсеместно 
распространена техника рубки «в чашу». 
К  срубу  бани  пристраивался  легкий 
дощатый предбанник. 
По  внутренней  планировке 
бани  подразделялись  на  несколько 
типов. Повсеместно распространен был 
средневеликорусский план, когда печь-
каменка ставилась у двери, устье ее было 
обращено к боковой стене с окошком. 
Второй  тип  —  западный  вариант 
южновеликорусской  планировки,  в 
которой печь устраивалась в передней 
части бани, напротив двери, устьем в 
сторону боковой стены. Для согревания 
воды в печь вставлялся или вмазывался 
котел;  в  некоторых  банях  котла  не 
было,  и  воду  нагревали  в  чугунках, 
которые  ставили  близко  к  огню.  За 
печкой располагался широкий помост, 
на  котором  парились.  Для  мытья 
предназначались лавки у задней и боковой 
стены. Свет проникал через низкое окно 
в боковой, противоположной печи стене. 
Чтобы вода не застаивалась на полу, 
его укладывали под легким уклоном в 
сторону полока. Бани обычно ставили 
подальше от жилья. Топились они «по-
черному», так и «по-белому». Веники для 
бани готовились дубовые и березовые. 
Каждая  семья  заготавливала  на  год 
более 50 веников. По традициям мордвы, 
сначала в баню ходили мужчины, а затем 
женщины с детьми. 
С баней у мордвы связано много 
поверий, обычаев и обрядов. Считали, 
что там живет «банная женщина». Когда 
баню хотели использовать в лечебных 
целях, или кто заходил в баню первым, 
то к ней обращались за разрешением, 
верили как помогавшей от всех болезней. 
В с. Синенькие М. Т. Маркелов записал 
обряды, связанные с мытьем в бане: 
Банная женщина (богиня) матушка
Спасибо за мытье и вытирание, 
за купание и мазание, за легкий пар 
[4, С.92].
После мытья ей оставляли кусочек 
мыла, веник и немного воды в ушате. 
При выходе из бани ее благодарили. 
Баня была не просто обязательным 
гигиеническим требованием, но и частью 
народной медицины. Например, в бане 
лечили  простудные,  ревматические 
заболевания,  проводили  массаж  при 
вывихах,  растяжениях,  при  лечении 
гинекологических заболеваний и др. 
Источником  питьевой  воды 
служили  родники  и  колодцы.  В 
Петровском районо зафиксировано два 
вида колодцев: колодец с крутящимся 
барабаном и колодец-журавль. Колодцев 
строили  в  тех  местах,  где  меньше 
скапливалось талой воды, а также рядом 
с домами, когда не было поблизости 
водоемов. Для строительства колодцев 
повсеместно  использовали  разные 
породы деревьев, для верхних венцов 
обычно дуб. В целях безопасности и 
во  избежание  засорения  колодезный 
сруб  на  несколько  венцов  выступал 
над землей, а над ним делали крышу. 
В  населенных  пунктах  обычно  были 
специалисты по рытью колодцев. Они 
же определяли место для их возведения. 
По словам информатора из с. Савкина 
М.Ф.  Луконина,  место  под  колодец 
ЭТНоЛогия, ЭТНогрАФия жәНЕ АНТропоЛогия: 
зЕрТТЕУЛЕр, әдіСТЕр мЕН ТәСіЛдЕр

113
определяли  следующим  образом:  в 
предполагаемое место втыкали ивовый 
прутик, если он «принимался» — место 
выбрано удачно [17]. 
Усадебный  комплекс  помимо 
хозяйственных помещений для хранения 
домашнего  имущества,  инвентаря  и 
помещения  для  содержания  скота, 
которые занимали значительное место 
включал постройки для хранения дров. 
Дрова хранили не только в помещении, 
но и на улице под навесом, причем для 
удобства их складывали в ряды. 
Таким  образом,  обобщив 
результаты обследования мордовских 
сел Петровского района, мы пришли 
к следующему выводу. Разнообразная 
природа,  различные  социальные, 
экономические и исторические условия 
способствовали созданию разных типов 
жилища, закрепленных на той или иной 
территории  определенной  местной 
этнической  традицией.  На  развитие 
традиционного жилища большое влияние 
оказывали  планировка  и  размеры 
селения, экономический и культурный 
уровень жизни, социальное положение и 
направление хозяйственной деятельности 
мордовских семей. 
литература
1. А. И. С-. Поездка в Песчанку, Оркино 
и Лох / А. И. С. // Саратовский сборник. 
Материалы  для  изучения  Саратовской 
губернии.-Саратов, 1881.-С. 26.
2. Гераклитов А. Мордва в Саратовской 
губернии / А. Гераклитов // Саратовские 
губернские ведомости. 1854. № 8. С. 11.
3. И з в ле ч ен и е   и з   и с т о р и к о-
географического  описания  Озерской 
волости Саратов¬ского уезда, составленного 
А.Н. Минхом // Шахматов А.А. Мордовский 
этнографический  сборник.  СПб.,  1910.  
С. 690 — 694. 
4. Маркелов  М.Т.  Саратовская 
мордва / М.Т. Маркелов. Саратов: «Издание 
мордовского подотдела Губернского отдела 
по делам национальностей при Саратовском 
губисполкоме», 1922.-238 с.
5. Мишкина  И.Б.  История  села 
Новозахаркино.-Петровск, 2005.
6. ПМА:  Архипова  Валентина 
Сергеевна, 1940 г. р., с. Синенькие, записи 
2008 г.
7.  ПМА:  Байкина  (Иргискина) 
Елена Михайловна, 1940 г. р., с. Оркино, 
записи 2008 г.
8. П М А :   В о л к о в а   Т а м а р а 
Григорьевна,  1953  г.  р.,  с.  Синенькие, 
записи 2008 г.
9. П М А :   Д о р оф е е в а   А н н а 
Ермолаевна, 1929 г. р., с, Новозахаркино, 
зап. 2008 г.
10.  ПМА:  Дорофеев  Владимир 
Анатольевич, 1931 г. р., с. Новозахаркино, 
записи 2008 г.
11.  ПМА:  Забулдаева  Анастасия 
Ивановна, 1919 г. р. с. Оркино, записи 2008 г.
12.  ПМА:  Занкина  Анастасия 
Яковлевна, 1936 г. р., с. Оркино, записи 
2008 г.
13. ПМА: Исаева Ирина Викторовна, 
1974 г. р., с. Синенькие, записи 2008 г.
14.  ПМА:  Климова  Екатерина 
Павловна,  1928  г.  р.,  с.  Новозахаркино, 
записи 2008 г.
15.  ПМА:  Корсакова  Александра 
Александровна,  1930  г.  р.,  с.  Савкино, 
зап. 2008 г.
16.  ПМА:  Лаврентьева  Галина 
Трофимовна,  1942  г.  р.,  с.  Синенькие, 
записи 2008г.
17.  ПМА:  Луконин  Михаил 
Федорович, 1939 г. р., с. Савкино, записи 
2008 г.
18.  ПМА:  Луконина  Елизавета 
Ефимовна, 1939 г. р., с. Савкино, записи 
2008 г.
ЭТНоЛогия, ЭТНогрАФия и АНТропоЛогия: 
иССЛЕдоВАНия, мЕТоды и подходы
C.А. мАхАЛоВ

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
114
19.  ПМА:  Луконина  Таисия 
Даниловна, 1939 г. р., с. Савкино, записи 
2008 г.
20.  ПМА:  Маркелова  Раиса 
Васильевна, 1932 г. р., с. Новодубровка; 
21. ПМА: Мигачева Анна Федоровна, 
1939 г. р., с. Оркино, записи 2008 г.
22.  ПМА:  Мишкин  Николай 
Иванович,  1932  г.  р.,  с.  Новозахаркино, 
зап. 2008 г.
23.  ПМА:  Неревяткин  Анатолий 
Андреевич, 1955 г. р., с. Оркино, записи 
2008 г.
24.  ПМА:  Парамонова  Нина 
Максимовна,  1939  г.  р.,  с.  Синенькие, 
записи 2008 г.
25.  ПМА:  Плакина  (Барышева) 
Мария Павловна, 1940 г. р., с. Колки, зап. 
2008 г.
26.  ПМА:  Рябинина  Любовь 
Викторовна,  1959  г.  р.,  с.  Синенькие, 
записи 2008 г.
27.  ПМА:  Садкова  Надежда 
Васильевна, 1937 г. р., с. Савкино, записи 
2008 г.
2 8 .   П М А :   С а д к о в а   Н и н а 
Кузьминична,  1940  г.  р.,  с.  Савкино, 
записи 2008 г.
29. ПМА: Слугин Иван Ильич, 1937 г. р., 
с. Синенькие, записи 2008 г.
30. ПМА: Слугина Галина Павловна, 
1946 г. р., с. Синенькие, записи 2008 г.
31. ПМА: Учаева Мария Васильевна, 
1928 г. р. с. Новодубровка, записи 2008 г.
32.  ПМА:  Учуськин  Николай 
Иванович,  1937  г.  р.,  с.  Колки,  записи 
2008 г.
33.  ПМА:  Федоров  Андрей 
Алексеевич, 1954 г. р., с. Оркино, записи 
2008 г.
34. ПМА: Цаплин Михаил Иванович, 
1934 г. р., с. Оркино, записи 2008 г.
35.  ПМА:  Цаплина  Александра 
Андреевна, 1931 г. р., записи 2008 г.
36. ПМА: Цаплина Мария Ивановна, 
1941 г. р., с. Оркино, записи 2008 г.
37.  ПМА:  Шишкина  Ольга 
Николаевна, 1958 г. р., с. Новозахаркино, 
зап. 2008 г.
3 8 .   П М А :   Ш н я к и н а   Н и н а 
Лаврентьевна, 1941 г. р., с. Оркино, записи 
2008 г.
3 9 .   П М А :   Ы н я к и н а   Н и н а 
Лаврентьевна, 1941 г. р., с. Оркино, записи 
2008 г. 
40.  По  Петровскому  уезду  (Из 
отчета  об  этнографической  экспедиции 
в 1923 году) // Труды Общества истории, 
археологии и этнографии при Саратовском 
университете.  Саратов,  1923.  Вып.  34,  
ч. 1. С. 9.
41.  Похозяйственная  книга 
админи¬страции  Новозахаркинского 
поселения  Петровского  муниципального 
района на 1 янва¬ря 2008 г.
42.  Сборник  статистических 
сведений  по  Саратовской  губернии.  
С. 12 — 13.
43.  Степанов  П.Д.  Саратовская 
мордва  /  П.Д.  Степанов  //  Саратовский 
государственный  областной  музей.  Б.г.: 
«Тип. Саризолятора», №4. 4 с.
44.  Шахматов  А.А.  Мордовский 
этнографический сборник. С.-Петербург: 
«Типография  императорской  академии 
наук», 1910. 680 с.
ЭТНоЛогия, ЭТНогрАФия жәНЕ АНТропоЛогия: 
зЕрТТЕУЛЕр, әдіСТЕр мЕН ТәСіЛдЕр

115
В  последние  годы  в  России 
происходит  быстрый  процесс 
урбанизации  населения,  тогда 
как  сельские  жители  были  и 
остаются  основными  носителями 
традиционной  культуры.  Как 
показывает  исторический  опыт, 
искусственное  разрушение  традиций 
жизнеобеспечения, в конечном счете, 
ведет  к  исчезновению  этнической 
общности.  В  связи  с  этим  изучение 
системы  жизнеобеспечения  народов, 
проживающих  на  территории 
Мордовии,  приобретает  особую 
и.а. КанДрина                                                                  УДК 392.3(470.345)
Средне-Волжский филиал 
Российской правовой академии Минюста РФ, г. Саранск
ТрАдиЦии и здороВьЕ СЕмьи НАродоВ 
рЕСпУБЛиКи мордоВия: 
К иСТории ВопроСА
Мордовия  аумағын  мекен  ететін  орыс,  мордва  және 
татар халықтарының материалдық және рухани мәдениетін 
тіршілікті қамтамасыз ету жүйесі арқылы этнографиялық 
тұрғыдан зерттеу халық тарихымен және оның денсаулығын 
сақтаудың  дәстүрлі  тәсілдерімен  байланысты  өзекті 
мәселелерді шешудің маңызды қайнар көзі. Тарихи тәжірибе 
көрсеткендей,  тіршілікті  қамтамасыз  ету  дәстүрлерін 
жасаңды түрде қирату нәтижесінде этникалық қауымның 
жойылуына әкеледі. 
Ethnographic studying of material and spiritual culture of rus-
sian, mordvinians and tatars, on territory of Mordovia through a 
life-support system - an important source for the decision of the 
pressing questions connected with history of the people and its 
traditional ways of preservation of health. As shows historical 
experiment, artificial destruction of  traditions  of  life-support, 
finally, conducts to disappearance of an ethnic generality.
актуальность.  В  современных 
условиях  очень  важно  использовать 
опыт  организации  жилой  среды
например при планировке поселений, 
проектировании  и  строительстве 
новых  домов  в  сельской  местности. 
Важно  также  учитывать  народные 
традиции  в  приготовлении  пищи, 
изготовлении одежды, обуви, в трудовой 
деятельности, семейных отношениях и 
межнациональных контактах. Изучение 
народной медицины как части системы 
жизнеобеспечения  обусловлена  тем, 
что она вобрала в себя многовековой 
иССЛЕдоВАНия зАрУБЕжНых КоЛЛЕг
и.А. КАНдриНА

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
116
опыт  человеческой  деятельности, 
знания  об  окружающем  мире. 
Становится очевидным, что вопросы 
сохранения  жизни  представителей 
любого этноса нельзя решать в отрыве 
от  конкретной  среды  обитания  и 
взаимосвязей  между  обществом  и 
природой, от природно-климатических 
условий,  материальной  и  духовной 
культуры, хозяйственной деятельности 
и других факторов жизнедеятельности 
(образа  жизни,  бытовых  привычек, 
поведенческих  причин,  физической 
активности).  Этнографическое 
изучение  материальной  и  духовной 
культуры русских, мордвы и татар, на 
территории Мордовии через систему 
жизнеобеспечения - важный источник 
для  решения  актуальных  вопросов, 
связанных  с  историей  народа  и  его 
традиционных  способов  сохранения 
здоровья.  Планомерное  изучение 
культуры русского населения России 
ведется с XVIII в. Среди отечественных 
исследователей  следует  отметить  
И.М.  Снегирева,  А.М.  Терещенко, 
И.В.  Бертенсона,  в  работах  которых 
содержится  материал  о  природной 
среде,  климате,  традиционном 
питании,  одежде,  гигиене,  обрядах 
жизненного цикла, народной медицине 
русских [27, 29,4]. 
Работы,  касающиеся  данной 
темы, появились в середине XIX в. В 
исследовании Н. В. Прозина содержатся 
сведения  о  свадебной  пище  русских 
Краснослободского уезда [22, С. 126-
129]. Интересный материал о русских 
Темниковского  уезда  содержится 
в  исследовании  П.  П.  Семенова-
Тян-Шанского  [25].  Автор  отметил, 
что  большинство  русских  крестьян 
занимались  промыслами.  Особенно 
было  известно  с.  Полхов  Майдан 
Теньгушевской  волости,  из  которого 
деревянные  изделия  вывозились  на 
продажу  далеко  за  пределы  уезда. 
Из числа работ начала XX в. следует 
отметить  работу  Б.А.  Куфтина 
“Материальная  культура  русской 
мещеры”, в которой даётся описание 
традиционной  русской  женской 
одежды  (рубахи,  поневы,  сарафана) 
Темниковского  и  Спасского  уездов 
[14]. К. Э. Бломквист описал жилища 
русских  Инсарского,  Наровчатского, 
Спасского уездов. Автор указал, что для 
данных местностей были характерны 
жилища  с  низким  фундаментом  без 
подклети [5, С. 37-39]. 
Среди  работ  послевоенного 
времени следует отметить публикацию 
Г.С.Масловой  “Народная  одежда 
русских,  украинцев,  белорусов” 
[16,  С.  122-156],  в  которой  сделан 
сравнительный  анализ  комплекса 
одежды  русских  селений  Березово, 
Веденяпино, Такушево Теньгушевского 
района  и  русских,  проживавших 
в  Рязанской  области.  Здесь  же 
приводятся  сведения  о  жилищах 
русских  Темниковского  района.  В 
коллективной  монографии  “Русские: 
историко-этнографический  атлас” 
обобщен  огромный  материал  о 
хозяйстве,  жилище,  одежде  русских 
ШЕТЕЛ әріпТЕСТЕріміздің зЕрТТЕУЛЕрі

117
крестьян  конца  XIX  -  начала  XX  в. 
[24].
Особое внимание исследователи 
уделяли изучению одежды русских. 
Е.  П.  Бусыгин  описал  одежду 
русского  населения  северной  части 
Среднего Поволжья [6]. Особенности 
верхней  одежды  мордовского  и 
русского  населения  Теньгушевского 
района  показаны  в  монографии  
В.Н.  Белицер.  Автор  выделила  в 
одежде общие и отличительные черты  
[2: 3, С. 161-191]. Из числа авторов, 
занимавшихся  обрядовой  стороной 
жизни русского населения Мордовии, 
следует отметить Т.П. Федянович. Она 
детально исследовала семейные обряды 
мордвы (свадебные обряды и обряды, 
связанные  с  рождением  ребенка), 
в  сопоставлении  с  аналогичными 
обрядами русских [30]. 
Праздникам славян, верованиям, 
суевериям  и  приметам  посвящены 
главы  в  монографии  Ю.  Ф.  Козлова 
“Быт и нравы России”, где на большом 
архивном  материале  отслеживается 
преемственность  и  трансформация 
культуры русского народа. Изучение 
русского  народа  ведется  учеными  и 
на  региональном  уровне.  Несмотря 
на  то,  что  со  времени  образования 
мордовской  автономии  приоритет 
в  этнографических  исследованиях 
отдавался  изучению  мордовского 
этноса,  исследователи  так  же 
рассматривали  различные  аспекты 
материальной  и  духовной  культуры 
русских, проживающих на территории 
мордовского края. В 1970-е гг. вышли 
работы,  в  которых  был  проведен 
сравнительный анализ традиционной 
культуры  населения  Мордовии 
(русских,  мордвы,  татар).  В  работе 
И.  И.  Фирстова  подробно  описаны 
промыслы  русских  крестьян  всех 
уездов  Мордовии  [31,  С.  163-170.]. 
Из  региональных  исследований, 
затрагивающих  обозначенную  нами 
проблему, следует выделить работы А. 
С. Лузгина [15]. Изучением отдельных 
аспектов духовной культуры русского 
населения  Мордовии  занимались 
В.  А.  Балашов  [1,  С.145  -  162.].  В 
статьях  Н.  В.  Шилова  “Культурно-
бытовые процессы в мордовском селе и 
преодоление религиозных пережитков”, 
“Русское  население  в  Мордовии” 
рассматриваются  место  и  роль 
религиозных праздников, гражданских 
и семейно-бытовых обрядов в культурно-
бытовых  процессах  по  территории 
Мордовии [33, С. 145-162.]. Систему 
жизнеобеспечения русского населения 
Мордовии  рассматривала  в  своих 
публикациях  С.  Г.  Мордасова  [19]. 
В последнее время активизировалась 
работа  по  изучению  традиционной 
культуры русского народа Республики 
Мордовия. Жилище и хозяйственные 
постройки русских нашли отражение 
в  статье  Е.А.Кирилловой.  Вопросам 
т р а д и ц и о н н ой   п и щ и   р ус с к и х 
посвящена  статья  С.В.  Поповой 
“Культура  традиционного  питания 
русских, проживающих в Республике 
Мордовия”. Роль крестьянской одежды 
иССЛЕдоВАНия зАрУБЕжНых КоЛЛЕг
и.А. КАНдриНА

ӨЛКЕТАНУ №4, 2010
118
русского  населения  в  семейных  и 
окказиональных обрядах изучалась В. 
В. Ковалевой [11, 12, 21]. 
Изучение культуры мордовского 
народа,  как  материальной,  так  и 
духовной, имеет длительную историю. 
М. Е. Евсевьевым был собран богатый 
материал  по  устно-поэтическому 
т в о р ч е с т в у   м о р д в ы   ( с к а з к и , 
поговорки, пословицы, причитания), 
описан  свадебный  обряд.  В  другой 
статье  М.  Е.  Евсевьев  “Братчины  и 
другие  религиозные  обряды  мордвы 
Пензенской губернии” детально описал 
весь  цикл  праздников  и  обрядов, 
справлявшихся  мордвой  Пензенской 
губернии  на  протяжении  года.  Из 
числа  работ  конца  XIX  в.  следует 
отметить  историко-этнографические 
очерки  И.  Н.  Смирнова  “Мордва”. 
В течение многих лет В. Н. Белицер 
совместно  с  фольклористами, 
языковедами, этнографами Мордовии 
выезжала  в  Мордовию,  Башкирию, 
Татарию, Чувашию, Нижегородскую 
и Пензенскую области с целью сбора 
этнографического  материала  о 
проживавшей там мордве. По итогам 
этих экспедиций были опубликованы 
монографии,  статьи,  в  которых  по 
существу  впервые  обстоятельно, 
с  привлечением  новых  полевых 
материалов рассматриваются вопросы 
расселения  (В.  И.  Козлов),  пища  и 
утварь  (Е.  И.  Динес),  поселения  и 
жилища (В. Н. Белицер), обрядность 
(Т. П. Федянович). Начиная с середины 
1950-х  г.  изучением  мордовского 
населения стали заниматься и местные 
исследователи:  Н.  П.  Макушин,  В. 
П.  Ежова,  В.  Ф.  Вавилин,  В.  Ф. 
Разживин и др. [7, 9, 10, 18]. В сферу 
научных интересов Л. И. Никоновой 
входят  проблемы  этномедицины
этнопсихологии, традиционная система 
жизнеобеспечения  финно-угорских 
и  тюркских  народов  Поволжья  и 
Приуралья. Приоритетными являются 
и  исследования  по  традиционной 
м а т е р и а л ь н ой   и   д у х о в н ой 
культуре  мордвы,  проживающей 
как  на  территории  Республики 
Мордовия,  так  и  за  ее  пределами. 
Ее  работы:  “Тайны  мордовского 
целительства”,  “Традиционная 
медицина  финно-угорских  народов 
Поволжья  и  Приуралья  как  система 
жизнеобеспечения”,  “Баня  в  системе 
жизнеобеспечения народов Поволжья 
и Приуралья”, “Как лечились народы 
Поволжья и Приуралья” и др.
Татарский  этнос,  обладающий 
самобытной  и  яркой  культурой, 
издавна  привлекал  к  себе  внимание 
исследователей. Степень изученности 
проблемы  мишарского  населения 
различна. Практически все основные 
работы XIX - первой половины XX вв. 
касались вопросов их происхождения и 
этнической истории. Эти публикации 
н ос я т   р а з л и ч н ы й   х а р а к т е р   - 
исторический,  этнографический, 
фольклорный  и  т.д.  Издания 
конца  XIX  в.  посвящены  вопросам 
переселений  и  расселений  татар-
мишарей,  изучению  этнокультурных 
ШЕТЕЛ әріпТЕСТЕріміздің зЕрТТЕУЛЕрі

119
т р а д и ц и й   в   п р о м ы с л о в ой   и 
хозяйственной деятельности, культуре.  
В.К. Магницкий в работе “Несколько 
данных  о  мишарях  и  их  селениях” 
описал культуру казанских, карсунских 
и  буинских  татар,  а  также  выявил 
отличия  по  языку,  внешнему  виду, 
хозяйству, занятиям, одежде мишарей 
с. Ломаты Ардатовского уезда (ныне 
Дубенского района) от казанских татар 
[17, С. 245-257]. Наиболее значительным 
и  обстоятельным  исследованием 
является монография Р. Г. Мухамедовой 
“Татары-мишари” [20], где подробно 
описана одежда татар, в том числе и 
татар,  проживающих  в  Республике 
Мордовия.  Обширный  материал  по 
исследуемой  проблеме  обобщен  в 
коллективной  монографии  “Татары 
Среднего  Поволжья  и  Приуралья” 
[28].  В  ней  подробно  описываются 
традиционное жилище, хозяйственные 
постройки,  пища,  утварь,  одежда, 
семейные обряды татар-мишарей, в том 
числе и проживающих на территории 
Мордовии. В татаро-мишарской свадьбе 
рассматриваются  кулаткинский  и 
темниковский  варианты  свадьбы, 
праздники.  Проанализированы 
функциональные особенности культа 
предков и верований татар-мишарей. 
Вопросы  традиционной  медицины 
в  данной  работе  освещаются  мало. 
Немалый вклад в изучение культуры 
татар-мишарей  внесла  С.  Шарипова. 
В  книге  “Тайны  здоровья”  наиболее 
интересной  для  нас  является  глава 
“Культура питания”, в которой автор 
приводит  материал  о  запретах  и 
рекомендациях в употреблении пищи, 
определенные  Кораном.  Одной  из 
наиболее  значительных  работ  по 
данной  теме  является  вышедшая  в 
2001  г.  коллективная  монография 
“Татары”. В ней приводятся сведения 
о материальной и духовной культуре, 
расселении и демографии темниковской 
и лямбирской этнографических групп 
мишарей.  Динамика  численности  по 
данным ревизий, семейная структура 
и  происхождение  татар-мишарей 
рассматривалась  В.  Н.  Семиной 
“Динамика  численности  татарского 
населения Мордовии в первой половине 
XIX века”, “Численность и расселение 
татар-мишарей  на  территории 
Мордовии  по  данным  VII  ревизии 
(1816  г.)”,  “Происхождение  татар-
мишарей [26, С. 148-149.]. Основные 
точки  зрения”,  “Семейная  структура 
татар-мишарей Мордовии в начале XIX 
в.”. Свадебные обряды татар-мишарей 
Мордовии отражены в публикациях М. 
М. Акашкина “Современные татарские 
свадебные  обряды”,  “Традиционные 
свадебные  обряды  мордвы  и  татар-
мишарей  Республики  Мордовия 
(общность  и  специфика)”,  “О 
некоторых традиционных свадебных 
обрядах  татар-мишарей  и  мордвы”, 
“Свадебные  персонажи  мордвы 
и  татар  (сравнительный  анализ)”, 
“Татаронь  свадьбась  Лямбирень 
аймакса”  /  “Татарская  свадьба 
Лямбирского района”, в которых автор 
рассматривает общие и отличительные 

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал