Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі



жүктеу 9.47 Mb.

бет13/80
Дата22.12.2016
өлшемі9.47 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   80

 

УДК 516.65.64. (574)  

 

Археологическое наследие А.Х. Маргулана 



 

Косанбаев С.К., к.и.н., доцент, ЮКГУ им. М.О. Ауезова,  

Батырбекова А.К., преподаватель истории средней школы №98 Сайрамского района 

 

   


За годы независимости республики, благодаря усилиям исследователей 

Казахстана,  были  заново  открыты  и  восстановлены  прежде  вырванные  и 

утраченные страницы национальной истории. Вместе с тем, еще сохранилось 

немало  сложных  вопросов  и  пробелов,  требующих  современного 

переосмысления и концептуальной переоценки с точки зрения новых данных. 

Среди  этих  вопросов  актуальными  выступают  исследования  жизни  и 

творчества  людей,  чья  патриотическая  деятельность  на  благо  народа, 

вызывает  у  нынешнего  поколения  чувство  гордости  и  стимулирует  их  на 

патриотические поступки. 

  К  ним  относится  крупнейший  исследователь,  почетный  член 

Всемирного  географического  общества,  доктор    филологических  наук, 

профессор,  Академик  Академии  наук  Республики  Казахстан,  Заслуженный 

деятель  науки  Казахстана,  один  из  основателей  археологической  и 

этнологической науки в Казахстане Алькей Хаканович Маргулан.  

       Алькей  Хаканович    Маргулан  родился  10  мая  (28  апреля  по  старому 

стилю) 1904 года в ауле на территории современного Баянаульского района 

Павлодарской  области,  праправнук  Олжабай  батыра  -  знаменосца  Абылай 

хана.  Его  отец  Хакан  и  мать  Нуриля  были  просвещенными  людьми  своего 

времени.  В  их  доме  часто  гостили  известные  в  степи  акыны,  сказители, 


120 

 

представители  интеллигенции  того  времени,  звучали  стихи  и  песни  Абая, 



Жаяу-Мусы,  Таттимбета,  Ахан-сері  и  других  великих  акынов  Степи. 

Начальное образование будущий ученый получает в аульной школе, затем с 

1915  года  обучается  в  трѐхклассной  русской  школе.  Как  раз  в  это  время 

происходит  Октябрьская  революция  и  начинается  гражданская  война.  В 

конце 1919 года Алькей поступает на учительские курсы, окончив которые, в 

1920 году возвращается в родной аул и работает учителем. В том же году по 

инициативе известного фольклориста, организатора краеведческого общества 

А.А.Диваева была организована научная экспедиция в Семиречье и бассейн 

реки Сырдарьи с целью сбора и изучения казахского советского фольклора. В 

работе  этой  экспедиции  принял  участие  и  молодой  Алькей.  После  этого, 

чувствуя  недостаточность  образования,  он  в  1921  году  поступает  в 

Семипалатинский  педагогический  техникум,  одно  из  первых  средних 

заведений того времени, где директором был его дед по материнcкой линии 

Абикей Сатпаев (член Алаш-Орды). В том же техникуме учились и будущий 

академик  и  геолог  Каныш  Имантаевич    Сатпаев  и  будущий  писатель  и 

драматург  Мухтар  Омарханович  Ауэзов.  Именно  Мухтар  Омарханович 

Ауезов  в  1928  году  позвал  Алькея  с  собой  учиться  в  Ленинград.  В 

дальнейшем  вся  академическая  деятельность  Маргулана  связана  с 

Ленинградом. Здесь Алькей Хаканович одновременно учился в трех вузах — 

институте  востоковедения,  институте  материальной  культуры  (позднее 

институт  археологии)  и  институте  искусства.  Тогда  успевающим  студентам 

разрешалось  учиться  в  нескольких  институтах.  Алькей  Хаканович  этими 

условиями воспользовался и получил классическое образование. Ему повезло 

учиться у великих российских ориенталистов В. Бартольда, С. Ольденбурга, 

И. Крачковского, С. Малова, В. Струве, А. Самойловича, Н. Марра в период 

расцвета  школы  русского  востоковедения.    Во  время  учебы  в  Ленинграде 

Алькей  познакомился  с  Александром  Затаевичем,  вместе  с  ним  он 

впоследствии  приезжал  на  каникулы  в  родные  края  и  записывал  народные 

песни.  В  1929  году  Алькей  заканчивает  учебу  в  Восточном  институте,  а  в 

1930  году  работает  секретарем  Комитета  нового  алфавита  при  Наркомате 

просвещения 

КазССР 


и 

одновременно 

становится 

аспирантом 

Государственной  академии  истории  материальной  культуры  при  АН  СССР. 

Но в те сталинские годы и он не избежал репрессий и в 1934 году по навету 

попал  в  Петропавловскую  крепость,  откуда  чудом  спасся.  Сумел  вернуться 

домой,  восстановиться  в  аспирантуре  и  защитить  кандидатскую 

диссертацию.  В  1936-1938  —  научный  сотрудник  Института  истории 

материальной  культуры  АН  СССР.  В  1939-1946  —  старший  научный 

сотрудник, заведующий сектором Института истории КазФАН СССР. 

В  1946  году  защитил  докторскую  диссертацию  на  тему  «Эпические 

сказания казахского народа» и стал заведующим отделом Института истории, 

археологии  и  этнографии  АН  Казахстана.  Именно  тогда  первый  президент 

только  созданной  Академии  наук  Казахской  ССР  Каныш  Имантаевич 

Сатпаев посоветовал Алькею  Хакановичу Маргулану заняться археологией. 



121 

 

Как  совершенно  справедливо  отмечала  Г.Шимырбаева:  «выдающийся 



казахстанский  ученый  А.Х.Маргулан  получил  классическое  образование  в 

Ленинграде  на  восточном  факультете  ЛГУ  и  в  аспирантуре  истории 

материальной культуры. Именно в городе на Неве он получил запас знаний, 

который  позволил  ему  по  возвращении  в  Алма-Ату  на  долгие  годы  стать 

лидером  в  ряде  гуманитарных  наук,  в  том  числе  археологии  и 

востоковедения.  Именно  он  продолжил  работы  в  области  изучения  культур 

эпохи  бронзы,  начатые  его    близким  другом  ленинградским  ученым 

М.П.Грязновым» [1]. 

На  наш  взгляд,  Академик  А.Х.  Маргулан  –  разносторонний  ученый, 

широко  и  глубоко  исследовавший  этническую  историю,  материальную  и 

духовную культуру своего народа. Во многом этому способствовали знания 

из  различных областей  науки,  лингвистики, филологии, искусства,  истории, 

этнографии и археологии. 

Организованные  академиком  А.Х.Маргуланом  экспедиции  в  течение  40 

лет  обошли  бескрайные  степи  Центрального  Казахстана.  Научный  центр, 

созданный  академиком  А.Х.Маргуланом,  впервые  опубликовал  данные  о 

древней  культуре,  найденной  в  степях  Казахстана.  Благодаря  его 

исследованиям  удалось  заново  открыть  Центральный  Казахстан,  но  уже  в 

качестве носителя древнейшей культуры и крупнейшего очага цивилизации, 

одного  из  важнейших  центров  древнего  скотоводства  и  металлургии, 

который  долгое  время  был,  по  его  образному  выражению,  «необитаемым 

Срединным  морем,  наглухо  закрытым  между  древними  цивилизациями 

Алтая и Причерноморских степей» [2]. 

Как  отмечает  академик  НАН  РК  О.Исмагулов  «именно  академику 

А.Х.Маргулану  принадлежат  важные  доказательные  аргументы  и  научное 

обоснование  относительно  происхождения  Бегазы-Дандыбаевской  культуры 

позднего  бронзового  века  в  Центральном  Казахстане.  В  целом  Бегазы–

Дандыбаевской  керамике  происходит  большое  обновление  художественной 

отделки,  традиционный  геометрический  орнамент  претерпевает  коренные 

изменения, создается новый тип декора на игре тонов, на применении  новых 

средств  нанесения  ударов.  Вопреки  мнениям  некоторых  ученых,  Бегазы-

Дандыбаевская 

культура 

развивалась 

совершенно 

самостоятельно, 

независимо от карасукской культуры Южной Сибири. Вся сумма богатейших 

научных  данных  по  материальной  культуре  Бегазы-Дандыбая  глубоко 

убеждает нас в том, что истоки ее надо искать не в Южной Сибири, а здесь в 

древних центрах металлургии, и что правильнее будет говорить о влиянии не 

Карасука на Центральный Казахстан, а наоборот. Под личным  руководством  

А.Х.Маргулана  был  открыт  не  только  некрополь  Бегазы,  но  другие 

памятники древности мавзолей Бугулы II, поселения Атасу I и II с останками 

древней  металлургии,  а  также  погребально-поминальные  памятники  Сангру 

I,  Дандыбай  и  целый  ряд  комплексов  наскальных  изображений. 

А.Х.Маргулан  был  единственным  ученым,  который  объектом  своего 

исследования избрал самобытные и разнообразные аспекты этнокультурного 

развития  казахской  нации,  то  есть  от  эпосов  до  архитектуры  и 



122 

 

археологических  памятников  древнего.  Это  был  очень  трудный,  но 



эффективный  путь  изучения  культурного  наследия.  Именно  этот  путь 

научного творчества А.Х.Маргулана стал наиболее плодотворным и является 

образцом служения родному народу» [3]. 

В настоящее время благодаря его исследованиям, стало общепризнанным 

положение  о  том,  что  генетической  основой  андроновской  этнокультурной 

общности явилась сакская культурная общность. 

Алькей  Хаканович  Маргулан,  исследовав  вдоль  и  поперек  степи  Сары-

Арки, изучив раскопки  Отрара, Тараза, Сайрама, Сыгнака и других городов,  

доказал, что  на территории современного  Казахстана существовали города в 

полном  смысле  этого  слова.  Более  того,  академик  Алькей  Хаканович 

Маргулан    предположил,  что  и  на  севере,  и  на  востоке  Казахстана  должны 

быть  остатки  древних  городов.  Впоследствии  результаты  проведенных 

исследований подтвердили его слова. 

С 1946 г по  1974 гг. Алькей Хаканович Маргулан руководил Центрально-

Казахстанской  археологической  экспедицией,  ему  принадлежит  открытие  и 

научное  обоснование  крупнейшего  очага  цивилизации  –  Бегазы-

Дандыбаевской культуры эпохи поздней бронзы. Во II – начале  I тыс до н.э. 

в  Центральном  Казахстане,  как  показали  археологические  изыскания 

А.Х.Маргулана,  находился  один  из  центров  по  добыче  медной  руды, 

производству  меди.  Именно  отсюда  она  распространялась  по  всему 

евразийскому континенту[4]. 

    По  существу  именно  академик  А.Х.Маргулан    обосновал,  что  Сары-

Арка  является  одним  из  немногих  мест  на  земле,  где  родился  металл  и 

металлическая культура.     

В  Центральном  Государственном  архиве  Республики  Узбекистан  нами 

были  обнаружены  ряд  писем  А.Х.Маргулана,  написанные  его  собственной 

рукой,  и  адресованные  крупному  исследователю  археологических 

памятников Средней Азии и Казахстана М.Е.Массону. Следует отметить, что 

между  двумя  «корифеями»  исторической  и  археологической  науки  велась 

длительная переписка, которая, к сожалению, прервалась после смерти М.Е. 

Массона. 

В  своем  письме  от  28  декабря  1960г.  А.Х.Маргулан  пишет:  Галина 

Анатольевна, Ваши книги «Мечеть Анау» и «Старый Мерв» получил давно, 

только не знаю, как Вас поблагодарить за эти интересные для меня подарки. 

У нас особых новостей нет. Скоро должен выйти из печати археологическая 

карта  Казахстана  –  большой  коллективный  труд,  подытоживающий  данные 

открытий,  учета  и  фиксации  археологических  памятников  на  территории 

Казахстана.  Наш  институт  с  весны  думает  организовать  археологическую 

экспедицию    в  Отрар.  Начальником  экспедиции,  вероятно,  будет  молодой 

ученый  К.Акишев.  Перед  экспедицией  станет  задача  не  только  раскопки 

археологических  памятников,  но,  прежде  всего  изучение  архитектурных 

комплексов, памятников искусства, нумизматики и древних надписей [5]. 

Таким  образом,  из  письма  А.Х.Маргулана  следует  вывод,  что  он  на 

протяжении всей своей жизни уделял пристальное внимание  исследованию 



123 

 

археологических  памятников  народов  Центральной  Азии,  их  фиксации  и 



учету.  

В  другом  письме  от  2  ноября  1969г.  А.Х.Маргулан  на  основе  своих 

наблюдений  в  ходе  своей  поездки  по  Средней  Азии  пишет:  «в  первой 

половине  октября  я  имел  удовольствие  путешествовать  по  Каракалпакской, 

Хорезмской области и по северной Туркмении, проехать  по обеим берегам 

великой  реки  Средней  Азии  Амударьи  от  Нукуса  до  Нового  Ургенча  и 

обратно.  Останавливался  часами  в  Гяур-Кала,  Куня-Ургенче,  от  которых 

впечатление потрясающее. Далее путь продолжался через Ташауз до Хивы и 

Ново-Ургенча  и  обратный  путь  в  Нукус  по  правой  стороне  Амударьи. 

Приходилось  пройтись  по  следам  Хорезмской  экспедиции  профессора 

С.П.Толстова,  обозревать  городища  Кой-кырылган,  Аяз-кала,  Топрак-кала, 

Ток-кала и др. Мне больше понравилась Топрак-кала – грандиозное зрелище, 

вавилонское  нагромождение,  видимо  относящееся  доисламскому  периоду. 

Чтобы  получить  окончательные  выводы  над  Топрак-калой  видимо  надо 

работать еще десятки лет» [6]. 

То есть из письма А.Х.Маргулана  вытекает  вывод, что расположенные на 

территории  Средней  Азии,  вышеуказанные  археологические  памятники 

всегда находились в поле зрения многих  исследователей, в том числе самого 

ученого.  

В  письме  датируемой  27  апрелем  1972г.  А.Х.Маргулан  пишет:  «Главная 

работа,  над  которой  я  сейчас  работаю,  это  -  культура  Бегазы  или  история 

населения  Центрального  Казахстана  в  эпоху  поздней  бронзы».  По  идее 

большой 

монографический 

труд, 

 

посвященный 



исследованию 

циклопических  сооружений,  керамики,  предметов  искусства  из  кости, 

металла,  глины  и  т.д.  У  меня  накопился  огромный  материал  по 

архитектурным  памятникам  Казахстана.  Среди  них  имеются  весьма 

уникальные, свидетельствующие о первоначальном зарождении купольных и 

пирамидальных  сооружений  в  виде  юрт.  Это  сводчатые  курганы  VI-Vв.  до 

н.э.,  сложенные  из  камня  с  открытыми  внутренними  помещениями 

параллельно занимаюсь обработкой этих материалов» [7]. 

    Таким  образом,  из  вышеприведенного  письма  А.Х.Маргулана  следует  

вывод, что данная работа ученого   является своего рода  путеводителем по 

еще мало изученной в то время древней истории Казахстана, которая вносит 

определенный вклад в становлении казахстанской археологии.    

Иными  словами,  роль  и  вклад  в  становлении  археологической  науки 

Казахстана академика А.Х.Маргулана весьма значителен. И, несмотря на то, 

что  его  уже    нет  среди  научной  общественности  память  о  нем  навсегда 

сохранится в наших сердцах. Таким образом,   отдельные стороны жизни и 

деятельности  академика  А.Х.Маргулана  и  его  вклад  в  науку  будут  еще  в 

дальнейшем  исследоваться,  а  его  результаты  найдут  свое  достойное 

отражение на страницах периодической печати.  

 

 



 

124 

 

Түйін 



 

Бұл мақалада Ҽ.Марғұланның археологиялық мұрасына жан-жақты талдау жасалынған. 

Summary 

 

In this article analysed archeological investigation of A.Kh.Margulan.



 

 

Литература 



 

1.

 



Шимырбаева Г. Общие темы ученых // Казахстанская правда №52-53. 21 

февраля 2003.   

2.

 

Маргулан  А.Х.  Материалы  к  биобиблиографии  ученых  Казахстана 



Павлодар, 2004. С.48. 

3.

 



Исмагулов  О.  Выдающийся  исследователь  историко-культурного 

наследия казахского народа // Мысль №12. 2004. С.13-14. 

4.

 

Стукалина М. Осуществляя связь времен // Мысль №10. 2004. С.5. 



5.

 

ЦГАРУз Ф-2773. Опись 1. Дело 741. Л.4 



6.

 

ЦГАРУз Ф-2773. Опись 1. Дело 741. Л.9-9об. 



7.

 

ЦГАРУз Ф-2773. Опись 1. Дело 741. Л.14-14об. 



 

ӘӚЖ-811 271.2 

 

Воспитание культуры общения 

 

Кошкарбаева Е.С. 



Университет «Сырдария» 

 

Ваша манера речи в значительной  



                                                               мере отражает вашу манеру общения  с  теми 

людьми, которые входятв вашу компанию. 

Дейл Карнеги 

 

В  литературном  языке  произношение,  так  же  как  и  выбор  слов  и 



употребление  грамматических  форм,  подчиняется  определѐнным 

правилам, нормам. 

Целью  данной    научной  работы  является  правильное  использование 

речевого  этикета  в  той  или  иной  обстановке,  правила  установления 

деловых,  дружеских  контактов.  При  правильном,  единообразном 

произношении  люди  быстрее  понимают  друг  друга,  оно  облегчает 

общение между людьми, поэтому надо следить за своим произношением, 

надо  правильно  произносить  звуки,  их  сочетания,  правильно  выделять 

ударные слоги, т е. надо подчиняться тем нормам произношения, которые 

установлены в литературном языке. 

Тема очень актуальна для подросткового поколения  и студентов, так 

как в межличностных отношениях тинэйджеров очень много конфликтных 

ситуаций  развивается  именно  из-за  незнания  элементарных  правил 


125 

 

этикета.  Нормы  произношения  не  остаются  неизменными.  Под  влиянием 



письменной 

речи 


и 

местного 

произношения 

они 


несколько 

видоизменяются.  В  связи  с  этим  в  современном  русском  литературном 

языке  некоторые  слова  допускают  двоякое  произношение;  например,  в 

слове булочная сочетание чн можно произносить так, как оно написано, но 

можно произносить и шн; 

слово  иначе  можно  произносить  и  с  ударением  на  втором  слоге 

(иначе), и с ударением на первом слоге (иначе). 

Внедрение среди молодежи правил речевого этикета является задачей 

нашей  работы.  Наше  общество  еще  во  многом  не  пришедшее  к  нормам 

общежития,  уже  по  чувствовало  потребность  в  культуре  поведения  и 

общения. То и дело встречаются объявления, сообщения реклама о том что 

в  лицеях,  колледжах,  гимназиях,  школах  открываются  факультативы  с 

названиями  ―Этикет‖,  ―Деловой  этикет‖,  ―Дипломатический  этикет‖, 

―Этикет  делового  общения‖  и  т.д.  Это  связано  с  потребностью  людей 

познать, как нужно вести себя в той или иной обстановке, как  правильно 

устанавливать и поддерживать речевой, а через него и деловой, дружеский 

и т.д. контакт. 

Социальная острота выражения речевого этикета объясняется тем, что 

сложная  языковая  социальная  информация  заложена  как  раз  в  речевом 

этикете в наибольшей степени. 

Существует  очень  полезный  словарь-справочник  „Русское  литературное 

произношение  и  ударение",  составленный  под  руководством  Р.  И. 

Аванесова  и  С.  И.  Ожегова.  В  нѐм  имеются  правила  русского  произно-

шения и более 50 тысяч слов с указанием их литературного произношения. 

В  случае  сомнения  в  правильности  произношения  того  или  иного  слова 

следует справляться в указанной книге 

Широкое  понятие  культуры  непременно  включает  в  себя  то,  что 

называют  куль  турой  общения  культурой  речевого  поведения.  Чтобы 

владеть ею, важно понимать сущность русского речевого этикета. 

В  коммуникации  люди  передают  друг  другу  ту  или  иную 

информацию,  те  или  иные  смыслы,  что  то  сообщают,  к  чему  то 

побуждают,  о  чем  то  спрашивают,  совершают  определенные  речевые 

действия.  Однако  прежде  чем  перейти  к  обмену  логико-содержательной 

информацией, необходимо вступить в речевой контакт, а это совершается 

по  определенным  правилам.  Мы  их  почти  не  замечаем,  поскольку  они 

привычны.  Заметным  становится  как  раз  нарушение  неписаных  правил 

продавец обратился к покупателю на ―ты‖, знакомый не поздоровался при 

встрече, кого то не поблагодарили за услугу, не извинились за проступок. 

Как правило, такое неисполнение норм речевого поведения оборачивается 

обидой, а то и ссорой, конфликтом в коллективе. Поэтому важно обратить 

внимание  на  правила  вступления  в  речевой  контакт,  поддержания  такого 

контакта  —  ведь  без  этого  деловые  отношения  невозможны.  Ясно,  что 

осознание  норм общения  и  речевого  поведения  полезно  всем,  а  особенно 

людям тех профессий которые связаны с речью. Это и педагоги, и врачи и 



126 

 

юристы,  и  работники  сферы  обслуживания  и  бизнесмены,  да  и  просто 



родители. 

Правила  речевого  поведения  регулируются  речевым  этикетом   

сложившейся  в  языке  и  речи  системой  устойчивых  выражений, 

применяемых  в  ситуациях  установления  и  поддержания  контакта.  Это 

ситуации  обращения,  приветствия,  прощания,  извинения,  благодарности, 

поздравления,  пожелания,  сочувствия  и  соболезнования,  одобрения  и 

комплимента,  приглашения,  предложения,  просьбы  совета  и  мн.  др. 

Речевой  этикет  охватывает  собой  все,  что  выражает  доброжелательное 

отношение  к  собеседнику  что  может  создать  благо  приятный  климат 

общения  Богатый  набор  языковых  средств  дает  возможность  вы  брать 

уместную для речевой ситуации и благоприятную для адресата ты- или вы 

форму  общения,  установить  дружескую,  непринужденную  или,  напротив, 

официальную тональность разговора. 

Важно  подчеркнуть,  что  в  речевом  этикете  передается  социальная 

информация о говорящем и его адресате, о том, знакомы они или нет, об 

отношениях  равенства/неравенства  по  возрасту,  служебному  положению, 

об их личных отношениях (если они знакомы), о том, в какой обстановке 

(официальной  или  неофициальной  происходит  общение,  и  т.д.  Так,  если 

кто  то  говорит  другому  —  Доброго  здоровьица!  —  то  нет  сомнения,  что 

это пожилой житель деревни  или выходец из нее. Если кто то бросает  — 

Привет!  —  значит, обстановка неофициальная,  люди находятся  в  равных, 

непринужденных  дружеских  отношениях.  Но  представьте  себе,  что 

―Привет!‖ ученик скажет учителю! 

Таким  образом  выбор  наиболее  уместного  выражения  речевого 

этикета  и  составляет  правила  (да  и  искусство)  вступления  в 

коммуникацию.  Ср.  пример  ситуации,  в  которой  герой  повествования, 

интеллигент,  должен  установить  деловой  контакт  (и  прежде  всего  — 

речевой)  с  человеком  иной  социальной  среды,  да  еще  и  замешанным  в 

неблаговидных делах: 

Я  подождал  в  стороне  —  пока  он  освободится,  пока  отъезжающие 

скроются  в  вагоне,  а  провожающие  рассредоточатся  вдоль  состава  по 

окнам купе. И тут он вышел из тамбура запыхавшись суя чаевые в карман. 

Этакий  рыжеватый  детина,  этакий  хитрый  кот  с  бегающими  глазами.  Я 

чуть было не допустил оплошность — едва не обратился к нему на ―вы‖ 

да еще чуть не извинился за беспокойство. 

—  Привет  Утюг  как  дела?  —  сказал  я  ему  насколько  возможно 

бесцеремонней. 

-  Дела  как  в  Польше:  у  кого  телега,  тот  и  пан  —  бойко  ответил  он, 

точно мы с ним сто лет были знакомы. (Ч. Айтматов). 

Если  бы  герой,  следуя  собственным  привычкам,  обратился  к 

собеседнику на ―вы‖, да еще с извинением за беспокойство, адресат сразу 

понял  бы  что  перед  ним  чужак,  а  значит,  и  говорить  с  ним  не  о  чем! 

Можно сделать вывод, что в языковых знаках речевого этикета заложены, 

а  в  речи  реализуются  социальные сигналы  типа  свой  —  чужой  знакомый 



127 

 

—  незнакомый  далекий  —  близкий  и  т.д.,  с  одной  стороны,  и  равный  — 



старший — младший по возрасту и/или положению — с другой. Ясно, что 

любое  общество  в  любой  момент  своего  существования  неоднородно, 

многолико и что для каждого слоя и пласта есть как свой набор этикетных 

средств, так и общие для всех нейтральные выражения. И есть осознание 

того,  что  в  контактах  с  иной  средой  необходимо  выбирать  или 

стилистически  нейтральные,  или  свойственные  этой  среде  средства 

общения.  Так,  если  среди подростков возможно обращение  Эй,  ты!,  то  к 

взрослому человеку подросток обратится иначе. 

Употребляя выражения речевого этикета, мы совершаем сравнительно 

несложные речевые действия обращаемся, приветствуем, благодарим… Но 

почему же в языке существует такое множество способов это делать? Ведь 

у нас до сорока выражений применяемых в приветствиях (у японцев более 

пятидесяти!), множество форм прощания, благодарности и т.п. А сколько 

возможностей  осуществить  просьбу:  Я  прошу  Вас  сделать  это;  Просьба 



не  шуметь;  Сделайте  это,  пожалуйста;  Если  Вам  не  трудно, 

подвиньтесь пожалуйста; Вы не могли бы подвинуться?; Вам не трудно 

подвинуться?;  У  Вас  не  найдется,  чем  записать?  —  и  так  до  сорока 

моделей. А все дело в том, что каждое выражение мы выбираем с учетом 

того,  кто  —  кому  —  где  —  когда  —  почему      зачем        говорит.  Вот  и 

получается,  что  сложная  языковая  социальная  информация  заложена  как 

раз в речевом этикете в наибольшей степени. 

Язык любого народа  — это его историческая память, воплощенная в 

слове.  Тысячелетняя  духовная  культура,  жизнь  русского  народа 

своеобразно  и  неповторимо  отразились  в  русском  языке,    в  его  устной  и 

письменной формах, в памятниках различных жанров — от древнерусских 

летописей  и  былин  до  произведений  современной  художественной 

литературы.  И,  значит,  культура  языкам  культура  слова  предстает  как 

неразрывная связь многих и многих поколений. 

Родной  язык  —  душа  нации,  первостепенный  и  наиболее  очевидный 

ее  признак.  В  языке  и  через  язык  выявляются  такие  важнейшие 

особенности  и  черты,  как  национальная  психология,  характер  народа, 

склад  его  мышления,  самобытная  неповторимость  художественного 

творчества, нравственное состояние и духовность. 

Подчеркивая  одухотворенность  русского  языка,  К.  Д.  Ушинский 

писал:  ―В  языке  своем  народ,  в  продолжение  многих  тысячелетий  и  в 

миллионах  индивидуумов,  сложил  свои  мысли  и  свои  чувства.  Природа 

страны и история народа, отражаясь в душе человека, выражались в слове. 

Человек  исчезал,  но  слово,  им  созданное,  оставалось  бессмертной  и 

неисчерпаемой  сокровищницей  народного  языка...  Наследуя  слово  от 

предков наших, мы наследуем не только средства передавать наши мысли 

и чувства, но наследуем самые эти мысли и эти чувства‖. 

Знать  выразительные  средства  языка,  уметь  пользоваться  его 

стилевыми  и  смысловыми  богатствами  во  всем  их  структурном 

многообразии — к этому должен стремиться каждый носитель языка. 



128 

 

 



Түйін 

 

Мақалада ҽрбір тұлға ана тіліндегі бейнелеуші стильді, мағына байлықтарымен 



бірге оның барлық құрылымын білу қажеттілігі мҽселесі қарастырылған. 

 

Summary 



 

To know expressive facilities of language able to use his stylish and semantic riches in 

all their structural variety every native speaker must aspire to it. 

 

Литературы 



 

1.  Греков  В.Ф.  и  др.  Пособие  для  занятий  по  русскому  языку.  М., 

Просвещение, 1968г. 

2. Оганесян С.С. Культура речевого общения // Русский язык в школе. 

№ 5 – 1998г. 

3. Скворцов Л.И. Язык, общение и культура // Русский язык в школе. 

№ 1 – 1994г. 

4. Формановская Н.И. Культура общения и речевой этикет // Русский 

язык в школе. № 5 – 199 



1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   80


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал